horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » it's future rust and then it's future dust


it's future rust and then it's future dust

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

нам святые не вверяют души;https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/196/155207.png нас мёртвые не воспевают у врат рая;

+1

2

ад у каждого свой — так его учили в ордене, вбивали простые истины вместе с преданностью вере и делу; фортуна — не место для тех, кто предпочитает свободомыслие, фортуна хрустит их костями и оставляет от них лишь пыль и прах. контроль над мыслями и контроль над телом — то, к чему кредо привыкает с ранних лет, обрастает броней семейного долга и рыцарской чести, отращивая клыки и когти пополам с крыльями — теперь уже знает, что демоническими. ад у каждого по своим грехам, это понимание вшито в его подкорку прочно; фортуна жрет каждого несогласного — да только умудрилась кредо подавиться. пройтись по тонкому лезвию, по грани между жизнью и смертью было весьма неприятным опытом; еще более неприятным было чувство долга, поселившееся меж ребер где-то около сердца, чувство долга к сыну спарды — от этого не столько мерзко, сколько непонятно, что со всем этим делать и как распутывать клубок непривычных эмоций; они поднимают голову и шипят, точно недобитые змеи, демонстрируют собственное умение уничтожать и убивать любого, кто приблизится; замкнутость — основа защиты. истинные эмоции — демонстрировать нельзя.  свое звание — выгрызенное, выстраданное, выжженное в крови, - оставлено где-то там, на руинах прошлого. фортуна ничем его не держит; его семья в нем не нуждается так уж и сильно — и ему остается только наблюдать за тем, как все, во что он верил, меняется в мгновение ока, быстро, стремительно и без малейшего шанса на подготовку.

ад у каждого свой; его ад — неизвестность, душащая острыми когтями и демонстрирующая свое уродливое обезображенное лицо. ему не кажется логичным то, что он настолько сильно задумывается о подобных вещах, и все же фактам противоречить смысла нет. облик меняется неуловимо на нечто мирское, повседневное — белый цвет прилипает к нему в любых вариациях, и комкается раздражение от привычки прямо в глотке вместе с тысяча и одним словом, которые заползли умирать туда от невысказанности. оставлять за спиной прошлое не так страшно, как делать шаг в сторону обязательств перед определенной личностью, которая вызывала у него скрежет зубовный.

к сыну спарды он испытывал смешанные эмоции. разумеется, тот был ему в каком-то смысле родственником — в очень-очень хреновом и размытом смысле, но все же. редгрейв встречает его шумом и суетой, свойственной любому городу с такой плотностью населения; он теряется в толпе, ориентируется на чувства и ощущения, помимо информации, которую он получил. ему нет смысла обращать на людское море внимание; толпы его не смущали — во времена религиозных праздников, когда он был еще не командиром, но простым мечником, ему часто приходилось следить за порядком; и все же — ему не комфортно по какой-то странной причине, будто бы кто-то смотрит в спину, прямо меж лопаток. он встряхивается   . ощущение не проходит, липкое и фантомное.

много лет назад, когда кредо был еще молод, он считал, что, не имея возможности переломить систему, в нее стоит влиться. сейчас от этого смешно становится до боли — система наебала всех и рухнула под собственным же весом. оказывается, никто в здравом уме не поверит в религиозную доктрину, оказывается, вся жизнь летит к черту. кредо ошибки свои признавать умеют — ошибки шрамами на коже остаются, фантомно ноют. инстинкт защищать и оберегать в нем оказался сильнее, чем он сам хотел себе это показать.

мысли в голове приобретают отвратительную студенистую консистенцию и бродят по кругу, точно звери в клетке. пытается прогнать — не выходит. выдыхает. остаток пути концентрируется на другом, на чужом, на фальшивых улыбках и суете чужих жизней — ровно до грязных дверей, на которые смотрит несколько секунд цепким взглядом. яд и битум бурлят внутри — неожиданно хочется язвить о том, насколько гиблое это место.

мысль пинает, точно псину скулящую — он сам выглядит не лучше места, о котором строил суждения.

потерять все. не приобрести ничего. занятное ощущение.

открывает двери пинком и без стука — морщится.

- нужно поговорить, - сообщает, чеканя по привычке шаг.

он ненавидит быть должным.

+1

3

[indent]  [indent] you don’t want to be there

это, вероятно, останется на его совести. ( не так ли? ) шепчут запечатанные демоны. ничего не знают, ничего не помнят. им не нужно чувствовать, чтобы понимать некоторые вещи. дерьмо, как говорится, случается.

данте запирает мысли на десяток замков, а после раскрывает двери вырванные из петель, за ними - ловушка. пусть идут на все четыре стороны, а он посмотрит со стороны чем это закончится : никто так и не решается. ироничный смешок, ( так я и думал, одно гнилье осталось от былого, да? ). кто-то возмущается / кто-то кричит. данте больше не обращает внимания, накрывает глаза ладонью и справляется с сонливостью не очень успешно, как всегда. и каждый раз что-то отвлекает, заставляет раскрыть глаза и смотреть в потолок.

[indent]  [indent] - это ведь никогда не кончится.

вероятность попасть под град атак с каждым годом все меньше, никто не рискует идти в лобовую - как в старые добрые времена, как в момент существования охотника на демонов тони. тогда они кричали истошным ‘данте’, стоило лишь немного прислушаться сквозь сонм невидимых голосов из темноты - добровольная амнезия полезная штука, но работает лишь один раз до тех пор, пока не вспомнишь / пока не встанешь лицом к лицу с искаженным прошлым, от которого пытался сбежать.

теперь бежать некуда и некому, теперь все стараются бежать прочь или держаться ближе. все цепляются и цепляются, а потом падают в месиво : кровь и гильзы, грязь струпьями под ногтями. не вычищается, да и поздно уже что-то делать - данте давно уже утонул с тех пор, как впервые раскрыл глаза.

если для того чтобы поспать хоть немногим дольше нужно было смотаться в фортуну - что же, теперь видно, что это не больше чем замануха и всего лишь несколько купюр в качестве гонорара ( альтруизм иногда полезен, да? ). ровно для того, чтобы заплатить за коммуналку и пиццу. стандартный поток существования, от заказа до заказа. тишина по всем радарам давит скорее на уши, чем приносит удовлетворение. так себе ощущение. главное пережить этот постоянный момент скуки, сразу после. дальше - легче.

посреди всего этого хаоса, посреди всего многообразия . . . чего?
( в ожидании проходит день - неделя - может больше или же нет )

[indent]  [indent] you thought a different day had come

или он все тот же.

данте рассматривает гостя почти заинтересованно и вряд ли то, что написано на его лице - полноценная улыбка. не ухмылка, не оскал. тень чего-то старого, уставшего ( он бы хотел никого не видеть, он бы хотел исчезнуть ненадолго ). скрыться - раз уж никого из верных товарищей нет рядом; это знают и триш, и леди, и моррисон. даже пэтти, не помяни к ночи.

рэдгрейв голодный город, радостно раскрывающий свою пасть новым жертвам : не выпускает, хранит в себе бережно на запас. и, собственно, довольно далеко от фортуны. дойти пешком проблематично, но ему уж точно не хочется спрашивать о проделанном пути ( бесполезно ).

well, well. here you are.

у данте такое впечатление, что всем пешкам-солдатам того старика во время обучения штырь вонзили куда поглубже и сказали смириться - теперь оно там останется до конца дней, не даст расслабиться - не даст посмотреть на мир без призмы чужих идеологических рассуждений о внешнем проклятом пространстве за стенами родного бастиона ( города фантазии, оказавшегося на поверку столь же голодным местом ).

ад под их ногами расстилается саваном без конца и края, путается клочьями тумана в полах одежды - цепляется за кожу и тянет куда-то вниз, поглощает в свои недра. ад у каждого свой, но перекликающийся промежутками - отрезками - лоскутами. демоны над ними смеются, делают ставки.

[indent]  [indent] - раз нужно, значит говори. сразу скажу, денег нет - благотворительность кончилась. изжога, знаешь ли, замучила, - не шутки ради, а практически по факту. какая разница, какое впечатление произведет, если пришли отнюдь не за витриной понаблюдать: - чем вас таким в ордене вашем откармливали? расслабься, парень. no time to die, как говорится.

данте не поднимается из-за стола, не смотрит агрессивно и не проявляет какого-либо раздражения. здесь и сейчас, смирение разве что. в конечном итоге, все может оказаться куда интереснее, но читать мысли он никогда не умел и не собирался начинать. слишком дорого это в итоге обходится в первую очередь самому, а остальным словно плевать ( им до оскорбления хочется прыгнуть вниз ). и отпускать становится как-то с каждым разом все проще, пока не становится почти все равно.

[indent]  [indent] - не маячь, сядь уже.
[indent]  [indent] ( теперь бы поспать )

+1

4

стоять прямо, точно игла осталась где-то в воротнике – уже привычка; с годами не вытравить, не выгнать ее, не избавиться от необходимости всегда выглядеть подобающе; в его возрасте люди меняются исключительно в гробу или переломом через колено. старые привычки как старая кожа. кредо это не смущает. коротким взглядом скользит по столу – как в таком сраче охотник умудрялся жить и работать, для мужчины оставалось серьезнейшей загадкой, - и садится, как ему и предложили. потому что, если сын спарды и был прав в чем-то, так это в том, что он действительно маячил. проделать нелегкий путь с фортуны, разрушенной и ныне отстраиваемой заново, на обломках того, что было когда-то красивым и даже приятным городом, в редгрейв, грязный и прячущий по углам своих демонов, стоило хотя бы ради того, чтобы расставить все нелепые точки над нужными буквами. стоило хотя бы ради того, чтобы посмотреть в глаза демона-полукровки, который оказался его приемного брата родственником. ебанутые семейные связи крошатся под когтями и оказываются абсолютно ненужными в долгосрочной перспективе; неро в кирие влюблен беззаветно, у кредо дорога своя, развилка иная. а старшие демоны грызлись друг с другом, казалось бы, в поисках решений проблем, о которых и говорить-то нерационально.  грызлись раньше, очевидно.

потому что сейчас это было неактуальным в виду смерти одной из сторон. говорить об этом, разумеется, кредо не собирается и не решается, молчаливо продолжая смотреть в чужие глаза остро, цепко, не отвлекаясь.

он нихрена не может расслабиться. в его голове сотни мыслей – и все теряются. прикрывает глаза – нарушает зрительный контакт первый; наверное, среди демонов это можно было бы считать постыдной слабостью. кредо предпочитал считать, что они, несмотря на силу крови, способны вести себя цивилизованно.

сомнительно, но по крайней мере получается.

ловить апатию в чужом взгляде оказывается неприятно, тяжело и неуютно по каким-то причинам. он никогда обычно не питал сочувствия или жалости к этому человеку; что-то странное творится с эмоциями. неправильное.
он отсчитывает около пяти молчаливых вдохов и выдохов прежде, чем заговорить, наконец, самостоятельно; у него ведь были причины, почему он пришел, верно?

–  я обязан тебе жизнью.
это очевидно. он был бы мертв, если бы не отпрыск спарды, и не только в физическом смысле; смерть духовного и парадигмы – это немного сложнее, чем простая грусть. верный пес потерял ориентиры; в этом, разумеется, было ощущение горькой иронии, где-то под корнем языка: сын бунтаря и любителя человечества, что связал свою жизнь со смертной женщиной, умудрился устроить религиозный бунт в пределах разума одного человека.

не то, чтобы это он сделал специально, впрочем.

едкий яд злости под ребрами успокаивается. все становится в голове тише.

смотрит внимательно. скрещивает на груди руки и внезапно чувствует себя еще более неуютно; уязвимо, пожалуй – хотя он прекрасно знал, что достаточно хороший боец и смог бы себя защитить.

он чувствует себя странно до ужаса.

– поэтому я хочу тебе за это отплатить. любыми доступными мне методами.

чуть голову склоняет вперед – почти кивок. жест покорный, жест признания превосходства.

– я не люблю оставлять долги, сын спарды.

+1

5

это могло бы даже рассмешить, но едва ли реакция выражается на его лице более чем скептичной улыбкой.

( отплатить ),
[indent]  [indent] звучит, словно это что-то интересное или, по крайней мере, достаточно веселое для того, чтобы стать шуткой. сколько бы ни было этих несчастных должников, мало кто действительно приходит с такими странными предложениями на добровольной основе. это, наверное, полагалось ценить и принимать с благодарностью - именно то, что данте мог делать только с деньгами от заказчиков и навязчивой благотворительности отдельно взятых и крайне давно знакомых ему личностей на постоянной основе. здесь же и сейчас все было совершенно иначе; что-то неизменно новое, непривычное.

голову прострелило короткой мигренью, стоило лишь припомнить количество заданий полученных через моррисона по спасению кучки людей - им не приходилось платить, потому что это делал кто-то другой ( не имеет значения кто именно ). и ни разу ни один человек не пришел после, не просил позволить отдать долг за спасенную шкуру. они боялись повернуть голову и увидеть очередную угрозу своему существованию, опасались что цена будет чрезмерно непомерной. правильно, собственно, делали.

триш и леди наверняка посмеялись бы над этим, альтруизм их забавлял в какой-то мере - данте же находил его отвратительным и до максимального лицемерным. были в этом мире люди, которые нуждались в отплате гораздо больше, чем какой-то охотник на демонов.

'тони редгрейв' вероятно не согласился бы, но его и не существует давно - кто-то продолжает до сих пор искать этого мальца, не потрудившись узнать всю историю целиком, но данте так плевать с высокой колокольни, что первой мыслью было предположить, что внезапный искатель справедливости - в лице кредо, разумеется, кто же еще, - ошибся адресом или временем года или просто ошибся в своей мотивации.

мотивация.

слово, набивающее оскомину каждый раз. стоит только вспомнить. вьетнамские флэшбэки и испанский стыд, о которых часто упоминают подростки в подворотнях у пиццерии карлито. данте должников ненавидит, если честно ( сам такой же, хоть и в более прозаичных вещах ) ; данте должников выдворяет на улицу, предварительно развернув на все сто восемьдесят ( с собой так сделать не получается ). мозг выдает осечку, когда кидает очередной взгляд на гостя.

[indent]  [indent] - тебе наверное просто заняться нечем, да? не страшно, просто тебе так стоит сказать и мы разойдемся с миром, без лишних обязательств.

ни один из них не чувствует себя комфортно.

( ты ведь можешь это прекратить )
звучит невысказанным упреком, да толку.

хмурится, пробует чужое предложение на язык, прежде чем что-то сказать. дело не в том, что его что-то не устраивает. охотник мог бы сказать что-то подбадривающее, в том смысле, что все это - конечно же - очень похвально, но дела в частном бизнесе так не делаются, особенно напрямую с наемником не решаются. мало ли к чему это может привести и, данте действительно знает много примеров, когда такие дельцы называют что-то крайне абсурдное, оправданно рассчитывая на то, что пришедший и так называемый добровольный должник либо откажется, либо согласится. пятьдесят на пятьдесят и третьего не дано, как в законах формальной логики.

[indent]  [indent] - это ведь не эго, верно? хотя над текстом я бы еще поработал, на твоем месте.

данте рассматривает его пристально, вспоминает имя по буквам и позволяет себе усмешку. кредо равен кредо, но что скрывается за всем этим - та еще загадка, на которую он мог бы потратить время в более благоприятные моменты для ведения дискуссий и встреч.

демоны со стен тихие, звучат мерным бормотанием на грани слышимости и, наверняка, делают ставки. сцепятся или нет. доставлять такого удовольствия данте им не собирается, да и выходец фортуны тоже останется безучастным к их подначиванию. всегда ведь можно выбрать что-то еще, всегда ведь можно пойти другим путем. менее очевидным и менее затратным, но, серьезно, он почти восхищен этим чувством чужой уверенности в своих 'хочу'. вероятность действительного желания делать хоть что-то с таким настроем крайне мала и происходит, по обычаю, из крайней степени зацикленности на каком-то мифическом ощущении обязательства. без объяснения и без примера, но вбитое тупым принципом: говорят, значит, надо.

вместо этого он разводит руками, смешливо и с интонацией, проникновенно так:
[indent]  [indent] - мне остается надеяться только на то, что 'необходимость' не единственный твой мотиватор. да, и, что ты можешь предложить в уплату? поверь, моей скудной фантазии хватит только на единоразовую оплату одного из счетов: по коммуналке, за пиццу или в бутик тех двух мегер, - тяжело вздыхает и уже спокойно, немного тише обычного, продолжает, - но на этом все, буквально. те, кому ты должен помочь? разве не в этой вашей светлой и процветающей фортуне остались?

выжидает с минуту, поджимает жестко губы.
[indent]  [indent] - или там уже не все так свято, как тебе хотелось бы и ты ищешь место, чтобы куда-то пристроиться? что-то и куда-то, где твои силы и новая природа могли бы пригодиться. могу посоветовать тебя парочке знакомых, если хочешь.

чертова благотворительность.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » it's future rust and then it's future dust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно