horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » in wonder


in wonder

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[nick]Reyes Vidal[/nick][status]да здравствует король[/status][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">mass effect</a>[/fd][lz]<center>two-faced asshole</center>[/lz][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/478703.gif[/icon]

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/957196.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/367816.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/108025.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/162226.png
scott ryder & reyes vidal
milky way / 2184

if there’s no one to blame, blame it on me

+2

2

Этикетка гласила, что газировка должна иметь вкус лесных ягод. Что-то там ежевичное, малиновое (малина в лесу?). Что-то там… в общем. Должно быть приятно. Рейес надеялся, что Райдеру понравится — ему, во всяком случае, понравилось, он пробовал специально, дома осталась открытая бутылка.

И вот он здесь. Набирает вызов на интеркоме чужой квартиры, надеясь, что его не выгонят взашей. Надеясь, что Райдер зол на него, но не так сильно, чтобы сразу молча послать нахуй. Мелькает шальная мысль начать умолять сразу, как только ему откроют дверь или как минимум примут вызов. Поговорить через дисплей — тоже вариант. Они не разговаривали уже пару недель.

У Райдера скоро заканчивается время реабилитации. Месяц, кажется? Да. Ещё две недели, и он снова будет в строю. Рейесу хотелось закопать себя от одних этих воспоминаний, а уж обдумывать всё заново…

Всё было хорошо. Всё было настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Да, кажется, Райдер что-то заподозрил, но у него хватило ума промолчать и не развивать тему вообще. Триггерное имя ни разу не звучало в их диалоге, а Видаль начал расслабляться.

Со Скоттом в принципе было легко расслабиться, он был отличным напарником. Прикрывал спину, не тормозил, чётко выполнял все свои обязанности и немного сверху. Знал, в каком месте лучше подхватить, а где лучше не лезть.

С тех пор, как они свалили со злополучного астероида, за которым обоим влепили премию, а Райдера красиво приставили к будущему повышению — с тех пор они как будто стали намного ближе разом. Сверхзвуковой скачок, только в отношениях. Это всё ощущалось… весьма приятно. Как что-то, что можно контролировать. Что-то, за чем можно уследить, что можно в определённый момент стопорнуть, поставив на паузу, уточнить детали. Рейес практически купался в этом ощущении — спокойствие, понимание, безусловное и бессловесное сотрудничество.

Их в очередной раз послали в какую-то галактическую задницу. В очередной раз «ничего серьёзного, но вы разберётесь лучше, чем кто-либо». Ничего серьёзного, если бы не одно «но».

Это «но» всплывает входящим сообщением поперёк режима тишины. Только высшее командование и агенты класса СПЕКТР могут достучаться до любого военного этим способом. И входящее сообщение кажется кощунственным расточительством. До тех пор, пока Видаль не читает дальше уведомления «одно новое сообщение», замирая от страха, как безмозглый зверёк.

«Кажется, я дал тебе ясно понять, чего не стоит делать.»

Это всё похоже на очень хуёвую шутку, если бы это шуткой не было. Джон ему прямо и откровенно дал понять — не стоит заводить тесных знакомств. Не «если», не «в случае». В принципе. Не стоит. Как обычно — посоветовал ласково, но совет этот ощущался как удавка, сомкнувшаяся на шее до выступившей кровяной росы.

Не то чтобы он ослушался, как таковой команды не было. Не было и одобрения. Не было ничего, кроме собственной охуевшей усталости и этого всепоглощающего чувства комфорта рядом с Райдером. Видаль расслабился — и его схватили за руку, как дешёвку.

Он пялится на всплывшее сообщение слишком долго, отмирает только когда слышит отборный мат Райдера по внутреннему каналу и, не включившись до конца в мысленный процесс, бьёт ладонью по сенсорной панели.

Вакуумные створки, которые должны были закрыться две минуты назад, закрываются только сейчас. Рейес, выдёргивая деку памяти из разъёма, подхватывает винтовку и перемахивает одним прыжком через контрольную панель. Второго из оставшихся саларианцев добивает на бегу, на бегу же падает на колени рядом с Райдером, почти хватает за предплечье, но вовремя останавливается — огнестрельное.

— Блядь, я… прости.

Слишком много лишних движений. Всё «личное» внезапно топорщится, как если бы он пытался спрятать слой бинтов под одеждой, которая на два размера меньше. Рейес, спохватившись, отключает дисплей с сообщением, проведя над ним ладонью, достаёт автошприц для первой помощи, закусывает губу. Молчит. Отмалчивается до самого прилёта на Цитадель, отделываясь несколькими короткими фразами. Райдер зол — это понятно даже идиоту.

Зол ли он две недели спустя — вопрос.

Две недели спустя — Видалю они кажутся перенасыщенной вечностью — происходит слишком много всего. Рапорт начальству, тихая злость Шепарда, обновление всех этих дурацких собственнических меток. Свежий ошейник из кровоподтёков на шее удаётся, как и всегда, скрыть водолазкой — он покупает новую, пытаясь отвлечься от всей херни тратой денег. Покупает ящик любимой Райдеровской газировки, обновляет собственную аптечку дома, докупает приблуды для любимой винтовки.

— Тебе нельзя алкоголь, поэтому — сладкое, — поднимает увесистый контейнер с кусками торта, улыбается — в улыбке пытается спрятать пресловутое «я скучал, братан, две недели — охуеть как долго». — Можно войти?

Между ними — эти самые две недели, а до этого — месяцы после сраного астероида, месяцы, наполненные прикосновениями, странным, то едва различимым, то жирным, как сежевылупившийся ханар флиртом. Месяцы, за которыми привычная ко всему психика Видаля вдруг прячется, как за стенами воздушных замков. Это всё ощущается болезненно и приятно — ровно так же, как ощущались первые месяцы рядом с Шепардом. Подвоха стоит ждать откуда угодно, верно?

[nick]Reyes Vidal[/nick][status]да здравствует король[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/478703.gif[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">mass effect</a>[/fd][lz]<center>two-faced asshole</center>[/lz]

+1

3

[nick]scott ryder[/nick][icon]https://i.imgur.com/KKwc9QT.gif[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">arse effect</a>[/fd][lz]<center>suicidal imbecile</center>[/lz][status]jack in the box[/status]

До повышения оставалась одна успешная миссия; она могла быть сложной, тяжёлой, трудновыполнимой с вероятностью выше ста процентов, но оказалась плёвой, пустяковой, не стоящей расхода таких ресурсов, как Видаль и Райдер — на подобные вылазки слепых котят с целью повышения самооценки (даже  не квалификации) посылают, и они справляются. Довольствуются результатами, рассказывают мамочкам и папочкам, матерям и отцам, сводками машут, хэй, это круче, чем трахаться в первый раз.

Знаете что ещё круче? Провалиться на таком задании. Нет, они не провалились-провалились; они его выполнили. Грязно, с помарками, неидеально, в общем — но выполнили. И забыли бы, и пошли бы дальше, Райдер — выше, Видаль — рядышком, они же напарники, в конце концов. Но случилось простреленное плечо, неделя под капельницами в стерильной палате, неделя под капельницами в родной постели и грёбаное месячное списание со службы. До повышения теперь ещё три успешных миссии — и они не будут плёвыми и пустяковыми, уж Алек Райдер со своими конскими, нечеловеческими ожиданиями и не менее жирными запросами об этом позаботится.

Но дело ведь не в повышении — три миссии? Да боже, хоть триста тридцать три, хоть локальный Армагеддон и Призрака на блюдечке с голубой каёмочкой ему закажите — чихать он хотел на свою карьеру с астероидного пояса Омеги, это не его инициатива, а его отца. Что тогда? Видаль?

Ага. Он.

Его заёбы Райдера не касались — так он решил и так он действовал, для него никакой роли не играют личные перипетии коллег — с кем трахаются, кого любят, чем занимаются в свободное время. Одна земная медсестричка, Джанет, кажется — с корабля, на котором он служил мимоходом, мутила с батарианцем, а это само по себе приговор и проклятье, а ещё слёзы, сопли и тумаки. Окей. Говард Сакс из научного подразделения того же корабля периодически трахался с турианцами и ловил лютые приходы, постепенно отравлявшие его организм похлеще этих ваших спидораков — окей, он помер, кстати, прежде чем успел произвести прорыв в области межвидового взаимодействия, но его труды — господи, прости, —  стали отличным подспорьем для будущих первооткрывателей безопасного траха людей и турианцев. Близкий друг Райдера замутил с двумя Спектрами, а потом они друг о друге узнали. Весело. И кроваво. Скотт за опыт друга поблагодарил: со Спектрами никакую дружбу ниже пояса не водить. Другую подружку Скотта шантажировал долбаный кварианец. Кварианец! Нет, стоп, хорош, это даже звучит смешно, незачем вдаваться в подробности, их и так завались. Суть? В том, что Скотта Райдера не ебёт личная жизнь его коллег и даже близких — ровно до тех пор, пока она не стреляет ему в плечо, не списывает на берег, не влияет на его жизнь

Зол ли Райдер? Да ну нет, что вы, он же краше подсолнуха — лыбится во все тридцать два, шутки шутит за триста (тридцать три миссии, сука), не раздувает ноздри от боли, не сверлит взглядом Видаля, которому пальцем о палец не бей — просто будь в нужное время в нужном месте, да не-е-ет же, он не зол. Он просто в тихом бешенстве. И ревностной обиды в этом бешенстве куда больше, чем злости за неидеально выполненное задание для школьников.

Плечо его почти не беспокоит — да-да, почти: хвала научно-техническому прогрессу, научившемуся отращивать конечности, но так и не нашедшему решение проблемы бесконечно ноющих на любое отклонение от установленных законов физики, химии и метеорологии травм. Сильнее ноет только тоска в сердце, тревога в душе и чувство абсолютного опустошения, когда Видаль наконец объявляется у дверей Райдера. Это что-то новенькое; чувство, в смысле. Их совокупность, вернее. Он слушает чужие объяснения с кислой миной, открывает дверь не задумываясь, но как только понимает, что дал Рейесу добро зайти внутрь — хреначит по металлическому косяку рукой, преграждая путь:
— Мы не тортик кушать будем, — он заглядывает Видалю в лицо и не думает о том, что во взгляде его отпечатывается в принципе всё: тоска, тревога, опустошение; он скучал даже больше, чем сам бы того хотел — и ещё больше, чем был, как ему казалось, на это способен. — А говорить о том, что со мной сделает твоя любовь в следующий раз.   

Скотт не зол, нет. Но этот язык — он самый простой.

Отредактировано Bakugo Katsuki (2022-06-27 22:24)

+1

4

Это болезненно било с самого начала — то, как всё связано, как всё похоже. Рейес закусывает губу в ответ на ультиматум, почти сдерживает мученическую, болезненно-виноватую улыбку, но не справляется до конца. Молчит секунду, десять. Трёт рукавом бровь — у виска тихо булькает закупоренная бутылка.

— Ладно. Хорошо. — Вздох, «убегающий» в сторону взгляд. — Хорошо.

Райдер пускает его внутрь, Видалю кажется, что отходит он в сторону нехотя, что будет готов продолжить диалог прямо тут, на пороге. Малодушно хочется извиниться и свалить. Эту тему… эта тема под запретом даже один на один с опытным мозгоправом, потому что, ну.

Потому что он боится. Единственное оправдание. Единственный факт, который закольцовывает весь пиздец ситуации и приводит их из пункта А в пункт Б, хотя, казалось бы, они никуда и не уходили. Сейчас, правда, в Видале смирения больше, чем страха; он как будто за все эти месяцы собственных проёбов по той самой не уважительной, но опасной причине потихоньку шёл навстречу к необходимости кому-нибудь да рассказать. Или нет. Не кому-нибудь. Конкретно Райдеру. На сраном снежном астероиде он невольно показал ему одну из частей неприглядной правды, пообещал ответить на любой вопрос. Райдер с тех пор не воспользовался предложением, а теперь требовал ответа. Если не ответить, рана, каньоном пролёгшая между ними, начнёт сочиться гноем и слегка подтухшей кровью.

Интерьер Райдеровой квартиры не запоминается, Видаль не оглядывается, послушно идёт за Скоттом в, кажется кухню, избавляется от ноши, так удобно занимавшей руки — контейнер с приторно-сладким дессертом, бутылка без капли алкоголя. Хочется выпить. Или залиться крепким кофе. Второй вариант кажется более безопасным сейчас.

— Кофе можно? Покрепче и без сахара, — плывущий взгляд стопорится о лицо Скотта, Видаль улыбается, едва заметно вскидывает бровь, но вопроса не задаёт. — Пожалуйста.

Руки деть откровенно некуда; сняв куртку и перебросив её через спинку стула, Видаль заставляет себя сесть за стол, чувствуя смутную тревогу. И желание пойти проблеваться. Надо же. Постепенно формируется кристальное осознание того, что всё, абсолютно всё сейчас или через несколько минут сформируется, наконец, в ладное, хронологически выстроенное объяснение. В череду событий, благодаря которым он теперь здесь, в светлой кухне, собрался то ли оправдаться, то ли просто признаться. Страшно становится ещё и от того, что ответ и ключ к спасению, сказанный вслух Райдером, может оказаться до банального простым, а он, идиот такой, просто вовремя не присмотрелся к очевидному решению. Подёргав край рукава водолазки, Видаль снова позволяет себе улыбнуться, глядя на Скотта.

— Тебе с самого начала рассказать? Или хватит примерных схематичных объяснений последствий? — пальцы хаотично пробегаются по столешнице, Рейес ловит себя на середине действия, сцепляет ладони в замок. — С тобой он, на самом деле, ничего не сделает. И не собирался, если я ещё не разучился расшифровывать его угрозы. И я надеюсь, что до такого абсурда не дойдёт, потому что…

…потому что самый лёгкий способ как на ладони — перестать общаться со Скоттом Райдером. Или с кем угодно другим, кто подберётся так же близко. Хотя Райдеру принадлежал своеобразный рекорд по втиранию под кожу — ближе был только (сам Господь Бог, мать его, мессия и святой дух) сам Шепард. Это так тупо. Так отдаёт болезненным юмором. Видалю хочется именно сейчас остро поверить, что всё это просто — расплата за любовь к смене шкур, за склонность к игре не только в свои и чужие ворота, ну и ещё куда-нибудь на третью сторону. За собственную лживую натуру, от которой отказываться не хотелось совсем.

— Я проебался тогда, с саларианцами. А он, мм… Он не любит конкуренции, — обтекаемое «он» будто спасает ситуацию, смягчает её, как смягчают удар для детского лба пластиковые нашлёпки на углах стола. Спасительное «он» прикрывает весь тот гнилостный схрон, который полезет наружу, стоит назвать имя. За шероховатой, почти оправдательной фразой прячется ещё одна, неосознанная пока истина.

Сквозь ткань перчатки горячий бок кружки кажется всего лишь притягательным теплом. Приятно-едкий аромат кофе врезается в нос. Видаль смотрит на руки Райдера, на крепко зафиксированное плечо, замирает взглядом на подбородке, рывком преодолевает расстояние от губ до глаз. Хмыкает.

— Я так бесился в самом начале нашего с тобой знакомства, потому что вы… разные и до отвратительного похожи. Точнее, ну, были бы похожи, не пройди он через такое количество дерьма. Ты чем-то неуловимо напоминаешь того человека, которым он был до Торфана.

[nick]Reyes Vidal[/nick][status]да здравствует король[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/607/478703.gif[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">mass effect</a>[/fd][lz]<center>two-faced asshole</center>[/lz]

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » in wonder


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно