horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » wash me away (bit by bit)


wash me away (bit by bit)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[nick]thoma[/nick][icon]https://i.imgur.com/sfQN6Nd.png[/icon][fd]gayshit as fuck[/fd][lz]<center>if <b>you</b> want me like that —
that's who i'll be</center>[/lz][status]sorry ayaka[/status]

https://i.imgur.com/IHIqqjS.png

+1

2

инадзуму заливают дожди, тяжёлое небо давит почти физически — голова ещё не болит, но всё упирается в это самое хлипкое «ещё»; кажется, что вот-вот от виска к виску протянет нити мигрень, мучавшая день ото дня вдали от дома.

хочется верить, что родная земля излечит, приведёт в порядок душу и тело. и не только земля. окружение. чужое-родное присутствие. именно желание увидеть всё то, без чего он обходился последние несколько месяцев, заставляет подгонять команду.

попасть на родину оказалось сложнее, чем он себе представлял. отсутствие какое-нибудь бэйдоу, которая взяла бы его на борт пусть даже за баснословную сумму, смущало — складывалось впечатление, что все торговцы решили сделать вид, будто инадзумы не существует вовсе.

«подождите, пока ситуация сбавит обороты»
ласковые, вежливые улыбки.
жалость во взгляде.
оказавшись заложником чужой страны по стечению дурных обстоятельств, аято был вынужден лишь получать запоздалые известия с родины. а потом на остров рито он ступил невероятно злой и молчаливый, не удостоивший привычной улыбкой никого из местных служек.

и, конечно же, первым делом по пути в имение нарвался на лейтенантов фатуи. может, стоило быть чуть сдержаннее?

перешагивает порог дома он всего через пару часов после того, как сходит с корабля. на плечи давит промозглая, отвратительно-дождливая ночь — ливни у открытой воды отвратительны, вкус моря оседал на языке даже в паре миль от побережья.

сонная прислуга лезет под руку, аято отмахивается ото всех, добираясь до собственных покоев. походная куртка, промокшая насквозь, кажется слишком тяжёлой. едва скинув её на пол и лишь украдкой разглядев под рубашкой расползающийся по рёбрам кровоподтёк, он оборачивается объявившемуся на пороге гостю. тут же теплеет взглядом и, кажется, всем телом — по рукам вверх пробегает горячая волна дрожи. одёрнув подол грязной сорочки, тянется к томе одним плавным движением, сгребая пальцами край потрепавшейся куртки и прерывая чужую фразу на середине поцелуем — очень удачно, что тот решил поговорить, так намного проще засунуть ему в рот язык, вылизать губы и нёбо.

ему говорили, что тому часто видят с объявившимся в индзуме героем, который наводит порядки по всему тейвату. говорили, что и аяка обратила на него своё внимание — и именно поэтому так часто в последнее время проводит время не в поместье. после всех слухов аято был уверен, что его ждёт дом, полный лишь прислуги и солдат. как хорошо, что в своём дурном настроении он сильно ошибался.

— тома, — на выдохе, не отстраняясь от губ; усталость и нервное желание сжечь все грязные тряпки отходят на второй план, прохладная ладонь скользит под полу куртки, сминая ткань плотной майки. — помоги мне раздеться.

[nick]kamisato ayato[/nick][icon]https://i.imgur.com/28qzckn.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">genshin impact</a>[/fd][lz]<center>i wanna take a ride<br>on <b>your</b> disco stick</center>[/lz]

+1

3

они говорят: «господин камисато дома», — и тома уже знает; понял не по суете, вмиг оживившей застывшие в ледяной тишине на месяцы и месяцы стены имения прямо так, посреди плачущей ночи — нет. понял по бессоннице, не продиктованной ни страхом — главным оружием только, кажется, вчера отступившей войны, — ни её трусливой подпевалой-тревогой. они говорят: «не стал ни с кем разговаривать», — и тома не удивляется, хотя на его месте так, вероятно, не поступил бы.

он просит всех отложить приветствия до утра, отдохнуть как следует:
— беспокоиться не о чем, я обо всём позабочусь, — говорит с тёплой улыбкой, и кроткая миюки, потирающая сонные глаза, не спорит. не спорит никто — дом успокаивается так же быстро, как вскочил на уши, и спустя несколько мгновений здесь вновь не слышно ничего, кроме злобной канонады дождя, начавшегося в один час с безбурной бессонницей томы.

он не стучится в двери — лишь прислушивается к шорохам за ними, прежде чем войти без приглашения. слова сами слетают с губ: одно, другое, третье — с возвращением, аяка прибудет завтра, я-- — поцелуй смывает их все, выворачивая нутро наизнанку и не оставляя после себя никаких шансов мобилизоваться, собрать мысли в кучу, остаться опорой и поддержкой, которой он всегда был для этой полярной семьи. тома смотрит и не видит, мгновение, второе, третье:
— это подло, — и на элементарную просьбу привлекая аято ближе к себе, зарывается пальцами во влажные волосы, мягко сжимает рубашку под спиной, собирая глупые буквы, разбежавшиеся по углам, в оформленное — я так соскучился, просто дай мне минуту, две, три, — и чем крепче становятся объятия, тем сильнее не хочется их разрывать. тем больше хочется поцеловать — он оставляет множество мелких поцелуев на чужой шее, вжимается губами в холодную кожу под челюстью, ласково оттягивая волосы аято у корней, и знает, что если не притормозит — то останавливать его здесь никто не будет.

останавливать — прерогатива томы, его прямая обязанность и вечное проклятье, и ему приходится это сделать — только затем, чтобы увидеть на своей ладони кровь, которую он сдуру, потеряв голову, конечно без задней мысли принял за воду, за дождь, под который дорогой господин не мог не попасть по дороге домой.

тома поднимает взгляд на аято — нежная тоска вдруг вспыхивает тревожной озабоченностью — и осматривает его с ног до головы; свою, очевидно, потерянную на одно, другое и, разумеется, третье голову он находит сейчас — пропитывающие грязный хлопок багровые пятнышки вызывают не то вину, не то негодование:
— вы сошли с ума, — и вопрос, и утверждение, и стремительные жесты — он поддевает рубашку пальцами столь же быстро, сколько аккуратно, рассматривает ранение, наклоняясь ниже. снова поднимает взгляд. — надо присесть и обработать ранение, — и обязательно узнать, что случилось. но позже. — и лечь поспать.

сейчас тома не даёт ему себя заткнуть или осадить — прикладывается тыльной стороной ладони ко лбу аято, проверяя его на жар, помогает снять промокшую, истрёпанную рубашку, отстёгивает петлю ножен и отставляет меч к стене, всё — по заученной методичке прожитых в имении камисато лет. дерево давно сменилось сталью, а беззлобные игры — жестокой политикой, но привычки остались прежними. за этим — всегда — взять аято за руку, потянуть в сторону постели, усадить на мягкие перины, наказав не словом, но взглядом подождать. тома вертится белкой в колесе — как и обычно — падает в сухом итоге на колени в ноги аято с вымоченной в тёплой воде тряпкой в руках и ловит себя на глупой мысли: за твоё безрассудство страдать всегда должен я. а за ней неминуемо противная необходимость — он прижимает ткань к ранению одной рукой, другой — мягко удерживает аято за бок, и в его глаза совершенно не смотрит.
— только не шутите о том, что если бы я не пришёл, то вы бы так и истекали здесь кровью до самого утра, — мнимая укоризна в его голосе совершенно не сочетается с тем, как осторожно он обрабатывает кожу вокруг раны, то и дело вымачивая клочок ткани в темнеющей от крови воде. — я не буду смеяться.

[nick]thoma[/nick][status]sorry ayaka[/status][icon]https://i.imgur.com/sfQN6Nd.png[/icon][fd]gayshit as fuck[/fd][lz]<center>if <b>you</b> want me like that —
that's who i'll be</center>[/lz]

Отредактировано Bakugo Katsuki (2022-02-26 01:37)

+1

4

разумеется, чужая ласка не может длиться слишком долго; аято внутренне готов к этому, но желание обиженно скривить губы и потребовать ещё почти побеждает. почти. то, как тома привычно хмурится, как отчитывает мягким тоном, руководит каждым его движением — это почти так же правильно, как его пальцы в волосах, губы на шее, дыхание, оседающее на коже.

аято позволяет. позволяет ему всё, молчит, не говоря ни слова, потому что наблюдает: тома не мечется, не бросается от одного к другому, делает всё быстро, но без спешки, со знанием дела. где-то глубоко внутри впивается тончайшая ледяная иголочка — он уже так привык к подобным выходкам своего господина, что реакция всегда почти одна и та же. аято быстро отметает эту мысль и поддаётся усталому желанию побыть куклой в заботливых родных руках.

с ним, в общем-то, всё в порядке. в руках томы, под его осуждающе-тревожным взглядом боль отходит на второй план, а подступившая мигрень вовсе растворяется, будто её и не было. от того тело кажется лёгким и звенящим, словно немного чужим даже — сказывается то ли разом накатившая усталость, то ли резкий переход от «вот бы убить кого-нибудь ещё и завалиться спать» до «я так люблю тебя».

сапоги бы снять и штаны. ткань не промокла, но с дороги и после нескольких дней — недель — в пути кажется, будто он дворовая псина, извалявшаяся в песочной луже. но куда тут денешься, когда тома перед тобой на коленях, так заботливо касается, так смотрит снизу вверх.

аято захлёбывается тем, что расстояние отнимало у него все эти месяцы, мечется от одного желания к другому, тянет руку к рыжим вихрам, стягивая упругую «рогатую» ленту со лба. волосы тут же лезут томе в глаза, аято исправляет это недоразумение, зачёсывая их назад ласковыми движениями раз, другой, третий. хмыкает тихо в ответ на упрёк.

— никаких шуток, — отвечает, вторя чужой серьёзности, бутафорской, правда, но что поделать — с губ никак не сходит ласковая, нежная улыбка. — только суровая реальность — истёк бы кровью, не окажись тебя поблизости… хорошо, что ты всегда со мной.

хочется шутить — удивительно, как выжил там без тебя; удивительно, что ты не со своими новыми друзьями; удивительно, что страна стоит целая и ты жив, тома.

хочется размышлять вслух, тоже шутливо и с примесью острых лезвий — смотри, как мы оба изменились, ты чуть не лишился «глаза бога» и жизни, я лишился своих чудесных волос и половины запасов терпения.

вторая половина вот-вот подойдёт к концу.
в животе стягивается слабый пока узел возбуждения и желания отбросить всё, залезть руками под одежду, притянуть к себе, наплевав на неглубокое ранение, на побаливающие на каждом вдохе рёбра, на сухость во рту. последнее можно исправить, вновь впившись поцелуем в податливый рот, но аято слишком устал, чтобы диктовать сейчас свои правила; играет по знакомым, установленным не им.

— я совершенно точно сошёл с ума, — выговаривает медленно, едва ли не по слогам, звуки лениво смешиваются с шумом дождя.

аято ещё раз проходится пальцами по рыжим, зачёсанным назад его стараниями вихрам, оглаживает тёплую щёку, шею, трогает за мочку уха, подцепив широкую лямку майки, прижимает ладонь к коже на плече, чуть царапая. исследует всё, до чего дотягивается, следит хищно за лицом томы. и отстраняется плавно, расстёгивая ряд пуговиц на штанах под внимательным, знакомым от и до взглядом.

— это всё долгая дорогая домой, чёртовы фатуи и то, как сильно я по тебе соскучился. — так банально и отчасти даже некрасиво провоцировать сейчас хочется больше. — тома, — зовёт ласково, подаваясь снова ближе и обнимая ладонями за плечи, — может, примем вместе ванну? как бы мне не простудится сразу после возвращения домой.

[nick]kamisato ayato[/nick][icon]https://i.imgur.com/28qzckn.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">genshin impact</a>[/fd][lz]<center>i wanna take a ride<br>on <b>your</b> disco stick</center>[/lz]

+1


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » wash me away (bit by bit)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно