horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » their world is dead


their world is dead

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/b09Z5pz.jpg
https://i.imgur.com/nTFzW7z.jpg

[icon]https://i.imgur.com/7jZ03GQ.jpg[/icon]

Отредактировано Florence Hughes (2022-03-31 09:03)

+5

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/927/639823.jpg[/icon]

В груди всё ещё неприятно свербело. И дело далеко не в ностальгии, что он испытывал, идя по улицам Нью-Йорка. Он был здесь давно, и тогда он звался Джонатаном Ридом. Человеком, сбежавшим от одного самодура к другому. К сожалению, если один из них держал в ежовых рукавицах, то второй допустил бойню. М всё ещё был лучше Никсона. Впрочем, это не достижение, ведь даже дерьмо собачье было лучше Никсона. И всё же в груди свербело не из за нахлынувших воспоминаний, нет. Торпор - не самое приятное времяпрепровождение в не-жизни. Уж можете, блять, поверить.

Фрэнк начал замечать, что за ним следят, ещё только по прибытии в Яблоко. Тогда он не обратил внимания, ибо прекрасно понимал правила игры. Но когда он продолжил ловить на себе заинтересованные взгляды и после визита к Княгине, до гангрела начало доходить: здесь определенно, блять, что-то не так. Он достаточно занимался выслеживанием людей и частным сыском, чтобы понимать, как это всё работает. В Орлеане бы он вычислил того, кто пытается под него копать, довольно быстро. Но там у него были налаженные связи и нужные знакомства, а в Нью-Йорке была только квартирка в каком-то клоповнике, фургон и туманные перспективы.

И всё же лучше. чем окончательно подохнуть, - думал он, заходя в переулок, надежно защищающий от искусственного освещения ночного города. Игра в кошки-мышки уже основательно утомила Фрэнка, а потому пора было из добычи превращаться в охотника. Благо это он умел.

- У тебя два варианта, - рычит он, - либо ты говоришь мне, куда идти, чтобы говорить с твоим заказчиком, либо останешься здесь без рук и ног, дожидаться рассвета.
Егер принюхался. Нюх не обманул его, от ублюдка, что сейчас трепыхался, будучи прижатым к стене, и правда несло мертвечиной. Впрочем, кого ещё он мог заинтересовать?
- Могу сказать только одно направление, куда тебе следует идти. Нахуй, - огрызнулся упырь, - если ты думаешь, что я боюсь тебя больше, чем её, то...
Опрометчиво. Впрочем, горе-преследователю ещё только предстояло узнать, что Фрэнк совсем не в настроении веселиться.

Нет, он не стал убивать засранца. Не хватало ему ещё сразу по прибытии переходить дорогу другим кровососам, заделавшись убийцей себе подобных. Но до следующего приёма крови тому придется повременить с работой, это точно. Оставалось только надеяться, что адрес, который ему дали, не был западнёй.

Вампир дал Фрэнку координаты бара, где его нанимательница обычно коротала вечера. Видимо, страх перед ней действительно был силён, раз адрес её логова он не дал даже под страхом смерти. Похвально. Само же злачное место встретило Егера ровно так, как тому и подобает в столь поздний час: людей было не так много, и большая часть из них уже была заправлена по самое не балуй. Среди них сразу выделялась девушка, в одиночестве сидящая в самом тёмном и неприметном углу заведения, смеряющая окружение скучающим взглядом. Впрочем, на ночного гостя она обратила внимание вместе с остальными. И её взгляд задержался на Фрэнке дольше, чем у других обитателей бара, довольно скоро вернувшихся к своим делам. Но Егер понял, что это именно она цель его визита не поэтому. У него была отменная память на лица (практически обязательный пункт при его занятости), и он помнил, что видел девушки при визите к Княгине.

- Если что-то интересует - могла бы просто спросить, - говорит Фрэнк, садясь напротив вампирши, - и избавила бы...

Гангрел выуживает из нагрудного кармана плаща водительские права вампира, которого он отправил зализывать раны на ближайшие пару дней и, бегло пробежавшись по ним взглядом, кладёт их перед девушкой.

- Донована Доусона. Н-да, ну и имечко (если оно, конечно, настоящее). Так вот, избавила бы мистера Доусона от необходимости восстанавливаться за счет такой ценной в наше время витэ. Впрочем, отдам засранцу должное - он крепкий орешек. И всё же, возвращаясь к насущному вопросу... Чего тебе от меня нужно, мисс Хьюз?

Да, Егер тоже умеет копать. И ему жуть как хотелось, чтобы она знала - в эту игру могут играть двое.

Отредактировано Frank Jaeger (2022-05-23 12:33)

+2

3

Прожженный никотин – что кислород – субстанция (ныне) чуждая; как тонкая бумажная палочка меж костлявых пальцев – как вздымающиеся (поневоле) вверх ребра: за выдохом, вроде бы, идет вдох – но внутри гореть больше нечему,
и гнить – собственно, тоже. Из нового – только причудливые надписи на каждой пачке да более скверный табак; из старого – невероятно огромная расположенность к самоповреждению у рядового жителя муравейника.

Рак легких или импотенция – каков будет твой выбор сегодня?

Флоренс лишь недовольно разгоняет у собственного лица густой туман, расплескавшийся из-под чужих губ – задница в тесных штанах липнет к подранному стулу у чахлой стойки.

- Что-то будете, «мэм»?

[indent] - Мне, блять, за пятьдесят, по-твоему? – ухмылка спотыкается о слегка выделяющиеся клыки вроде бы невзначай, - какая нахуй «мэм».

- Мне-то откуда знать, - роняет смешок сквозь хрипотцу, - спрашивать возраст у дам, говорят, неприлично.

Разъебанные гнилостью бары, как чистейшее алиби пред лицом Маскарада – всем здесь всегда плевать; важнее возможности в хлам убиться, только собственное искривленное отражение на дне немытого стакана и сброшенный нечаянно на колени пепел – сплюнь да разотри – сигарета вдруг жадно кусается, ранит огрубевшие пальцы вялым своим огоньком.

Флоренс в таких местах нравилось – здесь, как и в разрезе ее окаменевшего сердца, навсегда остановилось время; и вокруг – не люди: реликты. Живые памятники убывающих дней.

[indent] - Мне как обычно, - соскальзывая с барного стула, бросает, - и передавай привет Торку.

Ночной Нью-Йорк до смешного мал – каждое новое лицо воспринимается, как наживка на теле изогнутого крючка: весело подрагивает да разводит рябь. И сценария только два – пустить в оборот либо в расход; новое мясо – просто гнилое мясо,
тонким разрезом ложится поверх корней башни из слоновой кости – ее питает, как дерьмо: мух.

Подобных Лав – одиночек – наверное, единицы,
недостаток могущественной протекции заставляет сбиваться в стайки, что на деле лишь жалкий сброд: пред большей силой тот наивно трепещет; но Флоренс так было даже удобнее – чем больше количество языков, тем больше удобных сведений – тем существеннее гонорар. Деньги – последнее, что интересует, когда жить осталось вечность и чуточку больше;
информация – пища куда менее пресная. Пусть ей не оплатишь свое жилье.

Но работа, что разжеванная в тряпки жвачка, изъеденная дырами увязающая в самой себе рутина – узнай, рассортируй, принеси, доложи: получи приторную улыбку в довесок; было бы чем – вывернуло бы наизнанку (да самой пустотой зияет распотрошенное брезгливостью собственное нутро).

[indent] - Меня по имени уже никто не зовет, - бровь ползет на исполосованный при жизни мимическими морщинами лоб, - и тебе советую делать так же.

Подсуетившийся бармен ставит перед глазами бокал с вязкой багровой жидкостью, затем медленно наклоняется: это отребье не мешает, Лав?

[indent] - Всё путём, - жестом указывает оставить их наедине, - ну а тебе бы быть чуточку вежливее. Как со мной, так и с моими ребятами. Усёк?

Делает первый глоток.

[indent] - И ты правда настолько тупой, что полагаешь, будто и правда можешь задавать здесь вопросы, Джонни?

[icon]https://i.imgur.com/7jZ03GQ.jpg[/icon]

Отредактировано Florence Hughes (2022-05-23 00:06)

+2

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/927/639823.jpg[/icon]

Возможно, то, что недавно Фрэнк практически чудом смог избежать окончательной смерти, здорово сыграло на его инстинктах самосохранения, и он отчего-то решил, что он непрошибаем. Либо же девушка, сидящая перед ним, была права, и ему правда стоило бы проверить, настолько ли он умён, насколько сам считает. Но важна ли причина, когда известен результат. Он облажался.

И понял это Егер ещё до того, как собеседница раскрыла перед ним карты. После того, как до его ушей донеслись тихие слова бармена на ухо девушки, он понял, что играет с профессионалом. И рука у него, блять, была самая что ни на есть хуёвая. Хуёвее и придумать сложно. Но это не значит, что её нельзя правильно разыграть.

Довольно вальяжно откинувшись на спинку видавшего виды стула, он ухмыльнулся. Далеко не самой своей приятной ухмылкой. Впрочем, неизвестно, были ли в его арсенале приятные ухмылки в принципе.

- Надо полагать, советы твои полезны для здоровья... - удовлетворительно кивнув, ответил гангрел, после чего, выдержав небольшую паузу, словно оценивая прозвище сородича, добавил, - "Лав".

Разумеется, Егер не забывал о том, где он находится. Он не подавал вида, дабы не выглядеть слишком уж подозрительным, и не лишать этот диалог последних намёков на флёр светской беседы, но глаза его украдкой изучали бар и немногочисленных персон, что его заполняли.

Действительно, взгляд бармена то и дело возвращался к их столику. Как и взгляды пары крепких мордоворотов, одиноко сидящих в разных концах зала. Надо думать, они и были теми, кто сдерживал особо буйных гостей. Буянить Фрэнк, впрочем, не собирался. Однако сказать, что его нервировали эти "надзиратели" - не сказать ничего.

- Да я бы с радостью, - отвечает он, - да вот не знал я, что этому "Доусону" было от меня нужно. Я, знаешь ли. тут новенький, местных правил пока не знаю, а твой упырёнок на побегушках даром что плешь в моём затылке не проел своими зенками за эти пару недель, что я тут. Может, бейджики им вешать, чтоб я знал, чьи это ребята? А ещё лучше просто связаться со мной напрямую. Я, может, и не самый приятный парень на свете, но связывать слова в предложения пока, вроде, могу.

Закосить под недалёкого дуболома. Довольно стандартный, но действенный ход, особенно учитывая, что на гения мысли внешне Фрэнк не то чтобы походил. Этим он надеялся убить сразу двух зайцев: понять, насколько девушка перед ним проницательна, а также что ей уже известно о его персоне. Кроме имени, что тот уже давно считал забытым.

- Опять же, говорю исключительно в качестве рекомендаций, потому как очень уж беспокоюсь о твоих ребятах, и не хочу, чтобы с ними что-то случилось, пусть даже и по моей вине.

Разведя руки в стороны, Фрэнк продолжает улыбаться краешком губ. Впрочем, улыбка эта всё ещё не выглядит хоть сколько-нибудь добродушно, хотя и пытается казаться таковой. Честно.

Отредактировано Frank Jaeger (2022-06-01 10:18)

+2

5

[indent] - Да что ты говоришь, - щиплющую язык нервозность сплевывает в стакан.

Вкус чужого наебалова до блевоты привычный – Лав наклоняется над липким столом и смотрит чужаку прямо в глаза – да, вкус наебалова скатывается вместе со словами в уже_мертвый желудок, а вот разыгрываемое шапито проглотить не получается: рвет своей угловатостью рот.

[indent] - Раз уж ты быстро учишься, то стоит предупредить, что в игры я не играю, - щурится: по неискоренимой привычке, - и что-то мне, сука, подсказывает, что ты – тоже. Давай не будем испытывать терпение друг друга.

Его наглость захватывает – как и его желание пробраться своими шершавыми пальцами туда, куда (очевидно) не следует. Прощупывать почву, осыпанную битым стеклом, бывает (опять таки, очевидно, что) неприятно – проехаться по ней ебалом неприятней вдвойне; Лав, склонив голову, разглядывает оголенный звериный оскал.

И не с такими уебками имела дело – Нью-Йорк город возможностей, будущих самоубийц и живущих мечтой; но оборотень в его пределах – что вымирающий вид. Со стороны, по крайней мере, наблюдать интересно.

[indent] - Ты ведь не впервые переезжаешь, да?

Откидывается, наконец, на спинку дивана – расползается по заерзанной коже: держаться вальяжно слишком легко, когда влипла в зону комфорта (и ей вдруг становится интересно, что было бы, встреться они с глазу на глаз).

[indent] - Прекрасно знаешь, как ужиться со всеведущей Камарильей, - приодеть на себя чужую шкуру: только лишь часть работы, - да и не только с ней. Так что меня весьма удивляет тот факт, что ты не ожидал пристальных взглядов в свою сторону. Или есть что скрывать?

Новости из Нового Орлеана уже перестали быть таковыми, пока «Фрэнк» оказался здесь – Шабаш прочно пустил свои корни средь его разъебанных наводнением улиц: тот сам себя охотно продал. Век под одним знаменем – век под другим; существование только ярче, когда каждую ночь на покрывалах стонет новое, незапятнанное твоей памятью молоденькое лицо. Каждый город – продажен, разнится только цена.

Орлеан кинулся в ноги за пару монет.

[indent] - В конце концов, лично меня это мало волнует, так что можешь не отвечать. Могу только дать еще один – последний – бесплатный совет: будь скучнее даже той бабки, что живет у тебя по соседству. Тогда от тебя отъебутся.

[icon]https://i.imgur.com/7jZ03GQ.jpg[/icon]

+1

6

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/927/639823.jpg[/icon]

Представление действительно затянулось. И клоуном в нём себя на этот раз ощущал именно гангрел. Роль была непривычна, и, сказать по правде, неприятна. Так что срыв покровов своей новоявленной знакомой он даже воспринял с облегчением. Всё же он предпочитал действовать напролом, изяществом напоминая, по словам Коулмана, "напалмовую клизму".

Впрочем, застать врасплох она умела, этого не отнять. Сперва назвала его имя, теперь - это. Она и правда чертовски хорошо подготовилась. И, возможно, именно поэтому стоило подыграть. А может и потому, что её нрав... Привлекал. Нечасто он встречал сородичей, что настолько непринужденно и легко хватали его за яйца.

Из последней он самолично пытался выпустить кишки. До своего второго "переезда".

- Как и все мы, разве нет? - уходит от ответа Фрэнк. Лав и сама прекрасно знает, потому его подтверждений не требуется, а сам гангрел до скрипа зубов ненавидел вспоминать о том. как Камарилья продала Новый Орлеан, давая понять, что это не "война", а просто дешевый политический фарс. Фарс, от которого выворачивало давно уже сдохшие внутренности.

- Скрывать? Я тебя умоляю, что мог скрывать простой "работяга", подчищающий дерьмо в Новом Орлеане? - усмехнувшись, отвечает Егер, - но есть, кого защищать. От "всеведущей Камарильи" в том числе.

Он наклоняется над над столом, а взгляд его становится предельно серьезен. Кажется, больше там нет ни капли той насмешливости и притворной "туповатости", что он пытался разыграть перед Флоренс ранее. Дерьмовая была идея.

- Так что я буду благодарен, если этот разговор останется между нами, Лав. А благодарным я быть умею, можешь не сомневаться. От себя же могу гарантировать, что здешняя Камарилья обо мне забудет в самом хуёвом раскладе через месяц. И дело не в твоём совете. Просто я заебался наблюдать одно и то же от "переезда" к "переезду". Но я надеюсь, что подобные "Доусону" типы перестанут докучать, а если и продолжат - пусть это будет только моей проблемой. Потому что если это станет проблемой тех немногих, кто мне дорог - я, блять, из под земли достану того, кто в этом виноват. И настолько вежливым не буду. Даже с тобой, Лав.

Впервые за всю эту беседу он не пытался юлить, разыгрывать браваду или пытаться быть тем, кем он не является. Впервые в этой дерьмовой забегаловке Фрэнк позволил себе быть самим собой и говорить максимально открыто. Остается лишь гадать, насколько подобная честность импонирует его новой знакомой.

+1

7

[indent] - Мне абсолютно плевать на тебя и твою маленькую собачонку, Фрэнки, - приторное ударение ложится поверх его имени раскрепощенно, как блядь, - я просто делаю свою работу, как делал ты. Как делают многие в этом городе, собственно – так что в следующий раз тебе может повезти куда меньше. Я – не самый плохой вариант для встреч тет-а-тет.

Осматриваясь, обжигается чужим любопытством – пристальные взгляды лакеев Торка рассеивают плотную дымку загулявшего под потолком никотина;
неспешно дырявит пространство гаражный рок.

[indent] - Ну, или что-то вроде того.

Вылепленное обстоятельствами лицо всегда выглядит немного скучающим, в какие-то моменты, быть может, и саркастичным, чуть более – напряженным, но никогда не бывает заинтересованным хотя бы на грамм; привычка, как она говорит, профессиональная – въелась чуть глубже, чем смогла вгрызться смерть.

Казаться неравнодушной равно тому, чтобы выглядеть дешево в глазах покупателя – любопытство принято лишь запивать гонорарами, стекающими вязкой струей по очертаниям острого подбородка.

Могло бы – сердце, раздосадовано, пропустило бы удар или два.

[indent] - И да, - игнорировать чужой запах – сложно; Лав непроизвольно морщит лицо.
[indent] - Не стоит при мне метить свою территорию, у тебя ее здесь как таковой в принципе – нет. Мы же вроде бы договорились, что ты не будешь вести себя, как уебок?

Лав чувствует, как занимает все больше места – с каждым словом меркнет и без того тусклый свет – еще немного, и взгляд уткнется в черное полотно; еще немного и нечем будет дышать – было бы это важно для кого-то из них, а так –
только брови, вылизанные раздражением, ползут вверх.

[indent] - Понимаю, что в новом городе поначалу бывает трудно разобраться, кто друг, а кто – враг. Но знаешь, - слух ложится поверх мертвого пульса склонившегося над шатающимся столиком собеседника, - здесь друзей у тебя пока совсем нет. Попробуй приструнить гонор – быть может, тогда и появятся. М?

- Эй, что за посиделки и без меня, сладкая?

Чужой голос вспарывает глотку садовыми ножницами, их же острием – пронзает замершую полвека назад грудь; Лав зубами скрипит – те едва друг о друга скребутся: бархатное раздражение проливается гноем вовне, гневливостью оборачивается.

[indent] - Да потому что грязным шавкам место за дверью, Декс, - чужая рука непроизвольно касается ее острых плеч, - тебе очень нравится возвращаться к своему хозяину в разобранном виде? Воспоминания о нашей прошлой встрече то дерьмо, оставшееся у тебя вместо души, не греют?

[icon]https://i.imgur.com/7jZ03GQ.jpg[/icon]

+1

8

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/927/639823.jpg[/icon]

Собачонка? Что ж, справедливо - сейчас они с Айден действительно походили на бездомных шавок. Разница лишь в том, что теперь быть чем-то большим лично Фрэнку и не хотелось. Не после того, как всеми его стараниями Камарилья подтерлась. Возможно, ошибка была в том, что он воспринимал это как войну, когда как жизнь в ночи больше походила на спектакль.

- О, даже не сомневаюсь, - хмыкнув, ответил он откидываясь на спинку стула, на что тот отреагировал протяжным скрипом. Гангрел не уставал поражаться тому, насколько внешность его собеседницы контрастировала с опасностью. что та излучала. Однако, в отличие от Валери, в ней не было того чудовища. Или, скорее, она его не подкармливала так, как это делала нынешняя глава ночного Орлеана.

- Я и не пытался, правда, - продолжая держать дистанцию, говорит Фрэнк, больше не предпринимая попыток вторгнуться в личное пространство Лав, - лишь обозначил свою позицию, не более. Да и если приструнить моё природное очарование, которое ты по нелепой ошибке приняла за гонор - это вряд ли поможет. В конце концов, дружбу, помимо прочего, нужно заслужить.

После этих слов гангрел встал и, напоследок окидывая взглядом как Лав, так и помещение собрался убираться восвояси. К сожалению, у местных были на это другие планы.

От подошедшего к их столику ублюдка смердело кровью. Видимо, недавно подкрепился. Сказать по правде, первым его намерением было молча уйти, оставив Лав разбираться с её проблемами, своеобразно отвечая любезностью на любезность. Увы, совершенно внезапно её проблема решила стать его проблемой, в особенности после того, как Лав послала это отребье куда подальше, отчего последний натурально взбесился.

- А ты куда собрался? На луну повыть можешь и здесь, - осклабился "Декс", переключившийся на Егера. Впрочем, ненадолго. Вскоре он продолжил своё "общение" с Лав, выглядя при этом ничуть не лучше, чем скоморох, угрожающий барону. Это и правда выглядело потешно.

- Какие громкие слова от той, что сладко "любилась" с Аароном, пока не надоело. Его предложение, между прочим, всё ещё в силе. Да и место в койке, вроде как, вакантно.

Блядский цирк, - вздохнув, подумал Фрэнк, уходя от всего этого фарса и оставляя Лав, Декса и остальную шоблу наедине друг с другом и их проблемами. С него, блять, хватит. С силой оттолкнув ублюдка плечом, гангрел направился к выходу, с трудом сдерживая вскипающее раздражение. И очень опрометчиво было мешать ему в этот момент.

- Эй, ты куда собрался? Я же сказал, стоя...

Договорить Фрэнк не дал. Хотелось думать, что его раздражал просто его вид и манера держать себя, но нет. Он достаточно долго прожил, чтобы повидать разного рода уёбков. Сейчас же он рывком взял скользкого пидора из-за порыва, который и сам не до конца понял.

- Слушай сюда, - рыкнул он, обращая внимание, как встрепенулись остальные посетители, пока ещё с интересом наблюдающие за развернувшимся представлением, - я, блять, в душе не ебу, кто такой твой Аарон и чем он так знаменит. Да мне, по большому счету, похуй. Но если ты хочешь вовлечь левых людей в ваши разборки - выбирай оппонента с умом. Иначе в следующий раз я тебе пасть разорву.

Понимая, что представление порядком затянулось, Егер отпустил ублюдка. Всё же Лав была права. В новом городе стоило быть чуть более любезным.

0


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » their world is dead


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно