horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » fearless —


fearless —

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

because i'm fearless
- - - - - - - - - - - - - - -
прогулки под ночным небом петербурга.
целую в плечи, перестань меня щекотать.

- - - - - - - - - - - - - - -
yuri & victor

+1

2


также как и я евгений онегин
ненавидел  книжки  о  любви
в них столько неправды (но)

— — — — — — — — — — — — — — —

первые дни мая выдались на удивление теплыми - жаркими даже. солнце палило так, словно отыгрывалось за все дни, проведенные за свинцовыми тучами, и сверх того - будто бы впрок. самые смелые петербуржцы моментально сменили плащовки на летние футболки, и виктор внезапно для самого себя обнаружил, что последовал их примеру: в последнее время ему слишком тепло, раньше - никак не мог отогреться; словно лед, на котором он проводит столько часов, не желал отпускать от себя, проникнув под кожу, проморозив до самых костей.

[indent]  тепло в холодную двушку на москвоской принес юри.

ворвался однажды со снежным вихрем в разгар февраля, принеся с собой японскую практичность и исконно-русскую лужу с ботинок в коридоре, тут же радостно растащенную кучерявым псом по всей квартире. и не то кидаться в объятия, не то ловить маккачина и хвататься за тряпку - последнее, само собой, подождет. с тех пор много чего - ждет. выжидает. клубится тенями по углам, шипит озлобленно, изредка прорываясь в свет уколами-укусами желчными-ядовитыми. Виктор не замечает: у него есть дела теперь поважнее, чем глянец и ретвиты, вереницы комментариев и скупые опровержения.
виктору теперь нужно успеть: не только на льду, но и дома. Сказать в тихое утро: доброе утро на двух языках. Урвать минуту-другую, а лучше - не меньше часа - касаний. и сделать все правильно | не как всегда.

виктора дома и раньше ждали - верный пес и счета за жку с пенни за кап. ремонт. Теперь - все иначе. Квартира приобрела обжитой вид: уют настоящего дома, где больше нет места гнетущему одиночеству. В какой-то момент Виктор с ужасом замечает, что посуда больше не вмещается в новомодный гарнитур, и теперь разрастается по всей кухне подобно цунами (юри говорит - с неохотой -  это потому что невозможно достать с верхних полок). Виктор смеется и обещает что-нибудь сделать, но оставляет все как есть, упиваясь некогда чуждой картиной. [ровно до тех пор, пока раз в неделю не придет надежда михайловна и с причитанием не примется наводить красоту, ругаясь на новый порез на столешнице // виктор честно не хотел, спасибо, что не палец... ]

[indent]  и так вроде по кругу, но кажется, что по прямой.

виктор и забыл (а может, и не знал никогда), что вечера бывают такими: мягкими, обволакивающими нежностью до странной боли в груди :: не от тоски - для разнообразия. и что фильм для двоих выбирать так окажется сложно: то японский, то русский, но все - на нейтральном английском. с субтитрами или озвучкой, а жанр? это же целая катастрофа. их всегда было так много?
иногда они выбирали дольше, чем могли потратить на просмотр, и тогда, как правило, все заканчивалось нелепым ютубом.
Изредка прорывались звонки со всего мира: чаще из японии и штатов, с приветами, пожеланиями и историями, которые забывались на следующий день. Бывали и гости вполне себе реальные - некоторые шумные (привет, юрио. маккачин, ты его уронишь, ко мне!); другие - потише и с угощением (мила, гошан, не думал, что зайдете). Не сказать, что в жизни никифорова и раньше не хватало международных созвонов или вечерних визитов, но то ли вектор сменился, то ли просто оттенок - что-то! неотвратимо изменилось. [ и это отчасти (очень глубоко в душе) пугало ]

- я не верю, что завтра выходной!  - в трубку телефона. - tadaima, - в раскрытую дверь под радостный лай, спотыкаясь об собственные кроссовки.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c0/74/237/206000.jpg[/icon]

+1

3

быт в россии совсем другой - не такой как в японии (и это не удивительно, но юри почему-то все равно умудряется удивляться). возможно, все дело в викторе, а может быть — в непривычных улицах и домах, то ли в стиле рококо, то ли черт его знает (не то, чтобы юри в самом деле интересовался архитектурой).
люди вокруг тоже не такие.

юри смущает это только по-началу, потому что россия для грустных, а виктор никифоров улыбается во все тридцать два, громко хохочет и ласково обнимает собаку (иногда также ласково — юри). происходит сбой системы. кацуки подвисает, тыкает в экран перезагрузки и однажды вдруг врастает в интерьер небольшой квартиры где-то в центре (?) петербурга.
прячет от виктора чашки.

и себя тоже прячет в теплых вечерах, которые проводят вдвоем, когда удается украсть у времени парочку лишних часов. юри нравится, когда виктор зарывается носом в макушку — и обратное тоже нравится, когда тот расслабляется и позволяет обнимать себя, как домашнюю дакимакуру. юри не скучает, потому что скучать не по чему: до льда он всегда на такси, а в остальное время вечно все чем-то занят. то с собакой гуляет, то учит (тайком) русский, то дерется с ютубом — лента рекомендаций выглядит так отвратительно, что иногда хочется плюнуть и завести себе новый аккаунт, но жалко потраченного времени.

иногда правда (раз в неделю) юри сбегает: надежда михайловна (он не может это выговорить и с позором капитулирует) приходит наводить чистоту, а кацуки юри — прямой враг уборки. она неизменно находит его спрятанные чашки.
возможно, он просто не может пережить этих укоризненных взглядов, ну а что он, мол, может сделать? верхние полки слишком далеко, земля слишком близко, витя не возражает и я прогуляюсь. санкт-петербург привычно неприветлив и иногда юри не хватает солнца.
впрочем, у него свое собственное дома и
этого достаточно, чтобы быть счастливым.

погреться они всегда успеют, когда приедут на хасецу. и ведь приедут обязательно — юри не раз замечал мечтательный взгляд виктора, когда они говорили об отдыхе. несмотря на то, что вся жизнь — череда тренировок, между ними, в паузах, существует то, о чем юри никогда и подумать не мог.
турнирные таблицы и призовые места, несомненно, важны, но не важнее всего остального —

— с возвращением, — юри обхватывает виктора руками, стоит тому переступить порог дома, и как-то (совсем слегка) краснеет.
виктор учит его быть более... расслабленным и честным с самим собой. строгая японская натура кричит о том, что все эти прикосновения — за гранями.
чувства кацуки юри — тихо шепчут нежности виктору никифорову на ухо и хотя бы за закрытыми дверями собственной квартиры, они и правда могут позволить себе теплые объятия.

у виктора к уху приклеен телефон, но это не мешает юри оставить мягкий поцелуй в уголке губ, улыбнувшись солнцу.

— с кем ты разговариваешь? — шепчет, стараясь четко проговаривать слова. если с юрио — юри непременно передаст привет, если же с кем-то другим — отпустит, чтобы не мешать. но пока крепко держится, рассматривая тонкие черты лица и как-то слишком счастливо улыбается этому простому и уже привычному
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] я дома.

+1

4

и мне глаза твои - высота. и я лечу в них, и не боюсь.
и вдруг закончится тишина.

Легкий поцелуй в мгновение исцеляет: от усталости [ никифоров классифицирует свое состояние не иначе как "заебанность", но юри не следует знать ни об этом, ни самого непечатного слова ] почти не остается следа - разве что ноги чертовски гудят, но разве есть до этого дело, когда душа расправляет крылья.

- Мила интересуется, какие у нас планы на выходные и не хочешь ли ты посетить какую-то там выставку для... - Виктор улыбается, давясь смешком, - как ты сказала, милая? Ах, да, для облегчения восприятия русской культуры. А Попович на днях опять завел свою пластинку про поход. И лично я не знаю, какое из двух зол меньшее.

В трубке послышался возмущенный голос девушки, но Виктор в ответ лишь отшутился:

- Я не запираю Юри в четырех стенах! Обещаю, что мы подумаем! Хорошо-хорошо, он подумает и сам тебе ответит. Доброй ночи, угу, давай, да.

Виктор завершает вызов и бросает телефон на этажерку поверх скопившихся на ней газет и прочей макулатуры из почтового ящика (а также еще десятка мелочей), заключая Юри в объятия. - Извини, она застигла меня на выходе из лифта, - он мягко улыбается, любуясь таким домашним Кацуки, встречающим его у порога не по-японски и не по-русски: где-то между. // чувство правильности окутывает незамедлительно.

Оставшись без внимания, пес возмущенно засопел, норовя протиснуться между ног хозяев, умудряясь при этом вскидывать морду, бросая явно осуждающие взгляды то на одного, то на другого.

- Вот это я понимаю: здоровая конкуренция! И тебе привет, хулиганище. Что, не честно думаешь? А кто вечно к Юри жмется, занимая пол дивана? - серьезно спросил Виктор, опустившись на корточки, чтобы почесать пуделя за ухом.

- Уже гуляли? - он поднял взгляд на Юри, чувствуя, как щемит от умиления сердце. / а сам до сих пор не до конца верит, что все происходит на самом деле. что так бывает, так можно - даже ему: испорченному, эгоистичному, живущему для и во имя и лишь частично: вопреки.

изменяй всё во мне // мы становимся смелыми.

- а знаешь что? - продолжая чесать пса, Виктор безотрывно наблюдал за Юри, - давай сбежим? Совсем немножечко, я знаю одно место...- он заговорщически подмигнул, поднялся, глянул на наручные часы, сверяясь со временем. - Мы еще можем успеть, если ты сейчас быстро обуешься и бросишь в меня поводком этого молодящегося старика!

- Ты мне доверяешь? - вдруг спросил он, хватая Кацуки за руку. В ожидании ответа он коснулся губами кольца, что сам надевал у кафедрального собора Барселоны под рождественский хор. - Думаю, тебе понравится, - улыбнувшись как ни в чем ни бывало, Виктор начал поторапливать Юри, загоревшись собственной спонтанной идеей. Оставалось надеяться, что в соседнем дворе по-прежнему есть доступ на крышу, но даже если нет - Виктору, в сущности, все равно где, лишь бы вместе.
лишь бы свободно и полной грудью.
// за вдохновением тянет к Неве.
там под крики чаек мерещатся другие пейзажи.

Странное дело: в Петербурге Никифоров грезит о Хасецу, но там - на чужбине - тоскует по унылому Питеру, разом понимая всю лирику ссыльных поэтов.

И все же Никифоров выбирает высоту: ближе к небу, ведь оно для всех и везде - одно.

+1

5

— о, — юри удивленно вскидывает брови, перебирая в голове названия выставок, на которых уже были, а потом все-таки кивает, всем своим видом показывая, что согласен. санкт-петербург что-то вроде культурной столицы россии и юри, коль уж хороший мальчик, готов полностью окультуриваться и ни в чем виктору не отказывать.
тем более, что это действительно интересно. ну... иногда (крестный ход по кунтскамере до сих пор отдается болью в ногах, что у заядлого фигуриста — удивительное дело).

только русских все равно никогда не поймешь: то ли они шутят, то ли говорят серьезно. голос милы из трубки звучит медом, но юри, хоть и учит язык, понимает все еще далеко не все. строжайший секрет держится за семью замками. вите пока что знать не обязательно, но как-то приятно. приятно знать, что ты хоть немножко, но причастен к ним всем — вросшим в сердце и возросшим там, словно первые побеги цветов после зимы.

— мы гуляли, но он никогда не откажется погулять еще раз, — как и я, когда ты рядом со мной. юри шуршит, выуживая поводок.
виктор слишком активный и в чем-то даже немножко очень, но от этого слишком в сердце — щекотно. до спазмической дрожи в пальцах, юри думает, что именно так и проявляется на физическом уровне любовь.
ему очень хочется забраться виктору в волосы, разворошить их, чтобы тот стал таким, каким бывает по утрам — растрепанным, мягким, томительно трогательным.

— я доверяю тебе свою жизнь.

я доверяю тебе всего себя. юри смеется, смотря как губы касаются кольца — ток идет через сердце, оставляя волну мурашек от прикосновения. это слишком интимно, чтобы он мог не краснеть. если бы можно было сейчас притянуть к себе гиперактивного виктора, поцеловать его, чтобы успокоить бьющееся набатом сердце...
юри покачивает головой, влезая в кроссовки.

— пойдем, я готов, — куда угодно, пока рядом ты. собака между ними — смешной неугомонный ребенок, который рвется вслед за хозяином навстречу приключениям.
в этой чужой и странной стране кацуки юри интересно все на свете, но куда больше интересно то, как витя смотрит на мир: не так, как все остальные.
пока у юри над головой свинцово-серое небо, над виктором — расплывающиеся по фигурам облака, похожие то ли на бегемотов, то ли на смотри, юри, точь-в-точь ваш хасецу. да, конечно, юри соглашается: что угодно, лишь бы с тобой.

на улице прохладно, но юри прячет ладонь в теплой руке никифорова — сжимает в ответ ласково и нежно, чувствуя себя пятнадцатилетним мальчишкой. маршрут у них незатейливый, но... по своему особенный. он считает ступеньки на подъеме к какой-то из плоских, развернутых к небу, крыш. на таких крышах удобно лежать, раскинув в стороны руки и чувствовать теплое тело под боком, ощущая себя так, словно вы одни во вселенной.

— у нас свидание?

юри улыбается так ярко, что наверняка способен затмить солнце.
только вот незадача, ведь виктор никифоров сделал это намного раньше.

0


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » fearless —


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно