horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » pieces of her


pieces of her

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/NjOMZ8T.jpg

[icon]https://i.imgur.com/SQDdJBm.jpg[/icon]

+11

2

[status]заколдованные сны[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/2a/da/322-1649187901.jpg[/icon][sign] [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">SLAVIC FOLKLORE</a>[/fd][lz]<center>сердце заплетаю в розовую нитку без конца и края </center>[/lz]

Части неё, которые ещё не растащил ненаедный лес, Злата обережно хорóнит по закромам.
мешает с зелёной тиной, лишь бы никто не нашёл; таит в заболоченной низине, лишь бы не отобрали.

Рыбка прячет частички Гандзю в истошном отчаянии, прям так дробит рукой голою и прячет.
и от лягушки, и от малька всякого, и даже от самой себя прячет. прячет, потому что ничего другого не имеет за душою — только любовь эта у ней пребывает в средоточии, только любовью этой полнится будень,
а кроме — не велика важность.

Но чем больше рыбка присваивает, тем меньше любовь её остаётся верной самой себе.
и всё тяжелее ей даётся слово, и всё проще — песнь лесного царя.
и всё реже Мавка выступает из лесной чащи.

А когда она выходит, роняя в траву росяную поступь со звоном сребра, Злата понимает не зараз,
лопочет, — скажи, почему задержалася? — и целует тонкие пальцы, а под губами шершавит лубяная кора.

Части неё, которые поу́же забрал себе лес, покоятся далеко за косогором, где дремлют осиротевшие мысли, и куда складывают свои бесхозные сны древние боги. Рыбка понимает не зараз, но взгляд Гандзю направлен туда же :
к ясеням, берёзам и ольхе. куда угодно, только бы не в Златины очи.

Злата не зараз понимает, что стан её — стройная пихта, а ответ — курящийся поток бесформенного эфира.
покуда в тихом шелесте ещё можно разобрать голос Гандзю, она продолжает вопрошать,

— я скучала, а ты?

Отредактировано Zolotaya Rybka (2022-09-24 22:32)

+3

3

Иногда ей вспоминается сырость –
та забивается в ноздри из объятий старой, изодранной временем хаты, выметается метлой скрюченной из сеней; на солнце тлея, гаснет – чего не было позволено маленькой девочке, наблюдающей за расцветающей снаружи жизнью из-за бликов истрескавшегося окна.

Внутри было темно и страшно – внутри было нечем дышать,
маленькая Гандзя ежилась на накрахмаленных простынях, кашляла, разрывая глотку – жила от материнских объятий к объятиям. Между – громадная пропасть, лихорадкой плюющая на бледные, болезные щечки; между – одержимость заползала в койку березовыми косами, оплетала холодные девичьи ножки толстым узлом.

Мавкина протяжная песня заползала в ушную раковину,
манила во тьму волнующихся деревьев – в мякоть колосьев, шатающихся на ветру.

И ныне, здесь – в лесных покоях – той маленькой девочке было свободно, ей было живо, пусть сердце – мертво; и оно все еще помнило,
все еще вздрагивало, когда утраченное когда-то имя спадало ненароком с бугорков сукровицы ее посиневших губ.

Оно истекало желтой гнильцой.

Кто ты, Гандзя? Кто я?

Сердце вздрагивало – в агонии билось о клетку рёбер – и Мавка плакала, завывая меж осин жиреющего под солнцем леса – перекрикивая древний Шум; никто боле не ходил в чащу, меж протоптанных тропинок теперь не блуждал: страшился. Горечь, изливающаяся бусинками из стеклянных глаз, травила зелень раннею позолотой, она въедалась в почву гнильцой – заражала омертвением зарождающуюся в дыхании весны жизнь.

Что-то внутри было чуждое, болезненное – ведущее на поводу прямо в пропасть; с высоких порогов, по острым камням: зубами по мутной трясине, губами по изъеденной позолотою чешуе.

[indent] - А был ли у меня выбор, родная? Могла ли я не соскучиться? – поцелуи чужие ложатся поверх ожогами, и глаза Мавки наполняются рудниковой водой – холодными капельками стекают по каменной глади кожи, ледяным багром припадая к земле.

[icon]https://i.imgur.com/SQDdJBm.jpg[/icon]

Отредактировано Mavka (2022-04-16 04:43)

+2

4

Под её руками Мавка бессильно сокрушается и разливается беспокойной водой, какая пóлнит дикие воды. Сизая и холодная. Она пустая внутри, голая, разве что тихое несчастье нарождается за душою, и от того её слёзы на вкус точно терпкая горечь.

Злата целует мокрые щеки в дорожки слёз, в слепом отчаянии припадая к любимому существу, и бесстыдно умыкает слёзы Гандзю, чтобы потом отпустить их в своём водоёме. Воспоминания об этих поцелуях останутся с ней даже тогда, когда разум предаст.
Но пока Злата помнит — их любовь будет вечной.

Ведь их любовь обязательна, по другому быть не может.

Я так и знала! — она захлёбывается скорбной водой и, озноблённая, дрожит,
я знала, что ты будешь скучать по мне.

Знание утешает. Под губами исцелованная кожа распускается алыми соцветиями, и их Злата принимает за смущённый девичий румянец. Знание её отвлекает: Мавка скучала. Скучала.
По Рыбке.

Но голос её безжизненный — точно самая страшная стужа, и слышать его невыносимо, горят уши. Мороз в её голосе пронизывает Рыбку до кости, обирая до каждой чешуйки и срывая прямо с частичками кожицы,
воздушное лезвие полосит по шкуре.

Злата совсем такая же — нагая и беззащитная, кровит из самого сокровенного,
но если противиться, будет только больнее, поэтому она отдаётся отбойному течению, уносящему её всё дальше от берега. Штормовая волна бурлит и пляшет.

Сейчас Мавка рядом и Злата ни за что не отпустит её из своих занемевших рук. Мавка — её спасательный плот. Единственная надежда пережить роковой тягун любви.

Если они будут любить друг друга, ничего страшного не случится.

Голос Златы слаб, — пока смерть не разлучит нас.
На безымянном пальчике петлёй обвязывается льняной локон волос.

Отредактировано Zolotaya Rybka (2022-09-24 22:32)

+2


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » pieces of her


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно