horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » you should be scared of me


you should be scared of me

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

I'm well acquainted with villains that live in my head
(THEY BEG ME TO WRITE THEM SO THEY'LL NEVER DIE WHEN I'M DEAD)
and I've grown familiar with villains that live in my head
(THEY BEG ME TO WRITE THEM SO I'LL NEVER DIE WHEN I'M DEAD)

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1038/210273.gif   https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1038/92166.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1038/717947.gif   https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1038/465771.gif

https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/46464.png
CHRIS REDFIELD, ALBERT WESKER
RACCOON CITY × 1998

[nick]Albert Wesker[/nick][status]отравлен[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/392613.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]<center>каждый хочет мир <br>к своим ногам.</center>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Braddock (2022-06-26 00:35)

+1

2

Время — песок; сквозь пальцы утекает, на руках оставаясь редкими разноцветными песчинками.
(Оставаясь воспоминаниями, в которых слишком много… всего, но хорошего почему-то всё же больше.
Вескер, быть может, врал всем вокруг, но не себе самому точно. Вескер, быть может, никогда не говорил правды о том, что работа в СТАРЗ для него лишь дополнительная нагрузка к основной деятельности, но связь его с членами им же самим подобранного отряда была самой что ни на есть настоящей.)

Вот только стерильная чистота лабораторий не допускает грязи на руках.
Песок должно бы смахнуть, а Альберт медлит, и в этом столько ему несвойственного и человеческого, что это почти душит.

Первые сообщения об обглоданных трупах становятся звонками к будущему падению тщательно выстраиваемой им иллюзии его идеальной жизни в Раккун Сити. Вескер, морщась от едкого запаха дыма, сжигает в ведре в ванной комнате документы, узнав о наличии которых у него на руках, сама Амбрелла бы его распяла на кресте измены — чего уж говорить о том, что случилось бы, найди эти засекреченные файлы его ребята из СТАРЗ после того, как…
После.

Выдвинувшийся в Арклейские горы отряд Браво он провожает долгим неопределённым взглядом с вертолётной площадки на крыше полицейского управления. С равнодушием учёного-натуралиста, Альберт всерьёз размышляет о том, каковы их шансы выжить — и в окрестностях особняка Спенсера, откуда, совершенно очевидно, на белый свет вырвалось то, что пока не должно было, и в новом мире, который Амбрелла планирует построить на пепелище старого.

(Он ведь отбирал этих людей. Каждого. Сам. Он учил их бороться со своими страхами и комплексами, тянуться к жизни, не терять присутствия духа. Он растил из них достойных членов нового общества, и к моральной силе прибавлял физическую: совершенствовал, усиливал иммунитет, выносливость. Иногда он и сам не понимал, зачем делает это. СТАРЗ должны были стать лишь расходным материалом в грандиозных планах его корпорации, но… мысль об этом удручала; как будто Амбрелла без зазрения совести хотела уничтожить творение рук его. И, как будто назло им, Вескер хотел доказать: его детище сильнее, живучее. Его детище — его ребята — достойны встать в ряд с лучшими представителями человечества.)

Весть о пропаже Браво не становится сюрпризом, но всё же Альберт про себя вздыхает: неясно, просто пропала ли связь, или всех членов отряда уже перебили. Так быстро и так… глупо.

— Все помнят цель нашего задания? — буднично интересуется он, пока вторая вертушка несёт их к горам.

(Внутренний метроном отсчитывает минуты — тик-тик-тик — до финального падения.)

— Не геройствуем. Неясно, что нас ждёт. Находим Браво, осматриваем местность и сматываем удочки. Проверьте оборудование, особенно фонарики. Крис, буду признателен, если перестанешь светить мне в глаза, — добавляет Альберт с такой удачно наигранной усталостью в голосе, что сбоку от него тихо хихикает Джилл.

Эти двое выживут.
Вескер верит в это, как в прописную истину.
Вескер чуть больше убеждается в своей вере, когда они вчетвером — он, Крис, Джилл и Барри — отстреливаются от агрессивных собак, давно мёртвых, но поднятых из могил экспериментами. (Злобные, неуправляемые твари были признаны удачным итогом оных.)

Тик-тик-тик.
Время — песок; и тот вот-вот закончится.

— Разделимся и обследуем дом. Будьте начеку.

Он точно знает, куда ему надо — и в этом направлении уходит. Комнаты, секретные проходы, пароли от системы безопасности Альберт помнит назубок, и пока его ребята лицом к лицу сталкиваются с обитателями особняка Спенсера, он запускает нос в обширную библиотеку файлов на местных компьютерах. Краем глаза следит за камерами — за тем, как Крис, Джилл и даже совершенно неожиданно всё ещё живые Барри и Ребекка, справляются с испытаниями, уготованными им этим местом.

Один раз приходится прерваться — на то, чтобы точечным выстрелом убить Энрико, не задев при этом стоящих подле него Криса и Джилл. Чертов капитан Браво свою пулю заслуживает уже хотя бы за то, что он так усердно и долго копал под Вескера, но в итоге не смог добиться ровным счётом ничего, кроме сомнительных подозрений о том, что в СТАРЗ есть предатель.

Предатель — слишком обширное понятие, общее.
Слишком неточное.

— Барри, тебе лучше уйти, если не хочешь, чтобы они возненавидели тебя, — негромко говорит Вескер, когда замечает, что Крис и Джилл подбираются к скрытым лабораториям Спенсера слишком близко; сам Барри какое-то время уже находится здесь же, рядом, и просто молча наблюдает за камерами. — В большинстве случаев, Амбрелла сдерживает своё слово. Не путайся под ногами, и твоя семья будет цела.

Тик-тик-тик.
Альберт выгружает последние интересующие его данные на переносной носитель, потягивается до хруста в спине и вслушивается в идеальную тишину лаборатории, которую с минуту на минуту нарушит топот чужих ног. И только в последний момент Джилл Валентайн резко разворачивается и идёт обратно — Редфилд наверняка что-то сказал ей, отправил куда-то в другое место.

Тик-тик-тик.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]отравлен[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/392613.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]<center>каждый хочет мир <br>к своим ногам.</center>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Braddock (2022-06-03 20:10)

+1

3

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Это дело пахло хреново с самого начала - разило дерьмом издали. Браво пропали, Вескер ходил последнее время отстранённый, а интуиция Криса вопила - они в полной заднице. Альберт был точно сам не свой, сложно узнать - никто, мать его, этого не заметил. Потому что нечего замечать, если ты не знаешь человека так же хорошо, как знал Редфилд. И это сильно беспокоило, потому что Вескер молчал, смотрел странно, когда думал что Крис не видит, и молчал.
А он сам места себе не находил, в голову лезли глупости или какие-то уж очень долбанутые сюжеты, где Айронс отправляет их чуть ли не на смерть, а капитан молчит, хотя все знает, просто пытается не вызывать предварительную панику в группе.

Внимательно следя за капитаном во время перелёта он даже получает замечание и гасит фонарик - темно и ничерта не видно. Не в духе, да? А ведь им ещё по лесу ползать, что же там будет?

Опыт, блядь, был... занимательным. Если бы не Вескер, его геройство и попытка спасти Джилл могли стать для него последними минутами жизни - капитан опять прикрыл их задницы, за что Редфилд был ему искренне благодарен. Как и за небольшие приятные мелочи уже в особняке - нож, патроны. Забота, сквозящая в этом, навевала воспоминания - хорошие, привычные. Неожиданно, сложилось после ВВС так, что их особая звездная группа Альфа стала действительно семьей. По крайней мере, ему так казалось - наивно, подсказывал здравый смысл, но когда Крис вообще слушал отголоски рациональности, что пытались вбить в его башку хоть что-то?

Слишком уж неожиданным было то, с чем довелось столкнуться. Не каждый день видишь оживших мертвецов. Чудовищ из сраных ужастиков, которые падают только если пробить им башку и смердят так, что глаза иногда слезятся - трупное разложение, которое зашло слишком далеко за это короткое время. С одной стороны, было хорошо что он один - не нужно волноваться о человеке рядом и переживать приходится только о своей шкуре, а с другой, иногда помощь не помешала бы. Как с тем странным существом, которое его оглушило и не стало трогать пока он не очнулся. Его бы в отделе на смех подняли за такое - глупо подставиться и огрести по первое число, а Вескер бы еще и подзатыльник выписал сверху, потому что кому-то стоит включить вычислительные мощности, а не думать местом на котором сидишь и отпускать тупые шуточки в адрес других (чаще всего, как раз капитана). А после работы еще и добавил бы (это вызывает мимолетную улыбку и тихий хмык), используя непечатные выражения и не стесняясь в лингвистических изысках на одну скромную персону подчиненного.

Медик из команды Браво, Ребекка, нашлась внезапно и градус тревожности поднялся - за молодую девчонку, которая выжила здесь чудом, за количество продукции известной в городе Амбреллы, потому что это напоминало какой-то склад и предчувствие просто вопило. Некстати вспомнилось старое дело, в то время они с Вескером выехали по пинку от Айронса вдвоем и на месте Редфилду попалась оборванная визитка с весьма запоминающейся символикой. Чем закончилось дело и зачем их тогда вызывали он не знал, даже значения не придавал - не их размах. А теперь, почему-то, вспоминал и даже жалел что был таким идиотом. Альберт никогда не вспоминал тот случай, а спрашивать сейчас... спросит. Если это будет уместно.

Пару раз он виделся с главой С.Т.А.Р.З. (и не задавал лишних вопросов, потому что все выпало из головы от просыпающейся нервозности), который разделился с Джилл в какой-то момент для продолжения расследования. Крис волновался за нее, хотя прекрасно знал, что Валентайн может о себе позаботиться. Еще он регулярно проклинал того, кто создал это чертово логово - пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что. Квест на выживание - не иначе, в котором приходится собирать кучу всякого дерьма по разным комнатам, чтобы продвинуться дальше.
Встретив живую и здоровую Джилл, Редфилд был безумно рад. С напарницей намного привычнее, они научились прикрывать спину друг другу за время работы вместе. Почти так же слаженно, как с Вескером. Когда они работали вместе даже не приходилось ничего обсуждать, будто чувствовали друг друга - комфортно, просто, доверительно. Как немногим ранее, когда Альберт прикрывал его пулями, пока Редфилд сталкивал каменные глыбы на цепях, уходя от этой самой дряни которая его оглушила раньше.

Предатели - так их назвал Энрико, целясь, будто бы действительно так считал. Ровно до того момента как в него выстрелили и сняли с одного раза, чисто, насмерть. Именно в ту секунду к Редфилду закрались подозрения - в их отделе и правда был шпион, может быть он и работал один, но определённо умел договариваться. Сам он шпионом не был, Джилл была рядом с ним сейчас и можно бы предположить, что она в этом замешана, но недавний случай с собаками прямо кричал о том, что нет. Ребекка была слишком молода, и даже если кому-то помогала, то винить ее в этом было нельзя - скорее попытаться спасти и поместить под программу защиты свидетелей. Пропавший в начале Барри... Нет, он не шпион. И даже предположить о прикрытии семьёй... Глупости. Но вот сотрудничать - да, мог. Так кто обладает достаточной властью и полномочиями, чтобы отправить одну команду на убой, после чего отправить туда вторую? Кто оставался предельно спокоен и появлялся в нужном месте в нужное время, будто бы наблюдал? Помогал, хотя, зачем бы ему тогда помогать? А может, помогал только ему, потому что... Да еб же вашу мать.
Головой Крис уже понимает, уже твёрдо решил что-то с этим сделать, но вот в душе он почему-то потерян. Все эти люди за пару лет стали ему как большая шумная семья, с придурью, не без недостатков, но сейчас все, почти_все, мертвы. Да, кто-то мертвец, а кто-то предатель. Интересно, Джилл сделала те же выводы? Он не хочет обсуждать, не хочет озвучивать имя которое крутится в голове постоянно, не хочет развивать тему. Лучше бы ей уносить отсюда ноги, даже если его собственные останутся вместе с его трупом здесь - докопаться до правды теперь просто дело принципа.

Выйдя из бесконечных подвалов, Крис останавливается.
- Джилл, найди Ребекку из Браво, уводи её. Она должна быть в комнате с медикаментами. Я поищу Барри и капитана, - он старается чтобы голос звучал как обычно, но ничерта не выходит. Валентайн ушла, Редфилд тоже срывается с места со всех ног, спуская всю злость и напряжение на встречных тварях пока не добирается до лаборатории.

Альберт Вескер стоит спиной к нему. На экране, что видно от двери, мелькает Барри. Живой и здоровый, значит, Крис был прав?
Готовый к удару, к выстрелу, к чему угодно, он делает несколько шагов вперёд, ближе. Прекрасно зная стиль ведения боя капитана, будучи частым партнёром в спаррингах с ним (особенно когда слишком много болтал и потом получал по шее), ему кажется, что в прямом столкновении не выиграть - Вескер явно имеет какие-то тузы в рукаве. И все эти тузы могут оказаться козырными.

Ярость отпускает внезапно, будто бы ее никогда не было, будто приснилась, а на смену ей приходит пустота и дикая усталость, навалившаяся на плечи как небо, которое нужно держать, превознемогая - иначе упадёт.

- Это того стоило? - спрашивает внезапно, даже для самого себя. Откуда вообще взялся этот вопрос? Но он был куда лучше, чем пустые обвинения с порога.
Крису хотелось знать правду, и он получит ее, даже если сдохнет в процессе. Потому что это слишком важно для него. Потому что он не понимает почему, но понимает теперь из-за чего Вескер был таким все это время перед миссией, даже задолго до. Он знал. Сам ее придумал, скорее всего. Ком в горле и ему горько.
Слишком наивен, да? В этом Альберт был когда-то прав. Но как же, блядь, это злило.

+2

4

На тяжёлые быстрые шаги Криса Вескер не оборачивается — незачем.
(Как будто не знает он, что там увидит; как будто не знает, что его это — да, не сломает, но — точно надломит. И поделом бы. Сам дурак. Сам виноват. Сам подпустил, сам привязал(ся), сам же схватился за верёвку эту невидимую теперь и только и ждёт момента, чтобы рвануть её с силой, чтобы вырвать… откуда-то изнутри себя, получается. Совсем. Вырвать и выбросить, чтобы глаза не мозолила, не напоминала. Никогда.)

Он закрывает глаза.
И так просто это оказывается — представить, что всё происходящее ещё пока не наступило. Что он просто стоит… где-нибудь на кухне у себя (или у Редфилда) дома, и Крис нарушает его уединение, и в моменте этом они могут быть свободны и просто по-человечески счастливы. Потому что с Редфилда сталось бы просто вот так подойти и обнять его со спины, провокационно запустив руки под одежду… губами коснувшись шеи, и всё как будто для того лишь, чтобы в себя они могли прийти позднее, запыхавшимися и уставшими, где-нибудь в районе, например, постели.

(И моменты эти Вескер у жизни воровал отчаянно, и забывался в них совсем по-настоящему. Но прописная истина высечена ножом была всегда на подкорке сознания: их время на двоих всегда было и будет ограничено, и, когда будет необходимо, Альберт выберет… нет, не тихую спокойную жизнь — ту, что он себе создал/выдумал. Не будет этой мирной повседневности, работы в участке, посиделок с подчинёнными, странного (и желанного) служебного романа. Не будет. Ничего не будет, кроме цели, которую он себе сам выбрал. Пусть Спенсер и думает, что «выбрали» за него, но Спенсер, в конце концов, глупец. Старик, бездарно потративший жизнь впустую.
Вескер его судьбу не повторит.)

Голос Криса — чужой; Альберт себя в этом убедить пытается, но как будто и сам понимает, насколько попытка провальна. Голос Криса разрывает тишину и ту прекрасную картинку, что стоит перед закрытыми глазами. Вескер заставляет себя их открыть, убедиться: всё реально, всё происходит здесь и сейчас.
Время их закончилось.
Вот развилка, где пути их разойдутся в разные стороны. Вот его крест, размером с дом, и его он потащит на себе — по той, своей дороге, которой и нет (лишь смутный ориентир и сплошные ухабы).
Один.

— Это стоит всего, — негромко отвечает Альберт.

Голос его — чужой. Непослушный. Предательски неуверенный.
Вескер закусывает изнутри щёку, отрезвляя себя. У него есть цель. Идея. Остальное… не важно.
Он с самого начала знал, что этим всё и кончится. Он знал. И был готов.

— Скажи мне, Крис, — рука замирает над приборной панелью, и Альберт чуть медлит, прежде чем нажать несколько кнопок, — что ты видишь? Хотя нет, погоди. Я… догадываюсь, что ты ляпнешь что-то несуразное, как и всегда.

«В этом ты мастер», умалчивает Вескер. Усмешка выходит совсем невесёлой. Альберт поднимает голову от кнопок и клавиш, пока рядом с ним металлические створки раздвигаются, являя на свет огромную стеклянную колбу с её… обитателем. Он всё ещё ищет в себе смелость обернуться, чтобы увидеть лицо Редфилда. Это оказывается сложнее, чем он себе представлял. Потому что… потому что это Крис. Потому что они совсем одни. Потому что он дурак, подпустил и привязался. Не имел права. Не должен был. Позволил себе слабость — и вот она, стоит позади. И молчит.

Крис Редфилд, которого он к себе подпустил — к которому позволил себе привязаться — очень редко молчит.

— Ты задумывался когда-нибудь о том, как сильно человечество эволюционировало за последние несколько веков? Наука и медицина подарили нам увеличенную продолжительность жизни. Мы научились лечить болезни, которые прежде приводили к смерти — и продолжаем искать способы побороть те, что пока считаются неизлечимыми. И это всё, конечно, очень здорово, только вот… в каком-то смысле, всё, чего пытается достичь современная медицина — позволить нам влачить свои жизни в наших пусть бы и здоровых, но таких ужасающе хрупких телах. Уязвимых. Буквально… для всего уязвимых.

Вескер глубоко вдыхает. Решается — и резко разворачивается к Крису лицом, и взглядом находит его. Он без очков. Он перед ним, как будто, нагой — или, точнее, нараспашку. За тёмными стёклами не спрятаться. Ему это, как будто, очень нужно.

— Но что, если бы был способ сделать нас сильнее? Совершеннее. Что, если я скажу, что я… почти его нашёл?

Он отводит взгляд, окидывает им колбу и спящего в ней тирана. Да, выглядит он… жутко? Пожалуй. Для неподготовленного человека, разумеется. Для того, кто пока не способен разглядеть всё величие и весь потенциал этого существа. Но лишь пока.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]отравлен[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1286/392613.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]<center>каждый хочет мир <br>к своим ногам.</center>[/lz]

+1

5

[nick]Chris Redfield[/nick][status]ну охуеть теперь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/840768.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil</a>[/fd][lz]а спонсор этого придурка - блондинка в законе, блондинка в законе - капитан, это не про вас ПОСТАВЬТЕ СТУЛ НА МЕСТО[/lz]

Несуразный, да?

Несуразный.

Вот каким он был в глазах Вескера. Противно от ситуации, противно от самого себя и своих чувств к человеку напротив. Ему бы остудить голову, ему бы спокойно поговорить с Альбертом. Ему бы упасть и поспать, а потом проснуться и понять, что все это лишь кошмарный сон, который никогда не происходил с ними всеми на самом деле. И никогда не произойдёт. Что они так и будут изо дня в день отпускать дурацкие шуточки всем отделом, хохоча в голос так, что в коридоре за дверьми люди нервно станут оборачивается и писать жалобы на шум в рабочее время Айронсу. Как бы было здорово. Просто проснуться. Повернуться на бок, уткнуться носом в шею человека рядом, сонно выдохнуть, не разлепив глаза, и потереться носом, молчаливо обозначив свое присутствие и пробуждение.

Вот только все то, о чем он думает сейчас, и было сном. Игрой на публику. И все бы отлично, но зачем тогда было настолько сближаться с ним? Вескер считал, что Крис замечает больше, чем показывает? Очевидный факт. Существовали ли еще какие-то причины? Да, самые простые и понятные - он этого хотел. Они оба хотели.
Только вот осознание всего и сразу делает многим больнее. Глупый, глупый Редфилд.

Крис чувствует усталость, что навалилась снежным комом. Этот ком срывает лавину и в какой-то момент он понимает, что ноги его едва держат. Ощущение, будто это не слова, а жёсткие удары, наносимые по самым болевым точкам его тела. По точкам которых нет, не существует физически. Потому и так паршиво, потому так больно и лёгкая тошнота, подкатившая к горлу, его на какое-то время отрезвляет.

- Кого нашёл, нового бойфренда? Фу, Вескер, это ведь мерзость. Не знал, что тебя такое привлекает. Но да, мне с ним определённо не сравниться. Я молод, прекрасен и, как я заметил, с этого момента чертовски свободен, так что если ты не знал как мне сказать о нашем разрыве... Можно было просто написать смс, что мы все. А не отправлять весь отдел мать его знает куда, чтобы потом угробить. Включая и меня. Боишься, что стану токсичным бывшим и буду тебя преследовать? - он не смотрит на колбу с тем уродом, он не хочет слышать практически осязаемое восхищение в голосе Альберта. Редфилд смотрит только в глаза человека, что так долго всем лгал и водил за нос. Человека, что так долго лгал ему, хотя был его.
А был ли?
Тайны, сраная корпорация с не менее сраным зонтиком. Каким же он был идиотом, что не стал копать в тот раз, после выезда на вызов, где улики вокруг трупов вели именно к Амбрелле. Всё сложилось так удачно для Вескера, и это было так давно. Подумать только, два года. Два охуительно счастливых года, даже чуть больше. Закусив нижнюю губу, и потянув ее вниз, все ещё держа зубами пока не чувствует привкус крови, Крис хмыкает.
- Правильно боишься, - добавляет через каких-то пару мгновений, приобретая странную решимость, от которой в теле становится легко, словно открылось второе-третье-десятое дыхание.

- Так что лучше убей меня прямо сейчас, здесь, пока я это тебе позволяю, - "пока делаю выбор в твою пользу" осталось повисшим в воздухе, потому что Крис так этого и не сказал - незачем, все просто и понятно. Крис о многом не говорил вслух, опасаясь что для этого слишком рано, что лучше потом, когда-то, но уж точно не сейчас, чтобы не испортить хрупкое равновесие, что им удалось создать между работой, личным, и отношениями, о которых знать был никто не должен.
Наивно, как же наивно было полагать, что еще слишком рано - поздно. Слишком. Было поздно с самого начала, потому что это было не_нужно. По крайней мере, одному из них не нужно. А значит, Редфилд поступил правильно. Умалчивая, оставляя где-то между строк. Пускай будет, пускай остаётся только для него одного. От этого он уж точно не сломается.

Хрупкие тела, о которых говорил Альберт, способны выдержать гораздо больше, чем тому кажется. Закравшиеся подозрения - морские свинки, эксперимент - он с ними всеми тоже что-то сделал. Даже с Крисом. Но что?

Хрупкие души, которым выпадает на их долю многим больше, чем телам, тоже ломаются. Только, почему-то, обеспокоенный доведением организма до совершенства, Вескер забыл о прописных истинах.

Если бы помнил, то видел как сейчас хрупкая_душа в хрупком_теле, которое носит имя Крис Редфилд, треснула, словно лобовое стекло после встречи со стеной на бешеной скорости - дотронуться кончиком пальца и разлетится на тысячи осколков.

+2


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » you should be scared of me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно