horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » присядьте, товарищ


присядьте, товарищ

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

нет не на бутылку
— sergei vladimir, albert wesker

https://1tb.favim.com/preview/8/820/8200/82006/8200693.jpg

Им суждено было договориться. Ведь безумный дед Спенсер должен уйти на покой, желательно посмертно.
Five vodkas later...

+3

2

Наблюдать - это тоже искусство. С этим утверждением Сергей был согласен полностью, пройдя суровую школу жизни в Союзе, будучи на службе государства и дойдя до звания полковника. Можно было сказать, что он вспоминал те времена с ностальгией, но возвращать их не хотел. Как человек, знавший работу этой неповоротливой махины изнутри, он мог бы назвать что именно было хорошо, а что было из рук вон плохо. И даже, самое главное, что было страшно - никакой мистики, никаких глупостей, но суровые наказания за инакомыслие, развитый шпионаж и то самое искусство наблюдения. В его стране гнались за идеалами, которых было не достичь при столь разных взглядах на жизнь и огромном количестве других стран во всем мире - в итоге, все позорно развалилось. Да, не без помощи, но все же.
Главной проблемой к моменту, когда об этом стало известно среди верхушки, было куда идти или куда бежать, потому что неугодные оставались таковыми хоть как Союз или бывший Союз не назови. Из полковника он стал нежелательным лицом, просто потому что работал не на тех людей. Очередное доказательство неопровержимого постулата - все решает сила на пару с властью. И тот, у кого эта власть находится в руках, может стать хоть Господом Богом при правильном подходе. У верхушки партии подход был неправильный - Бога пытались запретить, но у них ничего не вышло, потому что взамен они дали народу слишком мало, а брали от них непозволительно много. В тяготах и лишениях, в войнах, закалялась сталь характера ни одного - нескольких поколений, пускай и с какой-то разницей в качестве, но закалялась.
Что будет теперь никто достоверно не знал - аналитики и прочие могли делать хоть сколько прогнозов, но прогноз - не знание, а всего лишь попытка внушения и создания необходимых среди простых обывателей настроений.

Решение было припасено заранее, когда только пошел неясный слух о близком конце красного гиганта. По иронии судьбы, СССР разлетелось будто бы по нему прошлись теми самым серпом и молотом, что были на его неизменно алом флаге и там же останутся, но уже как наглядное историческое пособие.
Про себя Сергей называл это позорным бегством, но среди людей принято считать подобное прозорливостью. Много времени не прошло - он и не особо искал куда податься, в один день ему сделали практически королевское предложение, прекрасно сочетающееся с его собственными умениями. С тех пор началась работа на Спенсера и его организацию - в чем-то весьма мерзкое занятие, включая участие в программе с серией экспериментов. И, в то же время, в чем-то даже занимательное - удалось почерпнуть для себя много нового, а на жизнь начать смотреть проще и шире после жестких рамок, в которых доводилось находиться долгие годы. Нужно было только выполнять приказы, как когда-то, следить за тем как другие делают свою работу и не забывать выглядеть идиотом - работа мечты, если уж на то пошло.
А потом власть появилась уже в его собственных руках. Будучи человеком наученным жизнью, Сергей воспользовался этим лишь во благо - свое благо, конечно же.
***
Бросив пухлую папку с досье на стол, уже давно не полковник, откинулся на высокую спинку стула. Глянув исподлобья на трех крепких ребят, он поджал губы и медленно смерил взглядом каждого.
- Чего стоим, sukiny d'eti? С глаз долой и чтобы я вас не видел пока не выполните свое задание, - рыкнув в напутствие, он ждет пока те покинут его кабинет и только после того как дверь закрылась с другой стороны, Сергей вновь берет в руки папку, раскрывая посередине. Стопка фотографий, несколько докладов, копии документов и еще многое, что удалось раскопать - бывших сотрудников КГБ не бывает, такое уже ничем не вытравить.
Альберт Вескер был для него неизвестной величиной, но одно постепенно стало понятно - этот парень тоже не собирается играть по местным правилам и мечтает, как ему показалось. Мечты о чем-то большем, даже утопическом, это хорошо до тех пор, пока она полностью не захватывают тебя и не становятся твоей жестокой реальностью, потому что на пути к ним можно лишиться всего, включая в этот список свою жизнь. Это не его, Сергея, дело, но хотелось бы наладить контакт чтобы, как минимум, друг другу не мешать. У него есть планы, вполне приземленные. Они могли бы увенчаться успехом, только для этого нужно долго и упорно трудиться, медленно продвигаться к своей конечной цели.
Увы, чтобы все получилось, Амбрелле суждено развалиться. Он обязательно займется этим, но не сегодня, не завтра - когда-то. А пока что хотелось увидеть из какого же теста слеплен этот Вескер, своего рода небольшой экзамен. Громилы которых он послал ничем не примечательны кроме своих габаритов - простой расходный материал. Их задачей является передать приглашение на встречу с Сергеем, только не в очень вежливой манере.
Оставалось лишь ждать, как именно сложится эта самая встреча. Постучав пальцами по дереву, будто перебирая клавиши, он убрал папку в стол и занялся рабочей рутиной.

+3

3

Вескер сплёвывает куда-то себе под ноги; разбитая в безобразной драке губа откровенно саднит, а ещё ноёт пресс, куда пришлась пара довольно ощутимых ударов коленом. У ног его постанывает грозного вида амбал — единственный из троицы, кто вообще подаёт какие-то признаки жизни. Альберт не уверен, в каком стоянии находятся остальные: живы они, но без сознания, или мертвы.
(Его, на самом деле, это и не особенно волнует.)

Он пинает носком лакированного ботинка стонущего, и тот разражается потоком брани, в которой явственно слышится ни с чем не сравнимое «blyat» и «suka». Что-то он кряхтит ещё, но русский Вескер знает очень посредственно, а сломанный нос говорящего не особенно располагает к тому, чтобы понимать его достаточно хорошо. Впрочем, географическая принадлежность амбала не была для Вескера загадкой и до того, как тот принялся отчаянно (как будто в последний раз, честное слово…) ругаться. Татуировки, золотые кресты на груди, стиль одежды и, в концов концов, лица троицы, не далее как пятнадцать минут тому назад напавшей на него в его собственной конспиративной квартире, говорили об их личностях буквально всё.

— Sergey ty podsylat'? — Альберт склоняется над поверженным противником, на ломанном русском спрашивает зачем-то то, что и так знает, но всё же. — Говори, скотина. Это был Сергей?

В ответ он получает плевок, вот только тот не долетает до лица, а падает по дуге на его вычищенный ботинок.
[indent] Блядь.

Носок другого/чистого лакированного ботинка встречается с чужой мордой, и после этого в разрушенной квартире наконец устанавливается тишина. Альберт добирается до ванной комнаты, где придирчиво отмывает с лица и костяшек пальцев кровь. Он не спешит: собирает личные вещи, переодевается, даже успевает перекусить и выпить кофе. Перед тем, как навсегда покинуть более не являющуюся секретной квартиру, бросает взгляд на три неподвижных тела, но настроения проверять их пульс у него нет.

Во всей Амбрелле немногие могли похвалиться тем, что лично знали Вескера. И уж тем более ещё меньшее количество людей могло иметь хотя бы малейшее представление о расположении его конспиративных квартир. И, наконец, только один из них мог подослать к нему настолько… колоритных персонажей.

Если Сергей Владимир думал, что троица качков на самом деле сможет причинить Альберту серьёзный вред, то Сергей Владимир — идиот, каких ещё надо поискать.
Впрочем, интуиция Вескеру подсказывает, что дело здесь вовсе не в том, что один русский наёмник захотел его убрать.

[indent] Впрочем, он хорошо понимает, что это не более, чем приглашение.

Вычислить, в какой из своих нор засел Сергей, становится вопросом пары часов.
На назначенную (пусть и в странной манере) встречу Вескер приходит с одним лишь пистолетом за поясом — и тот приходится оставить на проходной. Пара лобастых русских мужиков проводит его куда-то вглубь закрытой на ремонт картинной галереи. В отдельном просторном кабинете, за резным деревянным столом, восседает Сергей Владимир собственной персоной.
Альберт о нём… слышал.

(Слышал разное. Часть из услышанного относил к разряду мифов, частью услышанного интересовался. Впрочем, их с Сергеем интересы, как ему казалось, мало где пересекались.)
Но с чего тогда было устраивать это вот… всё?

— Ты выбрал довольно интересный способ, чтобы привлечь моё внимание, — бросает Альберт вместо приветствия, вольготно располагаясь (без разрешения) в кресле по другую сторону стола от Сергея. — Я, признаться, обескуражен. Что русскому военному могло потребоваться от меня, а, Сергей? Или у вас, русских, в порядке вещей скалить зубы на тех, кто в трудную минуту протягивает вам руку помощи, предлагает работу? Или ты не знаешь, какое место я занимаю в нашей организации?

[nick]Albert Wesker[/nick][status]отравлен[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/284001.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]<center>каждый хочет мир <br>к своим ногам.</center>[/lz]

+1

4

- Tovarysh Вескер, присаживайтесь, - Сергей едва кривит рот, пытаясь не ухмыляться. Данный опыт был весьма... познавательным. Этот парень хорошо себя проявил в неравном с виду бою. На первый взгляд могло показаться, что три обученных наемника быстро расправятся с Вескером, но у него было предчувствие, что тот его еще удивит - и удивил, действительно удивил, но приятно. Такое бывает, когда ты ожидаешь чего-то и ожидания твоя оправдываются, будто вознаграждение за догадки. Сила, ловкость, движения - все было на высоте, такой, которую просто человеку достигнуть запредельно сложно. Он слышал это собственными ушами - звуки той драки. Интересно, нашел ли Вескер машину этих идиотов? Хорошо бы забрать оборудование. Или уничтожить все одним махом.

- Ничего личного, всего лишь интерес. Знаешь, это моя работа здесь, интересоваться всем, что не вписывается в четкие рамки, которые устанавливает начальство. Там, откуда я родом, есть самый большой грех для религии, захватившей мысли и сердца каждого - он назывался инакомыслие. На самом деле, это беда каждого мирка, построенного кем-то - будь то Союз, США или Амбрелла. Всегда будут три стула: те, кто устанавливает свои правила; те, кто за соблюдением этих правил следит; те, кто нарушает все запреты и v rot ebal любые законы логики или уставы. Никого не напоминает, прямо здесь и сейчас, м? - Сергей барабанит пальцами по столу, разглядывая гостя и понимая, что разговор их ждет явно долгий. А раз так, то следует проявить побольше знаменитого на их родине гостеприимства. Поправка: не того, что было в ходу в застенках разных служб, занимавшихся неблагонадежными элементами общества и подозрительными субъектами.

- Но для начала, за знакомство, - у русских без водки ни одно дело не обходится - так тут говорят. Отчасти, эти люди даже правы. Запотевшая бутылка ждала своей очереди и пока Сергей разливал по рюмкам, начал звонить телефон - приставленные наблюдать за новым сотрудником подчиненные пропали, их смена обнаружила пропажу на посту только когда должна была вступать в караул. Утром. Вчерашним. Этих хотелось пропасть самому, возможно даже не один раз, но это была всего лишь типичная рабочая ситуация - идиоты однажды не менялись и оставались тупоголовыми, все еще идиотами.

Чуть позже полетят головы, скорее всего даже его заденет, так что проще сработать на опережение и задеть первым - возня за власть, влияние и должности была здесь обычным делом. Не серьезная организация, а какой-то блядский гарем, где каждая змея старается побольнее ужалить другую за любовь и уважение полоумного старика.

- Интересные дела у нас здесь происходят. Так много засланных, двойных агентов, перебежчиков - чуть ли не каждого второго приходится брать за яйца, а хотелось бы Mashku za lyashku, но такова жизнь, - опрокинув в себя рюмку, Сергей подвигает вторую ближе к Вескеру.
- Ты вроде вот умный, осторожный, только третий стул всегда шатается, потому что у него ножка подпилена. Я долго наблюдал за тобой, в тебе есть стержень, ты умеешь идти к цели и сегодня показал, что слеплен не из дерьма. Дай угадаю, второй стул тебе не по zhope, потому что на первом подушка мягче? Hern'ya это все, парень. Первый стул - всегда бутылка, так что не порви zhopu пока пытаешься туда сесть, - пока он говорит, наливает себе вторую и выпивает так же как и предыдущую. По мнению Сергея, закусывать нужно когда пьешь, а не когда балуешься как сейчас. А Вескеру так вообще необходима чистая водка, чтобы здоровье поправить.

- А, хочу сказать спасибо. Ты избавил меня от лишней работы, потому что мне уже надоедает придумывать посмертные задания для таких, как твои сегодняшние гости когда наступает время от них избавляться. Экспромт удался, - вставив между делом слова благодарности, он кидает на стол копию папки, которую оставил в более надежном месте с момента ухода наемников.
- Допустим, Спенсер не знает. Но он параноик, хотя ты ему и нравишься. А о сестре подумал? Что он с ней сделает?

+2

5

Русские. Это не просто, мать их, национальность — это целый отдельный вид человека, среди которого подвид «военные» выделяется особенно. Сергей Владимир, к несчастью, как раз этот уникальный подвид и представляет: весь он такой статный/властный, весь он такой напоказ хозяин положения, способный себе позволить широкие жесты вроде известного русского гостеприимства.
всё-то он, сука, знает.)

В стакане, который он Вескеру протягивает, плещется та самая vodka, знакомство с которой много лет назад не прошло для Альберта безболезненно.

— Ну, допустим, budem.

(Это теперь он опытом умудрённый; гранёный стакан принимает и делает ровно один глоток, скорее из уважения к чужим традициям, не пытаясь гнаться за одобрением в чужих глазах. Нет-нет, чтобы перепить русского, нужны годы тренировок, а у Вескера не то чтобы было на них много времени. Возможно, ускоренный метаболизм и выручит его, но только в будущем, когда ускорится он до максимума. Пока же, довольно и того, что протянутый стакан он принимает, а не выплёскивает Сергею в лицо — очевидно, в знак крайнего неуважения.)

Горло обжигает ядрёный сорокапроцентный спирт. Альберт глубоко вдыхает, выдерживая взгляд военного, пока тот разражается наполовину пространной речью с кучей намёков, которые, разумеется, Вескер прекрасно понимает. Русские, блядь, военные. Мастера психологических игр — и откуда только на них время находят, спрашивается?

— Рад, что мои услуги пришлись тебе по душе, — Альберт кривится, до конца не определившись, как реагировать на заявление Сергея о том, что его тупо поиспользовали в качестве палача для неугодных боссу кадров. (Интересно, а сами они хотя бы догадывались, что их де-факто отправили на убой? Впрочем, что это он, ему-то какая разница.) — Но в следующий раз, будь добр, оплачивай их. Демо-версия закончилась.

Сергей говорит красиво, этого не отнять, но Вескера терзают смутные сомнения: чего он, блядь, хочет на самом деле? Выслужиться перед Спенсером? Поиметь Спенсера?
(Ощущать себя лабораторной крысой, за которой всё это время тщательно следили, оказывается не так уж и приятно. Альберт под колпаком жить привык, но русский военный, по правде, первый, кто в лицо ему говорит, что наблюдал за ним — и делал, похоже, вполне себе верные выводы. Люди Озвелла то ли работали хуже, то ли всё тоже понимали прекрасно, но если последнее — истина, то сколько времени у Альберта осталось прежде, чем его планы начнут нарушать постоянным вмешательством со стороны?)

— Хорошая попытка, Сергей, но у меня нет сестёр. Неужели это всё, что ты приготовил? Такой дешёвый… трюк. Я даже немного разочарован, мне-то думалось, ты деловой человек, и у тебя нет времени гоняться за призраками. Тебе, кажется, здесь платят за то, чтобы ты делал свою работу. Уверен, что оклад останется прежним, если твои начальники поймут, что ты пытаешься… взять на себя немного больше, а? — Вескер становится вдруг крайне серьёзным, и смотрит на Сергея новым, оценивающим/предупреждающим взглядом. — Какой из стульев, в таком случае, интересует тебя? Самый надёжный? Или же тот, который в конечном счёте окажется троном?

[status]отравлен[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/284001.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]<center>каждый хочет мир <br>к своим ногам.</center>[/lz][nick]Albert Wesker[/nick]

+1

6

Сергей хмыкает, опрокинув в себя стопку. На этом, пожалуй, пока и закончит. Впереди ещё разговор, возможно довольно нелёгкий.
- До дна, - напоминает невзначай, в очередной раз окидывая взглядом Вескера. Не ошибся ли со временем и человеком? Да нет же, потом будет уже поздно - лучше вклиниться в чужие планы на этапе их зарождения и принять самое активное участие в процессе эволюции этих самых планов.
- Да ты не стесняйся, читай, до конца читай. Там ответы на многие твои вопросы. И про сестру твою тоже. С подписями Спенсера, к слову, не подделки. Сегодня я твой лучший друг, пользуйся возможностью и изучи все что можешь, потому что потом все документы опять будут строго засекречены. Они, собственно, и сейчас такие, но у меня есть некоторые привилегии. У тебя тоже есть, и появятся, даже без моей помощи - отрицать это глупо, но какой ценой? Альберт Вескер, участник проекта Спенсера по экспериментам над людьми. В нежном возрасте вырван из лона семьи вместе со своей сестрой, Алекс. Талантливая, амбициозная девочка. Сидит сейчас в Париже, работает на благо нашего любимого босса и ведёт себя как хорошая девочка. Даже не собираюсь делать вид, что тебе есть интерес до родственных связей - ты ее не знаешь, однако… она умна, хладнокровна, а ещё верна семье. И семья для нее, пока что, один старик с потекшей крышей. А есть родной брат, который внезапно может появиться. Алекс тебе нужна, - подводит черту, его цепкий, внимательный взгляд буквально буравит Альберта.

Годы шли, Амбрелла проводила все больше экспериментов, брала все больше светлых умов под свое крыло со стальным острым оперением - кому-то не везло и голова летела с плеч едва встретившись с этими перьями, слишком уж наточены.
- А дальше ещё лучше. Как тебе концовка? Тринадцать подопытных, все с прекрасными данными, гении, лучшие в своём деле. Да? А ждёт их в конце укол в задницу, от которого уши свернутся и оттуда моча побежит. И вот так бесславно они свою жизнь и закончат, в неприглядном виде кучи мяса, которое и опознать никто не сможет. А если у тебя получится пережить сыворотку, над которой работает старик, то ты будешь в бегах, - Сергей делает паузу, подавшись корпусом вперёд, не отводя взгляда. Его рот трогает едва заметная ухмылка.
- Знаешь почему? Удачные, даже идеальные, образцы, в итоге, уничтожают. Именно потому что они удачные и несут угрозу. Придётся искать друзей одному, скрывась от Спенсера у тех, кто будет готов приютить. Но сыворотка пока не готова, и вы все тоже не готовы. Надо же, как удачно складываются обстоятельства… для тебя, - если он и правда так умен, как кажется, то будет что-то делать. Или вместе с Сергеем, или в одиночку. Даже последнее было на руку, потому что отвлечет все внимание от него самого.

- Ты спрашивал какой стул я в итого предпочитаю? Самый крепкий, конечно, это хорошо. Но мне нравится тот, который раскладывается в шезлонг и стоит на побережье океана, где-то под пальмами. Мир гораздо проще, если смотреть на все с этой стороны, правда? - есть у него одно предложение, но для этого нужен будет Вескер, и ещё чёртова куча головастых говнюков для выполнения всех условностей и последовательности процесса.

Отредактировано Sergei Vladimir (2022-07-19 18:03)

+1

7

Проигнорированную ранее папку Вескер с явной неохотой всё-таки со стола поднимает и даже изучает — не просто бездумно пролистывает, а вчитывается в строчки отчётов, распоряжения и приказы, вглядывается в лица на фотографиях разного качества. По ту сторону стола даже понятливо замолкают, давая ему возможность спокойно изучить материал, чем Альберт сполна пользуется, потому что такими шансами разбрасываться как-то даже грешно. (Информация — всегда оружие, ценный ресурс, и зачем им пренебрегать, особенно когда на блюдечке несут и ложечкой в рот вливают буквально.)

Между бровей его пролегает неглубокая складка.
Вескер закрывает папку и возвращает её на стол, а после поднимает на Сергея хмурый взгляд.

— Ну и что во всей огромной Вселенной заставило тебя полагать, будто ты — первый человек, от которого я узнаю о Проекте «Вескер»? — медленно, чётко спрашивает он, устраивая голову на сложенных пальцах рук. — Хотя, буду откровенен, твои данные куда подробнее тех, до которых удалось добраться мне. Я бы даже сказал, что мои данные — истории на уровне баек, смутные и невнятные, но я полагал, что рано или поздно доберусь до сути. Что ж, ты опередил события. Полагаю, я должен сказать спасибо?..

Вескер вздыхает и откидывается на спинку стула, принимая более расслабленную позу. Он не уверен, на какую реакцию рассчитывал русский полковник, а искренней оказывается только сплошное равнодушие, что Альберт демонстрирует с чистой совестью. Ему от этих сведений… никак. В самом деле, разве они меняют хоть что-то?

— Я только не понимаю, почему мне должно быть дело до этих… братишек и сестрёнок? Мы никак не связаны кровно, а если бы и были, разве это что-то поменяло бы? Я никого из них не знаю, и судьбы их мне, если честно, параллельны. Если среди них есть ещё ценные кадры, Спенсер наверняка их не упустит, и флаг бы ему в руки. Или меня должна до усрачки напугать перспектива стать лабораторной мышью? Так я, polkovnik, уже давно ею являюсь. И ты, кстати, тоже, — Вескер позволяет себе улыбку, совсем сухую. — Шезлонг и пляж — утопия. Прямо-таки «русская мечта» двадцатого века, а? Но не таким людям, как мы с тобой, о подобном грезить. Амбрелла пережуёт нас, выплюнет, а после пустит в расход то, что останется. Таковы условия контракта, который мы подписываем своей кровью, соглашаясь на эту работу. Неужели ты не читал текст мелким шрифтом? Опрометчиво, когда имеешь дело с корпорацией уровня Амбреллы.

Альберт переводит взгляд на папку, выдерживает паузу.

— Допустим, меня не устраивает подобный подход. Допустим, я не против вытащить из-под колёс этой машины кого-нибудь из… них, если я увижу в этом хотя бы минимальную ценность. Ты так беспокоишься о моём гипотетическом одиночестве, Сергей, что я задаюсь вопросом: неужели ты так сильно хочешь стать мне другом? Или пытаешься сказать, что при любом раскладе не планируешь оказаться моим… врагом? — он наклоняет голову, снова изучая Сергея Владимира в открытую. — Я не верю в концепцию бесплатного сыра. И этот диалог начинает меня утомлять, поэтому, прежде чем я предложу расплатиться за твои сведения молчанием о нашем славном разговоре, может быть скажешь честно: чего ты от меня хочешь?

[nick]Albert Wesker[/nick][status]отравлен[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/284001.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]<center>каждый хочет мир <br>к своим ногам.</center>[/lz]

+1

8

- А ты, я смотрю, фаталист, - в его голосе отчётливо слышно веселье, которое Сергей скрывать одновременно и не может, и не хочет, и даже не собирается. Да, этот Альберт Вескер сообразительный парень. А ещё подозрительный, но кто в их ситуации не был бы подозрительным?
Сергей разводит руками и уголок рта кривится - ухмылка на лице слишком отчётливо видна. Если собеседник говорит "допустим", то он уже рассматривает ваше возможное предложение.

- Возможно, Амбрелла и в состоянии перемолоть в фарш тех, кого сочтёт отработанным материалом. Даже больше скажу - так и будет с каждым, кто против нее попытается пойти. Ты ведь в курсе что случается с рядовыми работниками штата лабораторий, которые закрывают из-за неудачных или более не представляющих пользы и интереса проектов? Если когда-то случится здесь, в этом самом месте, что-то непредвиденное и представляющее опасность для Спенсера оглаской, иными словами сулящее большие проблемы с законом и общественностью, он избавится ото всех. В начале даст отмашку на эвакуацию важного оборудования, данных и нескольких сотрудников, которые представляют огромную ценность своими знаниями и навыками. После, отдаст приказ всем комнатным псинам и они утилизируют всех ботаников в халатах вместе с подопытным материалом. Дальше? Хм, капитаны избавятся от своих подчинённых, что проводили зачистку и трупов станет немного больше. Затем они придут ко мне и, все правильно, их убью уже я. Возможно, меня тоже ждёт смерть. Неважно от кого. Не сразу, конечно же, потому что пока я верен, глуп и счастливо выполняю приказы - Спенсер доверяет мне, насколько доверять может. Я не обманываюсь на этот счёт, - очередная пауза, внезапная, но закономерная, давит тишиной. Они смотрят друг на друга и оба понимают, что этот разговор интересен. Каждому из них, если не учитывать возможности, при которой это попытка подставить - они вовсе не друзья, в глазах посторонних скорее похожи на конкурентов, хотя области работы и влияния совершенно не походят друг на друга.

- Моя, как ты выразился, мечта… считай, что я просто старею, блажь такая, - смешок, за которым нет ни капли искренности. Ни капли чего-то человеческого - сопереживания, уместного в момент, где говорят о поломанных жизнях и их ценности. В Сергее есть только холодный расчёт, любопытство и одновременное расчленение ситуации на составляющие под его взглядом, будто хирургическим скальпелем - такое же холодное и механическое.
- Я знаю, что ты сможешь сожрать Спенсера раньше, чем он сожрёт тебя. Если будет нужно. А вот остальные - нет. Как я уже говорил, даже твоя сестра в этом другая. Она не решится действовать самостоятельно или против Амбреллы до тех пор, пока Амбрелла не будет отыгранной картой. Или, пока не появится кого-то ещё, в перспективе более "po dushe". Дело в том, что я тоже могу сожрать Амбреллу, но и ты, и я будем по одиночке делать это долго. Много лет, в поисках союзников, верных людей. В поисках путей отступления. И что-то мне подсказывает, что тебе будет сложнее, чем мне - свободный доступ к секретной информации, все проекты и планы, - кончик указательного пальца пару раз коснулся виска, постукивая.
- Меня устроит любой из этих двух вариантов, но сотрудничая, мы пришли бы к более скорым и лучшим результатам. Это закономерный и очевидный интерес, tovarysh Вескер. Обоюдный, я бы назвал это так. Даже если кажется, что нет и самостоятельность в этом вопросе безопаснее и вернее. Мне есть что предложить - тебе тоже, даже если ты сейчас скажешь, что нечего, - столько возможностей, столько планов, столько очевидности в делах между ними.
- Обрисую тебе возможную ситуацию: ты предлагаешь начать серию опытов над людьми, официальной целью которых является разработка и испытания сыворотки, способной сделать суперсолдат, которые будут полностью послушными воле заказчика. Да так, что с виду никаких изменений не будет. Вместо этого сделай с ними то же самое, что сделали с тобой и остальными. Я верю, что ты сможешь. А ещё я знаю, что тебе это будет интересно. Спенсеру видится во сне божественное бытие и вечная жизнь, желательно в молодом теле. Нам с тобой вечный Спенсер не нужен - факт. А на предложение он согласится, потому что у каждого есть слабости. Его - в желании полного подчинения, чтобы он сказал "прыгни с крыши" и мы все прыгнули с улыбкой на лице. Знаешь, что будет потом? Он приставит меня следить за тобой и твоей работой. Хочешь - можешь подключить Биркина и его жену, как это объяснить им решай сам, - он знал, упоминая эти имена, что Биркину есть что терять. Альберт тоже это знал, но не знал, что в списках незаменимых кадров Уильяма нет.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » присядьте, товарищ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно