horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » oblivion


oblivion

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

— vers, yon-rogg
https://i.imgur.com/P4Ugbti.png the starforce military base

https://i.imgur.com/F4DIfQ9.png
- It's like a Deadsy song. Pretty, but something's always wrong.

[nick]Vers[/nick][icon]https://i.imgur.com/aql9IJA.gif[/icon]

Отредактировано Carol Danvers (2022-07-05 03:33)

+1

2

Океан лижет голые ступни пенистыми, полупрозрачными волнами, золотой песок щекочет пятки, зайти по щиколотку, остановиться, уколоться об обкатанную гладкую гальку, подставить кожу под солнце, расплавиться под ним, как мороженое - что-то не так, солнце слишком яркое, белое, не имеющее очертаний, оно приближается, выжигает сетчатку глаза, поднимается песок, распадается на гранулы, на кварц, крошку стекла, камни, а потом на атомы. Возьми под контроль, говорит Йон-Рогг, подчини себе; Верс сжимает кулаки, сцепляет крепче челюсти, она всегда готова к бою - во имя Империи Кри - даже во сне. Но сами сны не опасны, они не причиняют вреда, в них тепло, солнечно, звучит незнакомая музыка и чужой смех, они искажаются уродливо, как переписанный несколько раз файл, только перед самым пробуждением, заставляя Верс подниматься рывком, закусывать собственное предплечье, чтобы не закричать.

Не от страха, нет, горло давит что-то яростное, злобное, воинский клич, брошенное в пылу оскорбление, запальчивое "Иди сюда", с которого начинались драки в полулегальных барах Нижнего уровня. Страха никогда нет, зато есть другая сложная, переливчатая гамма чувств, так похожая на цвет спектра ее собственной силы, которая покалывает ладони, не находя выхода - Йон-Рогг держит ее на коротком поводке, Высший Разум напоминает, что все, что было дано, может быть отнято, ограничитель срабатывает и причиняет почти физическую боль, словно она - раздавленное ребристой подошвой насекомое, низшая форма жизни, недостаточно полезная, чтобы служить. Йон-Рогг обещает ей, что время придет, убирает прядь волос с ее лица, и Верс давит низменный инстинкт вцепиться зубами в его ладонь.

Ей поручают рутинные занятия - патрулирование пограничных планет, холодных и одиноких, с примитивными культурами, религиями и городами, сопровождение важных гостей, лекции для детей, слушающих с любопытным интересом о благородных войнах Кри, которые после своей смерти стали частью Высшего Разума. Старфорс не занимается такой ерундой, огрызается Верс, но Йон-Рогг быстро напоминает ей: Старфорс занимается всем, чем я скажу. "Да, Коммандер" отвечает она с почтительностью почти издевательской и ничего не говорит, когда он делает ей больно. Нет, Коммандер, продолжайте.

Океан во сне безграничный и... тихий? до того, как начнет вскипать.

Комнаты личного состава Старфорса изолированы: темные безвучные клетки, идеальные для восстановления сил после тяжелых тренировок или заданий. Защитным экраном до четко обозначенного часа закрываются пчелиные соты окон, Хала слишком яркая даже ночью, а солнце здесь мертвое и злое, Кри стараются не покидать жилых блоков, сложных лабиринтов переходов и змеиные составы, курсирующие по столице по многочисленным веткам. Здесь не слышны ни крики, ни глубокие горловые стоны, оставь эмоции примитивным расам, которым никогда не достигнуть в своем развитии величия Империи Кри. Здесь... неуютно, Верс ловит себя именно на этом слове, которое использует для места, в котором живет она и Йон-Рогг. Чистые линии, технологии, лучшие материалы, мягко заливается в глаза свет от ночной подсветки.

Она садится на жесткой постели, босые ступни на ледяной пол, глубоко дышит, представляя, что вытягивает свое дыхание из резких вдохов-выдохов к ровной линии. Разжимает кулаки, каждый палец по очереди, расслабляет запястья, это происходит с трудом, приходится приложить видимое усилие - Высший Разум снова укорит ее в том, что она недостаточно старается.

С последней миссии на Тарго она не может справиться с собой. Это был обычный рейд в сопровождении Обвинителей - демонстрация превосходства Кри, силы и мощи Империи, поставившей на колени эту когда-то великую расу. Таргорианцы поклонялись существам, похожим на ящеров ("Драконов" шепчет Верс тихо, и перед глазами серый, детской рукой нарисованный, замок, принцесса в розовом пышном платье, с желтыми карандашными волосами), по всей, почти вымершей от тяжелых междоусобных войн, планете остались храмы, похожие на огромные могилы - там, говорят, лежат святынями их останки. Обвинители должны были разбомбить несколько таких мест в наказание за неповиновение, Верс и еще несколько членов "Старфорс" должны были быть свидетелями.

Ветер с океана соленый, хочется облизнуть губы. Воздух дрожит, сопротивляется каждому движению. Верс не сразу понимает, что Эй-Гон решил напасть на Обвинителя, чтобы остановить атаку. Разбивается от удара панель управления, идет трещинами, искрит порванными контактами, казнь Тарго не отменена, только отстрочена (прячьте, прячьте своих драконов), и Верс сама не помнит, как оказывается между Эй-Гоном и одним из Обвинителей, закрывая его от удара Вселенского оружия собой - лезвие останавливается в дюйме от ее шеи, не может разрезать энергетический поток, окутывающий ее плотным коконом. "Смерть" требуют Обвинители, и Верс поднимает глаза на Ронана, выдыхая: "Суд".

Йон-Рогг был в ярости, что она решилась спорить с Обвинителями. Но Эй-Гон был мальчишкой, почти ребенком, который даже не мог вспомнить, где проходило его детство. Верс хочет спросить, видит ли он тоже океан и песок, или его сны о чем-то другом? Йон-Роггу не понять, что такое - жить без памяти, видеть то, что не видят другие, терять целые месяцы жизни, не в силах восстановить примитивные цепочки событий. Он говорит: так лучше, тот, кто оглядывается назад, уязвим, но Верс чувствует себя теряющей равновесие, находящейся в пустом свободном падении, она знает, что чувствует сейчас Эй-Гон, который в одиночной камере ожидает суда. Одни Обвинители, ни одного защитника.

- Мы должны ему помочь. - Верс знает, что Йон-Рогг уже не спит. Что он открыл глаза в тот момент, когда она села, ясный, сосредоточенный и острый взгляд остановился прямо посреди ее голых лопаток. - Эй-Гон говорит, что не помнит, как напал на Обвинителя. Фрагментарная потеря памяти? Чужое воздействие? Но скруллы не обладают такими способностями...

Она чувствует его прикосновение, выгибается дугой вперед, избегая его.

- Он - член Старфос. Ты - наш Коммандер. Ты должен ему помочь.

[nick]Vers[/nick][icon]https://i.imgur.com/aql9IJA.gif[/icon]

Отредактировано Carol Danvers (2022-07-05 03:33)

+2

3

[icon]https://i.imgur.com/BuMx4x1.gif[/icon]

Он говорил ей:
– Встань.

Протягивал руку, когда она падала. Сжимал пальцы на ладони, так, что чувствовались перекаты тонких костей и слабые электрические импульсы её силы. Контролируй это – рывок в сторону, грубый толчок, одно быстрое движение и вот он уже за спиной, выкрутив запястье так, чтобы Верс не могла вырваться. Шёпот над ухом: не позволяй эмоциям себя победить. Светлые, выбившиеся пряди её волос едва касались его лица.

Встань. Бейся. Смотри в глаза. Смотри в глаза своему страху, смотри в глаза своему врагу. Пока ты владеешь своими слабостями, пока ты их, собрав в кулак, сжав в пульсирующую горсть, превращаешь в силу – тебя не победить. Страх опасен. Ярость опасна. Принимать решения, исходя из чувств, опасно – всегда должно оставаться нечто холодное, взвешенное; острое зрение военного разведчика, не знающего преград из примитивных биохимических реакций мозга, твёрдая, уверенная рука Обвинителя, знающего, в чём состоит его долг и ради чего он заносит оружие, спускает курок, наводит луч. Ради чего он оставляет за собой целые пласты расколотого камня, землю, вырытую до грубого чернозёма, разрушенные дома, убитые планеты, на которой теперь всегда будет стоять глухая, отчаянная тишина.

Всеобщее благо.

Его границы кажутся эфемерными – ровно до тех пор, пока ты сам их не установишь. Империя Кри не знала пощады с теми, кто не желал вписываться в эти установленные границы, кто – так или иначе – мог создать угрозу, кто оспаривал укоренившуюся власть. Каждый должен занимать своё место в громадном, неостанавливающемся механизме, каждый должен выполнять свою задачу, и командир Йон-Рогг с собственной справлялся безупречно.

Этому же он учил Верс.

Империя Кри блистала. Огромные, тянущиеся в небо здания, технологии, недоступные другим расам, космос, в котором больше не оставалось тайных мест. Островерхие башни, словно вспарывающие слои атмосферы, отливали на солнце причудливой смесью металлического и золотого, но были в Империи и другие места – куда не доставал солнечный свет, повсюду разливалась глубокая, безграничная темнота, и только едко горящие электрические лампы на время разгоняли её. Империя была огромна, Империя разрасталась, как опухоль, всё дальше: становилось теснее, больше прибывало беженцев и пленных, здания становились всё выше, всё глубже уходила тёмная сеть подвалов и лабораторий. Не оставалось для Кри уже ничего невозможного.

Почти ничего.

***

Йон-Рогг сразу чувствует, когда Верс просыпается. Как поднимается с постели и отодвигается от него; обострённые до предела реакции побуждают его открывать глаза и сразу подмечать детали. Он видит сейчас её напряжённую спину. Затвердевшие плечи; кажется, что если провести по ним – почувствуешь под пальцами камень. То, как она сама улавливает его движения – по колебанию воздуха, по мельчайшему звуку.

Йон-Рогг отвечает коротко:
– Он нарушил закон.

Его рука застывает в воздухе. С пару секунд Йон-Рогг так её и держит, пока не опускает на свободное пространство рядом с собой; гладкая поверхность постели ещё сохранила тепло кожи Верс. Иногда она кажется Йон-Роггу продолжением его самого: стоит Верс сделать один вдох, чуть резче, чем обычно, как его собственное дыхание подстраивается под её; их сердца стучат в одном ритме и он может ощутить движение своей крови по её венам. А иногда Верс оказывается от него слишком далеко – как сейчас. Каждый раз ему хочется заглянуть за оболочку её глаза, за тускло сверкавшую радужку, прямо в мозг, к синапсам, нейронным связям и клеткам, и будь у него такая возможность, он бы так и сделал. И каждый раз он задаёт себе вопросы: о чём ты думаешь, Верс? Какие воспоминания перебираешь у себя в голове? Какую реакцию они у тебя вызывают? Что так было всегда? Или всё-таки чувствуешь, что в них есть что-то не то, нечто едва уловимое, как будто бы не совсем настоящее?

Ему хочется посмотреть на её сны, чтобы, возможно, нащупать в ней ещё какую-то болезненную точку (и при необходимости на неё надавить). Хочется вскрыть ей грудную клетку и оценить, как механизм, от чего нужно избавиться, а где смазать петли. Йон-Рогг знает, в чём основные слабые места Верс: она порывиста, несдержанна, способна быстро поддаться эмоциям. Только ли желание защитить мальчишку побудило её вмешаться, или она обнаружила с Эй-Гоном нечто общее?

– И я тебе уже говорил: не нам с тобой оспаривать законы Империи.

Спустя вдох Йон-Рогг поднимается на ноги. Сцепляет пальцы на затылке, привычным движением сводит лопатки. Затем подцепляет халат, набрасывает на плечи. Комната у него с Верс – однотонный квадрат. Автоматическое слепое окно, белый и металлически-серый, ничем не прикрытая, ничем не смягчённая горизонталь и вертикаль, резкая, бьющая по глазам.

Голос у Коммандера смягчается:
– Но ты права – здесь что-то не так.

Он бы сам посмотрел на Эй-Гона. И если бы мог, спросил бы: что ты увидел, когда мы прибыли? Что почувствовал? Драконов? Их давно отцветшую тень? Что мы упустили и какую тончайшую нить воспоминаний оставили, что она пробудила в тебе цепочку рефлекторных реакций?

Йон-Рогг поворачивается к Верс, подходит ближе, всё-таки кладёт ладонь ей на плечо, ближе к шее, словно хотел проверить пульс:
– Ты хочешь, чтобы я с ним поговорил?

+2

4

Всеобщее благо - общее ставится выше личного, переступаешь через павших товарищей на поле битвы с черной неблагодарностью, милитаризированными нациями и тайными угрозами, подставляешь голову под выстрелы бластеров, накрываешь своим телом коммандера, потому что пешки всегда защищают своего короля. О потерях в силах "Старфорс" не говорят, чисто и эффективно вычищают жилой блок, уничтожают личные вещи, только по-настоящему великие кри достойны стать частью Высшего Разума, после своей смерти продолжая служение Империи, Верс задается вопросом: достойна ли она?.. Готова ли она? Никто не встает между Обвинителями и их приговорами, для предателей - короткий суд и высшая мера, она не остановила исполнение, только отсрочила его ради кристалльно-голубых глаз Эй-Гона (резкий контраст с его темными волосами, у него острая, болезненная внешность сказочного принца, ради которого принцессы отрезают волосы и пятки, чтобы влезть в хрустальные туфли) и шелестящего шума кожистых крыльев, ради чужого помрачения, как вспышка на солнце, которая выводит из строя даже самую точную технику. Чем сильнее вспышка - тем дольше следующая за ней абсолютная темнота.

Высшей Разум укоряет Верс ее непокорностью. Отсутствие субординации замечают остальные члены "Старфорс", Верс пререкается с Йон-Роггом при всех, вставляет острым языком колкие, иногда совсем неприязненные замечания, Коммандер смотрит на нее ласковым взглядом, смиряет улыбку до нейтрально сжатых губ, она - неразумный ребенок, наделенный великой силой, Йон-Рогг говорит: ты не готова, и тренировки повторяются снова и снова, унизительно лежать у его ног, выслушивать наставления, где лейтмотивом повторяется: контролируй, контролируй, контролируй, подчини, будь благодарна за то, что империя Кри сделала для тебя, безродная полукровка, встань на колени, Верс, подчинись.

Все подчиняются. "Старфорс" - элемент безупречной системы, Высший Разум не способен ошибаться, потому что в его природе отсутствует само понятие ошибок. Если Высший Разум решил, нужно сделать, если он указывает на какую-то планету, значит, риск просчитан, значит, живущий там народ представляет угрозу для Империи Кри сейчас или станет представлять в будущем, и именно поэтому Обвинители отправляются казнить детей. Кто ты такая, Верс, чтобы думать, что Высший Разум ошибся? Что приговор может быть несправедлив и ошибочен? Она перебирает варианты, говорит о скруллах, скруллы - это страшные сказки для синекожих детей кри, бугимен, который живет в их чистых комнатах в тенях, первое о чем она думает, что Эй-Гон попал под воздействие самых страшных их врагов, но она же знает, что это не так, что там что-то другое.

Она требует, чтобы Йон-Рогг вмешался. "Не нам с тобой оспаривать законы Империи" отвечает он, и у Верс резкой болью ноют зубы от раздражения, заставляя зажмуриться. Мягко облачается фраза в рамку из "Я уже говорил". Йон-Рогг повторяет свои уроки по нескольку раз, снова и снова, в безупречном терпении, Верс - плохой ученик, спесиво отталкивающий руку, встающий сам, Верс загорается вспышкой силы, которая больше, чем она, когда взрывается в голове мысль "Хватит!". Как фейерверки на четвертое июля, ярко и бесполезное, сопротивление подавят, если не сможет Йон-Рогг, сделают в лабораториях.

Верс чувствует, как он двигается. Не поворачивая головы, может представить его движения, полные забитого, сдержанного раздражения, ноющую боль в напряженных мышцах. Йон-Рогг - кри с постеров, объект всеобщего восхищения и любви, воплощение "Старфорс", он олицетворение покоя и защиты, высоких стен и крепких замков, за которыми все спокойно, спи, Империя, у тебя есть защитник, которого не сломить. Дети восхищаются им, ходят, цепляясь за его форму мелкими пальчиками, просят рассказать истории о его подвигах и о страшных скруллах. Она должна быть благодарна, что он выбрал ее, сотни тысяч женщин кри готовы были бы поменяться с ней местами, лечь под него, раздвинуть для него ноги, впустить себя, не позволив себе ничего, кроме взгляда, полного обожания.

Она другая. Он встает, нависает над ней размытой бледной тенью, смотрит сверху вниз - Коммандер "Старфорс" со всех экранов, Высший Разум белым светом над его плечом, - кладет ей тяжелую руку на сочленение шеи и плеча, Верс хочется встать и сделать от него два шага назад, ей не хватает личного пространства, иногда с ним она начинает задыхаться.

- Да. И я хочу пойти с тобой. - она не спрашивает разрешения, она говорит, что пойдет, без страха и сомнения смотрит в золотистые глаза Йон-Рогга. - В его жилом блоке уже проводился обыск? Нашли что-нибудь? Я уверена, они могли что-то упустить.

Лежащая ладонь приходит в движение, ползет выше в неясной, несчитываемой ласке (иногда, когда Йон-Рогг улыбается ее шуткам, касается ее тела без холодности исследователя или незаинтересованности ментора, Верс хочется ткнуть его в это носом, он нарушает собственные правила), она перехватывает ее за запястье, отводит от своего лица, она не любит, когда он лапает ее по лицу, ей это не нравится, перестань, хватит, но Йон-Рогг дергает ее на себя, переворачивает, вдавливая лицом в постель, держит гибко вывернутую руку в захвате, если надавить чуть-чуть, можно сломать. Обычно Верс рычит от пустой ярости, задыхается от злости, но сейчас она не издает ни звука. Волосы закрывают ей лицо. Она думает, что хочет срезать их под корень.

- Ронан. - неожиданно произносит она имя Обвинителя. Йон-Рогг останавливается. - Я не встречалась с ним до миссии на Тарго, но он знал меня.

[nick]Vers[/nick][icon]https://i.imgur.com/aql9IJA.gif[/icon]

+2


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » oblivion


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно