horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » понимая зачем, но солгав почему


понимая зачем, но солгав почему

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

— лионель // валентин

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1243/142225.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1243/529500.jpg

Отредактировано Valentine Pridd (2022-08-31 00:52)

+1

2

Всё в старом кабинете отца казалось чужим.

Всё, даже он сам, замерший посреди тёмной комнаты, хотя отныне по праву носил титул герцога Придда и мог находиться здесь не как гость, но хозяин. Кончиками пальцев Валентин пробегает по краешку дубового стола, смахивает стопку бумаг и шелест листов – единственный живой звук в этом совершенно мёртвом месте.

Ему кажется, что само время остановилось. Что от момента, когда отец попросит его выйти, отделяет лишь один взмах ресниц, но моргай, не моргай, а мёртвые останутся мёртвыми и этот кабинет теперь его, как и все тайны, что остались здесь от предыдущего владельца.

Валентин зажигает четвёртую свечу и устало опускается в кресло, беря со стола бокал. Вино было не самым лучшим – северное, не кэналлийское, но отходить от старых традиций не стоило.

Когда он допивает, то в голове неприятно шумит. До камина пару шагов, а кажется – сотня, но может, это прощания так тяжело даются? Пригубив вино из второго бокала, Придд выплёскивает остатки в огонь и тот, на мгновение зашипев, разгорается с новой силой, жадно облизывая поленья.

Завтра ему придётся сменить чёрный цвет олларианского траура на серый, одного короля на другого, но сегодня вечером есть только он, его ушедшие и Четверо.


Шадди давно остыл, но Валентин держит чашку в обеих руках так, словно всё еще греет о неё озябшие пальцы. После Васспарда, Лаик, Багерлее временами казалось, что согреться он больше никогда не сможет.

«Это всё потому, что ты медуза» сказал бы Арно, припечатав крепким словцом, из которых «скользкая» было бы самым дружелюбным.

«Просто повесить предателя» младший оленёнок упрямо вздёргивает подбородок, бросая на бывшего однокорытника недружелюбный взгляд, но в искренность этих слов не верит, должно быть, и он сам.

Лионель уводит Валентина в свой шатёр и разговор с маршалом Савиньяком больше похож на прогулку по усеянному ловушками полю – оступишься на шаг и попадешь в яму, полную пик. Куда проще выслушивать Арно – перебранка, очередное обещание вызвать на дуэль, а потом, когда Ариго надоест их грызня, оба окажутся на двух дальних сторонах лагеря и так до следующего раза.

Старший Савиньяк, будучи вполне взрослым и матёрым оленем, всем своим видом обещал не безобидно бодаться, а сразу поднять на рога.

О маршале Севера говорили разное, но все досужие россказни сходились в одном – Лионель был той еще ядовитой змеёй. Многие ещё помнили его как капитана личной королевской охраны, а теперь он щеголял маршальской перевязью и новеньким, ещё не узнавшим настоящего боя мундиром.

Так было на первый взгляд.

На второй оказывалось, что Савиньяк на своих людей всё-таки смотрел и пусть не знал по именам, но вот этой искорки узнавания в черных глазах, пусть наверняка и лживой, людям хватало, чтобы верить.

Когда Валентин впервые поймал этот взгляд на себе, то лжи в нём не было – узнал. Узнал по фамильным чертам, по серым глазам и каштановым волосам, по всему тому, что делало его Приддом, братом убийцы и сыном предателя. Уголок губ маршала дёргается в слабом намёке на усмешку и Савиньяк отворачивается. Кто же говорил, что Лионель ненавидит Приддов? Кажется, Арно. Младший Савиньяк выплюнул эти слова так, словно они дались ему с трудом, а Валентин запомнил.

«Маршал Ли бросает себя в бой, когда резервов уже не остается» со смешком говорят за его спиной, а Валентин, не уловив шутки, одобрял подобный подход. В армии каждый второй умел взять ружье с нужного конца, каждый третий – выстрелить, но лишь один из десяти обладал столь необходимым навыком думать. Таких же, как Лионель, как герцог Алва, можно было по пальцам одной руки пересчитать.
[indent] - Маршал Ли стоит десяти резервов, - равнодушно пожимает плечами Придд.

Возможно, подобными словами он в очередной раз предавал память всех тех, кого потерял, но отрицать очевидное было глупо. Талиг не каждый день рождал людей со складом ума, как у незабвенных маршалов, и пусть их решения не всегда поддавались не то что логике, но одобрению, время всех рассудит.

«Наши дети похожи на своих генералов» с усмешкой говорил Жермон Ариго, а Валентин не находил, что ответить. Он не был похож на Генри Рокслея, как не был похож на Вальтера Придда.

Как оказалось, в нём было немного от Лионеля Савиньяка.

Впрочем, маршал Севера оруженосцев не брал, хотя в Лаик только ленивый «навозник» не уточнял у Арно, к кому из братьев тот отправится бы служить и, если бы в загоне были разрешены дуэли, то до Фабианова дня дожили бы немногие из них.

«Так почему вы остались?»

Маршал, выдернувший из размышлений, задаёт вопрос таким ровным тоном, словно они на званом вечере обсуждали политику. Впрочем, Валентин делает глоток и неосознанно морщится, они и впрямь обсуждают политику.

[indent] - Я дал клятву, - Придд привычно пожимает плечами, педантично отставляя на стол чашку, и поднимает глаза, встречаясь взглядом с Савиньяком.

«Когда станете маршалом, не торопитесь давать клятвы на крови, юноша» первый урок, данный лично Первым маршалом, Валентин усвоил, жаль, что Алва не успел научить, как избегать всех прочих клятв.

[indent] - Отныне бой графа Рокслея – мой бой, его часть – моя честь, его жизнь – моя жизнь. Да покарает меня Создатель, если я нарушу клятву. Обещаю следовать за ним и служить ему, пока он не отпустит меня.

Пришлось разделить со своим монсеньёром и тот бой, что тот решил развязать со старыми порядками, вот только смерть графа Рокслея была лишь его смертью, Валентин обещал лишь свою жизнь.


«Оллары доживают свой круг, совсем скоро трон займёт здоровая кровь».

Что бы ни вычитал маршал Рокслей в своих книгах, это знание пустило корни в благодатной почве.

Лионель Савиньяк и теперь называл его монсеньёра паркетным генералом, в чём был отчасти прав, ведь будучи человеком далеко не глупым, Генри Рокслей все равно не обладал задатками полководца и, хорошо выполняя приказы, не старался проявить себя больше необходимого, предпочитая оставаться в тени. 

Загоревшись новой идеей, он перестал быть похож сам на себя, разом обнаружив в себе таланты заговорщика. Было ли тому виной гоганское золото, а может, личные обиды – монсеньёр не сказал, забрав свои тайны в могилу, да и Валентину, откровенно говоря, не было до них никакого дела.

Когда Фердинанду Оллару заочно вынесли приговор, Придд не сказал ни слова. Его король хоть и косвенно, но был повинен в том, что за какой-то месяц от славящейся многочисленностью фамилии остался лишь Валентин, его сёстры, да оба младших брата, оставшиеся где-то во внутренней Придде. Обер-прокурор Колиньяр на пару с Манриком сожрали «спрутов» и столь же ненавязчиво двинулись дальше, прореживая ряды Килеанов, Феншо, Рокслеев… Пару недель назад монсеньёр был едва ли не его соседом по Багерлее, а теперь – маршал и, в одночасье, комендант Олларии.

Монсеньёр теперь сидит по правую руку от короля, но прячет под манжетами едва сошедшие синяки от кандалов, а за вежливыми улыбками обиду.

Фердинанд подписывал указы о новых назначениях с легкостью провинившегося монарха, словно каждой подписью просил прощения у тех, кого упекал в застенки по сомнительным наговорам не менее сомнительных людей.

Склеивать разбитое блюдо можно было сколь угодно аккуратно, но трещины оставались.


«И что же могло пойти не так в столь блестящем плане?»

Когда Лионель произносит слово «блестящем», то выходит словно издевка, в которой хорошо читаемы интонации Ворона – Валентин понимающе улыбается самыми кончиками губ, продолжая рассказ.

Не так пошло всё, что только могло. Забыв об офицерском посте у шкатулки с малой печатью, Генри Рокслей подписал себе смертный приговор.

[indent] - Пуля попала маршалу в живот, - черные глаза Лионеля нехорошо темнеют и Валентин отводит глаза.

Арно Савиньяк-старший был избавлен от мучительной смерти выстрелом Карла Борна, Генри Рокслей умирал долго. Впрочем, это обстоятельство не умаляло вины Приддов перед Савиньяками.

«Благодарю, герцог, на этом всё».

Отредактировано Valentine Pridd (2022-07-10 09:54)

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » понимая зачем, но солгав почему


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно