horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » no hell no (yes please)


no hell no (yes please)

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

- что за неделька, да?
- капитан, сегодня только среда...

— chris redfield, albert wesker

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/803089.png

Нырять с головой, не зная что там вообще, под этой бесконечно тёмной и холодной толщей воды, затея так себе. Или история о том, как работа сверх нормы за себя, того парня и по пинку от мудака Айронса может пагубно повлиять на комфорт вашей пятой точки при попытке сесть.
Так кто проживает на дне океана? Тот, кто сломал свою гетеросексуальность.

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

+4

2

Чёртов город просто гудел и издевался количеством происшествий - создавалось впечатление, что в Раккун сити одновременно находится последний приют для всех душевнобольных и целая мафиозная сеть, возможно китайская, потому что количество идиотов, решивших испытать жаждой действий нервы всего полицейского участка было колоссальным.
Предыдущая ночка выдалась еще та - дежурство, анонимный звонок о заминированной станции, поножовщина на пересечении четвёртой и пятой, после закрыли барыгу наркотой когда он передавал товар малолетке (ее тоже задержали, до появления родителей, прихода адвоката и записи показаний). Еще ограбление банка с освобождением заложников, прошедшее не без сучка. Как назло, их отдел пользовался спросом так, будто только они могли решить все проблемы этого мира. Особенно сегодня, когда после бешеного начала недельки и той самой истории с ограблением и заложниками с утра, Крис и его капитан молча сидели на капоте машины и молча курили спина к спине. Царапины на лице до сих пор немного ныли, хотя затянулись плотной тёмной корочкой и даже особенно глубокая, на переносице, тоже уже ощущалась не столь болезненно. Утром пришлось заклеить ее пластырем, щурясь в зеркало заднего вида, внутри салона.
Потом был перекус в забегаловке и кофе на вынос, который, припарковавшись в тени и закрыв наглухо окна они почти молча пили - даже Редфилду говорить в тот момент было как-то лениво и думалось о чем угодно, но только не о работе. Комфортная тишина после вымотавшего всю душу выезда, нарушаемая разве что едва заметным шумом дорожного движения на улице и рацией, шипящей тихо, где-то на переферии, была нарушена гениальным угонщиком машин. Вескер явно снял с крыши мигалку, иначе этот идиот ни за что не полез бы, пытаясь опустить затонированное окно. Переглянувшись тогда, с каким-то мрачным весельем, они немного выждали перед тем как открыть двери прямо ему в физиономию. В участок поехали уже втроём, а тишину разбавляло нытье себе под нос от нового пассажира.

Крис чувствовал что устал как долбаная псина, но все ещё бросался с головой на каждый вызов - чем раньше начнёшь, тем раньше закончишь. Их отдел зиял пустыми стульями, потому что неравномерные отпуска и отгулы делали чертовски плохо и грозили стать причиной едва ли не срыва. Их ребята не были ленивым, ладно были, но именно данную подставу организовали не специально - начальство выше решило пошутить, не иначе. Да и Редфилд прекрасно знал каким трудоголиком могла быть та же  Валентайн, хуже только он сам, ну и Вескер. Их святой капитан успевал всегда и везде, постоянно погруженный в работу - куча бумаг, задержания, тренировки. Кажется, даже для себя жить не забывал, и от этого возникали мысли что он не человек вовсе - робот, ну или там инопланетянин, или еще какая-то неебическая неизвестная форма жизни - Принц Чарминг или Мистер Совершенство. Исключая тупые шуточки, капитан был неплохим парнем и часто входил в их положение. Однако, работать тоже кто-то должен - вот Редфилд и работал пока все прохлаждаются, а Барри с семьёй, празднуют день рождения дочери. К чести последнего, он был и даже разбирал бумажные завалы ровно до того момента как Крис и Вескер вернулись в офис.

На его смену больше никого не осталось, ах да, конечно, капитан ещё не ушёл.

Глубоко вдохнув, надув щеки, а после выпустив воздух со свистом, Крис обречённо берет очередной бланк и заполняет, напевая себе под нос Led Zeppelin и заканчивая строчкой " I really did the best I could".
- Бл... Хм, святой Вескер, - исправляется сразу же, памятуя о том, как этот самый святой капал на мозги своими лекциями о моральном облике доблестных стражей закона. С тех пор, в присутствии капитана, Редфилд только так и выражался.

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

+2

3

— Вам лучше не лезть не в своё дело, шеф. Я со своими подчинёнными сам разберусь, — цедит Вескер тихо, с явной угрозой, прежде чем решительно оттолкнуться руками от массивного дубового стола, встать и стремительно покинуть перегруженный (на его вкус) всякой требухой неуютный кабинет.

Не прощаясь.
Не выказывая хозяину кабинета даже минимальной видимости уважения.

Когда доблестный начальник полиции Раккун-Сити Брайан Айронс вызывает его на ковёр, чтобы высказать за бесконечную череду отгулов и выходных, свалившихся на отряд «Альфа» подобно лавине нескончаемых и местами тупых вызовов, Альберт с трудом сдерживает едкую ухмылку.
(Когда трусливый заяц пытается командовать хищником, способным сожрать его за один укус, сюр ситуации становится особенно заметным — и захочешь если, проглядеть не сможешь.)

Возможно, в каком-то смысле, претензии Айронса и обоснованы. Когда из всего отряда при исполнении остаются полторы калеки, результативность работы страдает — но это обычно. (Да, Вескер своим ребятами позволяет многое. Да, раздаривает разрешения на отгулы, что тот Санта Клаус, но.) Ведь он сам впрягается в работу, когда обстоятельства того требуют. Откладывает в сторону бесконечные отчёты, закапывает глубже в стол блокнот, где иногда среди дня делает различные, связанные в его основной деятельностью и потому никому, кроме него самого, не понятные заметки. И подхватывается по первому же вызову, как будто и не руководит отрядом, а в нём стажировку проходит, не иначе: жаждет одобрение получить за своё искреннее рвение к работе.

Он не жалеет. Ни минуты потраченного на такой досуг времени.
Идиот Айронс едва ли поймёт, что Вескеру реально нравится такая простая и понятная работа, где в наличии простые и понятные задачи, а ещё простое и понятное общение с простыми и понятными напарниками.

День бьёт все рекорды по количеству идиотов, решивших выйти с остатками отряда «Альфа» на тропу войны. Если утром лоб ещё хочется пробить фейспалмом, то к вечеру Вескер… выдыхает усталость вместе с сигаретным дымом; за день, оказывается, на пару с Крисом Редфилдом они скурили почти три пачки.

Подчинённый, получивший сомнительную честь заиметь капитана в напарники на целый день, оказывается до удивительного молчалив. Альберт наблюдает за ним, незаметно, в течение дня. На лице его отчётливо проступает усталость, нехарактерная молчаливость намекает на то, что сознание тоже отчаянно нуждается в перезагрузке, но в целом для человека, сутки проведшего на ногах, Крис выглядит неплохо — недаром, в конце концов, его Вескер возводит в ранг самых удачных своих экспериментов.

Когда они возвращаются в участок с прихваченным под белы рученьки угонщиком, заслужившим звание победителя по жизни (ну, а надо было ему пытаться угнать именно ту машину, в которой именно в тот момент нежились под кондиционером сотрудники полиции при исполнении), Альберт хлопает Криса по плечу в знак поддержки. Их дороги расходятся: Редфилд тащит «победителя» за его заслуженной наградой, Вескер тащится к решившему забыть своё место Айронсу. Напоминает. Выдыхает. Возвращается к себе, падает в кресло и принимается за бумаги.

Несколько часов пролетают незаметно.
Альберт сладко, до хруста в позвоночнике потягивается, с удивлением смотрит на время, выползает в общую комнату и беззвучно хмыкает, когда обнаруживает, что она не пустует. Чуткий слух улавливает собственную фамилию и переиначенное ругательство. Вескер не терзается сомнениями, почти что подкрадываясь к залипшему над отчётами Редфилду. Рука опускается на чужое плечо; он вальяжно пристраивается бедром на краю стола.

— Мне показалось, или ты меня звал, Крис? — спрашивает Альберт со всё той же ухмылкой. — Или всё же показалось? Говори громче в следующий раз, ага?

Он скашивает взгляд на лист бумаги, наполовину заполненный неровным почерком.

— Заканчиваешь с нашим героем дня? Всё остальное сделал? Хороший мальчик, — Вескер хлопает его по плечу, снова, и тактично убирает руку, когда Крис откидывается на спинку своего кресла. — Есть концептуальное предложение: заканчивай этот рапорт, остальное оставляй до завтра. Хватит с тебя геройствовать, поезжай домой и отоспись. Я планирую заняться тем же, так что будь паинькой и возьми с меня пример. Мир без нас за часов восемь не рухнет, я проверял.

Вескер ведёт шеей, морщась, когда болью отдаются окаменевшие за бумажную волокиту мышцы. И уходить не спешит, даром что сам говорил секунду назад, что планирует сваливать домой.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

Отредактировано Elizabeth Braddock (2022-06-25 17:14)

+2

4

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Вескер подходит неслышно. Будто специально, чтобы Крис не заметил, но внимательность последнего на данный момент на высоте не была. Только ощутив чужую руку на плече, Редфилд делает огромное усилие над собой, чтобы не вздрогнуть и не выдать то, насколько был увлечён... Чем бы то ни было. Затекшая шея и плечи немного ноют, он ведёт плечом и Вескер убирает ладонь, вероятно восприняв это на свой счёт. Или просто совпадение - не важно.

Конечно же, стоило Редфилду что-то ляпнуть про капитана, так тот сразу же как из воздуха появился. Подобное везение по началу даже напрягало и закрадывались мысли, что они никогда не сработаются.
Крис тихо фыркает, глядя на лист перед собой, так же как и Вескер - неудачник года, который пытался угнать машину с копами внутри, очень громко матерился на испанском, оказавшись за решёткой. На самом деле, нельзя было с уверенностью сказать матерился тот или нет, так как Крис испанского не знал, однако, эмоциональный посыл был весьма красноречивым и, чуткий к подобным вещам, он удовлетворённо помахал на прощание рукой новому постояльцу их уютного отеля "Нары".

- Не просто хороший, а лучший мальчик этого отдела, капитан. Просто нужно признать очевидное - я идеал, - расслабленно шутит Редфилд, ставя в тексте точку и, пожевывая конец ручки, задумчиво смотрит на Вескера.
- Всё жду, когда напротив входа повесят хвалебные грамоты и мой портрет в полный рост. Время идёт, а я не молодею. И, прошу заметить, даже не пишу начальству макулатуру, чтобы оно этот процесс ускорило. Сложно жить эту жизнь в столь жестоком мире эгоистов, будучи эталоном скромности, - он улыбается сквозь ломающую усталость, внутренне мечтая хотя бы подремать, не говоря уже о полноценном сне. Возможно, прямо здесь и прямо сейчас, щекой на последнем рапорте, содержащем информацию о придурке, деяния которого следует освещать для потомков. Ну, или хотя бы курсантов полицейской академии да стажеров в участке.
- Ауч. Я знаю этот взгляд, и нет, как лучший мальчик отдела я помню, что за место королевы СТАРЗ идёт неравная борьба между роковой Джилл Валентайн и вашим величеством Альбертом Вескером. Наши портреты будут встречать посетителей всем своим великолепием - пускай привыкают к прекрасному, - беззлобные шутки, похожие друг на друга, но не перестающие веселить изо дня в день, были чем-то сакральным между ними. Между ними всеми, в СТАРЗ, но особенно между Редфилдом и капитаном.

Домой хотелось. Вескер слишком соблазнительно упоминал то, что ему, Крису, нужно отоспаться. Возможно, ему нужно было кое что ещё, но звонить кому-то и назначать свидание известного характера было выше его сил.

Не отводя взгляда, Редфилд откладывает ручку в сторону, и, сцепив пальцы замком, упирается в тыльную сторону ладони.
- Победителю номинации королева СТАРЗ я обещаю купить цветы и поздравить на коленях, - продолжая дурачиться, выдаёт фразу, неоднозначность которой удастся осознать только позже. Сложив пальцы сердечком и изображая сердцебиение у своей груди, Крис отодвигает в сторону заполненные документы - в кои-то веки на его столе царит полнейший порядок.
Поднимаясь со стула в узком пространстве, хочешь или нет, но заденешь того кто рядом - бедро буквально врезается в чужое, пока Редфилд ловит у края стола откатившийся карандаш.
Крис в Вескера буквально упирается. И ему иногда до странного нравится как тот вторгается в личное пространство подчинённых - красиво.

+2

5

В тишине пустующего офиса тихий искренний смех звучит оглушительно громко. Вескер головой качает; Крис так часто его выводит на подобные нетипичные ему реакции, что это, в каком-то смысле, становится уже нормой. Притом, для всех них, всего его отдела.

(Он не собирался сближаться с ними, он не собирался участвовать в бесконечном обмене шутками, не планировал открывать двери своей квартиры для дружеских посиделок и ночёвок, но вот он здесь, полусидит на столе Редфилда и смеётся, и это на самом деле ужасно, потому что слишком… честно. Непозволительно. Только не ему.)

— Да, да, конечно, ваше сиятельное великолепие, и как я только посмел принизить ваше достоинство своим уничижающим ваше величие определением. Четвертовать бы меня, пока ещё не поздно, — сетует он с широкой добродушной улыбкой, поддерживая начатую Крисом очередную игру.

Альберт смотрит на него открыто: шальное веселье в карих глазах перебивает усталость, сложенные вместе руки почти не дрожат (хотя он заметил, ранее, небольшой тремор), улыбка на губах становится отражением его собственной. Ребята в его отделе все неплохие, за исключением неудачника Энрико, разумеется, но ронять его авторитет в глазах отряда «Браво» Вескер не собирается до тех пор, пока тот бесит его… умеренно сильно.

Ребята в отряде «Альфа» особенные.
Они его.

Но в Крисе Редфилде есть что-то ещё, и это что-то стало тем самым тараном, разбившим изначальные планы Альберта держать подчинённых на расстоянии.
(Так было бы удобнее с точки зрения его прикрытия. Так было бы правильнее с точки зрения личного комфорта в будущем, потому что Вескер хорошо уяснил ещё в юности, что терять любимую подопытную крысу больнее, чем какую-то случайную.)

— Брось, Крис, все мы прекрасно понимаем, кто победит в этом честном, хоть и неравном сражении, — шутит Вескер неоднозначно, так, что сказать, намекает он на себя или на Джилл Валентайн, не представляется возможным. — Кстати, а на кого ставишь ты?

Провокация; он щурит глаза, но Крис прерывает зрительный контакт, вставая. Альберт не успевает отойти в сторону, давая ему пространство для манёвра, и чужое бедро врезается в его собственное, а Редфилд оказывается как-то вообще очень близко (Вескер замечает карандаш, за которым тот тянулся, позднее) и только осознание того факта, что все их иногда переходящие на нетрадиционную сексуальную ориентацию шуточки это всего лишь шуточки, удерживает Альберта от каких-либо действий и даже комментариев.

Он не ведёт даже бровью.

(Он усиленно не думает о том, чтобы пошутить на тему грандиозной идеи Криса поздравить победителя на коленях. Кажется, эта шутка могла бы получиться… слишком на грани.)

— Просто к сведению, я предпочитаю ирисы, — серьёзно заявляет он вместо той дури, что невольно лезет в голову.

Возможно, он тоже самую малость устал, раз мысли текут в разных направлениях, превращаются в какую-то дикую мешанину в голове, из которой ни одной толковой он выделить не может. А потом Альберт мысленно вздыхает, потому что соблазн ляпнуть ещё одну глупость пересиливает здравый смысл:

— Рассчитываю на то, что у лучшего мальчика как минимум хорошая память, и он не забудет вручить их, стоя на коленях.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

6

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Многозначительно поигрывая бровями, Крис только загадочно улыбается на вопрос о ставках. Любой его ответ лишь породит новую порцию шуточек и подколов, а сейчас хочется домой поскорее - завтра все равно на работу, должен вернуться Джозеф, взявший несколько отгулов, и Барри. Редфилд предвкушал то, как будет подкалывать Фроста (что он делает регулярно, чаще шутливые перепалки выходят только с Вескером, но вот в них уже нет агрессии). И начнёт он, несомненно, с того как тот пропал на несколько последних дней. Поездка к матери - это отлично, но так как Джо был тем ещё говнюком и занозой, однажды совершив непоправимую ошибку на его глазах, Крис частенько отпускал шутки определённого характера про свои взаимоотношения с этой самой уважаемой во всех отношениях женщиной. Они не были грубыми или сальными, но все равно выводили того из себя. И это, конечно же, Редфилда полностью устраивало.

- Как можно такое забыть? Сегодня, вернувшись домой, я лягу спать и буду видеть чудесные сны, где цветёт целое поле ирисов и они, могу поклясться, столь же прекрасны, как и наши чувства друг к другу, - Крис на память не жалуется, некоторые вещи, такие как эта, он даже записывает себе в ежедневник, чтобы в нужный момент быть во всеоружии. К примеру, Джилл лучше задабривать едой, пивом и хорошими фильмами, а Барри дорогой выпивкой. И если уж Вескер говорит, что любит ирисы, то зачем изобретать велосипед для особых случаев? Не мешало бы выяснить что-то ещё, но… впрочем, сейчас весьма подходящий момент.
- К цветам нужно презентовать вино или шампанское. Можно ещё шоколад. Обязательно, капитан, укажите все свои предпочтения, - из личных вещей с собой сегодня только бумажник, ключи от машины, ключи от квартиры и телефон. Не считая оружия, конечно же. Крис бросает на стол ещё один рассеянный взгляд, после чего они оба покидают офис и гасят там свет. Ключи от него сдают внизу, как обычно, под роспись.

Вечерняя прохлада, в которую он ворвался едва выйдя за двери, встречает запахом улицы, состоящим из мешанины всего и сразу. Где-то неподалёку явно ещё работает тот парень, что продаёт хот-доги, потому что тянет жареными сосисками. Как же приятно осознать, что ветер дует не со стороны мусорных баков. Ещё пахло выхлопами машин и мокрым асфальтом - когда поливали газон опять облили дорожки. По скромному мнению Редфилда, это было вполне неплохо - смывать плевки и остальную дрянь вокруг участка определённо необходимо.

Парковочные места для личного транспорта были чуть дальше, Крис закуривает, отмечая про себя, что Вескер делает то же самое. Надо же, они сегодня коптили так, что никаких лошадей на подобное количество никотина не напасешься. И вот, опять.
- Кажется, мы умрем с пучком сигарет в заднице, судя по тому как часто мы курим, Вескер. Потому что во рту будет второй пучок и мы станем пытаться курить их одновременно, - странный вывод, показавшийся ему забавным.

Они не особо спешат, потому что курить на ходу, при быстром шаге, затея хреновая. А когда добираются до парковки, обнаруживают там парочку патрульных, что возвращались в участок.
- Привет, парни. Пока, парни, - иногда Крис пил вместе с ними пиво. Полезно иметь патрульных в приятелях - ты знаешь все последние сплетни, ведь задача этих ребят следить и замечать разное. Это, конечно же, во вторую очередь.
Пара подколов, и Редфилд шлёт им поочерёдно воздушные поцелуи с руки, а потом показывает фак, разворачиваясь к Вескеру.
Да уж, вести себя как идиот перед начальством - в этом он просто лучший.

- До завтра, капитан, - он говорит это, протягивая руку. Выносить шуточки в духе их группы Альфа за пределы офиса, тем более тет-а-тет, явно не стоило. По крайней мере сейчас. Пожав ладонь Альберта, Крис открывает дерцу и падает на сиденье своей машины. Заводит и трогается с места наконец, глядя в зеркало заднего вида на то, как Вескер делает то же самое.

Спать, ему срочно нужно лечь спать. Он так думает и машина трогается.

+3

7

Вескер выдыхает; усталость Криса на руку ему играет, ведь смысл им самим сказанного до него явно так и не доходит, да и продолжение шутки этой (но уже на грани, потому что капитана заносит) Редфилд тоже сводит к новой, но максимально безобидной. Альберт лениво наблюдает за чужими сборами: невнятными, медленными. Что-то внутри шевелится, требуя предложить Крису бесплатный трансфер до дома, но он себя сам одёргивает, прекрасно понимая, что в отвёт получит скорее всего новую порцию шуточек
На очень тонкой, возможно, грани.
(Которую, возможно, он даже пересечёт чисто случайно, потому что его, совершенно очевидно, сегодня тоже несёт.)

Да и Крис, в конце концов, не маленький мальчик.
Разберётся.

— Цветов и шампанского будет более чем достаточно, — посмеивается он, щёлкая выключателем уже в дверях кабинета, после чего Крис закрывает его на замок. — Впрочем, так уж и быть, согласен принять в дар ещё и набор эклеров. С разными начинками. И чтобы упаковка была перевязана ленточкой. Обязательно.

Дурачится, впрочем, Вескер только с Крисом наедине.
Стоит им выползти в общий коридор и спуститься по лестнице в холл, как он снова на лицо своё натягивает несколько высокомерное холодное выражение. Уже на улице гримаса эта снова плывёт, и, поднимая очки на макушку, Альберт чувствует себя чуть более расслабленным и спокойным, чем ещё минуту назад.

С Крисом они закуривают почти синхронно — единственное, зажигалка у Вескера напоминает о необходимости заправки и отказывается давать огонь. Альберт не успевает даже попросить подчинённого об одолжении, когда тот сам уже протягивает ему свою, и Вескер, кивнув с благодарностью, приближает лицо, чтобы прикурить прямо из его рук.

(В удовольствии в этот момент смотреть точно в глаза Криса он себе не отказывает.)

— Не самая худшая смерть, — уверенно заявляет Альберт в ответ на чужие размышления, задумчиво выдыхая в небо дым, а после некоторой паузы добавляет: — Наверное.

У парковки Крис снова ведёт себя… как Крис. Вескер только глаза закатывает, когда он начинает рассылать знакомым патрульным воздушные поцелуйчики. Сам уже ждёт, почему-то, когда и его один такой настигнет, но Редфилд внезапно вспоминает о субординации, а Альберту от такого резкого контраста становится смешно. Он сдерживается не без труда, пожимая протянутую крепкую руку.

Мелочный мстительный план рождается в дурной голове за пару секунд. Удивительно (при том, что Крис садится машину раньше), но столько же времени ему требуется, чтобы, взвизгнув шинами, газануть с места на собственной машине и самым некрасивым образом Редфилда у выезда подрезать.

Окно своей машины Вескер опускает с излюбленной ухмылкой:

— Тебе не кажется, Крис, что ты кое-что забыл?

На усталом лице Криса написаны непонимание и искренняя задумчивость. Альберт смеётся (в сущности, не столько над Редфилдом, сколько над вообще всей ситуацией и самим собой), прежде чем красноречиво выпятить в сторону Криса щёку и указать на неё пальцем.

— Я жду, Редфилд, — вкрадчиво добавляет он, и только взгляд его в этот момент становится каким-то особенно внимательным, и веселья в нём почему-то совсем нет.

С места Вескер стартует под дружный хохот — свой и Криса.

Дорога до дома занимает рекордно мало времени (ещё бы, когда правая педаль интереснее левой). Альберт и особо усталости, на самом деле не чувствует — так ему кажется, но, стоит только скинуть форму в корзину для белья и присесть в кресло, как всё тело разом будто ею наполняют.

Лениво почитывая отчёты из лаборатории, Вескер тянется к початой бутылке виски, что со вчерашнего вечера стоит здесь же, на столе. Не успевает он нормально проглотить первый обжигающий глоток, как вибрирует с противным звуком телефон на столе.

Высветившегося на экране абонента… бесконечно хочется послать далеко и надолго.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

8

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Он едва успевает затормозить, чтобы избежать столкновения. Сон в тот момент как рукой сняло и Крис с весьма красноречивым выражением лица посмотрел прямо на Вескера. На языке вертелось и едва с него не сорвалось весьма громкое "придурок", но говорить это своему прямому начальнику, который явно устраивает черт знает какой по счету пранк, Крис не стал, пусть и очень бы этого хотелось.
Забыл? Черт, Вескер серьёзно? Среди всех шуток этого мира? Почему, а главное, нахуя?

- О, капитан, так неловко. Это ведь наш первый поцелуй. А вокруг заплеванная парковка участка, два дурочка свидетелей, камеры над выездом… может быть подождём более располагающего момента? Ну там полумрак квартиры, мы вдвоём, вся ночь впереди, - ладно, ему тоже смешно. Но лёгкое чувство, которое почему-то смахивало на смущение, заставило повести плечами. Шутка дурацкая, выходит за рамки. Но после почти ДТП под убогим фонарем за РПД Редфилд посчитал, что комфорт Вескера - последнее, что его сейчас интересует.

Да, они посмеялись и поехали каждый в свою сторону. Чувство неловкости почему-то не спешило его оставить. Раньше, кажется, такого не было. Он, блядь, даже не знал что так умеет - смущаться от своих же тупых шуточек. Это недосып и усталость, ничего больше. Пройдёт.
Крис верит в это, когда повторяет несколько раз про себя.

Почти пустая дорога, главное сейчас, все так же, не заснуть прямо за рулём. Потому что его начинало потихоньку вырубать. Вести в таком состоянии плохо. В следующий раз лучше поймать такси и катись оно.

В глаза будто песка насыпали. Он плохо помнил как доехал, как поднялся наверх и запер двери. Провалился и одергивал себя, даже на ходу. Крис разулся в прихожей, скидывая с себя вещи после суток прямо на пол, он по привычке щёлкнул пультом - на столе перед диваном ожил телевизор. Зачем, если смотреть не собирался? Гребаные привычки, от них нужно избавляться, а то отрастит усы и пивной живот, будет питаться одними пончиками (черт, в прошлый раз за пончики в отделе была эпическая битва). Пора завязывать.
Какой пивной живот? Откуда вообще эти мысли? Мозг жил своей, совершенно непонятной ему жизнью. Да ну нахер.
До ушей долетел развязный стон. Точно, телевизор. На экране был канал для взрослых, грудастая и рыжая актриса стояла на коленях, самозабвенно отсасывая партнёру по кадру.
Срочно выключить. Немедленно. Прямо сейчас. Спасительная тишина и мертвый квадрат экрана не исправили ситуацию никак.

Член ожидаемо напрягся не смотря на всю усталость и Редфилд выругался, стаскивая с себя остатки вещей, хватая мобильник и хлопая дверью ванной комнаты. Там, кинув мобильник на раковину, он протиснулся в душевую, включая воду. Стало ощутимо легче когда вода постепенно расслабила напряжённые мышцы. Выкрутив температуру на почти ледяную, Редфилд принимает быстрый душ, смывая этот долбанутый день с тела и мыслей. Ему нужно отдохнуть. Казалось, что он был там вечность, но прошло не более пяти минут судя по времени на телефоне.
Возбуждение немного спало и, вытерев волосы, он завернулся в полотенце по пути в спальню. Упав на кровать, прямо поверх покрывала, Крис закрыл глаза и раскинул руки.
Он ворочается, недовольно сопит, злится, бормочет ругательства, матерится уже в голос. Переворачивается на живот, уткнувшись лицом в подушку, и обречённо в неё стонет.

- Блядь, - сев на кровати и закрыв лицо ладонями, он не может избавиться от напряжения. Да что за нелепость такая? Последние две недели личной жизни было ровно ноль - работа, еда, душ и сон, потому что приползал он сюда, в свою квартиру, как побитая собака и сразу же засыпал. Организм решил напомнить о наличии потребности хорошенько потрахаться прямо сейчас. По мнению Криса - организм охуел. А ведь утром его ждёт куча бумажной работы. Оставалось лишь молиться, чтобы за ночь не произошло ничего из того, что потребует собрать как можно больше сонных и заебанных СТАРЗ где-то в полевых условиях. Аминь.

Стояк все так же настойчиво напоминал о себе. Пришлось вновь идти в душ, отметив уже на месте, что телефон он тут так и оставил. Заебись.
Зашумела вода.
Обхватив член ладонью, он сжимает его, проведя несколько раз вверх и вниз, от основания до головки. С губ срывается тихий гортанный звук. Упираясь предплечьем в холодный кафель, Крис прислоняется к мокрой от воды коже лбом и закрывает глаза, сосредоточившись на ощущениях. Звуки становятся влажными, а движения рваными, дыхание тяжелеет - сердце бьётся где-то прямо в горле и отдаёт в ушах. Сцепив зубы, и роняя тихое "блядь" сквозь них, он никак не может приблизиться к разряде, будто чего-то не хватает.

+2

9

— Слушаю, — резко отвечает Вескер в телефон, не размениваясь на приветствия и даже не пытаясь скрыть неудовольствие в тоне собственного голоса.

Брайан Айронс (а именно его контакт высвечивается на экране, и только любовь к порядку в телефонной книге вынуждает Альберта подписать его настоящим именем, а не каким-нибудь хитровыдуманным — Крисом, разумеется — прозвищем) по чертовски тонкому льду ходит: второй раз за день вызывает у Вескера острое желание закончить их с Амбреллой плодотворное сотрудничество каким-нибудь несчастным случаем, который, разумеется, Сергей Владимир устроит без лишних вопросов, особенно если Альберт хорошо его об этом попросит.

Увы, звонит Айронс действительно по делу, и Вескеру приходится подавить в себе раздражение и тяжёлый вздох. Он допивает бокал виски и успевает наполовину осушить второй, пока слушает о том, что встреча представителей Амбреллы с какими-то сомнительными дельцами в какой-то сомнительной местности окончилась стрельбой и потерями с обеих сторон. Брайан подчёркивает, что, по несчастливому стечению обстоятельств, рядом как раз были патрульные, и дело теперь так просто не замять, но он сделал всё, чтобы расследование это вели С.Т.А.Р.З., а значит Вескеру — это он добавляет с каким-то мстительным удовлетворением — стоит поторопиться и тщательно осмотреть место преступления до того, как кто-нибудь обнаружит там какие-нибудь неудобные улики.

Альберт кладёт трубку, не прощаясь. Ерошит уложенные идеально волосы, с неудовольствием морщится, ощущая на руках неприятный сальный налёт. Но, прежде чем позволить себе короткий контрастный душ, снова берёт в руки телефон и звонит, теперь уже сам.

Ответа приходится ждать долго, но гудки всё же обрываются, и он слышит какое-то непонятное пока ещё шуршание на заднем плане.

— Проснись и пой, спящая красавица, — выдыхает он в трубку, запрокидывая голову назад и накрывая глаза рукой. — Появилась работа. Да-да, всецело разделяю твоё неудовольствие, Редфилд, но будь добр, чтобы через пятнадцать минут был готов. Я заеду.

В ответ что-то скрипит, шипит, кряхтит — какофония звуков мешает понять, что именно там у Криса, который, как Вескеру казалось, должен спать, происходит. Впрочем, кое-какие мысли в голову его всё же закрадываются.

— Мне кажется, или это шум воды? Прекрасно, значит ты ещё и не ложился, и моя совесть девственно чиста. Последую твоему заразительному примеру и тоже ополоснусь. Но! Пятнадцать минут, Редфилд. Ни минутой позже.

Вескер трубку кладёт, так и не дождавшись хоть сколько-нибудь внятного ответа. Ноги снова несут его в ванную, где он устало подставляет лицо и голову прохладной воде, а после наскоро приводит себя в порядок. Обтягивающую чёрную водолазку с горлом он натягивает прямо поверх мокрой головы; на укладку нет времени и банального желания, и он только наскоро причесывается, хотя знает, что без геля волосы всё равно растреплются и скорее всего будут падать на глаза.
(Потому что рядом нет Шерри, которая предложит Альберту одну из своих розовых заколочек с цветочком, которую он обязательно возьмёт, даже если надеть не сможет — не солидно.)

После зубной пасты алкоголем от него почти не несёт, а уж эффекта он на Альберта и вовсе не имеет, так что голова его остаётся относительно чиста. Разум, правда, всё равно как будто затуманен, но всё же лёгкой усталостью, а с этим пока ничего не поделать.

Он снова гонит по пустым улицам, нарушая все возможные правила, но зато оказывается под дверью квартиры Криса ровно через оговоренные пятнадцать минут (пунктуальность — одно из тех качеств, которыми Вескер искренне гордится). Он звонит в дверь, приглаживая мешающиеся волосы рукой, а после, чуть подумав, всё же прибивает непослушную чёлку очками. В коридоре у квартиры относительно темно, а уж внутри Альберт в крайнем случае попросит приглушить свет. (В конце концов, его светочувствительность секретом для подчинённых не была, и о его комфорте они заботились вполне себе искренне.)

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

10

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Дыхание становится чаще, ему уже почти_больно от нестерпимого желания кончить. Кажется, что оргазм так близко и нужно лишь чуть-чуть, но это чувство опять ускользает, а Крис чертыхается в который уже раз зло и ударяет кулаком по забрызганному из душа кафелю.
Его отвлекает звонок мобильного, он брал тот на случай если срочно кому-то понадобится - и вот, это случилось. Именно в такой момент. Да чтоб их там всех черти драли по три раза, пустив по кругу. Редфилд не собирается брать трубку, к херам все. Ему нужна эта блядская разрядка которой все так же нет.

Звонящий даже не собирался отступать - бесячее пиликанье продолжается и нервы Криса не выдерживают. Он хватает телефон, пытаясь посмотреть кто же так спешит среди ночи выебать ему мозги - на маленьком экране высвечивается "ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЕВА"  (сколь чудная история предшествовала этому имени) и пальцы непроизвольно разжимаются, а телефон начинает падать из руки - слишком та мокрая. По позвоночнику вниз пробегает холодок, что до странного приятно ощущается, вплоть до тихого стона, когда Крис продолжает водить рукой по члену. Ему чертовски хорошо.

Поймав трубку, он случайно нажимает "принять вызов" и только чудом сдерживается от матов.
Прислонившись спиной к стенке кабинки, издавшей скрип, он пытается справиться со своим дыханием и подносит мобильник к уху.

Он почти готов кончить и ужасно злится из-за того что опять упустит свою разрядку и это нихуя не смешно, ни разу.  Масла в огонь поливает то, что Вескер просто так звонить бы не стал. Значит, у них появились работа, которая требует срочного присутствия капитана СТАРЗ и кого-то из его подчинённых. От звука из динамика по телу прошла тёплая волна мурашек, скрутившись в тугой и горячий узел в животе. Никогда раньше усталый (пусть и едва заметно) голос их капитана не вызывал в нем... ЭТО. Еще одна волна, шея напрягается, пальцы на ногах поджаты. Нет, черт, нет, пожалуйста, это просто фиаско. То ли его совсем повело от усталости, то ли фантазия дорисовала ощущение присутствия кого-то рядом (вполне определённого кого-то) из жестокой шутки.

В глазах вспышка света и Крис отпускает член, впиваясь зубами в сгиб локтя чтобы не шуметь, потому что иначе он был бы слишком громким.
Невероятно чувствительно - весь живот забрызган спермой и ее белесые потеки смешиваются с водой на коже, скатываясь вниз.

- Хорошо, - выдавливает из себя он. Голос низкий и хриплый. Сбросив звонок, он просто забивает хер на то что ему может сказать Вескер за такой акт вежливости. И волнует ли того вообще хоть какой-то ответ.
Последнее что его интересует это вежливость.
Он. Блядь. Только. Что. Кончил. Пока. Говорил. Со. Своим. Капитаном.
С их. Потому что "мой" по отношению к Вескеру звучало слишком уж дико, особенно теперь.
И он сейчас приедет? Да блядь.

Желание побиться лбом о стену не проходило. В груди зарождалось неприятное чувство дискомфорта. К горлу подкатывает ком и немного мутит. Серьёзно? Нет, не так. СЕРЬЁЗНО БЛЯДЬ?

Гейские шуточки за время работы в участке были вполне себе безобидны и уже привычны, но всегда оставались только щуточками. Он очень хорошо чувствовал грань, за которую и правда не стоило бы переходить, потому что сам этого терпеть не мог. Что, впрочем, не касалось шуточек на другие темы - там Крис часто бывал жесток и безжалостен.
Причина присутствия минимального такта крылась в его прошлом - после школы сразу пришлось идти в армию, другого выхода для себя он не видел, имея на руках сестру-малолетку, которую служба опеки могла бы ему в дальнейшем и не отдать. Чертовски повезло, что дом родителей остался в их собственности, тогда очень помогли соседи и просто сочувствующие люди.
Да, армия. Там было не очень весело по началу. Не то чтобы поголовно все были мудаками - хороших ребят в друзьях и просто приятелей, до сих пор поддерживающих связь, у него появилось навалом. Но вот гандоны, особенно старшие по званию, которым приглянулся и он сам, и его задница, ситуацию делали отвратительной.
Крис тогда, расписывая очередное лицо, не сдерживал эмоций. Ломались носы, пальцы, ребра, руки, ситуации старались замять, потому что с одной стороны было нанесение телесных повреждений, а с другой домогательства, у которых чаще всего даже были случайные свидетели. Это продолжалось примерно до середины прошлого года - пока свидетелей не нашлось, а звание было несколько выше чем бывало обычно. Слишком высокое, если подумать. Тогда был страшный скандал, его с грохотом выперли, но никаких разбирательств не проводили. Не посадили и ладно, но путь обратно в армию был заказан. СТАРЗ появилось в его жизни слишком вовремя и, вопреки опасениям, со своим капитаном Крис тоже сработался. Всех все устраивало.

Их дурацкие шуточки и правда были безобидны, по крайней мере, он никогда не замечал обратного. Вескер был хорошим капитаном, неплохим человеком и однажды случилась довольно неловкая история, после которой все и началось.
Достав в первый месяц работы всех в отделе своим безудержным юморочком, Редфилд ушёл отправить срочную почту, по дороге забежав за кофе. Это было практически в конце дня. Телефон с собой не брал - тот стоял на зарядке. Вернувшись и не заметив ничего необычного, он продолжил заниматься бумажной работой. Когда остались только он сам да Вескер в своём кабинете, Крис написал тогдашней подружке, Мэнди, гениальное сообщение следующего характера: скажи что на тебе сейчас надето, я собираюсь все это с тебя снять. Ответ пришёл несколько минут спустя и заставил напрячься, потому что "мне весьма лестно ваше внимание, Редфилд, но мы все еще находимся на работе; впрочем, можете зайти ко мне и лично проверить, что же на мне надето". Так стыдно ему не было лет с одиннадцати, наверное. Чёртовы засранцы из Альфа поменяли имена на номерах подружки и Вескера. Не надышавшись перед смертью, Крис обречённо поплелся тогда на ковер, но разговор вышел вполне спокойным, в него прилетела пара подколов, со своей стороны он извинился, объяснил неловкость ситуации и на этом они закончили. С тех пор, такая клоунада между ними в порядке вещей. И ребята в их команде поняли, что оказали сами себе медвежью услугу - Вескер даже не пытался остановить поток шуточек от своего подчинённого. Наоборот, только поощрял и лениво перебрасывался с ним ответными.

Голова несколько раз ударилась лбом о кафельную стену. Вескер сейчас приедет. Редфилд наскоро ополаскивается, выключая воду и хватая полотенце. Он даже вытерся им не до конца, бросая его в корзину с грязным бельем. Лихорадочно собирая по полу вещи, он благодарит ебаную работу за то что его почти не было дома на неделе и он не успел все засрать, превратив это место в свинарник. Его лень иногда выходила за пределы разумного, но привычка убирать бардак дважды в неделю, превознемогая, осталась ещё с тех пор, когда их с Клар родители бы живы.

Он даже успел включить телевизор, переключить несколько каналов и вырубить его нахер, выдернув из розетки вилку - во избежание казусов. Но вот нормально одеться не успел - на улице подъехала машина. Будучи в неглиже и мысленно матерясь на все лады, Крис метнулся к шкафу и вытащил оттуда серую футболку, которая сразу прилипла к мокрой спине. Такие же серые свободные штаны, кажется домашние, он натягивал уже когда капитан стоял у порога. И только когда пошёл открывать дверь, Крис понял, что забыл надеть под них боксеры. Прекрасно, мать его, просто замечательно.

- Может, они хотят чтобы мы переехали в участок? - мрачное ворчание и совершенно потерянный вид. Он старался не вспоминать о том, что случилось несколько минут назад. Потому что смотреть в глаза Вескеру сейчас было так себе затеей. Это блядь ненормально, это просто усталость, это случайность, это забудется через какие-то полчаса и он больше никогда не будет отпускать гейские шутки. Ну ладно, может быть года пол точно не будет. Месяц? Ох, блядь, но неделю то он точно продержится. Мда, до завтра можно просто подержать рот на замке.

- Или вы все таки за своими поцелуями приехали, капитан? - Господи, сука, да ну нахер. В голове только "заткнись заткнись заткнись" и Крис обречённо вздыхает и пытается подавить зевок.

Отредактировано Wanda Maximoff (2022-06-30 11:54)

+2

11

Дверь открывается на удивление быстро. (В целом, наверное, аж подниматься за Крисом смысла и не было — можно было дождаться его в машине, но банальнейшая жажда решила за него/иначе.) Альберт почти срывается на шутку о том, что Редфилд ждал его у порога, как верная собачонка, но в последний момент давит в себе этот порыв, тем более, подчинённый сам приветствует его в излюблённой своей манере, а у Вескера непроизвольно губы растягиваются в настоящую довольную улыбку.

— Да нет, просто решил проверить, что на тебе надето, — парирует он, посмеиваясь над… всем и сразу, наверное.

(«Я собираюсь всё это с тебя снять», — добавляет он про себя, не_всерьёз, потому что припоминать Крису былое кажется хоть и забавным, но до ужаса неуместным. Даже у их шуток, бесконечных и не всегда безобидных, должны оставаться хотя бы номинальные границы, которые не стоит пересекать. Даже если… Нет. Никаких «если».)

Но, справедливости ради, выглядит Редфилд… интересно.
Растрёпанный, потерянный какой-то, мокрый…

— Ты себя нормально чувствуешь? — спрашивает Альберт, и забота в его голосе в этот момент вполне себе искренна. — Выглядишь не очень, голова не кружится?

Он делает шаг за порог чужого дома, забыв как-то поинтересоваться разрешением войти. Рука приземляется на чужой лоб; Вескер приближается и внимательно разглядывает лицо Криса, но, кроме явных синяков под глазами и лопнувших капилляров в глазах, ничего особого не замечает. Лоб не горит. От Редфилда не несёт алкоголем, только мятой, видимо, от зубной пасты. Это, плюс мокрые волосы и влажная футболка помогают укрепиться в предположении, что он всё же вытащил Криса из душа.

И почему-то снова взгляд цепляется за чужой, и Вескер запоздало осознаёт, что опять оказался слишком близко, и ему опять до странного хочется задержаться вот так, и…

(Приблизиться. Губами найти губы, мазнуть по ним невесомо, и тут же отстраниться, но лишь для того, чтобы руками схватиться за эту влажную футболку, на плечи надавить и спину чужую впечатать в стену. И снова поцеловать. Игнорируя — очевидно — сопротивление, устраивая колено между чужих ног…)

Он отвешивает себе мысленную оплеуху.

— Хорошо. Вроде не умираешь, — оптимистично заявляет Альберт, возвращая подчинённому его личное пространство (как ни в чём не бывало). — Я водички выпью, что-то в горле пересохло. Ты же не против?

Вескер отходит на шаг, и взгляд сам собой цепляется за отчего-то натянутые в области паха спортивные штаны. Логическая цепочка складывается в голове ещё до того, как он успевает мыслительный поток прервать. Вода на заднем фоне — душ. Скрипы, странное кряхтение, невнятные ответы. Он не просто вытащил Редфилда из душа. Он его прервал. Прервал, когда

Альберт отводит взгляд моментально, на пятках разворачивается и шагает в сторону кухни, благо прежде бывать у Криса дома ему приходилось, а сам радушный хозяин ему не препятствует. Поток лихорадочных мыслей не стихает, лавиной сносит стопы здравого смысла. Не думать, просто не думать. Это же так просто, верно?

(Он позвонил, когда Редфилд удовлетворял себя в душе. Несколько минут назад. Совсем, блядь, недавно. У него всё ещё мокрые волосы. И тело, раз уж к нему прилипла одежда. И он всё ещё не до конца отошёл от этого сам. Штаны, натянутые в паху.)

Как будто нарочно, чёрт побери.

Вескер закрывает глаза и пьёт. Жадно. Сглатывает тяжело, снова возвращаясь мыслями к недавней картине. В нём явно говорит усталость, потому что избавиться от зацикленной мысли не удаётся.

(Вжать в стену. Колено между ног, а им ощутить самое неподдельное чужое возбуждение.)

Ему больших усилий стоит вернуть себе лицо и сделать вид, что ничего не случилось, когда Крис парой секунд позже тоже заходит на кухню и предлагает ему кофе. Вескеру хочется ответить, что нужен ему сейчас только аппарат, способный стирать память, потому что иначе этот чёртов поток мыслей, кажется, сведёт его с ума.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

12

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Смешок из-за ответной шуточки он даже не старался сдержать. Что это вообще сейчас было? После того что случилось в душе, Крис чувствовал себя немного неловко находясь так близко к Вескеру. Настолько, что его поганый язык даже отпустил всего одну придурковатую шуточку, на которые был горазд даже почти при смерти - однажды довелось проверить.

Хуже всего от ощущения в штанах - когда Вескер говорит, мозг услужливо, как мудак, подкидывает воспоминания о душе. Лучше бы ему прекратить это делать, потому что сейчас совершенно нет время и не место для подобных реакций. Тошнота поднялась волной и подкатила к горлу, пришлось сделать глубокий вдох, выдохнуть. Ему бы одному остаться, напиться до беспамятства, а завтра все будет нормально. Или послезавтра.

Да, у Редфилда был явный недотрах за последнюю неделю, две, месяц - то подружка не в городе, то работы как дерьма и постоянное хреновое настроение, когда накопившиеся дурь и напряжение даже сил моральных нет сбросить - только смотреть футбол или бокс, или еще какую-то хрень, пить пиво и разговаривать с нудящим ящиком. Спал он за эти дни довольно мало и плохо, постоянно прсоыпаясь. А после этого действительно чувствовал себя разбитым.

Передремать час во времени обеда вчера не считается. От вызовов хотелось выть, а от сидячей работы ныла спина и ей явно нужно было в тёплую мягкую кроватку. Желательно, на сутки иди двое.

Крис искренне считал, все ещё, и намеревался продолжать это делать, что все произошедшее глупая случайность. Ему нужно было чуть больше времени, он прямо видел как на утро, на работе, совершенно спокойно общается с капитаном и чем больше времени проходит - тем меньше смущения остаётся. А потом он будет вспоминать обо всем как о шутке и смеяться над собой время от времени.
Тело напряжено, но дело было не в его мышцах - в ощущениях. Напряжение было ощутимым, повисшим в воздухе. Будто в ожидании чего-то.

Все что он мог сейчас сделать - думать про Айронса. После этого Криса передернуло и в голове чуть прояснилось, хотя до того уносило в тёплую негу сна и чего-то еще. Ублюдок был настолько мерзким, что всегда помогало.
- Да, конечно. Может, лучше кофе? Эта новая кофеварка просто даёт мне сил жить дальше. Боже, храни Барри и его дорогую супругу, потому что идея была явно не его - он бы скорее подарил пивоварку, если бы такая оказалась в продаже, - уже более расслабленно, говорит он и вновь обретает возможность шутить нормально. На нейтральные темы и выбросить все из головы. И правда, всего лишь случайность, а им ещё ехать работать, кажется.

Он решил не зацикливаться на странном взгляде Вескера и уж точно никак не связывал его с собой - капитан въебывал вместе с ним все эти весёлые денёчки и удивительно, что у того еще оба глаза не дёргаются.
- Я не знаю что там случилось, но если никто не умирает, то мы блядь заслуживаем свои десять минут на кофе. Мне нужно хоть как-то отвлечься от ощущения того, что в моей заднице здоровая палка из-за которой я не могу согнуться. Если вы все еще человек, а не гребаный марсианин, кэп, то должны меня понимать, - Крис возмущается скорее весело и для вида, чтобы прочистить башку и отвлечься на какую-то нейтральную тему. Ему это сейчас нужно. Кофе, к слову, тоже. Так что он прямо вот эту минуту заправит кофеварку и включит - так и поступает.

- Мм, я на секунду отойду, натяну на себя что-то, а то придётся отбиваться от девчонок, возможно даже кем-то, кто является капитаном СТАРЗ при исполнении, - пока варится кофе, нужно себя привести в порядок. Штаны все время опускались при ходьбе на бедра. Крис обречённо прикрыл глаза и потянулся когда выходил из кухни, футболка приподнялась - над ягодицами виднелись две ямочки, чётко оформленные мышцами. Ему точно нужно прохрустеть долбаную спину, иначе опять будет срывать на всех вокруг плохое настроение.
- Блядская спина, - бормочет он едва слышно и идёт прямиком в спальню, не закрывая дверь - забывает, потому что голова совсем другим загята.

Там, перед низким столиком, он присаживается на корточки, лицом к двери и выгибается назад, обхватывая ладонями противоположный его край и отодвигая бедра от стола все дальше пока спина не легла на деревянную поверхность полностью. Растянувшись насколько мог и раздвигая колени, Крис слышит хруст - ноющие позвонки и ребра встают на место. И это заставляет его тихо застонать от удовольствия. Тепло растекается по позвоночнику и кажется, что он буквально ощущает как там, в сосудах, циркулирует кровь.
Настроение идёт в гору, еще бы кофе и точно можно жить.

Легко, как распрямившаяся пружина, он поднимается на ноги и открывает шкаф, стягивая с себя домашние футболку и штаны. В этот раз он первым делом берет боксеры, чтобы блядь не забыть и не чувствовать себя придурком. Носки после стирки он закинул в ящик упротивоположной стены, если ему не показалось. Уже без одежды, разворачивается, берет одну пару сверху, идёт обратно за остальными вещами.

Синие джинсы, чёрная футболка без принта, а потом, натягивая носки, он запоздало понял что двери спальни открыты и из кухни охеренно хорошо все видно.
Вашу же мать.
Но не станет ведь Вескер смотреть? Сегодня ночью придурок, случайно переступивший грань, здесь он. Вновь стало неловко, но Редфилд отбросил эти мысли куда подальше.
- Ура, кофе, - голос отчего-то садится и приходится прочистить горло. Крис берет две чистые чашки, на кухне как-то непривычно пусто, будто он не живёт тут вовсе, и разливает по ним кофе.
- Так зачем мы понадобились в участке? Айронс прострелил себе ногу, доставая ствол, но из-за своего живота нихрена не увидел и теперь нам нужно расследовать покушение на его августейшую персону?

+2

13

Разумеется, память ему стирать никто не спешит, и Вескер только вздох тяжёлый давит: кофе так кофе, тем более, что Крис, кажется, вместе с мыслями о крепком напитке и сам немного отмирает, выходит из своего сонного/усталого оцепенения и снова начинает трещать, что та поломанная рация, нахваливая скромно притулившуюся в углу его кухни кофемашину. Альберт односложно хмыкает, комментируя историю о подарке Барри и его жене, а после — о том, что на домашний вид Редфилда женская часть полицейского управления слетится, словно мухи на… сладкое.
(Впрочем, здесь он скорее склонен с Крисом согласиться, но исключительно про себя, потому что чувствуется, что ещё немного, и они договорятся до чего-то такого, после чего пути обратно уже совершенно точно не будет.)

Он провожает решившего переодеться подчинённого внимательным взглядом, и уже через несколько мгновений ненавидит себя за это неосторожное решение. Потому что внимательность Альберту же выходит боком, ведь не заметить так и норовящие сползти с крепкой задницы штаны и оголённую кожу — когда Крис решает потянуться — не выходит.

Вескер всерьёз терзается сомнениями, стоит ли продолжать открыто наблюдать за Редфилдом, но в конце концов не находит ни единой причины, чтобы это прекратить, отвести взгляд и резко заинтересоваться… чем-нибудь, например узором плитки у плиты или всё той же расхваленной на все лады кофемашиной. И это решение ему тоже боком выходит. Потому что, честное слово, фантазия его и так шалит последние минут пять (месяца два, периодически, не слишком часто, но всё же), а теперь мысли в голове заводятся совсем уже непристойные, и контролировать их не получается от слова совсем.

Странное чувство поселяется внутри, когда он смотрит на неоднозначные перформансы Криса. Да, хорошо, с его стороны это ужасно нетактично, но Альберт не находит в себе никаких сил, чтобы перестать наблюдать за ним: игра крепких мышц под одеждой — и без неё — вызывает какое-то даже чисто эстетическое удовлетворение. Он забывает, как дышать, а потом так же резко об этом вспоминает и чуть воздухом не давится. Блядь, он бы даже, наверное, покраснел, настолько жарко ему вдруг становится, но резкого прилива крови к щекам он, как ни странно, не ощущает.

(В сознании пульсирует особенно шумно одна мысль: Крис не мог случайно забыть закрыть дверь, он сделал это нарочно. Ведь да?)

Альберт больше не улыбается, когда Редфилд возвращается на кухню.
Альберт вообще старается не шевелиться, смотрит исключительно перед собой.

Вброс Криса об Айронсе помогает — самую малость — остудить голову. Вескер издаёт смешок, только выходит тот нервным. Он усиленно ищет, за что бы зацепиться взглядом, но в конце концов переводит его на Редфилда и голосом чужим (неровным/неуверенным) говорит:

— Не в участке. Нашли какие-то очередные трупы, бригада на месте уже работает, а нас удостоили сомнительной честью первыми обследовать место происшествия. Сомневаюсь, что это наш профиль, но Айронс явно любит нас с тобой чуть меньше, чем своих детективов, поэтому нас среди ночи и вызывает. Впрочем, возможно, это такая мелочная месть мне за мои решения. Он считает, что я вас разбаловал. Тот факт, что мы и в пару человек справляемся не хуже, чем целым отделом, его, разумеется, не волнует.

(Полуправда всегда подаётся лучше, чем откровенная ложь. Вескер ведь не может честно сказать Крису, что вызывают именно их потому, что у него есть и другая жизнь — там, за пределами отдела С.Т.А.Р.З. — и именно интересы этой жизни ему периодически приходится охранять, прямо как сейчас.)

Рабочие разговоры, кажется, помогают ему немного успокоиться и отвлечься от своих проклятых зацикленных мыслей. Кажется, потому что в следующее мгновение что-то внутри щёлкает, и Альберт не успевает закрыть свой поганый рот/удержаться от слов, от которых появляется навязчивое ощущение, что он ступает на чертовски хрупкий лёд.

— Интересные у тебя упражнения, к слову, — он смотрит визави прямо в глаза, и с упоением замечает, что Крису от его взгляда становится не по себе. — И как, помогают?

Альберт буквально заявляет, что следил за каждым шагом Редфилда — и ничуть не стыдится собственного признания, только внутренне раздражается, потому что, ну чего ему стоило сдержаться и промолчать?
(Очевидно, то же самое, что обычно вынуждает его вступать с Крисом в словесные баталии, но себе в этом Вескер не признаётся.)

На губах его оживает ухмылка.
(Сам он, очевидно, идёт вразнос.)

Вескер оставляет почти пустую чашку кофе на столешнице, поднимается и приближается к Крису, устраивает руки на его плечах. Наклоняется ближе, обжигая дыханием чужие ухо и шею.

— Это всё нехватка физических упражнений, Крис. Или хорошего массажа. Ещё, рекомендуют оба этих дела совмещать. Не слышал?

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

14

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Запах кофе действовал как чертов антидепрессант - умиротворение и позитив ворвались в его грешную жизнь, заставляя не думать и просто наслаждаться. У него почти получается абстрагироваться от звучания голоса капитана и погрузиться в себя - там уютная тишина, темнота и такая манящая постель, в которой можно наконец-то получить простого человеческого поспать.
И все же, момент разрушен, цель их нового задания ясна, только вот непонятно зачем их туда отправили.
Ну конечно, сраный жирный мудак Айронс опять подложил им свинью. Этого и следовало ожидать - почему бы не использовать элитный отряд специального назначения на всю катушку? Ладно еще гребаные стычки на улицах, где важно было умение захватить, дать по почкам так, чтобы следов не осталось и обезвредить. Но ехать любоваться трупами?
- Он серьёзно? А мы ведь корячились больше суток и теперь вместо детективов должны ехать смотреть ночью на чьи-то мертвые тела, потому что шериф просто залупа ослиная. Да ну хую я вертел этого ублюдка, - срывается у Криса прежде чем он понимает, что при прямом начальстве ругает начальство начальства.
Почему-то это кажется забавным, ровно до тех пор пока Вескер внезапно не меняет тему.

Внутренне напрягаясь, чувствуя неприятный холодок, Крис замирает, проклиная свое сонное состояние и то, что не закрыл двери. Теперь кое-кто точно не упустит возможности над ним пошутить. Может быть даже в участке, когда все будут в сборе. Месть сладка, да? Это все внезапно показалось таким по-детски мелочным, что Редфилд расслабился - да чего он парится? Сам ведь еще тот придурок и чем ответить всегда найдет. Хотелось, правда, спросить капитана почему у того не нашлось занятий интереснее, чем следить за тем, что он делает.
Немного разозлившись, он ведёт шеей, лишь бы что-то сделать и держать рот на замке. Потому что лучше промолчать и сделать вид, что кое кто сам дурак и это ему должно быть неловко.

Но Вескер пошел дальше и поднялся со своего места, а теперь стоял над ним, положив внезапно обжигающие ладони на плечи. Проговаривая слова медленно и четко, пока его дыхание щекотало кожу. Это было почему-то так хорошо и ужасно одновременно, что Крис ощутил как за грудиной разливается зудящее тепло и щеки покалывает. Не хватало только покарснеть от дурацкой шутки.
И все же, это было неприятно, совсем немного. Морально.

Руки покрылись гусиной кожей.  Кажется, воспоминания из душа, которые до того были успешно откинуты, вновь всплыли. Пальцы дернулись, казалось что руки начинают потеть от волнения и сосёт под ложечкой. Всё так странно.

"- Вот же придурок, насколько двусмысленно звучит," - капитан прекрасно знал обо всех тренировках СТАРЗ, совместных, индивидуальных, по парам - сам составлял оптимальный план каждому из них, но сейчас казалось, что смысл сказанного вовсе не о том, чем это может показаться неискушенному в тупорылых шуточках их отдела. 

Крис, стараясь ничем не выдать волнения, внезапно охватившего его, берет склонившегося над ним мужчину за ворот водолазки и так же тихим низким голосом отвечает, почти_касаясь губами уха самого Вескера:
- Я знаю что неотразим, капитан, но эта попытка устроить пранковый подкат настолько отчаянно-гейская, что я чувствую в ней крик вашей души, - разжав пальцы, он слегка подается назад и теперь его лицо, с едва заметной ухмылочкой на нем, находится под чужим, глаза в глаза. Крис, чтобы скрыть свои эмоции и то ощущение странного внутреннего возбуждения, делает губами тихое "чмок" в сторону Вескера, когда их разделяет примерно пара сантиметров - шутки и поведение на грани фола. Но, по крайней мере, он все ещё пытается свести все в шутку. Потому что чуйка подсказывает - здесь что-то не так, все уже на грани и может произойти непопоравимое.

Ему чертовски хотелось стереть самодовольное выражение с физиономии главы СТАРЗ и вернее всего было бы действительно его поцеловать (откуда такие мысли дикие только? Еще вчера это было бы шуткой, сама попытка поцелуя, а не поцелуй; Крис бы так не сделал; теперь ему неловко, черт возьми), но это уже слишком и могло грозить последствиями - его задницу отшлепают, а потом поставят раком и натянут (отсутствием отпуска, отгулы за свой счет, отберут премиальные, а то и вовсе выпрут вон).

- Признайтесь уже что в меня влюблены, свои чувства не нужно прятать и быть все время такой букой, - блядский, сука, язык. Он ляпнул это до того как подумать. Рука, взметнувшись вверх, для пущей драматичности легла на щеку Альберта, проведя по ней большим пальцем. 

Боже, нет. Какой же. Он. Придурок. 
Страшнее всего было то, что ему это нравилось - дразнить Вескера таким образом, потому что в их тупых фразочках было много двойного дна. Адренилинщик хуев, иначе его и не назвать.

+2

15

Ладно. Хорошо. Пора признать, хотя бы себе самому (отрицание и поиски сакрального смысла в происходящем ничего не дадут): Вескер пересекает черту, самовольно и очень нагло. Из эгоистичных, в общем-то, желаний и ему самому до конца неочевидных, пока ещё, целей.

Ладно. Хорошо. Он поступает ужасно.

[indent] Он знает.
Досье на Редфилда, как и на любого иного его сотрудника, было полным и детальным, а Альберт — когда вычитывал их все в своё время — был предельно внимателен к этим самым деталям. Очевидно, что Криса периодически домогались, притом старшие по званию, и на действия эти он отвечал грубой силой, за что постоянно выхватывал и, в конце концов, вообще вылетел из армии. Вескер тогда ещё думал, что с этим молодым человеком будут проблемы, и пристроить бы его в отряд Энрико, чтобы пересекаться с ним поменьше, но в последний момент, уже после личного знакомства, мнение своё изменил. Нет, он не обманулся показным дружелюбным выражением чужого лица при первой встрече, но справедливо рассудил, что при отсутствии живого интереса к своей персоне (или, точнее, заднице), проблем у них с Редфилдом не возникнет.

Собственно, так и оказалось, и ставка его сыграла.

В целом, Крис оказался неплохим парнем. Да, не без дури в молодой башке; да, что та побитая собака, от каждого нового человека ожидающая лишь подлых ударов по хребту. Он проверял Альберта на прочность, он с живым интересом исследовал границы дозволенного, а когда убедился, что на свободу его не посягают никоим образом (а местами поводок и вовсе отпускают, позволяя куда больше, чем в иных местах) наконец расслабился, и весь отдел начал получать искренне удовольствие от совместной работы.

А потом случилась несчастная СМС, которую Вескер читал с очень непростым лицом. И пояснительная беседа, которая всё расставила на свои места, но осадочек всё равно остался и вылился в поток местами откровенно гейских шуточек, которые, по факту, Редфилд направо и налево шутил, но — лишь шутил (капитан никогда не замечал за ним хоть какого-либо истинного интереса к своей персоне — разумеется, в определённом плане, хотя неоднозначного в их частых взаимных подколах было много).

Для Альберта это было совершенно очевидно.
(Для Альберта было совершенно очевидно также то, что привязываться к этим ребятам, а особенно к Крису, ещё больше — самое херовое его решение со времён того, когда он вообще решил подпустить их к себе ближе, чем того требовали обстоятельства.)

Совершенно неочевидно теперь иное: Редфилд не скидывает в ужасе его руки и не отстраняется — почему, а? Шутки шутками, но как далеко на самом деле готов/хочет зайти Крис — загадка.

Вескер устроенным подчинённым представлением именно что наслаждается. Эти руки на воротнике его водолазки, этот интимный шёпот и совершенно идиотские вбросы, которые в обычное время даже Крис бы себе не позволил, настолько провокационными они были… Ухмылка с лица Альберта не сходит. И снова в шутку же посланный «чмок» делает её лишь шире.

— Придурок… — через неё же бормочет он, прикрывая глаза, словно довольный кот (чужое дыхание щекочет ухо, и это вызывает по всему позвоночнику мурашки). — Какой же ты придурок…

Поймав момент и настроение, Альберт носом трётся о его шею. Вдыхает запах чужого геля для душа, пока пальцы сами собой принимаются мять Крису напряжённые плечи. Вескер тоже его чувствует, это напряжение. И ощущение близости чужого тепла и тела делает ощущения эти лишь острее/чётче.

— Тебе бы перестать шутить свои шуточки, Крис, если не хочешь, чтобы тебя неправильно понимали, — лениво тянет Альберт, медленно отстраняясь; снова — глаза в глаза (а они зелёные, вообще-то, и почему в участке показались карими?). — Или всё-таки правильно?

Последний вопрос он выдыхает Редфилду в губы, после чего даёт Крису ровно две секунды, чтобы одуматься, оттолкнуть себя и кинуться придумывать миллион отговорок и извинений, чтобы хоть как-то выровнять сложившуюся ситуацию. Но, когда этого не происходит, Вескер (не думает о том, что дал Крису слишком мало времени) прижимается к чужим губам в недолгом и совсем-совсем невинном поцелуе.

Он чувствует, как вздрагивает Крис от этого прикосновения, и, когда отстраняется снова, теперь уже совсем, смотрит на него хитро, с лёгкой примесью превосходства.

«Не начинай игру, которую не можешь выиграть», — буквально говорит его взгляд.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

16

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Вескер называет его придурком дважды, почти ласково. Это звучит... Странно, но Крису кажется что здесь что-то ещё, а он упускает. Наверное, пора заканчивать этот фарс, потому что ситуация становится неловкой.
А ещё Вескер выглядит слишком довольным - даже глаза прикрывает. Что они творят? Холодок вновь пробегает вниз по позвоночнику. Крис будто бы и правда спит, потому что в действительности никогда бы не... Что? Не кончал от звука голоса своего капитана? Не флиртовал бы с ним в таком напряжении? Не пытался бы перед собой оправдаться тем, что шутит? Это уже зашло слишком далеко и ни хрена ни разу не смешно.
К реальности возвращает ощущение прикосновения к шее и чужое дыхание - а сам он почти не дышит, щеки начинают гореть, а тепло в паху поднимает температуру все выше, и не только ее. Будто закрывается лёгкий интерес и чей-то шёпот в голове задаёт такой простой вопрос - а что если?

Редфилд хочет ответить что-то и даже раздвигает губы, уже втягивая воздух, но слова капитана сбивают с толку. Тот будто играет с ним, и ему уже примерно понятно во что, но он слишком потерян чтобы хотя бы пошевелиться. Потому что его шутки про Вескера и других парней в офисе СТАРЗ были только шутками. Потому что он никогда не думал про возможность отношений со своим полом и не думает. Ладно, предполагает, но не думает.

- Вескер, что за… - а потом его целуют. И этот лёгкий невинный поцелуй как молния - вкус кофе на чужих губах, мягких и тёплых. Вескера губах. Блядь.

Слишком самодовольный чёртов хуила, как же бесит - от собственной слабости в этот момент, будто бы что-то в нем сломалось. Что если все вообще не случайно? Да нет же, бред какой-то. Голова просто хреново работает. Дискомфорт под джинсовой тканью в области ширинки стал чуть более явным. Оставалось лишь благодарить высшие силы, что это пока что незаметно.

Щеки горят ужасно, как и лоб - его всего в жар бросает. Трясёт, гребаный мандраж, но не страха - блядского предвкушения. Ещё раздражения. И гнева.
Он, мать вашу, этого хотел. Хотел поцеловать другого мужика. И понять противно ли ему от этого или от самого себя пока что не мог.
Не его день. Этого вообще не должно было случиться. Следовало просто держать больше субординации все месяцы в СТАРЗ, а сейчас он встанет и врежет капитану по зубам, после чего пошлёт нахер отсюда и завтра на столе Вескера будет его заявление, по собственному желанию.
Мозг выдавал годные идеи, которые Крис с радостью подхватывал, а потом давал сас себе спойлер к этому всему - нет.

- Son of a bitch, - тихое бормотание, прежде чем встать. Кровь закипает от злости - на кого? Себя? Другого?

- Я бил морду и за меньшее, - голос на удивление спокоен, Редфилд хмурится, сводя брови. Он смотрит на Вескера, будто что-то решает для себя. Это его преследует, вся эта хрень, постоянно и на протяжении долгих лет. Хорошо, ладно. Если не можешь прекратить безобразие - возглавь его, ведь так?

- Какой же ты блядь мудак, - сердце бьётся, бешено и рвано, будто хочет пробить грудную клетку. Он шагает прямо к Вескеру, взяв за ворот водолазки уже двумя руками и вдавливает того лопатками в стену, глядя прямо в глаза, самые сука мудацкие в мире, которые вечно насмехаются одним взглядом, и, приблизив лицо, говорит тому в губы:
- Пошел нахер, - а после целует, совершенно иначе чем Вескер его недавно - как целовал бы подружку. Все чего он хочет сейчас - лишь попробовать, решить для себя, понять. Если уж капитан начал это дерьмо, то момент весьма подходящий. А по морде он всегда дать успеет.

Это - поцелуй - ощущается так неправильно и, в то же время, правильно, что у него буквально крышу сносит.

Отредактировано Wanda Maximoff (2022-07-02 19:19)

+2

17

Вызов брошен; вместо перчатки о землю, как в далёком-далёком прошлом — неприкрытая провокация, и Вескер себя ловит на том, что ему действительно нравится вести эту игру с Крисом, а ещё она ощущается совершенно… уместной, если даже не сказать нужной с учётом всех их обстоятельств. Редфилд так забавно проклинает его вполголоса, так отчаянно пытается скрыть собственные нервозность и отрицание за ругательствами, что это Альберта почти отрезвляет — почти, потому что вброшенное между делом откровение о «битых за меньшее мордах» звучит очень честно в первую очередь для самого визави, который сам с собой и своими принципами в этот самый момент воюет; Вескер это видит слишком хорошо.

(Он не успевает начать терзаться муками совести из-за того, что откровенно издевается над своим подчинённым, и вообще ставит его в явно неудобное положение, потому что, разумеется, для Криса его шуточки и правда всегда были лишь шуточками.
Может потому, что совести у него как раз и нет?)

В своей искренней и явно неконтролируемой ярости Редфилд прекрасен и смел.

Вескер чуть морщится, когда его спина встречается со стеной — болезненно. Взгляд Криса, направленный на него, полон самых разных эмоций. Он снова ругается.

[indent] И целует его сам.

Альберт смеется через этот новый, глубокий и смелый поцелуй, низко и хрипло. Крис на прелюдии не разменивается; в прикосновениях его губ нет совсем ничего осторожного. На что он рассчитывал, чего хотел добиться, не особенно ясно (и не особенно важно), и Вескер позволяет себе отмахнуться от бесполезных размышлений, отпускает себя и отвечает ему.

В этом, как ни странно, никакой борьбы уже нет; он позволяет Редфилду вести ровно до того момента, когда тот сам начинает сдавать позиции — то ли опомнившись, то ли отойдя от своей очередной вспышки гнева, сталкиваться с которыми Альберту, как его капитану и непосредственному начальнику, разумеется, приходилось.

— В тебе противоречие на противоречии, — он снова улыбается (очень довольный тем, как развиваются события), когда они прерываются.

Щурит глаза. Выдыхает, облизывая губы. Собственное неровное дыхание от Криса не скрыть, да и особо не хочется. И особо не нужно.

[indent] У них здесь и сейчас, между ними двумя — честно.

Крис всё ещё вжимает его в стену, но это не мешает Альберту передвинуть ногу так, чтобы бедром задеть чужой пах. Ощутить через одежду чужое возбуждение. И как дрожат руки Редфилда на его плечах от этого совсем безобидного действия.

Боже.

— Тебе это нравится, не правда ли? — чуть наклонив голову вбок, Вескер открыто скользит взглядом вниз.

В нём самом что-то тоже медленно поднимается, разгорается. Что-то пока ещё очень слабое, нечёткое, вызванное приятным, но недостаточно сильным нервным и эмоциональным напряжением. Альберт очень хорошо это что-то контролирует — пока ещё, разумеется.

Он поднимает руку Крису на затылок и уверенно тянет его к себе, снова целует, пока свободная рука незаметно скользит к ремню и застёжке брюк. Вескер устраивает руку на отчётливо проступающем через ткань члене, и от этого Редфилд так ощутимо вздрагивает, что он позволяет ему отстраниться на расстояние вытянутой руки, потому что ладонь свою с затылка убирать не спешит; большой палец медленно и нежно гладит короткие мягкие и всё ещё немного влажные волосы.

— Ты всегда можешь сказать «нет», Крис. И я остановлюсь, — спокойно говорит он, глядя в чужие глаза. — Мы поговорим об этом, и ничего подобного больше не произойдёт. Переведёшься в «Браво» или… куда угодно, если тебе будет неприятно продолжать работать со мной. Напоследок даже набьёшь мне морду, если захочешь. Я не обижусь.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+3

18

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Смех под губами и в чужой груди создает какие-то неповторимые вибрации, что его захватывают и отрывают от реальности. Кружат голову, сбивая дыхание, но чужие губы такие горячие и настолько отвечают, что он действительно забывается где и с кем он, пока холодной запоздалой волной не накатывает осознание - он у себя дома, на ебаной кухне, с ебаным Вескером. И целует он вовсе не горячую девчонку, а своего капитана, который отвечает ему в той же мере - это настолько дико, что хочется себя ущипнуть и залиться чем-то крепким, а потом забыть все это и никогда больше не вспоминать. Но у Криса башка всегда была немного с бедой - мысли прыгают, хаотично, как зайцы после выстрела мимо, и одна самая навязчивая бьется в голове набатом "ты хочешь хочешьхочешьхочешьхо..." - да, так и есть. 
 
Он хочет. Почему? Вселенная, видимо, решила так жестоко пошутить над ним за все шутки, которые он отпускал в своей жизни. Кровь шумела в ушах, там даже звенело, сердце колотилось как бешеное, он стоял и смотрел на эту довольную рожу, по которой хотелось вмазать - спокойствием Крис никогда не отличался, он был вполне горазд дать по ебалу старшему по званию - такой уж он, его доверие и уважение заслужить довольно сложно, но Вескер каким-то чудом справился и с этим. И не сползал спиной по стене, держась за сломанный нос, а вполне однозначно показывал свое желание продолжить.

Это и правда карма какая-то, вновь и вновь.
 
Да уж, капитан настолько справился с задачей по завоеванию его расположения, что сейчас Редфилд просто разбивался на тысячи осколков, даже не представляя что ему делать под колкие замечания человека, который явно получал удовольствие от происходящего, едва ли не больше чем он сам.

- Просто я еще молод, Вескер, и у меня все работает как надо. А вот твои часики тикают, но ты не расстраивайся, - хрипло бросает он, с вызовом, который даже не пытается скрыть. Как же бесит, блядь, как же этот человек его иногда бесит. Просто тем, что он невозможен. Почему-то вспомнилось, что людей раздражают те, кто похож на них самих - но разве они похожи?   
 
Кажется, его язык опять не довел до добра - довыебывался, проще говоря. Вескер сам его целует, положим руку на затылок, а сам Крис в этот момент ощущает себя беспомощным, но ему все так же хорошо - тело бросает в жар. Ощущения сродни гормонального взрыва от первого поцелуя в далеком прошлом - слишком ярко. Так, что глаза ослепляет.   
И тут капитан делает то, чего Крис от него не ожидал - ему казалось, все ограничится только поцелуями и взаимными подъебками после (вероятно, до конца жизни). Вескер дотрагивается до его паха.

БЛЯДЬ.

Он будто лавы раскаленной глотнул вместо воздуха. Разгоряченное тело хочет податься на встречу прикосновениям, но Редфилд все еще помнит ко перед ним и что это нихуя не нормально. Ему кажется, что крыша протекла, поехала в самые ебеня, но он слишком устал чтобы анализировать, думать, искать первопричины - он как накаленный металл, из которого сейчас можно ковать что хочешь, потому что слишком податлив. По телу, будто молния, проходит дрожь - то ли от неожиданности, то ли от страха, то ли от желания. 

Остановить? Да он пошевелиться не в состоянии (или в состоянии, но шоковом). 

-  Ты моё "нет" сейчас рукой трогаешь, Вескер, - жаль, что в его голосе не хватает яда. Крис не знал почему вся эта ситуация была для него будто война. Он нервничал, психовал, напрягался.

Напряжение... да, он всегда его чувствовал между ними и ему казалось это вполне логичным. Каким бы Вескер не был хорошим капитаном - он все еще оставался прямым начальником, а с вышестоящими у Редфилда было в отношениях всегда полное дерьмо. Камикадзе-одиночка, наверное это описывает его лучше всего. А взрывной темперамент лишь добавлял масла в огонь. И как он только дожил до своих лет с таким-то характером? Было что-то ещё, что-то неуловимое.
Но что?

Под прикосновением, ощутимым, но ненавязчивым, член напрягается еще больше. Вескер наблюдал за ним, начиная со спальни, с интересом исследователя - так ему показалось. Но Крис тоже наблюдал - Альберту нравилось. Нравилось то, что видел. Что чувствовал. Этот мудак был доволен - собой или тем что происходит - здесь не разобрать, но доволен. 

Губы пульсируют и немного припухли, потемнели, как и губы капитана, налившиеся цветом. Он смотрел на них, говорящих что-то, но уже не слышал.

+2

19

Крис откровенно сдаёт позиции; шутки его теряют былую изысканность, скатываются во что-то совсем уж тривиальное, и в этом Вескеру видится самая банальная капитуляция. (Крис напоминает ему загнанного в угол дикого зверька, уже признавшего даже для самого себя, что это конец/тупик, но ещё пытающегося скалить зубы на тянущуюся к нему руку.) Редфилда так искренне интересует тема работоспособности его члена, что Альберт снова позволяет себе рассмеяться, тихо, с непроизвольной хрипотцой в напряжённом от возбуждения голосе:

— А тебе так невтерпёж проверить, всё ли у меня там в порядке?

(Он смешной. И живой, такой омерзительно живой, что Вескер ему даже в чем-то завидует — вспоминает себя в его возрасте и приходит к справедливому выводу, что сравнение это отнюдь не в его пользу идёт. Может, потому так и тянет? Может, потому и нравятся эти шебутная и отчаянная смелость и дурь?)

Вескер не уверен, осознаёт ли Крис, что он серьёзно предлагал ему выбор. Осознаёт ли, что происходящее уже ни разу не затянувшийся прикол. Что его глупая, пусть и весьма удачная шутка вместо отказа — это прямая дорога к тому, что рука Альберта на его члене сожмётся сильнее, и он медленно проведёт ею сверху вниз.

— Как же ты этого хочешь, — он облизывается, прежде чем перейти в наступление и потеснить Редфилда назад, к столу, в который тот упирается задницей. — Да не бойся ты так…

Ещё одна усмешка, с которой Вескер снова его целует, пока руки выверенными чёткими движениями расстегивают ремень и пуговицу на джинсах. Молния разъезжается с каким-то оглушительным шумом. Альберт удерживает Криса сзади за шею.

— Расслабься, чего такой нервный. Или передумал? Или хочешь сказать, что передумал, когда у тебя колом стоит от простых поцелуев, а?

Со мной» остаётся где-то между строк.)

Вескер направляет его, ершистого и всё так же скалящегося. Тянет на себя, чтобы стянуть джинсы и боксёры — и только тогда Крис наконец затыкается, и вместо его шуточек Альберт с удовлетворением слушает только тишину и напряжённое неровное дыхание.

[indent] Прекрасно.

Вдоль напряжённого члена он проводит большим пальцем, задерживая его на головке. В собственных штанах становится тесновато, но он слегка прикусывает язык — нет, как бы ему не нравилось издеваться над Крисом, в том числе прямо сейчас, но ничего такого он не планировал. Собственное возбуждение, чёрт возьми, он контролировать в силах. Вот чужое…

Чужое, кажется, в его руках пульсирует — и эта мимолётная власть над Крисом заставляет Альберта сглотнуть.

Он обхватывает его член рукой, легко сдавливает и начинает размеренно двигаться, не сводя взгляда с живого лица Редфилда, которое за несколько секунд меняет столько выражений, что Вескер сбивается со счёта. О, этот взгляд.

Крис ненавидит его в этот момент.
Крис не может отрицать, что хочет его так же сильно, как и ненавидит.

И что-то в Альберте явно ломается, потому что изначальное желание относительно безобидно развлечься за чужой счёт вдруг мутирует в странную и немного больную потребность сделать так, чтобы события этой ночи Редфилд не забыл — чтобы они ему снились ночами, чтобы от них он вздрагивал и никогда, блядь, никогда не забывал, что шутить шутки с Вескером это пиздец какая плохая идея.

Чтобы он стонал, жалобно и искренне, чтобы всегда в будущем, трахая какую-нибудь девчонку, помнил.

(Этот порыв, полёт мысли, так возмутительно будоражит, что Альберта передёргивает волной нездорового возбуждения. В силах он себя контролировать, ну да, конечно.)

Он опускается на колени в едином порыве, как будто ни себе, ни Крису не давая опомниться, и недавний путь своего большого пальца повторяет языком; им же обводит головку, прежде чем обхватить её губами.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

20

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

- А ты так стесняешься показать? - огрызается в накатившем раздражении Крис. Ей Богу, эмоциональные качели. И почему-то ему казалось, что не только он один сейчас страдает от них - другого это тоже задевает. Ощущение чертовской неправильности происходящего просто накалилось до красна, оставляя глубоко внутри свои метки, припухающие и темнеющие так же как и зацелованные губы - он неотрывно наблюдает за тем как Вескер облизывает свои, а в голове единственной мыслью поселилось "мать же твою" и вытеснило все остальное.

Его захлестывало желанием, противоестественным и сжигающим в пепел - слишком сильным, чтобы противиться. Слишком пугающим, сметающим все попытки сопротивления, пока это было еще возможно. Почему, ну почему все так случилось? Зачем? Редфилд всегда избегал малейшего шанса на то, чтобы оказаться в такой ситуации и считал все, если это касалось его самого, противоестественным.
Сейчас же воспоминания подведены жирной чертой и разделились на "до" и "после". И это самое "после" настолько будоражит воображение, что Крис себя боится и не узнает.

Рука на члене в движении ощущается так хорошо, будто бы все так, как и должно быть. Между ними двумя. Будто бы этого и не хватало все то время "до". До Вескера, до их хрупкого заключения мира и попытки сотрудничества в начале, до этого странного точащего изнутри чувства увлечения. И осознание будто взрыв сверхновой - увлечён, им, другим мужчиной, своим капитаном.
Все было так безобидно и выглядело как самая обычная дружба, лёгкое восхищение, полная самоотдача работе если тот только попросит и не вызывало никакого дискомфорта ранее.
А что теперь?
 
Теперь у него откровенно стоит на ласки, которыми одаривает крепкая ладонь капитана.

Блядь.

Это пугает, заставляя пробежать по телу дрожь. До чертиков, пока задница не упирается в стол. Почему-то мелькает едва уловимое "не выдержит ведь" и сразу гаснет в потоке светополосы, заполонившей сознание. К чему только подумал? Он не собирается делать ничего, что может стать, тем или иным образом, причиной поломки мебели. Пока ещё.

Голос Альберта такой манящий, от него все еще больше напрягается. Вспомнились, в очередной раз, мгновения в душе, когда он кончил под звуки этого голоса.
Черт, можно ли хотеть трахнуть один только голос? Начав с того, чтобы провести языком по шее, твердо и влажно, а после... да, поцелуи, вот так. Под которые он отдаленно слышит как расстегиваются джинсы, его собственные, как чужие руки их стаскивают, хотя только что касались шеи.

- Блядь, - едва слышное, прямо в губы, на выдохе. И Крис замолкает, не силясь сказать что либо - слишком много всего хочется, и чтобы обязательно наорать на этого самодовольного сукиного сына. А потом целовать пока в глазах не потемнеет и... что? Что дальше? 
 
Член пульсирует, рука все так же сжимает его и в этом кроется столько власти над ним самим, что Редфилд буквально готов просить. Умолять.
А они стоят и смотрят друг другу в глаза, и ему хочется убивать. Хочется мести за свою слабость под ласками Вескера. Как же он ГОРИТ, плавится в этих пальцах, взглядах, прикосновениях и поцелуях. Как ему жжет легкие, когда они тянут в себя воздух. 
 
Смотрят. Один другому. В. Глаза. 
 
И у Вескера там бездна, темная и бесконечная. От которой уже не убежать - поздно слишком. Но блеск этот, взгляд которым определённо можно выебать и что-то еще, таящееся в темноте бездонной пропасти - он сдается окончательно и подается на встречу.

Потому что в его собственных глазах зеркально отражается то же самое, о чем сам Крис не подозревает - Вескер когда-то заплатит за все что натворил с ним. Сегодня, завтра, через неделю - заплатит.

Кажется, ему нужны эти губы - так отчаянно и срочно, что впору самому тянуться, но что-то резко меняется и Альберт опускается на колени. Запоздалое осознание ЗАЧЕМ бросает в холод, а после растекается по телу горячей волной прямо от члена в плену прикосновений языка и губ, что там смыкаются.   
 
Не выдержав, Крис гортанно стонет, выгибаясь назад. В груди вибрирует, пальцы впиваются в столешницу, после чего одна рука перемещается на плечо в черной водолазке, накрывает ладонью и сжимает. Чужие губы вбирают больше плоти, будто в издевку - он уже и так в плену.

Сладко, мгновения вязкие и липкие как мед, который застывает янтарной каплей, а внутри сам Крис, оторванный от реальности. Дыхание такое тяжелое, рваное. Закусив нижнюю губу, выгибаясь назад и опираясь локтем на шероховатую столешницу, он неосознанно отпускает плечо Вескера, ладонь скользит на шею, а потом на затылок, зарываясь в его мягкие волосы. Сжимая их между пальцами.

Редфилд никогда бы не подумал, что можно возбудиться еще сильнее, но сейчас, глядя на то как губы Альберта движутся по длине члена, выпуская головку чтобы надавить на чувствительное место языком - БЛЯДЬблядьблядьблядь. Губы, которые приказы отдают и устраивают разносы.
Он был почти_на_грани, а сорвавшийся очередной по счету блядский громкий стон под влажные звуки, почти взорвал что-то внутри. 
 
Картинки перед глазами, дикие, но такие возбуждающие. Мать его, он ведь хотел сделать то же самое. Для него, Вескера. Это неожиданное осознание и те самые картинки в голове, помогающие представить, дают ощутить подступающую волну удовольствия, от которой вот-вот подожмутся пальцы на ногах. Рука на затылке Вескера будто оживает - надавливает, под порцию стонов, настолько разных, настолько блядски горячих, что... Сука, как же он влип. Потому что думал только о том, как же хороша горячая глубина рта на своем члене. Потому что понимал, что может последовать за этой затянувшейся прелюдией. Потому что блядь хотел этого - не останавливаться, продолжить, дойти до конца. 
 
Взять все, что можно от этого дикого опыта. И отдать, сдаваясь на милость другого - кого-то определённого. Кого-то, кто Альберт Вескер.
 
От очередного осознания его ведет и тело выгибается дугой, почти ложась на стол если бы не локоть. Похабные звуки, срывающиеся с губ, сводят с ума уже даже его. Яйца ноют от напряжения, от того что он пытается растянуть это удовольствие, но его уже не хватает на то чтобы сдерживаться и Крис почти_вскрикивает, отпуская наконец себя и кончая - мир взорвался осколками, в каждом из которых были горящие глаза, неотрывно следящие за ним, будто хищник перед броском. Звон в ушах.   
 
Он все еще медленно застывает в своей капле меда, что пытается стать янтарем. Похожей на те, что на чужих губах. И, сукин же сын Вескер, ему хотелось слизать их с этих чертовых губ - неуместное желание. Но сегодня ночью здесь все неуместно. И оттого так притягательно.

+2

21

Тишина искрит напряжением, которое, кажется, можно потрогать/в нём увязнуть, раз и навсегда пропасть — и, в принципе, ни на мгновение об этом не пожалеть.

Тишину разрывает гортанный чувственный стон; у Альберта по спине пробегают мурашки, в пояснице отдаются импульсом. Крис горит от его аккуратных (будто бы на пробу, и потому совсем лёгких) движений так сильно, что чудится, будто он и его самого сейчас спалит дотла — чувство это, на самом деле, приятное до невозможного. Вескер рвано вдыхает, не отрываясь от нехитрого занятия, к которому он подходит со всеми присущими ему обстоятельностью и усердием.

Он знает, как сделать Редфилду хорошо.
(Он знает, как вбить эту ночь в его память, в ней выжечь — навсегда.)

Крис реагирует на всё так остро, живо и до поразительного честно, что в один прекрасный момент Альберт себя ловит на одной пугающей до чёртиков мысли: так ли он уверен в своей безоговорочной победе в этой спонтанной битве?

Он тоже горит.
Изнутри сгорает, задыхается от возбуждения, как малолетний пацан, впервые увидевший голые сиськи во взрослом журнале и неспособный совладать с собственной эрекцией. И ему бы выдохнуть, остановиться/охладиться сейчас, но Крис стонет и ёрзает только сильнее, Крис так красиво и невероятно возбуждающе подходит к пику, что где-то вместе с ним что-то прорывается и в самом Вескере.

Он не отстраняется, когда чувствует на языке солоноватую влагу, напротив: усиливает напор, темп, помогает себе рукой и чуть ли не дрожит вместе с Крисом, когда тот кончает — ослепительно ярко, эмоционально, навзрыд.

Альберт сглатывает. Голодный даже больше, чем перед тем, как всё это завертелось, он не сводит с Криса взгляда — хищного, жадного, требовательного.

Сердце в груди бьётся быстро очень, загнанное какое-то. Дышится тяжело. Вескер поднимается с колен, чтобы опуститься руками на стол, буквально навалившись на Криса, и потянуться снова к его губам, ради небольшой передышки — прежде, чем…

Что?
[indent] Продолжить?

Вескер за секунду решает внутреннюю дилемму: да, блядь. Ещё. Было мало. Чертовски, катастрофически мало этих бесконечно пошлых стонов/звуков, разрушительных по силе своей ощущений; ему самому нужно что-нибудь, хотя бы прикосновения, хотя бы трение плоти о плоть, и… нет, сегодня они точно дальше не зайдут, он не хочет сделать этот опыт для Криса неприятным или болезненным.

(Он не должен был давать Крису подобный опыт в принципе, и себе тоже не должен был, но… fire meet gasoline.)

— Не так… и страшно… а? — совсем не своим голосом произносит он, прежде чем прикусить Крису кожу на шее — легонько, но.

В этот момент и звонит телефон. Мелодия звонка кажется настолько лишней и неуместной, что Вескер срывается на низкий тихий рык, а потом хватает мобильник со стола и, сдерживаясь, бросает максимально нейтральное:

— Слушаю.

Слушает, как просят поторопиться. Спрашивают, где они с Крисом находятся и не по пути ли им будет какая-нибудь кофейня, очевидно, работающая двадцать четыре на семь, потому что все знают — спасибо Редфилду — что Вескер не совсем конченный заносчивый мудак, и уж подобную просьбу выполнит.

— Мы едем. Я посмотрю, — выдавливает он почти нормальным тоном и отключается.

Несколько долгих секунд Альберт ведёт с собой внутреннюю борьбу, уткнувшись носом в шею Криса — там, где бьётся в сонной артерии пульс. В конце концов, ему удаётся взять под контроль разыгравшиеся эмоции и чувства; он всё-таки не малолетний пацан, чёрт возьми, пора бы об этом вспомнить.

Ухмылка на его губах уже не такая отчётливо-самоуверенная, когда он отрывается от чужого тела, зализав место оставленного несвоевременно укуса. И очень пошло облизывается, удостоверяясь, что собрал все следы спермы со своих губ.

— У тебя есть пять минут. Я буду в машине.

И просто уходит.

Щёлкает зажигалка; Альберт выходит на улицу и накрывает глаза рукой, пытаясь примирить себя с осознанием того, что за какие-то даже не полчаса он наворотил таких дел, что у Сергея Владимира волосы дыбом встанут, если он об этом всём узнает. Разгорающаяся сигарета немного тушит внутренний пожар; свежий ночной воздух в этом деле лишь помогает. Когда Крис выходит, Вескер уже заканчивает курить и сидит в машине с открытыми окнами и негромкой медитативной классикой, льющейся из колонок.

Он молчит.
И планирует молчать всю дорогу к месту преступления, потому что, во-первых, разговоры кажутся не совсем уместными, во-вторых, он чертовски зол (не на Криса, лишь на себя самого за сотворённое, а ещё на обстоятельства, потому что он бы хотел сейчас «творить» дальше, а не тащиться подчищать дерьмо за Амбреллой), в-третьих, он просто не знает, о чём говорить.

Ветер, музыка и тишина вкупе с чуть более быстрым, чем необходимо и разрешено правилами, вождением, помогают ему относительно успокоиться. Ровно до тех, блядь, пор, пока Альберт не тормозит на бесполезном в ночи светофоре и не ощущает чужую руку на своём бедре.

— Редфилд… — тихо, с заметной угрозой тянет он, а после опрометчиво голову поворачивает и взглядом цепляется за чужой.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

22

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Перед глазами, в памяти, все еще стоит взгляд Вескера. Если бы можно было кончить сейчас еще раз - он бы это сделал. Потемневшая от желания радужка, расширенные зрачки, эмоции на лице - идеально, как же это хорошо. Ему нравилось то, что после случившегося градус самодовольства на лице этого гребаного, до удивительного бесячего сегодня мудака сбавился, почти исчез. Вместо него пришло желание, которое и пугало, и возбуждало одновременно.
Вот же черт.
Потому что сейчас, кажется, очередь Криса помочь справиться с проблемой ноющего от напряжения члена - он чувствует его бедром, через ткань.

Ему не страшно. Совершенно. Крис хочет этого, хочет не останавливаться. Хочет довести самого Вескера до того, что тот будет кричать. Каким-то образом сегодня открылся его личный ящик Пандоры и Редфилд заглянул туда, увидев все свои самые грязные желания, направленные на одного единственного человека, что сейчас перед ним.
В чем он не уверен - так это в том, будет ли этот ящик открыт только сегодня или не закроется никогда.

Просто эксперимент, это просто эксперимент.

Блядь.

Навалившись на него, кусая за шею, Вескер будит в Редфилде что-то, что до того сладко спало, даже сейчас, во время этого спонтанного удовольствия. Чувствительность шеи всегда была его проблемой и, одновременно, во время секса это сводило с ума.

Чертов Вескер.

Они почти целуются, желанные губы буквально за миллиметр и он практически ощущает свой собственный вкус на них. Почти подходят к следующему шагу, где Крис бы спонтанно утащил Альберта с кухни в спальню, потому что там удобная кровать и будь блядь что будет, но звонок нарушает все планы.
Оставалось лишь прятать ухмылку от того, что его капитан выглядит взбешенным. О да, можно себе представить всю ту степень негодования, особенно глядя на натянутые джинсы в области паха, да так, что молния начала расходиться.

Когда он вышел, Крис подобрал свои вещи, облачаясь в них, обратно, и дал себе волю - с губ сорвался тихий грудной смех. Его вновь трясёт, будто тихая истерика накатила.

- Бедняга, его счеты к Айронсу все растут с каждой минутой, - его, на самом деле, тоже. Потому что вместо ебаных трупов у него сейчас мог быть ебаный секс с... Серьёзно? Он серьезно об этом думает?
Вот, значит, как.

Крис запнулся на полушаге, вытянув сигарету и прикуривая. После пары затяжек яснее не стало - почему никогда до не приходилось представлять себя в постели с мужчиной вообще? Отвращение, регулярное, от любого намёка, вплоть до сегодняшнего дня. Да и сейчас, кажется, тоже, потому что такую реакцию вызывал только Вескер. Ладно, хорошо, это именно что увлечение.
Он позже решит что с этим делать. Капитан прав в одном - Крис, если уж не набить морду, может всегда перевестись в Браво или уйти из СТАРЗ.

Спустившись вниз, он тихо хмыкает и про себя опять зовет Альберта королевой из-за музыки, играющей в машине, но его можно понять - самому Крису тоже не помешало бы успокоиться и остыть, потому что случившееся только раззадорило, подарило странный азарт, чертово игривое настроение, с которым он пока еще не знал что делать в данный момент.

Молчит.

Удивительно.

Наступив на окурок, он садится в машину и та трогается с места. Редфилд хмурится, борясь с тем, что приходит в голову и сжимая руки в кулаки до побелевших костяшек. Держит их прижатыми к коленям.
Вескер все так же молчит и гонит на скорости явно превышающей все нормы. Ну да, точно, Вескер любит скорость.
Крис поглядывает на него, неприкрыто, откровенно, едва заметная ухмылка становится многим шире и он в конце концов не выдерживает. Иногда бороться с собой просто нет сил, да и потом он точно не решится. Возможно, никогда.

На светофоре, где машина тормозит, Крис подается вперед, в начале прикоснувшись пальцами до бедра Вескера, после ладонью, и проводя во внутреннюю сторону, прекрасно осознавая и видя своими глазами, что кое кому до конца не удалось успокоиться.
Тот почти рычит его фамилию, с угрозой. Вполне может быть, что Вескер предположил попытку пошутить, опять.
Ведь у (наверное) всех есть тот самый друг, сидя с которым в машине во время поездки куда-то, можно положить ему руку на колено и предложить свернуть с дороги куда-то, чтобы уединиться. Это первый уровень шутки. Второй - это когда тот самый друг после такого предложения действительно сворачивает в лесок/на обочину/в переулок. Третий - это когда вы в шутку и правда трахаетесь, но для такого нужно весьма тонкое чувство юмора.
Тихий смешок. И правда блядь.

Склоняясь к уху, и поворачиваясь корпусом, Крис касается ушной раковины губами. Осторожно подбирает слова, потому что с него станется пошутить про их особую дружбу и предложить свернуть с дороги именно в такой манере. Всё же, капитан, черт, Альберт был сравнительно тактичен и пока что в проигрыше, если посмотреть со стороны.

- Кажется, у кого-то все еще есть проблема. Я думаю, что могу немного помочь. Черт, Вескер, это все еще чертовски странно и, блядь, очень дико, - выдох в висок, зубами он ловит мочку уха и, чуть оттянув, отпускает ее и касается губами под линией челюсти. Боже, как хотелось ... что?

- Я не могу остаться в стороне, когда мой капитан с такой готовностью опускается ради меня на колени, - вырвалось у Редфилда и, сука, какой же это был тонкий лед, хрустящий под ним. То ли сам Крис научился ходить по воде, то ли он весьма везучий сукин сын, но ему еще не врезали - шутка на грани фола.

- Ты ведь хотел... продолжить когда нам позвонили. Это займет несколько минут, так? - сам же время тянет. Хочет и что-то мешает решиться, но в то же время так притягивает.

Хватит.

Ладонь надавливает на грудь Альберта через водолазку и ползет с нажимом вниз, уверенно забираясь тому под пояс, расстегивая ширинку и, наконец, дотрагиваясь там. Сжимая член, настойчиво.

В голове пчелиный улей жужжал не переставая, он едва сдерживался от того чтобы тяжело сглотнуть от волнения - за свое поведение, за язык без костей, за то что буквально держал Альберта Вескера почти_за_яйца.

Знал бы блядь кто.

Знал бы кто.

И ведь не будешь о таком шутить. Шутки... мать его, куда их завели гребаные шутки. Но Крис себя изучил великолепно - если уж чего-то решил, то сделает, даже если мир будет падать на голову. Фанатизм к делу - один из его недостатков, даже если он сам внутренне не уверен до конца.  Сиюминутное, глупое "хочу", с которым бороться невозможно.

- Ваше снежное величество, нам лучше съехать куда-то с дороги, - он опять говорит прямо в ухо целуя за ним. И как только до сих пор ни во что не врезались? Даже на пустой дороге есть как минимум светофоры и дорожные знаки, реклама.

Машина мигает поворотником.

Черт.

Кажется, сложно спорить когда тебя берут за член - через пару минут они уже стоят в одном из переулков.

Крис не теряет время, не ждёт пока решимость испарится, и целует Вескера, запуская пальцы ему в волосы, рука на члене двигается ритмично, но медленно. Целует губы, линию челюсти, буквально впивается в шею, прикусывая, отодвигая темную ткань - все равно не будет видно. С нажимом проводит языком по коже вверх, в один момент срываясь и вжимая Альберта в кресло - поцелуй выходит яростный. Он кусает его губы, проводит по ним языком и оттягивает нижнюю, прикусив. После отпускает, вновь надавливая на губы языком чтобы их раздвинуть. Проталкивает язык внутрь, пока не находит чужой и чиркает по нему пробуя на вкус - а вкус всегда хорош, когда тебе отвечают.

Приятная волна тепла, возбуждение медленно настигает и его самого, но в этот раз, хотя бы, Редфилд в состоянии соображать.

Отстранившись, Крис заглянул в эти глаза сейчас - лихорадочный блеск и желание. Голод. Наверное, его собственные глаза как зеркала - показывают то же самое.

Ладно.

Он помогает себе приспустить на Вескере темные джинсы и освобождает член. Не думать в таком случае - лучшая стратегия, и, склонившись, смыкает губы на головке, надавливая языком на самое чувствительное место - знает по себе, что чувствительное. В начале почти_нежно, пропуская сантиметр за сантиметром, Крис опускает голову все ниже, чувствуя что затея не очень хороша - так сразу, без - о, Боже - практики (да блядь, откуда ей взяться). Прогибаясь в пояснице и приподнимая зад, Редфилд помогает себе рукой в более удобной позе.

+2

23

Ему требуется всё терпение целого огромного мира, чтобы вслух грязно не выругаться, потому что прикосновения Криса ощущаются слишком остро. На предостережение он, разумеется, не реагирует, а Альберту катастрофически… не хватило там, в квартире, и потому сопротивление он, в общем-то, оказывает весьма себе условное. (Если вообще его оказывает, в чём он не уверен.)

Редфилд не шутит, ни на йоту; решает, видимо, капитану в его же манере отомстить/ответить, и это настолько очевидно, что даже не смешно. Альберт, впрочем, и не смеётся. Ощущение чужой руки сначала на бедре, а потом и вовсе на члене, все его недавние попытки успокоиться сводит к нулю. Он неровно выдыхает, когда Редфилд своим дыханием горячим обжигает ухо. Когда прикусывает мочку, Вескер прикрывает глаза, ощутимо передёргиваясь от покалывающего позвоночник чувства эйфории.

— Ты слишком много болтаешь, — вздыхает он в конце концов, но как-то беззлобно и скорее для проформы.

(В эту новую битву Вескер вступает заведомо проигравшим, причем проигрывает он самому себе — и это куда хуже.)

С невесть откуда взявшейся смелостью, Редфилд открыто предлагает ему продолжить, и Альберт сомнениями не мучается. Он завозит их в какой-то тёмный тупик и гасит фары. Рука Криса уже вовсю хозяйничает в его штанах. Вескер встречает его губы и на горячий поцелуй отвечает, всё ещё пытаясь сдерживать себя и свои спонтанные порывы, которых он себе сегодня уже позволил с лихвой.

Отпустить ситуацию кажется… неуместным.
Но контролировать её более не получается.

Тем более, что Крис настойчиво тянет его штаны, и после губы его смыкаются на давно уже твёрдом члене, вырывая из Вескера не то громкий выдох, не то тихий стон. Он затылком упирается в подголовник; пальцы левой руки сжимаются на ручке двери до побеления костяшек. В нём смешиваются напряжение и возбуждение. Дикое желание затмевает разум и немного кружит голову.

Всё дело в моменте — в том самом, когда он увидел эти несчастные домашние брюки, обтягивающие чужой пах. Когда решил подшутить. Когда коснулся его губ в первый раз.

— Крис… — слетает тихое, но такое честное и искреннее.

(Его рот, язык и руки делают слишком хорошо.)

Свободная рука Вескера накрывает чужую голову; он пальцами зарывается в короткие волосы, тянет их. Редфилд становится только настойчивее, двигается быстрее. Альберт давит в себе желание громко, открыто застонать. Давит ровно до тех пор, пока не доходит до точки невозврата, и Крис срывает с его губ первый надрывный стон.

— Крис.

Он закрывает глаза и проваливается в прекрасное ничто, где остаются только ощущения, звуки, запахи. Горячий рот. Губы, смыкающиеся на его члене. Влажные, ужасно пошлые и возбуждающие звуки. Запах концентрированного безумия, которое, очевидно, они на двоих делят.

Вескер разжимает непослушную руку на затылке Криса, тянет её к шее, останавливает на загривке, сжимает его, чтобы после нежно огладить и потянуться дальше, вдоль позвоночника, к его чертовски соблазнительно оттопыренной заднице. Левой ягодице не везёт (хотя, как посмотреть), потому что Альберт хватает её, жадно мнёт, и в ответ получает довольное одобрительное мычание.

Передёргивает (и от звука этого); внутри что-то взрывается с оглушительным грохотом, чтобы после начать собираться заново — но уже во что-то принципиально иное. Тело его каменеет, волна удовлетворения и восторга разливается внутри. Вескер рассеянно моргает, прежде чем обеими непослушными руками ухватиться за голову Криса, потянуть его на себя и поцеловать — пылко, жадно. В машине ни разу не удобно. Не стоило ехать, но…

[indent] Без «но». Не стоило.

Оторвавшись от губ, уже и так зацелованных — на мгновение лишь оторвавшись, Вескер хочет что-то сказать, но внезапно не находит никаких нужных или хотя бы немного подходящих слов. Потому, он снова целует Криса. Ему нравится целовать его губы. Прикусывать нижнюю. Отстраняться, чтобы прихватывать губами и зубами шею.

«Займет пару минут», да?

Лихорадочный блеск в глазах Редфилда наталкивает на мысль, что немного больше. И Альберт тянет его на себя, вынуждает пересесть к себе на колени, мысленно радуясь только тому, что в машине хоть и тесновато, но всё же достаточно места для таких манёвров. Руки его опускаются на ягодицы Криса — как секундами ранее, и Вескер с расслабленной довольной улыбкой принимается их мять. Если бы не джинсы…

— Это займёт не пару минут, — тянет он, осыпая чужую шею нежными поцелуями и продолжая нехитрые свои ласки. — У тебя ведь снова стоит, а? Неугомонный… А нас ведь люди ждут.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+2

24

[status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Чужая ладонь сжимает ягодицу, по телу идёт дрожь - слишком нравится, затем неровный выдох. Он, мать его, не думал что такое может настолько завести. Вообще не думал.
И явно вскоре пожалеет, но когда пальцы тянут его за голову вверх, Крис сглатывает, неожиданно для себя самого - ему почему-то кажется, что все это сон.
Вновь.

В джинсах невыносимо тесно. Он задыхается в требовательный поцелуй, отчего эрекция становится неимоверно болезненной. Вескер говорит, пытается укусить словами и пристыдить как мальчика за плохое поведение (или хорошее - тут уж как посмотреть), после чего кусает зубами - от этого так смешно, так легко и... и Крис смеется прямо в поцелуй, натягивая губу в чужих зубах при улыбке. 
- Кто бы, - запинается, отвечает на поцелуй. Это безумие, охватившее с ног до головы. 
- Говорил, - заканчивает, когда чужие губы касаются шеи.

Внутри натянута струна, дрожащая и издающая надрывные звуки от ласк, почти невинных по сравнению с теми что были до, но почему-то более пробирающими. Как будто в поцелуях было что-то, чего не мог дать секс - Редфилду всегда так казалось.

Этот дурацкий и едва выполнимый маневр, после которого он с его комплекцией, ростом и шириной плеч оказывается зажат между рулем, больно впивающимся в спину если отстраниться, и горячим телом Вескера. Жар чувствуется через одежду, биение сердца, любое движение из-за близости можно словить ощущениями моментально.

Поза настолько не располагает к личному пространству, что Крис будто пойман мышеловкой, а рядом с ним довольный кот.
Особенно чувствительный полуукус в шею заставляет судорожно втянуть лёгкими воздух.
Блядь, следы останутся. Да и к черту, там будет темновато, а он всегда сможет отшутиться если встретит кого-то знакомого.

Руки, так настойчиво сжимающие его зад, заставляют тело бросаться в жар. Самодовольство на лице Вескера отрезвляет, почти, и Крис смеётся вновь.
- Неугомонный, да. Но почему-то именно ты проявил инициативу и мы теперь сидим, кхм, вот так, - он тоже умеет быть самодовольным говнюком, приближая лицо, Крис оставляет на этих губах невинный поцелуй, который не длится и секунды - откровенно дразнит. Будто бы прозрев, увидев все со стороны - Вескер ведь хочет этого не меньше него самого. В глубине души его все еще волновало все что случилось, но гребаный характер взбрыкнул и Редфилд опять пошёл напролом, напрашиваясь своей задницей на определённые приключения.

От осознания того, что может быть дальше, если они дойдут до этого, по телу прошла очередная волна жара и лёгкой приятной тревоги. Крис выгибает шею назад и глотает вязкую слюну, все ещё с чужим вкусом. Адамово яблоко двигается плавно под кожей. Он пытается успокоить себя, но как потушить пожар в мёртвом и сухом лесу при сильном ветре?

- Серьёзно, вот так? - показывает, что дальше и двинуться не может - далеко отстраниться от лица капитана просто физически невозможно из-за потолка, а сзади все тот же чертов руль и все настолько бесит и мать вашу тесно, что заводит до сбитого дыхания. Он ерзает бедрами по чужим, ягодицами чувствует приятное давление пальцев сквозь ткань джинс.
- Это чтобы я от тебя сбежать не смог, да? - ухмылочка, которая тянется пока губы не раскрываются шире, а уголки рта поднимаются выше. Довольная улыбочка, которую сдержать невозможно.
- Всё правильно, потому что мне кажется, что я не так уверен во всем что сейчас между нами происходит и, - собственный протяжный стон прерывает его откровения, ногти Альберта через натянутую ткань царапают дорожку по заднице вниз, к бедрам. Укус где-то у ключицы, но Редфилд уже плохо понимает где именно.

- Эй. Там без нас рыдают поди. Получим выволочку, - чуть приподняв голову, Крис смотрит на Вескера из под полуопущенных ресниц, внимательно наблюдает.
- А я бы лучше потрахался и напился, ох блядь, как же заманчиво звучит. Хуевая у нас работенка.

Ему чертовски весело, но за этим он скрывает лёгкий, едва заметный ему самому, мандраж. Нахуй бы эти трупы, пусть с ними Айронс ебется, в жизни же Редфилда есть вещи многим интереснее - ходить по тонкому льду вместе с Вескером, к примеру, прямо сейчас.

Да уж, потрахался и напился бы. В компании своего капитана. Отличная идея же блядь. Особенно после всего что было сделано за последние часа полтора.
Если падать, то на дно, а потом провалиться ещё глубже. Так ведь?

Здравый смысл гаснет так же быстро как и появляется. Тихая вибрация, зародившаяся в груди, становится громче, все больше походит на рычание.

+2

25

Чертовски справедливое замечание пробивает на реакцию, и Вескер улыбается в очередной поцелуй. Нет, правда, он мог бы делать это целый день, наверное, если не вечность — но её, разумеется, с перерывами на сон и еду. Крис такой ласковый, тёплый, открытый и искренний; так к нему всем естеством своим тянется, что противиться этому до безумия сложно, хотя Альберт не то что сильно пытался прежде или сейчас пытается.

(Он сегодня проиграл, в первую очередь себе самому, он поражение своё принял — безоговорочно.)

— Не понимаю, что тебе не нравится, — тянет Альберт, осыпая чужое лицо и кусочек шеи, не скрытой одежды, влажными горячими прикосновениями губ. — Уже и о побеге заговорил, что-то быстро ты. А ещё пару минут назад был так уверен, когда держал руку на моей ширинке и предлагал съехать куда-нибудь. Опять сам себе противоречишь.

Они друг с другом играются, и с этого, кажется, оба дикий кайф ловят. Вескер, по крайней мере, за себя сказать может точно, что его все эти их беззлобные перепалки и пререкания возбуждают. А, может, просто возбуждает Крис и эта их безбашенная близость: несвоевременная, не совсем удобная — но такая бесконечно желанная. Редфилд так забавно пытается куда-то там утечь, отстраниться, и так в этих своих начинаниях не преуспевает, что Вескеру смешно снова становится. И он смеётся, и вдруг замирает совсем, на несколько долгих секунд замирает и замолкает. Ждёт, когда Редфилд поднимет на него глаза, когда они снова столкнулся взглядами, и внутри дрогнет, пойдёт трещиной тщательно выстраиваемая Альбертом годами стена.

(Он никогда не прятался за ней прежде, позволял себе быть открытым, насколько мог, с командой. Он стал им хорошим боссом, потому что к хорошим боссам относятся лучше: меньше вопросов, напряжения, недомолвок. Но он строил стену, отгораживая свою настоящую жизнь от этой, наигранной/выдуманной. Строил, чтобы всегда иметь возможность сбежать за неё, когда придёт время. Отрезать себя ею от своих ребят, который он же выбрал, вырастил — создал. Строил, но использовать не стал.)

Мгновение — и Альберт целует Криса: требовательно, жёстко. Буквально вынуждает его открыть рот, скользит языком внутрь, задевая чужой. Свободная рука ложится Редфилду на шею.

— Подумать только, мы сегодня мыслим в одном направлении чуть ли не весь день. Надо, наверное, почаще распускать СТАРЗ по делам и забирать тебя в свои напарники, — вкрадчиво замечает Альберт визави на ухо.

(Сбегать он собрался, как же.)
Альберт ловко избавляется от ремня и расстёгивает ширинку чужих джинсов, освобождая напряжённый член от ткани одежды.

— Один раз, Крис. Нам и правда пора, но… от тебя же не оторваться, — голос у Вескера при этом странный: он не то жалуется Редфилду на него же, не то упрекает, не то подшучивает; каждый в сказанном увидит своё, в конце концов, и это будет для него истиной.

Права рука накрывает член, сначала — Криса, а после Вескер обхватывает и свой. Разгорячённая плоть такой же плоти касается, и он не даёт им даже мгновения, потому что начинает рукой двигать сразу. Ощущения и странные, и приятные; и голову кружит немного, когда Редфилд перестаёт пытаться увеличить между ними расстояние, а, напротив, врезается в Альберта грудью и в шею ему куда-то стонет.

И, боги, во второй раз ощущения становятся только сильнее.
Он прихватывает Редфилда зубами за плечо, прямо через одежду. И, возможно, прикусывает его чуть сильнее, чем планировал, срываясь на гортанный стон.

[status]рикошеты-разговоры[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/857732.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]эта форма обороны рассыпается от взглядов.[/lz]

+1

26

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Крис просто клубок нервных окончаний под чужими пальцами, просто раздет под взглядом Вескера, хотя все ещё в одежде. И помогает расстегнуть чёртову ширинку, сразу же не сдерживая стон и протяжное "блядь" в приоткрытые губы напротив, отвечая с лёгким опозданием, под напором что где-то глубоко внутри даже пугает до дрожи. Сладкой, горячей, лихорадочной дрожи предвкушения, смешанного с отрицанием и, совсем немного, с принятием.
Хочется послать Вескера куда подальше после каждой фразы, каждого гребаного предложения. Альберт давит, незаметно, но так очевидно, на факты. Редфилд внутренне пытается сформулировать то, что хочет сказать.

Крис задыхается в ощущениях, ему не хватает воздуха - тот кипятком стекает в лёгкие, это чертовски больно - губы терзает чужой рот, которому он подчиняется (пока что), отвечает и не спешит перехватить инициативу. Он молчит (он слишком сосредоточен на своих ощущениях; слишком вовлечен в происходящее, где от прикосновений волнами идут импульсы, где голову ведёт будто у пьяного, а глаза ловят каждое мгновение по кадрам, а не целиком, будто в замедленной съемке).

- Будто ты не понимаешь о чем я говорю, Вескер, - Редфилд шипит, после срывается на тихое рычание, нарастающее каждую секунду, становящееся все громче. Укус становится последней каплей - что-то внутри ломается и он тянет Вескера на себя, упираясь спиной в руль, а затекшим коленом в ебаную дверцу, благо, та запрета изнутри. Почти ударяясь затылком в зеркало заднего вида, но не замечая этого. Задирая свою футболку повыше - напряжённое тело, даже в темноте видно как вздымается грудь и живот при дыхании, задирая водолазку Вескера и царапая кожу короткими ногтями.

Нихрена неудобно, но они вжимаются друг в друга, врезаясь бёдрами, чувствуя чужой член своим.

Блядьблядьблядь... Звучит, пульсирует в голове одно единственное слово.

Одну руку Альберта Крис возвращает себе на шею - ему так нравится, чертовски хорошо и, сука, правильно - только так правильно и никак иначе. Крепко обхватив шею капитана сзади своими пальцами, ладонь накрывает другую, чтобы вместе обхватить оба члена одновременно - прижатые друг к другу, влажные от выступившей смазки, в кольце пальцев, соприкасаясь.

Трение, разрядами, от чувствительных точек и осознания того что там, внизу, происходит. Ещё протяжный стон в поцелуй, судорожные вдохи и движения внизу все быстрее. Влага на ладонях и животах, тянущейся каплей - он не знает сколько это продолжается, теряется во времени. Горячо, по позвоночнику вверх, разрывая бесконечные поцелуи, он едва видит лицо перед собой - все плывёт, настолько размыто, слепо утыкается в шею Вескера, сдвигая чёрный ворот носом, вниз по коже и впивается губами в ямку над ключицей. Прикусывает и тянет засосом, оставляя алеющее пятно - Альберт в долгу не остаётся и Крис коротко вскрикивает от удовольствия, ослепнув буквально на миг - липкая горячая сперма заливает его живот. Болезненно и слишком чувствительно, настолько, что хочется сразу убрать руку.
В ухо так же стонет Вескер - кусает, рычит во время оргазма.

Дышать. Дышать вместе, приходя в себя. А после встретиться взглядами и понять, что говорят ему чужие глаза - это только начало.
Будто бы то, что может быть, неизбежно. И от него не уйти.
От неизбежного или от Вескера?

Крис отчётливо понимает, что если это случится, то он приложит все усилия, чтобы сделать этот опыт - каким?
Всему свое время. И, все же, он согласен лишь на равные условия. Иначе и пробовать не стоит, ведь так?

Ему хочется сказать, что сейчас можно было этого не делать. Хочется жирно намекнуть на то, как Вескер им пытается манипулировать, подталкивая к краю и подводя к решению зайти дальше, выставляя это так, будто самому Редфилду это нужно. Хочется ткнуть в это носом, дать понять, что он все видит и с ним этот номер не пройдёт.
Хочется. Но Крис не идёт на поводу у таких понятных, логичных и правильных желаний.

Потому что ему все нравится.

Альберт хорошо изучил его, знает на что надавить, знает когда отступить, знает его слабые места и знает как заставить его уступить.

Знает его. А знает ли Крис самого Вескера? Это предстояло выяснить.

Отредактировано Chris Redfield (Сегодня 00:35)

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » no hell no (yes please)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно