horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » run away with me


run away with me

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/qILFSD7.png

[indent] ► choi yeonjun x choi soobin
тяжёлые последствия пойла бомгю

[nick]choi soobin [/nick][icon]https://i.imgur.com/yk5XmVB.png[/icon][fd]star seekers[/fd][lz]i want all of <b>you</b> [/lz][status]special[/status]

+1

2

[nick]choi yeonjun[/nick][status]люби: я разрешаю[/status][icon]https://i.imgur.com/Ef8wLGa.png[/icon][fd]seek starers[/fd][lz]<center><b>ты</b> пока ещё не знаешь —<br>но играешь на моём поле</center>[/lz]

— ты не забыл про съёмку утром? — голос саён в трубке звучит почему-то безумно смешно — ёнджун пропускает расслабленное «пф-ф» и прочищает горло, запрокидывая голову — надоело сверлить взглядом одну назойливую пятую точку на горизонте.
— да, саён-н-ним, я помню, — скрывать от неё что-либо бессмысленно, так что он даже не пытается подавлять бухие интонации: остатки сознания всё равно сосредоточены совершенно на другом.
— ты выпил? мне стоит беспокоиться? — ёнджун никогда не доставлял старшей неудобств намеренно, несмотря на весь свой взбалмошный нрав — в конце концов, если бы не саён, чёрт знает, где бы чхве сейчас ошивался. может, подмахивал бы кому-нибудь задницей за гроши или ночевал в притоне с кислой пеной у рта. чужой вопрос колет онемевшую за последние несколько часов совесть всего на мгновение — нет, ёнджун слишком угашен, чтобы сейчас к ней прислушиваться.
— ась? — он деланно отрывает телефон от уха — вспыхивающий дисплей бьёт по глазам ярким светом, заставляя жмуриться и отводить взгляд в сторону. — слушай, связь тут никакая, я, это, перезвоню. утром!
последнее, что саён слышит, закидывая его новыми вопросами о местоположении и состоянии — ласковое «сладких снов, саён-ним!»

реальность на сегодня такова: чхве ёнджун заебался. чхве ёнджун безбожно устал, и ничего лучше, чем нажраться в гордом одиночестве в (едва ли) первом попавшемся месте, он не придумал — но даже с таким простым заданием справиться ему не удалось, потому что весь вечер он ловил одни и те же взгляды с одного и того же места; где бы ни был, что бы ни делал, как бы ни пытался оторваться — в итоге только стрелял в ответ тщетными попытками установить зрительный контакт. получалось дерьмово, нет, не получалось вообще. сначала было умилительно, после стало забавно, в конечном итоге оказалось нихера не смешно — маленькая въедливая дрянь внутри, впрочем, никак не хотела, чтобы чхве завершил ночь достойно.

да и не за достойными финалами он сюда пришёл.

смазливый бармен, вскидывая брови, вытягивает губы трубочкой в немом свисте и создаёт иллюзию бурной деятельности, будто не был только что занят наверняка невероятно интересной беседой с сидящим у стойки человеком, когда ёнджун подходит к своему сегодняшнему безымянному недовоздыхателю со спины, чувствуя, как приятно по телу течёт вся выпитая этим вечером отрава. он не мешкает ни секунды, не привык, не умеет, никогда не хотел думать, прежде чем сделать — и по-свойски свешивает руки на чужих плечах, прижимаясь грудью к сгорбленному торсу так, будто встретил давно потерянного лучшего друга:
— я насчитал семь раз, — без «здрасте» шепчет чхве на ухо, слегка задевая губами тёплую кожу; давай, сделай вид, что не понимаешь, о чём идёт речь, пожалуйста, докажи, что я не прав. — и это только за последние десять минут, — семь брошенных в сторону ёнджуна взглядов на семь его попыток сдержаться при том, что сдерживаться он тоже никогда не умел, но любил загонять себя в рамки проверок на прочность. бармен ставит перед ними два шота непонятного содержания с лукавой улыбкой — мол, за счёт заведения — и ёнджуна ведёт окончательно со всего этого цирка, потому что дар он охотно принимает, щурясь в сторону смазливого хвостатого подливальщика и прижимая одну руку к груди человека, который за все эти тягучие секунды в принципе не подумал о том, чтобы закатить скандал на тему своего вдребезги раскуроченного личного пространства.

но здесь ведь есть что ещё поломать, так? скажем, оставить влажный после опрокинутого шота поцелуй на горячей от липнущей изнутри крови щеке, ткнуться носом под челюсть, выдыхая приторную дрянь по бьющейся под кожей жилке — ёнджуна ведёт и ведёт от того, что человек, который весь вечер сверлил в нём блядские чёрные дыры, не оставляя и живого места, так просто даёт ёнджуну себя облюбовать — ему бы чувствовать себя пойманным на очевидный, жирный крючок с яркой, переливающейся пятьюдесятью оттенками опасности даже в этой темени блесной, но…
— надеюсь, вы не поспорили на то, что ты сможешь меня склеить, — он отстраняется, чтобы утянуть незнакомца за собой, и продолжает — слишком тихо, чтобы перебить своими словами играющую в помещении музыку: — иначе милашка-бармен проиграет.

но по этой птице уже стреляли — и не единожды.

обычно он так не делает — это действительно опасно, когда на твоём лице и теле висит многомиллионный ценник, а твой менеджер — ким саён, — но как же ёнджун заебался.

он не смотрит на человека, которого притащил в уборную, в которой словно бы все лампочки перегорели — из неё только что на их счастье вывалилась хихикающая парочка, воняющая сексом; они кидают на новых посетителей мест не столь отдалённых мечтательные взгляды и безмолвно желают хорошего вечера. 
он не смотрит на человека, который вытрахал из него сегодня всю душу, не позволив ему её как следует отвести — этот взгляд по размазанным алкоголем ощущениям отпечатался на нём и не смоется, даже если чхве разотрёт кожу наждачкой. ты пялишься даже сейчас, так?
он не смотрит — не в лицо. подводит к стене, задирая чужую футболку и проводя носом по шее — от него безумно приятно пахнет, и это точно не парфюм; не только он. духи, алкоголь и что-то ещё — смутно знакомое, подумал бы ёнджун, будь он в состоянии в принципе думать.

обычно он так не делает — эта мысль вызывает пьяный смешок, который чхве глушит поцелуем в районе ключиц, мягко проводя ладонью по животу в сторону паха: почему-то сейчас эта во всех смыслах превратная авантюра кажется ему самой правильной вещью на свете; даже мечты о скорой кончине родного батюшки его так не радуют, как настоящий момент полного забвения, в котором он беспардонно лапает абсолютно незнакомого человека.
— ты так пялился, — пальцы цепляют пуговицу на джинсах — ёнджун, наконец, поднимает взгляд к чужому лицу, задерживаясь на губах. — мог бы и сам подойти, я не кусаюсь, — и любит припиздеть вкрадчивым шёпотом — после сказанного он тут же оставляет укус на тёплой шее.

Отредактировано Oikawa "мяхко" Tooru (2022-05-02 01:11)

+1

3

[nick]choi soobin [/nick][status]special[/status][icon]https://i.imgur.com/yk5XmVB.png[/icon][fd]star seekers[/fd][lz]i want all of <b>you</b> [/lz]

- да выпей ты уже.
волшебные слова, которые сводный брат субина произносит по его мнению слишком часто. впрочем, положение обязывает - даже отец субина, обнаружив у сына своей новой пассии нездоровую тягу к болтовне и смешиванию напитков, определил его туда, откуда тот точно не вылетит через два дня работы.
удивительно, но это все же возымело успех - хотя основные заслуги нужно приписать субину, который периодически отправлялся в отцовский бар, чтоб проведать горе-брата. дела шли неплохо - и субину бы лучше лечь поспать и забить на все, что не вводило его обратно в ресурсное состояние, но... но субину слишком часто приходится делать то, чего он совершенно не хочет.
в списке вещей, которые он ненавидит - пить то, что предлагает ему бомгю, поблескивая красивыми глазками в неоновом свете бара.
но еще больше он ненавидит тот факт, что завтра все начнется с начала. снова работа у отца, вечерние курсы и быть может съемка - которая, впрочем, входила в список приятных вещей (читать: совершенно не одобряемо отцом, мачехой и всеми, кто был повязан семейным бизнесом). субину многое непонятно в этой жизни - и одна из этих вещей - поощрение отцом его пребывания в баре (субин, однажды ты унаследуешь семейный бизнес - фраза предельно ясная. факт: субин в баре в среду вечером, и на эту тему никто ничего не имеет против).

- отец сказал присмотреть за тобой. а ты меня спаиваешь.
субин отодвигает бокал, который бомгю наливает едва ли не с горкой. у бомгю на лице искреннее сочувствие проскальзывает в долю секунды, и после меняется на обычное нахальное выражение - субин эту игру на его лице любит, впрочем, как и непутевого брата, который послан в этой жизни, чтоб не дать ему сойти с ума.
и, очевидно, чтоб напоить его до беспамятства.

- на тебя уже пялятся.
субин недоверчиво оглядывается, сталкиваясь взглядом с, пожалуй, самым красивым парнем на планете земля. он резко поворачивается обратно к бомгю, все же протягивая руку к бокалу. у субина бешено бьется сердце, но он списывает все на слишком большой глоток коктейля, что разливается приятным теплом по телу. братец, никак, решил добить его сегодня - что ж, субину бы только на руку было не просыпаться завтрашним утром. бомгю все время говорит, что он до жути занудный и слишком ответственный, и субин рад был бы хоть денек побыть таким, как бомгю, у которого будто carpe diem было выгравировано на лбу, а в душе ни единого сомнения на тему того, что он делает что-то неправильно.

- ты совсем ослеп в этом неоне. ты видел его? - бомгю, конечно же, начинает пялиться на того парня сам, еще и ехидно улыбаясь.
субину хочется ему врезать.
определенно, в этом коктейле намешана адская смесь.
- ревнуешь?
тут же хихикает бомгю, продолжая нарываться. субин мотает головой и украдкой кидает взгляд обратно, но парня там уже нет. благо дело, в толпе найти его не составляет труда - ярко-розовые волосы, будто любимая жвачка субина, призывно мелькают в свете бара, не давая никому (субину) шанса взглянуть куда-то еще.
- отвали.
советует ему от чистого сердца субин, вызывая у того смех. пульс повышается настолько, что у субина уже шумит в ушах - он непроизвольно делает еще глоток, роняя голову на руки. бомгю оставляет его в покое на пару минут, и ему удается отдышаться, пока тот вовсю чирикает с подошедшими парнями.

субину становится немного легче, и он поднимает голову, снова глядя на того, кто заставил его сердце биться сильнее. субину начинаеи казаться, что у него в глазах двоится или троится, потому как нельзя - просто нельзя - вот так постоянно натыкаться взглядом на одного и того же человека.
на человека с такими длинными ногами - можно. скорее не смотреть на него - преступление.
субин уже не понимает, что откровенно пялится, и только заливистый смех бомгю заставляет его на секунду отвлечься.

- смотрите, субин-хён влюбился!
у бомгю в жизни все просто на первый взгляд - понравился кто-то - хватай и тащи в подсобку, пока тот разбирается, нравишься ты ему или нет. однако даже субину известно, что бомгю - наглухо отбитый романтик, который готов серенады петь под окнами и залезать в них с цветами, и похуй тебе на все - главное, что живем мы один раз. однако даже субину известно, что такому парню и серенады можно спеть, и цветы подарить - хоть с его красотой они и не сравнятся - и вообще запереть его, чтоб в одиночестве восхищаться такой неземной красотой.
боже, бомгю не может быть прав.

- ты его видел?
субин сдаётся под натиском чхве-младшего.
а заодно и снова кидает взгляд на того, о ком вообще не хочется замолкать. субину кажется, что все вокруг слепы или слишком нерешительны.
потому он делает еще один глоток и снова смотрит на него, непроизвольно облизывая губы.

- а ты себя видел?
справедливо подмечает бомгю, вскинув брови. субин, конечно, тот еще тормоз, но даже здесь понимает, о чем тот говорит.
даже потолки в подсобках сделали выше, чтоб субин ходил внутри, не горбясь.

еще один раз.
субина начинает трясти, и он выпивает бокал залпом, мотая головой. это у бомгю (и половины населения мира) все просто. субин вот так просто не потащит какого-то незнакомого парня потрахаться в туалете.
хотя, откровенно говоря, очень хочется.
субин на таком ловит себя едва ли не впервые - обычно все вокруг задаются целью выпить из него все жизненные силы, чтоб тот едва мог доходить до кровати - не то что кого-то в нее затащить.
субин пытается сдержаться, но смотрит еще раз. и еще.

и снова возвращается к бомгю, который с интересом косится на объект его воздыхания. бомгю продолжает болтать о том, что субину бы подойти познакомиться, да и вообще он сидит, как затворник, на своей работе, даже в бар приходит, чтоб поработать, а надо отдыхать - и субин его слова слышит, как фоновый шум, не особо к ним прислушиваясь. у субина слишком много дерьма было в жизни, чтобы верить в сказку о прекрасном принце, особенно о таком - и потому он молча принимает следующий бокал, не успевая ни сделать глоток, ни заметить, что бомгю, наконец, заткнулся, ни то, что секундой позже на нем висит чье-то тело.
субин в поисках спасения ищет того парня глазами, пока не понимает, что его обнимают эти самые руки.
и теперь сердце чхве останавливается.

субин, впрочем, пытается открыть рот, чтоб исправить его - смотрел он на него явно больше семи раз. субин вообще не уверен, что смотрел куда-то еще кроме него, стоило ему того заметить.
чертов бомгю и его коктейли.
субин ненавидит вторжение в личное пространство, но эту ненависть все вокруг игнорируют - благо дело, не каждый может дотянуться до него, но каждый может ласково по плечу потрепать, что вызывает в субине море раздражающих эмоций. сейчас же на нем откровенно висят, целуют и дышат в ухо - а он только и может, что медленно обалдевать, не веря, что это с ним происходит.

субин позволяет себя тянуть за руку, тащить в неизвестном направлении, потому как по ощущениям сердце его так и не начало биться. субин будто в дешевой дораме - и ему это, черт возьми, нравится.
потому как дорогой фильм о богатых наследниках семейного бизнеса ему порядком надоел.

парень с ярко-розовыми волосами творит что-то невероятное - и субин тяжело дышит, боясь шевельнуться, не в силах взгляд отвести от самого красивого лица на свете.
субин отчаянно пытается вспомнить, где еще он видел такие глаза.
однако секунду спустя вспоминает, что он все еще не в дешевой дораме - но, кажется, в плохо срежисированном порно.

- я бы никогда к тебе не подошел.
выдыхает субин, все же обретая дар речи, который так бесцеремонно у него отняли первым же шелестом шепота в левое ухо.
субин не лжет - он скорее бы умер на месте, даже если бы бомгю с ним поспорил.
особенно если бы бомгю с ним поспорил.

укусом в шею он сводит его с ума. субину начинают повиноваться все конечности - хоть колени и предательски подгибаются - и он хватает парня за плечо, тут же резко его отпуская и проводя рукой по спине, неуверенно забираясь рукой под футболку и снова сходя с ума, когда губы того касаются его шеи.

- ты безумно красивый.
а субин, черт возьми, не так уж пьян, чтобы застревать в туалете с незнакомцем - но такой шанс ему упускать не хочется.

- укуси меня еще раз, мне кажется, что я сплю.
и лучше бы ему никогда не просыпаться.

Отредактировано Tinker Bell (2022-05-02 11:36)

+1

4

чужие слова вызывают лисью, не самую приятную усмешку: ёнджун хмыкает в открытую шею, ведёт по ней носом с лёгким нажимом к уху — под ним марает кожу новым поцелуем, невесомым в контраст последнему укусу, после которого наверняка останутся следы. обычно он не напивается в рояль в первом попавшемся месте, не устаёт до той степени, когда готов пускать свою жизнь под откос одним неосторожным поступком вроде затаскивания незнакомого человека в ёбаный сортир с вполне очевидной целью, не включающей в себя разговоры о высоком — но сомнения в принятом им решении отбили все взгляды-плети, которыми ёнджун был бессовестно (или всё-таки совесть там есть? да ну, бред какой-то) исполосован; если это не самая правильная вещь в его жизни прямо сейчас, то пускай он здесь же и провалится под землю, не доживёт до завтрашнего беспамятного похмелья — это всё равно станет невероятным одолжением, потому что останавливаться на полпути чхве не умеет так же, как думать, прежде чем открывать свой рот.

ёнджун до одури взаимен, его этому научило прошлое: на предательство — плевок в рожу при первой возможности, на добро — тройная порция «и вам того же» с вишенкой на самой верхушке, на насилие — ультра-блядь-насилие. а на «ты такой красивый, но я бы никогда не подошёл» — рукой в штаны беспардонно и безо всяких предупреждений, подводок, плавных и чутких перекатов в лучших традициях мелодраматичной блевотины. ёнджун думает: все бы так не подходили — и мир бы точно стал ещё более невыносимой помойкой. он лыбится в чужую щёку, раскрывает рот в широком полуоскале, вскидывая брови и делая ровно такой же глубокий вдох, как его скромный визави с охуевшим потенциалом на несбыточное будущее — передразнивает беззлобно, он не злой, не-а, нет, но выглядит это всё равно устрашающе.

— ты не спишь, зайчонок, — он облизывает губы, констатируя то, что в принципе не нуждается в подтверждении укусами, ударами или несчастными словами; плотным движением ведёт по члену незнакомца кончиками пальцев от основания до головки — жмётся к скуле губами, мажет по щеке, спускаясь мелкими поцелуями ниже, к губам. замирает в секундном оцепенении, смотря на приоткрытый перед ним рот. блядь. нет, ну нет, ёнджун, нет. эти губы в расход сегодня не пойдут — и он ухмыляется самому себе: чхве действительно скорее отсосёт с проглотом, нежели позволит этому человеку себя поцеловать. ему бы сейчас язык прикусить, но вся выпитая за вечер дрянь, что кипятит его кровь, считает иначе: — ты тоже красивый; один-один?

смешно или нет — но очередная лампочка в помещении на мгновение меркнет, когда чхве опускается перед своим недосталкером на колени, наконец, вглядываясь невидящими глазами в очертания его лица; почему теперь не смотришь? ты ведь на это рассчитывал? или нет? чёрт, как обидно. обычно он не отсасывает хер-пойми-кому в спасибо-что-не-вонючем толчке, летает повыше, выбирает связи тщательнее, иногда даже пытается в долгосрочку без привязки к хайповым контрактам на полгода — но сегодня, знаете, такой восхитительно необычный день, он так и просит.

просит провести языком по тонкой кожей над резинкой белья, которую цепляют тёплые пальцы, прокладывая губам ёнджуна дорогу для влажных, неаккуратных поцелуев — ему всё же не казалось и всё-таки не показалось: взгляды в его сторону там, за дверью, весь сегодняшний вечер были однозначными, прямыми, как грёбаные шпалы, и острыми, как проклятые ножи. он улыбается, не давая им оценки — после первого и единственного взгляда на губы незнакомца не оценивая в принципе ничего; don’t analyze не крепко, но зацепилось за него как блядское кредо последних лет его жизни, и оно действительно срабатывает и сейчас — чхве проводит ладонью по чужому члену вновь, размазывает по головке смазку большим пальцем, ласково оглаживая уздечку, и дышит до опизденения спокойно — обжигает себя же своими мерными вдохами. он бросает очередной пустой взгляд наверх: картинка там отчего-то заводит сильнее, чем очевидное понимание того, что у незнакомца на него железно стоит, и ёнджун лыбится снова, уже мягче, без оскала — в почти-умилении, прежде чем без лишних проволочек обхватывает головку губами. он не использует язык — мешает смазку со слюной, смакует момент, пытаясь уловить реакцию — сжимает член пальцами у основания, напирает сильнее, выпуская головку изо рта. ему весело — ты безумно красивый — язык по часовой обводит головку, почти останавливаясь на особенно чувствительных местах; повторишь ещё разок? ему смешно — я бы сам не подошёл — ёнджун торопится и не торопится, издевается, выбирает импровизацию против молниеносной атаки за каждый брошенный в его сторону взгляд, меняя ритм с медленного на чуть менее медленный, а мягкие поцелуи на лёгкие засосы. он мешает быстрый, но поверхностный темп с тяжёлым, основательным подходом — желание доставить этому придурку удовольствие в опасной близости шагает рядом с пьяной жаждой пакостливой мести. обычно он так не делает — не делает — не делает: не вылизывает чужие члены так, словно дорвался до мороженого в сорокаградусную жару, тут же останавливаясь на якобы перерыв в виде тёплого выдоха в миллиметровой близости. обычно он не начинает остервенело надрачивать, подбирая губами вытекающую смазку и болтая её на языке так, будто пробует ёбаное сливовое вино на дегустации новорождённой винодельни где-то в йесане, нет, он вообще так не делает — не поднимает пьяные глаза кверху, проводя по стволу от основания до самого пика опухшими губами. обычно он, сука, так не делает: не учит неуверенных в себе незнакомцев брать инициативу в свои руки. но вот ведь, блядь, незадача: сейчас отчего-то безумно, очень сильно захотелось.

[nick]choi yeonjun[/nick][status]люби: я разрешаю[/status][icon]https://i.imgur.com/Ef8wLGa.png[/icon][fd]seek starers[/fd][lz]<center><b>ты</b> пока ещё не знаешь —<br>но играешь на моём поле</center>[/lz]

+1

5

зайчонок.
субин на секунду вздрагивает – в хаосе мыслей спутавшихся, как клубок змей, на мгновение появляется просвет и отголосок воспоминания, что было так давно на подкорке мозга. случайно брошенное незнакомцем слово – и субин кусает губы, что просят сейчас лишь одного – впиться в пухлые и до жути неприлично привлекающие губы незнакомца.
«не смей его предавать»
субин силой бы заставил себя не вспоминать о том, кто прочно засел его в сердце лет так на -дцать, вот только парень с розовыми волосами справляется с этим чуточку быстрее, забывая о невзначай сказанном прозвище и заставляя субина покраснеть (ирония налицо – опускающийся на колени с определенной целью парень – не заставляет. очередная его фраза – да): ты тоже красивый.
субин вцепляется в ручку двери, отчаянно пытаясь нашарить хоть что-то. выйти отсюда? остановиться, пока все не зашло слишком далеко?
ты никому ничем не обязан.
так постоянно повторяет бомгю, а субин считает, что тот несет полную чушь – ведь весь остальной мир едва ли не в унисон твердит, что и в каком количестве должен ему чхве.
но незнакомец умело переключает внимание субина на себя, вытаскивая наружу изголодавшегося по ласке (она ли это?) зверя. субин запрокидывает голову и тяжело дышит, когда незнакомец касается губами низа его живота – субин едва ли не стонет, но вовремя прикусывает губы, которые от такого количества укусов завтра наверняка нальются кровью, а бомгю ехидно будет спрашивать о происхождении этих ранок – хотя сам прекрасно видел, куда его брата потащили – и ничего не сделал, чтоб их остановить.
и субин боится признаться – если сейчас парень остановится, то субин, кажется, умрет на месте.

возбуждение тугим узлом завязывается внизу живота, а незнакомец дразнит его – то осторожно облизывает головку члена – совершенно новые ощущения от субина, которому в жизни не делали минет. особенно такие красивые парни. особенно парни. особенно… субин окончательно лишается рассудка, опуская глаза и встречаясь с хитро поблескивающими глазами незнакомца. в памяти снова брезжит отдаленное воспоминание, но нагло застилается новым – субин не отрывает от него взгляд, стараясь запомнить этот момент – если он всё ещё реален.
– ты… – не останавливайся: но он останавливается, мягко дыша в опасной близости, – издеваешься, – а неплохо для того, кто вообще не понимает поведения людей в подавляющем большинстве случаев, – ты… – а вот это уже, откровенно говоря, плохо – не находить слов. хотя что тут сказать? субин, кажется, попал в рай – или на какой-то из кругов ада. и если все демоны выглядят так – то он, пожалуй, задержится тут надолго.
субин не выдерживает – на лице незнакомца торжество, что сразу подкашивает ноги субина: неужели он этого и добивался?
плевать.
субин перехватывает парня за запястья обеими руками – резким рывком прижимает к стене и проталкивает в развратный рот головку – по тому, с какой готовностью тот его принимает, субин понимает, что снова проигрывает в этой игре, начавшейся с простого взгляда в другой конец бара.
если каждый вечер в этом баре значит, что в итоге он будет трахать в рот такого парня – субин не глядя готов подписывать любые документы.
субин взгляда не отводит – вбиваясь все глубже, заставляет незнакомца дышать учащеннее, но не останавливается – тот наверняка мог бы уже и пнуть его ногой, и попробовать вырваться, но покорность его – обманчивая наверняка – субина поражает. он готов поклясться, что видит в глазах этих восторг – и явное отсутствие мыслей по поводу каких-то последствий. субин с запястий ладони ведет к его пальцам, переплетая со своими – быть к нему ближе, сжимать его крепче, сходить с ума от хлюпающих звуков, которым позавидовал бы любой порнорежиссёр – тихий стон незнакомца, от которого у субина, кажется, встаёт еще больше – и слава всем богам, если они существуют (и существуют – иначе самый красивый человек в мире не стоял бы сейчас на коленях перед субином и с наглой ухмылочкой не засасывал его член, явно не боясь его размеров) – и темнота уборной, которая начинала субина раздражать – он хочет видеть эти до боли знакомые глаза и никогда не отворачиваться)
субин бы и хотел что-то сказать, но слов у него нет никаких – одну руку он резко выдергивает, начиная об этом жалеть едва ли не в первую секунду – но соблазн ухватиться за ярко-розовые волосы (черт бы побрал любимую жвачку субина) слишком велик – и ему субин уже не может противостоять, потому как терять ему больше нечего – и субин впервые в жизни чувствует легкость, что перемешивается с возбуждением, создавая коктейль похлеще адского пойла бомгю – и субин вколачивается в парня сильнее, не думая вообще ни о чем – только когда на ягодицу его ложится рука, он приходит в себя, резко выходя из него.

– ты в порядке? – серьёзно, субин? мы все здесь не в своём уме – и контраст между своим поведением несколько минут назад и мягким отеческим тоном субин сам не замечает – а член его захватывают в плен так же нагло, как затащили в эту кабинку с одной-единственной целью.

он совершенно точно не в порядке – однако рука продолжает тянуть парня за волосы – контрастом он ласково их перебирает, когда снижает темп – и хватает с новой силой, когда тот ускоряется. и позже отпускает – руку парня со своей ягодицы стаскивает и мягко целует кончики его пальцев, поднося к губам – однако возбуждение снова накатывает волной, и он обхватывает их губами, облизывая и чувствуя солоноватый привкус – это уже точно не та розовая жвачка, но, кажется, метит в любимые вкусы – субин протяжно стонет, случайно прикусывая его пальцы, но тут же вбирает их в рот полностью, снова начиная сходить с ума – будто он переставал. ему хочется сделать приятно и этому внезапному партнёру – хотя тот явно выглядит так, что хочет высосать из субина все соки и получает от этого неземное удовольствие – и субину совсем не хочется, чтоб этот рот когда-то пустовал – но он все же выходит, резко опускаясь на колени и цепляясь за застежку брюк парня.
– помоги и себе тоже. я чувствую себя эгоистом, – и совершенно не заслужившим этого акта удовольствия, – пожалуйста, – тихая просьба и мягкий поцелуй за ухо – субин касается члена парня, снова взяв в рот его пальцы и кладя его руку ему же на член.
– на чем мы остановились?
субин снова резко толкает того к стене и вдалбливается в его рот с еще большим остервенением, не отводя от него взгляда – неловкость, кажется, совсем покидает этот чат – кажется, в коктейле бомгю было как минимум зелье, что гудвин дал трусливому льву – потому как субин не ведает, что творит, но ему это, черт возьми, нравится – эти с вызовом глядящие на него глаза и огромные пухлые губы, нагло обхватывающие его член – и, о боги, это лучшее, что когда-то было с субином – ощущения током пронизывают его с ног до головы, когда он перехватывает член у основания, чтоб дать себе еще немного времени.
– если что-то не так, то скажи, – с членом во рту это тяжело, субин, – или ущипни меня.
но вместо этого он ускоряется, снова вцепляясь руками в его волосы – только бы не останавливаться никогда.

[nick]choi soobin [/nick][status]special[/status][icon]https://i.imgur.com/yk5XmVB.png[/icon][fd]star seekers[/fd][lz]i want all of <b>you</b> [/lz]

+1


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » run away with me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно