horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » bless and keep


bless and keep

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1045/933115.png

https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/46464.png
ANGELA ZIEGLER, GABRIEL REYES
SWITZERLAND × 2065

+5

2

Из рук трясущихся всё целый день валится — буквально.
(Ангела мешает успокоительные со стимуляторами и кофе в надежде, очевидно, на чудо, но вместо него приобретает тремор и рваное сердцебиение, которое в иное время бы её напрягло — но куда там следить за сердцем, когда ты разваливаешься на куски морально, и каким-то образом надо себя воедино склеить, пока не наступило завтра.)

Выходные приближаются неумолимо, и чем ближе они, тем более нервной доктор Циглер становится, тем хуже идёт работа — тем больше хочется забиться в угол и выть, а, ещё лучше, сорваться на самоубийственное задание и за цель какую-нибудь обязательно благую полечь костьми — что угодно, лишь бы не ехать домой.

От мыслей собственных тошно.

Ангела знает, что бабушке и деду своим должна быть благодарна за дарованное ей безбедное детство, за прекрасное образование и перспективы в жизни, которые она, правда, разменивает на сомнительную должность в Overwatch (вопреки их советам и давлению). Знает, что мать её была идиоткой, но они были так великодушны, что приняли её ребёнка от неугодного мужчины в семью, когда она с неугодным мужчиной погибла в горячей точке — за цель, очевидно, благую. Знает всё, но… стены огромного загородного особняка в воспоминаниях давят, как и высокие воротники длинных закрытых платьев. В доме, где помимо бабушки и деда, жили семьи других их детей, было всегда на удивление тихо — как в склепе.

Мёртвый дом. Мёртвая семья.
Мёртвая/высушенная алая роза, прикрепленная к приглашению на свадьбу двоюродной сестры.
(Она никогда не жаловала Ангелу, и в один момент Ангела тоже перестала пытаться искать с ней общения. Но, очевидно, она не могла не пригласить члена семьи. Даже, если не хотела. В доме этом мёртвом все делали то, что должны.)

Доктор Циглер натурально запаниковала, когда получила треклятое приглашение; оно пришло почтой, на состаренной бумаге, какой-то непонятной данью далёкому прошлому, когда люди ещё не имели возможности обмениваться электронными письмами. От одного только конверта со знакомым адресом Ангела разнервничалась так сильно, что не выдержала и приложилась к початой бутылке виски, живущей в тумбочке — и в таком разобранном состоянии её нашёл вечером заглянувший стрельнуть сигаретку Джесси МакКри. Ему, закадычному приятелю из соседнего подразделения, Ангела выложила всё, как на духу, а он, дурак, предложил съездить с ней — сказал, что примет на себя удар недовольства её семьи, и, если потребуется, учудит какой-нибудь беспорядок, под который они тихонько сбегут. «Мне придётся выдать тебя за своего бойфренда», — пьяно рассмеялась тогда Циглер, а МакКри только поиграл бровями и заявил, что он всегда готов стать им по-настоящему. После смеялись уже вместе.

(Они все обсудили и решили ещё в тот день, и Ангела даже успокоилась — но, как оказалось, спокойствие не продлилось долго.)

К вечеру пятницы нервное напряжение достигает пика. Доктор Циглер бросает работу, смирившись с тем, что продуктивность этого дня стремится к минус бесконечности, и сбегает в курилку, где трясущимися пальцами находит среди контактов номер Джесси. Когда вместо ответа ей прилетает отбойник (что автоматом подразумевает, что абонент находится на задании, где недопустимо наличие средств связи), у Ангелы внутри всё обрывается — к горлу подкатывает ком.

— Афина, — она вызывает интерфейс ИИ на телефоне. — Где сейчас находится Джесси МакКри?

Равнодушный, хоть в нём и слышатся нотки сожаления, голос отвечает добивающим «данные засекречены».

Ангела срывается с места и почти бежит в соседнее крыло швейцарской базы. Она задыхается — но не от быстрого шага, а от настоящей паники, которая захватывает её в этот момент. (Чёрт! Они все обговорили! У них был план. Джесси не мог просто… бросить её. Один на один с семьей… давящими стенами… воротничками платьев…)

— Доктор Циглер? Какими судьбами? — знакомый агент из подразделения коммандера Рейеса придерживает ей дверь лифта, ведущего на нижний ярус базы.

Ангела сглатывает и давит из себя улыбку, отговариваясь какими-то рабочими вопросами. Ноги сами несут её к кабинету Габриэля Рейеса, и ещё прежде, чем мозг успевает донести до неё, что это чертовски плохая идея, Циглер нервно барабанит в дверь и влетает в комнату, стоит той отъехать в сторону.

— Почему?! Коммандер Рейес, ради всего святого, просто скажите, почему именно сейчас? — Ангела подходит к его столу вплотную. — Куда вы его отправили? Когда он вернётся? Неужели вы не могли выбрать кого-то другого в конце концов?!

Циглер жадно хватает ртом воздух, падает на свободный стул и обессиленно откидывается на жёсткую спинку. Медленно, но верно, до неё доходит, что она только сделала — в чей кабинет влетела, и на кого, буквально, накричала. Вся её решительность мигом капитулирует. Ангела только теперь поднимает взгляд на лицо хозяина кабинета, и заметно бледнеет.
(Прежде она Габриэля Рейеса вообще боялась, избегала и старалась не беспокоить даже по важным вопросам. В какой-то момент ситуация улучшилась, но права вести себя таким образом ей это, разумеется, не давало.)

Отредактировано Angela Ziegler (2022-02-22 11:16)

+1

3

Габриэль ненавидел возиться с бюрократией. По его личному мнению без всех этих долгих, нудных и бесполезных инстанций жить стало бы намного проще. Меньше желания заплатить кому-то сверху для решения каких-то твоих личных проблем за определённую сумму; меньше продажных чиновников; меньше преступников и меньше террористов, которые пытаются диктовать свои условия миру. По всему выходит, насрать этим людям на бюрократию, точно так же как и ему самому.

Моррисон глупо полагает, что добиться результата можно лишь законным путем. Габриэль, уступив, сейчас сжимает зубы и держится за плотно перевязанный бинтами бок - затянутый так, что дышать сложно. А ведь мог послать Джека нахер и пристрелить там каждого до того, как ему сломают пару рёбер. Но куда ему, такому приземленному идиоту до высоких идеалов капитана_дерьмо_собачье, как однажды его назвал МакКри при первой их встрече?
Образец правильности, взвешенных решений, весь такой идеальный долбоеб, на которого без жалости смотреть больно. Потому Рейес и не смотрит, дела поважнее есть.

К примеру, подчищать то, что святой Джек трогать не стал бы - ну воняет оно парню. И это воняет, и то воняет, и все вокруг так-то пахнет не очень. Рейесу не то чтобы такта хватает не спросить, если ото всех вокруг воняет дерьмом, то может это сам Джек обосрался? Никакого такта - жаль времени на него тратить, и на его принципы тоже.

Джесси злится, он по глазам видит, что пацан не в восторге. Как был не в восторге когда помогал ему ребра затягивать, может быть потому что не верил Габриэлю? На нем все как на собаке заживает, а пара новых трещин точно не убьёт.
МакКри мялся, думал о чем-то и на его лице непозволительно долго держалось серьёзное выражение с чувственной складкой, что залегла между бровей.
А потом предложил заменить его сегодня вечером, чтобы сам Рейес не отправился на очередное задание. Не в таком состоянии.

Состоянии. Надо же. Габриэль себя старым носком ощутил, дырявым таким: и на пальце большом, и на пятке сразу, и даже на подошве. Будто вся жизнь прошла и уже все, basta.
Вот же срань.
Наверное потому и пообещал, что сейчас Джесси сам в "таком состоянии" будет, если трепаться не прекратит.
Тот только послал его себе под нос и быстро ретировался.

Едва Габриэль успел насладиться тишиной, как в кабинет влетела, не буквально, конечно, но около того, доктор Циглер. Ее речь, пламенная и полная негодования, была дольше, чем все их разговоры вместе взятые за то время как девица появилась на этой гребной базе.
- Diablos, - выругался в кулак, устало прикрывая глаза. Какой там Ангел - Дьяволица настоящая. На кой ей понадобился его боец прямо сейчас? Свидание что ли обломалось? Так переживёт, они здесь не в игрушки балуются, ну, все кроме Джека конечно. Этот будто не в отряде специального назначения, а Далай Лама на чаепитии.
- Dios mío! Девка, ты совсем рехнулась? - осторожно откидываясь на спинку стула, сжимает пальцами порваную сбоку тёмную водолазку. Та так и осталась у него на коленях, а сам он в бинтах на голое тело, выше пояса.

Резкие движения и попытка повысить голос привели только к рваному вдоху и сипящему выдоху.
А может, и хорошо что сама пришла? Загрузит ее, пусть хоть что-то от боли даст. А Рейес сделает вид, будто ничего не случилось и никаких сцен глаза его не видели, уши не слышали, а нервы не были испытаны на прочность.

+1

4

Сухой, надломленный как будто голос коммандера Рейеса вынуждает Ангелу чуть ли не подпрыгнуть на месте. Тяжесть целого огромного мира ложится на её плечи в тот момент, когда она пытается вспомнить, как это — дышать. Циглер кажется, она не выдерживает больше: перенервничала, довела себя этими божественными смешениями успокоительных и тонизирующих, сорвалась в истерику и теперь получила от неё мощнейшим откатом — и всё это за слишком короткий срок/слишком резко. (В голову лезет совсем уж глупая мысль о том, что талантливый человек талантлив во всём и, если так, то у Ангелы слишком хорошо получается доводить себя до эмоционального истощения за какие-то считанные сутки.)

Коммандер груб — оправданно, конечно, но из-за его тона голоса и сказанных слов хочется расплакаться: вот прямо здесь и сейчас закатить банальнейшую истерику, каких она себе не то что во взрослой жизни, даже в детстве никогда не позволяла. «Держись, держись, держись», — убеждает/уговаривает себя доктор Циглер, позволив себе только мелочно шмыгнуть носом. В глаза Габриэлю она не смотрит принципиально; понимает, что ей бы что-то ответить или оправдать свой порыв и эту вот всю ситуацию, но так хочется просто тихо и мирно исчезнуть, что просто невозможно думать о чём-то, кроме этого.

Только вот голос подать всё же приходится. Дрожащий, нервный, тихий — приходится.

— Простите, коммандер Рейес. Я не имела права так влетать к вам в кабинет, и вообще к вам приходить без предварительного согласования встречи, и вообще это даже не по работе, и мне правда очень жаль, и я прошу вас — то есть, конечно, я не могу вас о чём-либо просить, но всё же, если бы вы могли, то…

Ангела сама путается в том, что пытается сказать, и ей так невообразимо нужна помощь в этот самый момент, что взгляд сам собой всё-таки переходит на лицо Габриэля. (В глазах слёзы стоят, но доктор делает вид, что ей просто искренне жаль за произошедшее, и вовсе она не расплачется тут сейчас перед страшным командиром Blackwatch, нет-нет, какие глупости.)

Секундная пауза.

— Вы ранены, — она даже не уверена, спрашивает или констатирует факт этой репликой.

[indent] Осознание.
Ввалиться сюда, в его кабинет, накричать на него и не заметить его состояния — очень профессионально, доктор Циглер, пять баллов.

Интересно, конечно, меняется ли её выражение лица так же стремительно, как и настроение. Ангела порывисто вскакивает на ноги, быстро (незаметно?) смахнув стоящие в уголках глаз слёзы пальцами, огибает стол Габриэля и решительно разворачивает его прямо на стуле к себе, игнорируя застывшее на его лице выражение крайнего офигевания. Что ж, в обычное время он может быть сколько угодно страшным и неоднозначным начальником, но сейчас, здесь, будучи раненным, он становится всего лишь ещё одним её пациентом. Пациентов доктор Циглер старается не бояться, хотя и из этого правила случаются свои исключения.

— Как безответственно, вы ведь даже не собирались в медпункт! — с некоторым обвинением заявляет Ангела, пристально рассматривая тугую перевязку, которую ей крайне хочется содрать хотя бы для того, чтобы переделать нормально. — Рассказывайте. Подробностей не надо, я знаю, у вас всё всегда секретно, но мне нужно понимать, кто или что вас ударило. Афина! — обращается доктор в воздух, и ИИ отзывается приятным голосом. — Направь в кабинет коммандера Рейеса бота с аптечкой. Только незаметно и без записей в реестре, — быстро добавляет она, заметив не сулящий ничего доброго взгляд Габриэля.

Ну, если уж получать от него выволочку за истерики в его кабинете, то что мешает сразу же получить вторую — за то, что один танлантливый молодой доктор слишком много на себя берёт.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » bless and keep


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно