horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » сам не знаю, откуда взялась эта боль


сам не знаю, откуда взялась эта боль

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/owU7gEF.jpg https://i.imgur.com/TCavyAP.jpg https://i.imgur.com/PhWr1KU.jpg

[indent] ► СЯО, ЧЖУНЛИ
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/46464.png
эту историю не напишут в книгах, не отразят в легендах. она останется только между ними.

+1

2

гудение поля боя текло по венам.

сяо чувствовал, как оно окутывает его с ног до головы, приятный тремор, сосредоточившийся в крепкой хватке у древка копья, зуд в грудной клетке, толкающий вперед, дальше, выше, желающий быть заполненным и перелитым через край. кураж битвы, опасной, смертельной, той, в которой погибают боги и отравляют собой эти земли, той, которой не будет конца и края, в которой только захлебываться кровью и болью, и удушающим желанием не останавливаться.

оно было так сильно.

после смерти гуйчжун оно было единственным, что заставляло его двигаться. стоило много: крало золотые искры из глаз, которые хранили в себе остатки воспоминаний; ласковые ладони, тихий смех, покачивание головы и гребень в волосах, расчесывающий вечно спутанные от ветра пряди. гуйчжун была добра к нему, была одной из немногих, кто видел в нем не охотника на демонов, а кого-то большего. она как будто застала златокрылого алатуса, того, кем он не был слишком давно.
она была той, кто не видел в нем оружие.
быть может, единственной?

после ее смерти он сам забыл об этом. стоял подле моракса, за правым плечом, следовал легким шагом за его тяжелой поступью и держался взглядом за жесткую стать. прямая спина, расправленные плечи, нейтральное лицо; моракс ничем не показывал ни горя от своей потери, ни сожалений, только ожесточеннее бросался в бой, оставляя на месте равнин испещрёнными горами изломы.

сяо знал этот путь. гуйчжун была той, кто мягко направлял их по другой дороге; она показывала, что есть и другие пути, другие выборы, но этот, истоптанный столь много и часто, приглашал вернуться к себе. так было проще: оставить горе внутри, выражать его злостью и яростью, что обращала врагов в пыль. бросаться в бой с головой и чувствовать, как демоническая маска давит на лицо все сильнее.

знакомый путь - не всегда верный. когда-то он должен был оборваться.
сяо не думал об этом; оскверненная энергия текла по его телу, наполняя силой и забирая взамен что-то куда более ценное, но сяо знал, что в этом его предназначение: помочь тому, кто освободил его, воцарить на этих землях, остановить кровопролитную войну. моракс был достоин подобного боле всех, и сяо был готов сложить всего себя к его ногам, оставить всего себя на поле боя, лишь бы тот достиг своей цели.
и этот бой - лишь еще одна ступенька к вершине.

тяжелый и изматывающий; тремор тянулся выше, от кистей рук, прятался острыми иглами под лопатками и вытягивал все больше и больше оскверненной энергии. пахло сталью; звоном оружия и блеском крови, которая заливала собой землю. где-то хлюпала под ногами, не успевая впитываться, но сяо игнорировал это; копье в его руках было смертельным жалом, убивающим врагов, но этого было недостаточно. больше, ему нужно было больше; гнев и ярость, боль и отчаянное желание победить толкали его глубже в пропасть, из которой было не так просто выбраться, но оно стоило того. всегда стоило.

золотая вспышка где-то на горизонте, вой поверженных врагов. сяо смотрит вокруг, окруженный десятками созданий, что тянули к нему свои элементальные плети, желая вырвать победу.
этому не бывать.
они замирают лишь на секунду, чувствуя, как вспыхнуло в воздухе, что-то темное, жадное, разъедающее, и тут же бросаются на него, давя друг друга, пытаясь быстрее добраться до яксы, задавить его своей силой, но сяо только рычит и раскручивает копье в руке.
он оружие.
он несет только смерть, боль и отчаяние.
и об этом узнает каждый.

с тем, как рассеивается в воздухе последнее существо, отступает и оскверненная энергия. сяо делает шаг, желая добраться до моракса - мы победили? мы победили? - но, спотыкается, припадая на колено. у живота влажно; резная рана наливается кровью, капает на землю, смешиваясь с кровью поверженных врагов. мы победили? сяо опирается на копье, пытаясь встать, но окровавленное древко скользит в ладони и выскальзывает на землю, оставляя без поддержки.
за секунду до падения его ловят крепкие руки, но у сяо нет сил открыть глаз.
мы победили?

Отредактировано Xiao (2021-12-26 23:48)

+1

3

моракс чувствует себя так, будто в груди у него что-то угасло. свет, озаряющий его вечность, вдруг рассыпался пылью и исчез навсегда. остались лишь глазурные лилии вместо нее — и вместе с цветком расцветает и боль властелина камня. но, имеет ли он право на эту боль? он всегда знал свой долг и задачу, всегда твердо стоял на ногах. и впервые за несколько тысячелетий действительно чувствует, как земля уходит из-под ног. властелин камня, повелитель тверди и не может устоять? моракс трансформирует свою боль в решимость холодную, злую и беспощадную. именно ту, после которой не остается ничего и никого, а враги умирают. один за другим. и раньше не слыл милосердным —  сейчас все стало только хуже.

те времена войду в легенды, наполненные благовейным страхом и рассказами о реках крови. о том, как властелин камня надел маску и судил не только своих врагов, но и тех, кого называл союзниками. предательство. страшное по своей сути предательство и нарушение самого святого, что воплощает собой рекс ляпис — контракт. и не избежит кары никто из поспевших утаить или попробовать обмануть архонта.

так длятся дни и ночи. сражений не становится меньше, а война приобретает новые витки. моракс где-то перебарщивает. он видит это в молчаливом предупреждении владыки лун. последний лишь раз говорит, что недавнее гадание сулит только несчастья. моракс может скрывать свою ярость и боль за всеми масками тейвата, но сама земля внимает ему. скверна от поверженных существ, божков и божеств, пронесшийся по земле град сражений не оставил ли юэ без ран. моракс может восседать на своем троне и не реагировать ни на кого, но состояние его почти завоеванного царства говорит само за себя — раны, бесконечное количество ран, которые невозможно скрыть. они твои, рекс ляпис.

за всем этим он становился глух к желаниям других. возможно, об этом пытался предупредить его владыка лун. мораксу стало в какой-то момент почти все равно. он следовал намеченной стратегии, находя десятки причин поступать, как поступает. да и должен ли он искать причины для проявления своей воли? смотря на то, насколько сильно развернулись боевые действия, моракс уже не уверен. гуйчжун бы не хотела доводить до такого — она знала необходимость войны, тем более война их еще далеко не окончена. зато их народ страдает от скверны, которая порождает все больше и больше врагов. моракс хочет поддержать железный порядок в своем окружении и землях, но не способен унять последствия собственной боли потери.

готов ли ты к новым потерям? сколько их уже было и еще будет?

моракс знает, чем заняты яксы. они сражаются, как им и положено. внемлют его воле и намерению, защищают эти земли. бесконечная война — не то, чтобы он когда-либо страшился этого слова. просто сейчас все несколько иначе. и если он не поспешит, то точно проиграет и снова потеряет. его алатус. сяо. известие, что его отряду нужна подмога пришло вовремя.  владыка лун упоминал, что сяо не в себе. и моракс понимал — все адепты тяжело переносили смерть гуйчжун. для сяо она была особенной, и моракс винить его в этом чувстве совершенно не мог. мог только пытаться делать вид, что они движутся дальше. но, взамен только выплескивал собственную бессильную ярость на все вокруг себя. губил же своих.

даже, если он сравняет земли врагов и отошлет туда еще несколько армий, она не вернется. она мертва и не придет больше. моракс не хочет терять — он не готов к этому. будто бы можно быть готовым к потере, даже если ты существо, прожившее побольше многих.

моракс дает себе еще драгоценную секунду, чтобы принять решение. вступить в бой немедленно. элементальная энергия подчинается ему, двигает земную твердь и воздвигает колоны. они поднимаются ввысь, а после падают заточенными кольями по врагам. атаки его точные и выверенны. несмотря на такое количество врагов — они не ровня ему, и даже количеством взять не могут. моракс зато замечает сяо, сердце в груди пропускает тяжелый удар тревоги. нет. архонт рычит, когда ему прегражает путь один из демонов, мешает оказаться рядом с сяо и не дать ему истечь кровью. золотая яркая вспышка — и от врага остается только пыль.

мораксу кажется, что он поспел слишком поздно. его одолевают странные чувства. они питаются болью и ... страхом? рекс ляпис оказывается рядом с сяо, бережно подхватывая того. чужая алая кровь пачкает белоснежные одежды, расшитые золотом.

держись. — он поспеет быстрее, чем кто либо.

среди бесконечных талантов моракса не входит врачевание. он успевает передать едва живого сяо в руки адептов. тревога заседает внутри по мере того, как он осматривает свои окровавленные руки и одежду. кто-то потерял очень много крови. маска, которую моракс выстроил из хладнокровия и решимости, идет мелкими трещинами. зачем было так рисковать?

ты превосходный воин, но тактики тебе точно не хватает.

он входит в покои, выведенные для сяо. здесь они в безопасности. сражение они выиграли, но все все равно застыли в ожидании, будто чувствовали, как сквозь трещины маски их предводителя пробирается затаенная от мира боль и злость.

[indent] — в следующий раз подумай сначала, что ты можешь сделать для этих земель еще. перед тем, как героически погибать. — моракс считал это неоправданным. в героизме нет ничего плохого, наоборот, доблесть, решимость и готовность пожертвовать собой во имя веры и идеалов. разве это не то, что должно отличать великого воина? да, но здравый смысл никто не отменял.  правда, сегодня он покинул обоих.

моракс движением руки отсылает прочь лекаря. молодая ученица адептов, застывшая в поклоне, когда он вошел, вздрагивает и уходит. нельзя не чувствовать, что кто-то определенно не в настроении. да и не положено быть свидетелем таких разговоров. моракс будто ее и не видит больше. не отрывает пристального взгляда от яксы, будто выдерживает паузу, ждет чего-то. потом отворачивает голову, коротко вздыхая.

не смей.— умирать? перечить? вести себя аналогично своему властелину?  моракс не находит достойного слова для продолжения. только в руках держит небольшую баночку с мазью, которую он машинально вертит в пальцах. — я принес лекарство.

+1

4

сяо не чувствует много, но этого достаточно: спасительная темнота, прикрывающая взгляд полупрозрачной вуалью, крепкие объятия, удерживающие едва подрагивающее, перегруженное тело, тепло груди и размеренное биение сердца, которое убаюкивает лучше любой колыбельной. сяо бессознательно льнет к нему ближе, пытается поднять обессиленную руку, чтобы чувствовать этот ровный ритм всем собой, плечом, грудью, кончиками пальцев; чтобы тот был рядом, чтобы вбился в самое нутро как основа основ.
ему это было необходимо.

поганое чувство; он ощущал себя не больше, чем листом, запертым в водовороте вихрей. в невозможности опуститься на землю, найти опору под ногами, он только и мог, что теряться в завихрениях ветра. казалось, что опора эта была здесь, вот-вот, только руку протяни и коснешься кончиками пальцев, но та все ловко ускользала, отбрасывала в вихри спокойным, каменным лицом, едва заметной хмурой складкой между бровей и хладнокровным блеском в глазах цвета кор ляписа.

сяо терял себя. будь здесь гуйчжун, она бы помогла направить его на верный путь. её мудрость и понимание природы других выручало его не раз и не два: она смотрела на него с нежной снисходительностью, словно на неразумного ребенка, которому еще многое предстоит узнать, и от неё сяо принимал эту снисходительность. она была умна достаточно, чтобы не вложить ответы в его голову, а лишь дать ему направление, чтобы он сам проложил для себя этот путь, и она-

она.
была.

но вместе с ней он потерял куда большее. то, как она улыбалась над слетающимися к мораксу кристальными бабочками, то, как сам моракс не замечал бабочек, удобно устроившихся на отростах его рогов, а после растерянно замирал, не зная, что с этим делать. то, как гуйчжун аккуратно снимала бабочек с его рогов, и, смеясь, сажала их сяо на голову и на этот раз замирал он сам, боясь ненароком спугнуть.

воспоминания, которые наполняли его сердце теплом и доселе неизвестными эмоциями. сяо не знал, как назвать это, едва горячее, устроившееся в его груди, что начинало печь сильнее, когда он украдкой смотрел на своего господина, стоя за его правым плечом, когда шел в бой с его именем в уме и на губах, когда возвращался под его взор с новостями об очередной победе.
сяо не искал ему названия. ему нравилось так: греться об это тепло, жить этим внутренним миром и иногда приятно обжигаться об искры, когда моракс замечал слежку за ним и ловил его взгляд.
оно всё ушло, когда на лицо моракса легла каменная печать. спряталось глубже, так и не названное.

оно выражало себя, как могло, но не преуспевало. бой - последнее и единственное, что оставалось сяо, чтобы почувствовать хоть что-то, выразить ударами копья и боевым мандражом.
он проиграл.
он подвел своего мастера.
было ли ему прощение?

запах опиума, что убирал боль, дурманил голову, махом отбрасывая в прошлое, под начало архонта снов. тонкие пальцы не ученицы адептов, а его, приносящие только страдания, как бесконечную расплату за проступки.
и никогда прощение.

сяо приходится приложить усилия, чтобы вернуть себя в здесь и сейчас, не смотреть на девушку, что обтирает его тело влажной ветошью, смывая остатки крови с кожи. он перевязан - то работа лекарей, а, значит, они уже не на поле битвы. сяо хмурится, пытается вспомнить: толпы демонов, боль и кровь, помутнение, бережные и крепкие объятия, ровный ритм сердца, за который его ускользающее сознание цеплялось из последних сил.
ему помогли бесполезный выйти из этой схватки ни на что не годный живым. сяо кидает взгляд на отворившуюся ширму и внутреннее холодеет.
помогли - моракс. сам властелин камня был вынужден прийти ему на помощь, хотя наверняка был сам занят не менее важной битвой. он выглядит злым; сяо лишь на мгновение встречает его взгляд, чтобы тут же опустить его к полу в смирении.
- мой господин, - ему стоит много усилий подняться на кровати, но сяо соскальзывает с нее на пол на колени, склоняется на локти, вжимаясь лбом в пол в позе бесконечного уважения и подчинения, - я совершил ошибку и мне нет прощения. я клянусь восстановиться как можно быстрее и вернуться в бой, чтобы нести вашу волю этим землям. я справлюсь, господин, пожалуйста-
сяо обрывает себя на середине фразы, морщась от боли в боку. не договаривает даже для себя; архонт снов всегда был глух к его мольбам о пощаде, но от моракса он пощады и не ждал. ему было нужно это - служить.
пожалуйста, не прогоняйте меня.
пожалуйста, имейте в меня веру. я буду лучшим воином, лучшим оружием, несущим вашу волю.
я буду лучшим.
я справлюсь.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » сам не знаю, откуда взялась эта боль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно