horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » я бежал за тобой три квартала


я бежал за тобой три квартала

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[nick]kuroo tetsurou[/nick][icon]https://i.imgur.com/vSNK5Ql.png[/icon][lz]я пообещал всё что смог
ведь это <a href="https://simpledimple.rusff.me/profile.php?id=607"><b>любовь</b></a>[/lz][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">волейболь</a>[/fd]

https://i.imgur.com/vqjOrgY.png

+2

2

матч с некомой проходит слишком быстро. дайчи запоминает первый момент — они только выходят на площадку, мяч первый раз перебрасывается через сетку. а потом оказывается во втором моменте — потный, уставший, как скотина, потому что стандартного времени им было мало, потому что «давайте останемся тут, пока стоим на ногах».

он торчит в душе чуть дольше положенного. внутренний распорядок сдвигается, мысли роятся пульсирующим блестящим комком то у одного виска, то у другого. из оцепенения выводит голос сугавары — он стоит рядом со скамьёй, к которой дайчи, по ощущениям, прирос.

— а?
— тебя ждать? — коши понятливо улыбается. вопрос для галочки, ответ уже известен. это ведь был матч с некомой.
— не надо, — дайчи возвращает улыбку, натягивая, наконец, сухую и пахнущую чем-то цветочным футболку.

куроо ждёт снаружи, от одного этого факта теплеет в груди, снизу до самого горла. дайчи улыбается шире, привычно-коротко прижимается губами к скуле, не целуя, но отмечая собственное присутствие чем-то отличным от рукопожатия на волейбольной площадке.

а потом в затылок мягко вкатывается мысль-напоминание. то, о чём он хотел поговорить при встрече. планировал. почти репетировал, прогоняя фразы в голове перед сном и рано утром, стоя у зеркала с зубной щёткой наперевес. каждый раз слова менялись, как в конструкторе. дайчи выбрасывал то одно, то другое, то возвращал всё на место, как было. слишком переживал, чувствовал себя виноватым, отгонял чувство вины, напоминал себе снова, зачем и почему пришёл к такому, возвращался к любому из первых пунктов колеса, больше похожего на огромный диск из какого-нибудь ток-шоу.

при привычном раскладе куроо, быть может, остался бы здесь на ночь. вернулся бы к себе на утро, с одним из первых автобусов. может, они сходили бы вместе на пробежку, вместе бы приняли душ. но собственное решение, принятое с каким-то неправдоподобным трудом, вносило коррективы в зыбкие планы.

— надо поговорить, — дайчи чешет костяшкой пальца висок, смотрит на куроо пытливо и отводит его чуть в сторону.

может, тецу ещё успеет на командный автобус и уедет со всеми. успеет же?

они вместе чуть больше двух месяцев. семьдесят семь дней, из которых вместе они провели меньше половины. расстояние оказалось не трудным препятствием, но обламывало кучу возможностей. впрочем, куроо умело восполнял тактильный голод дайчи в каждую встречу. проблем не было. их не должно было быть.

дайчи казалось — это почти идеальные отношения среди тех, что у него уже были. с каждым разом, с каждым звонком и написанным сообщением он увязал в этом всё глубже. сначала думал — да ну, бред какой-то, это не может быть правдой. потом оказалось, что может. потом выяснилось, что он в этой правде по самые ноздри, радостный, счастливый. установка «не влюбись, идиотина» не сработала ни разу, лишь пару раз о себе напомнила и словно стёрлась из подсознания. будто её и не было. дайчи был слишком близок к тому, чтобы откровенно себе признаться в провале. куроо вёл себя… как обычно, да?

может, в этом и была проблема.
так до ужаса не хотелось влипнуть в ловушку, в которую из раза в раз попадались другие. срок вышел. пора бы вернуть всё на круги своя. другом быть спокойнее — нет причины волноваться, что чужой интерес вот-вот угаснет, а собственный, едва разгоревшийся, схватившийся крепко, останется в кромешном одиночестве.

— давай вернём всё как было, — нет. это не те слова. надо как-то… как. надо иначе. — в смысле, нам надо... нет. давай расстанемся? — почему это звучит так по-девчачьи?

внутренние препирательства, проникнув наружу сумбурной кашей слов, отпечатываются и на лице тоже — дайчи закусывает щёку изнутри, смотрит на куроо вопросительно, словно если услышит «нет, не давай» то тут же извинится, назовёт себя дураком и пригласит переночевать у себя.

[icon]https://i.imgur.com/HBTeeo5.png[/icon][nick]Sawamura Daichi[/nick][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">haikyuu!!</a>[/fd][lz]and if i stay true<br>and reach for a <a href="https://simpledimple.rusff.me/profile.php?id=10"><b>higher</b></a> love[/lz]

Отредактировано Todoroki Shoto (2022-01-18 22:33)

+1

3

тревога жрёт куроо с самого утра. неоформленная, издевательски медленно набирающая силу, но уже почти-почти осязаемая; то чувство, когда всё вроде бы и нормально, вон — валяется себе на своих местах, а какая-то деталь всё равно не вписывается в общую картинку. всматриваешься — и не видишь, не увидишь и не поймёшь, какая именно, пока она сама не выпадет; и сделать с этим ничего нельзя — перед смертью надышаться всё равно не выйдет. тецуро давит тревогу сколотой в трёх местах улыбкой самому себе и полученной от сестры смске с пожеланиями не провалиться сквозь землю, пока их мать командируется в осаке.

даже жаль, что куроо как никто иной знает: ссать против ветра и гладить против шерсти — не самая умная затея.

по дороге в сендай, с напускной улыбкой игнорируя угрозы яку сделать из хайбы отбивную и не слушая рассказы кенмы о новой чумовой игровой франшизе в сеттинге киберпанка, он вспоминает своего бесславного отца: в день его ухода куроо чувствовал что-то подобное, проснулся с мокрыми глазами, совсем не мог вдохнуть полной грудью, но никому ничего не сказал. это чувство было мимолётным — укололо под дых и стёрлось так же быстро, как возникло. осознать свою кричащую интуицию маленький пиздюк наверняка не мог — но, слушая, как папочка, сжимая их с сестрой ладошки в своих горячих руках, признавался в вечной и бесконечной, он отчётливо запоминал каждую деталь. как пальцы леденели, несмотря на мокрый жар тисков, как желудок вился узлами тошноты до головокружения — и как сердце ломилось в пятки, пока тецуро собирал в уголках глаз щиплющие слёзы, слишком смелый для того, чтобы зажмуриться, и недостаточно сильный для того, чтобы разорвать контакт и отказаться от пустословного одолжения.

преследовать установку «не быть как он» оказалось просто: не делай дерьма — не получишь в ответ; не привязывайся слишком сильно — никого не обидишь. савамура врывается в его жизнь крепким рукопожатием и уверенным взглядом в упор, не отступает и не отстаёт, ха, наконец-то, достойный противник — и что-то в системе куроо ломается до кондиции damaged beyond repair. он не понимает это сразу — ни когда добавляется к дайчи в друзья, начиная закидывать бестолковыми сообщениями и музыкой, ни когда подтрунивает над ним чуточку сильнее, чем над остальными, ни даже когда просыпается одним чудесным субботним утром с мыслью о том, что надо бы посмотреть расписание автобусов одного из токийских автовокзалов, потому что товарищеских некома против карасуно ему внезапно становится мало.

пробивает неожиданно — бокуто нависает над ним огромным распетушившимся воробьём, давит гнусную ухмылку и ржёт:
— клянусь, я щас вырублю все лампочки, а здесь всё равно будет светло от того, как ты пестришь, когда тебе сообщения приходят, го-лу-бок, — куроо отрывается от чата с савамурой нехотя и закатывает глаза, собирается было парировать, мол, ты башкой сегодня не бился? дай посмотрю, — но закрывает рот прежде, чем пускает слова в ход. оу. неужели?
— заткнись, безумный, ты меня с кем-то перепутал, — в лицо бо летит огромная подушка в виде солнца со всрато вышитыми на ней наркоманскими глазами и широкой, как у джокера в лучшие годы, улыбкой — такая себе попытка отвлечь вездержущего котаро от того, что краснеешь до самых кончиков ушей.

тецуро не борется с этим чувством — оно тёплое и приятное, обволакивающее и успокаивающее, зачем бороться? за дайчи вечно хочется уцепиться, прижать его к себе и никуда не отпускать, даже когда обстоятельства злобно констатируют объективную необходимость — ему нравится стоять на прохладной улице под фонарём и зарываться пальцами в короткостриженные волосы, утопать в вакууме, дрожащем под дыханием савамуры, потому что сам он — не дышит до победного, осознавая, что в чём-то, кажется, всё-таки проиграл, но горечи не испытывает; он забывается и теряется в моменте — по дерьмовой привычке запоминает каждую деталь.

когда они встречаются на площадке, все утренние тревоги отваливаются сами собой, будто дайчи — успокоительное, анестетик, таблетка от всех проблем и невзгод, и он не видит подмены, не чувствует её ни на каком уровне, интуиция срабатывает в обратную сторону, потому что бьёт всегда откуда не ждёшь. неведение действительно порождает счастье, и это должно пугать, но тецуро не успевает об этом подумать — ныряет в гущу волейбольных страстей и выкладывается до той степени, когда руки перестают его слушаться, а голова пульсирует от разбившегося обо все углы своей клетки сердца:
— ты сегодня играл как в последний раз, идиотина, аккуратнее быть надо, — подзатыльник от яку прилетает неожиданно — куроо чертыхается, но всё равно тянет усталую улыбку.
щурится:
— дурной пример заразителен, — и со смехом уворачивается от очередного пенделя, на ходу закатывая рукава толстовки. — меня можете не ждать, я… задержусь.

только сейчас он понимает, что ждал этого момента всю неделю — в голове выводится тупорылое «скучал, как скотина», и это хочется озвучить, будто широкой лыбы во все тридцать два недостаточно, но слова растворяются на языке кислой тревогой, когда куроо видит чужой в прямом смысле взгляд. за ним — прохладное приветствие, холодное прикосновение, равнодушно вырванное изнутри «надо поговорить» и нелепая оплеуха, способная стереть улыбку с лица любого влюблённого идиота. тецу — возможно, наверное--нет, наверняка, — влюблённый и идиот. но не любой.

он заводит ватные руки за спину и хватает себя за предплечье, сжимая его до белеющих костяшек — этот неосознанный жест с ним с детства, помогает держать себя в руках, наверное. наверное. повисшая между ним и савамурой пауза тянется ненамеренно: куроо смотрит, как не прижившаяся деталь выпадает, но не понимает, почему. знает, что держать бессмысленно, что ничего не сможет с этим сделать, но не понимает — почему?

почему не прижилась? почему не хочу отпускать?

тецуро до опизденения спокоен — и обязательно похвалит себя чуть позже за невероятный подвиг; он вскидывает брови и лукаво ухмыляется, расслабляя замершую в моменте улыбку — руки тоже отмирают, и куроо делает ровный шаг вперёд. вопреки здравому смыслу, кричащей интуиции и ледяной констатации намерений — вопреки всем установкам; система сбойнула, видите ли, он ни при чём.

какая-то деталь, она… да она тупо со свистом вылетела:
— са-амура-сан, — тыльная сторона похолодевшей ладони прикасается ко лбу дайчи — секунда, другая, куроо наклоняется ниже, искрит надменным, но всё ещё безбожно тёплым оскалом, всё ещё не нарушая чужое личное пространство до степени осязаемого дискомфорта — всё ещё прекрасно осознавая, что ссыт против ветра и чешет против шерсти: — ого, какой горячий. вас всё-таки долбануло тем шальным мячом? — из-за накатывающей изнутри дрожи смешок за словами выходит нервным, и куроо отнимает руку, укладывая её на тёплое плечо дайчи. не сжимай, не сжимай, не надо. или ты по-прежнему недостаточно сильный? — а давай без давай?

не знаю, наверное, наверняка.

[nick]kuroo tetsurou[/nick][icon]https://i.imgur.com/vSNK5Ql.png[/icon][lz]я пообещал всё что смог
ведь это <a href="https://simpledimple.rusff.me/profile.php?id=607"><b>любовь</b></a>[/lz][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">волейболь</a>[/fd]

Отредактировано Bakugo Katsuki (2022-01-20 20:23)

+1

4

два с лишним месяца тепла. два с лишним месяца от «это интересно» до «я хочу его всего себе». дайчи чувствует себя обманутым — самим собой.

с куроо приятно просыпаться в одной кровати, где бы они не остались — здесь или в токио. с ним хорошо просто находиться рядом, дышать одним воздухом. интерес слишком быстро становится похож на мягкую, ласковую одержимость. большая часть свободных мыслей — о куроо.

он колкий, но это ощущение приятное; отзывчивый, сладко-острый, словно взрыв шипучки на языке, незабываемый, как первый встреченный в детстве фейерверк, такой же яркий — разноцветный, занимающий всё пространство, где бы он ни был. дайчи кажется, что он тонет, но спасать себя и просить помощи не хочется, это ощущение обволакивает, гипнотизирует, затягивает, словно водоворот. хочется больше.

но больше — нельзя.

он уже не помнит, кто сказал ему — отношения куроо никогда не длятся больше полутора месяцев, никогда не становятся чем-то серьёзным, никогда не отличаются сильным разнообразием. дайчи не замечает, как выделяется из списка этих «никогда» просто своим существованием, видит только закономерности, за которые цепляется тревога.

любовь к куроо занимает слишком много пространства — та самая, до которой он не хотел доходить, но оказался с этим чувством нос к носу слишком внезапно. осознание — словно молния, тихо ударившая в небо, грома не последовало, только странное ощущение падения. он влюбился, как дурак, повёлся на адресованную только ему улыбку, на крепко обнимающие руки, на сладкие слова, сладкий рот, сладкое желание касаться везде и сразу.

они были вместе два с лишним месяца, и встреч за эти дни было катастрофически мало. приходилось зажимать друг друга в раздевалках, обниматься до побелевших пальцев под сенью раскидистых деревьев в аллее за школой, целоваться на лестнице между этажами, не дойдя до двери. слишком мало моментов. слишком много эмоций, которые лезут через край и тащат за собой непрошенные мысли.

дайчи страшно не хочется стать «одним из»; не хочется, чтобы куроо потерял к нему интерес. от одной только мысли страхом пережимает горло. что, если этот самый интерес остынет, а он, глупый, так и останется с разгоревшейся, вышедшей в зенит любовью? осознанной, сформировавшейся, обжигающе-яркой.

стоит прекратить всё сейчас, когда ещё можно задушить это чувство на корню, отложить его в тёмный угол, оставив умирать без света и кислорода. не прикасаться как раньше, не изнывать голодно без поцелуев, не вспоминать жаркие объятия, длинные пальцы, вкус влажной кожи.

всё это нужно прекратить сейчас.
сомнение, впрочем, закрадывается, лезет в нос и рот, не даёт дышать как следует. дайчи давится чужими короткими словами, собственным именем, сказанным одновременно как прежде и совершенно незнакомо. конечно, это обидно. он знал, что обидит тецуро. знал, что идеальный вариант «давай останемся друзьями» слишком похож на выдумку, а не на то, что сбудется.

он уже сделал этот шаг. сделал — и ничего не будет как прежде, даже если попробовать отшутиться. испуганное желание остаться с разбитым сердцем потом, чуть позже, гонит вперёд и ядовито дышит в затылок.

— давай, — улыбка выходит бледной. поднимая руку, он сжимает чужие пальцы, отнимая от своего плеча. они кажутся холодными в собственной горячей ладони. привычное желание дёрнуть куроо на себя и вжаться губами в шею встаёт поперёк горла. любые подходящие, казалось бы, слова кажутся теперь ужасно неправильными. — я хочу всё закончить. сейчас.

«я хочу»
«нам надо»
«мы должны»
«давай»

как глупо. решил всё за двоих, вынес приговор и ставит перед фактом. дайчи кажется, что он сворачивается внутрь себя, как улитка. горечь на языке заставляет сглотнуть пару раз. отпустив прохладные пальцы, дайчи поправляет сумку на плече и снова смотрит на куроо, самую малость уводя взгляд к виску. наверное, было бы лучше, если тецу его сейчас ударил?

— я не хочу продолжать. для меня это всё... слишком. стало слишком неправильно. тецу, я- прости. надеюсь, ты хотя бы не начнёшь меня ненавидеть, — смешок звучит почти уверенно. неуверенно — это совершенно дурацкое движение, которое рождается в теле — протянуть ладонь, чтобы обнять, неловко изменить решение на середине, ткнуть кулаком в плечо. идиот. — спасибо за всё. ты, наверное, ещё успеешь на автобус со своими.

глухое «до встречи» больше похоже на отговорку и соскользнувшую кляксой точку в попытке сбежать от неловкости — дайчи, делая шаг в сторону, проходит дальше, мазнув по лицу куроо взглядом. он считал себя смелым, решительным. способным на многое. и в и тоге что? бежит от человека, к которому тянутся ещё красными нитями чувства. придётся вырывать всё с мясом, ругая себя за всё сказанное. 

[nick]Sawamura Daichi[/nick][icon]https://i.imgur.com/HBTeeo5.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">haikyuu!!</a>[/fd][lz]and if i stay true<br>and reach for a <a href="https://simpledimple.rusff.me/profile.php?id=10"><b>higher</b></a> love[/lz]

+1


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » я бежал за тобой три квартала


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно