horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » Позолоти ручку


Позолоти ручку

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ПОЗОЛОТИ РУЧКУ
— Geralt, Yennefer
1273 г., по дороге в Вызиму

https://i.imgur.com/pdKdo2P.png

ну помоги ты людям, че ты как эта

+1

2

- А всё-таки... - начал Геральт, предплечья которого опоясывали талию чародейки, пока кисти мягко направляли поводья Плотвы, неуверенно ступающей по сугробам, - мне, конечно, нравится думать, что я дьявольски хорош в искусстве убеждения, да только здравомыслие подсказывает, что это не так. Здравомыслие и то, что мы знакомы уже достаточно для того, чтобы я точно знал: даже если само Предназначение скажет тебе, что мир должен был рухнуть ещё вчера, ты сперва проверишь, сходится ли это с твоими планами. Потому я и удивился, когда ты всё-таки... Согласилась им помочь.

Утренний мороз, немного покалывающий щёки, действовал весьма ободряюще, но общая тягучесть утреннего большака (вызванная, отчасти, и тем, что Плотвичка крайне неохотно ступала по снегу), заставляла ведьмака вспомнить их крайне необычный досуг, растянувшийся на последние пару дней.

***

Собравшись в путь и поблагодарив Джианкарди за гостеприимство, они с Йэннифэр двинулись в сторону Вызимы. Туда, где они условились встретиться с Цири. Имбаэлк уже подходил к своей середине, что означало лишь одно - природе пора было ожить. Она, впрочем, и оживала. Всё чаще чувства ведьмака улавливали пробудившихся от спячки животных, осторожно взирающих на путников из-за стен постепенно пробуждающихся деревьев, а в участившихся проталинах сонно распускались первые цветы. По примерным прикидкам Геральта путь должен был занять от силы неделю, и то, если какой-нибудь из известных ему перевалов мало пригоден для преодоления, и придется искать обходные пути. Но нет, здешние места слабо отличались от прежних себя. Напротив, протоптанных тропок стало даже больше, как и указателей. Словом, цивилизация брала своё, заставляя природу отступать. Aen Seidhe окончательно проиграли эту войну. Что-то кончается, что-то начинается, так говорят?..

Метель застала их врасплох. Похолодание они с Йен заметили ещё за несколько дней, но погода вполне могла выкинуть подобный фокус, потому было решено чуть прибавить в темпе, дабы как можно скорее добраться если не до Вызимы, то хотя бы до её окрестностей. Наверное, именно это решение по итогу и дало им небольшое прибежище в Дубровке, небольшой деревушке в нескольких днях пути до Вызимы.

- Мы здеся, в Дубровке, сталбыть, люди скромные, - переминаясь с ноги на ногу, молвил щуплый старик, что представлял Геральту и Йен их временные "хоромы", представляющие из себя среднего убранства хату, уже повидавшую не одну зиму, но сколоченную, однако, добротно, - корчмы у нас отродясь не было. Да и зачем она, коль мы как раз в дне пути что до Дорьяна, что до Вызимы, кому ж вздумается тут останавливаться?

- Угу, даром что метель не остановит, - раздраженно соглашается со старостой Геральт, не без любопытства изучая головы кабанов, оленей и волков, украшающих одну из стен.

- А-а-а, вам, сталбыть, уже сказали, что хата ента надлежит Мыцлаву, охотнику нашему, - кмет осекается, - ну, надлежала, то бишь. Помер он ещё пару зим назад, да хату всё никто занять не решался, да и не было у него бабы, у Мыцлава-то. Злые языки болтают, конечно, мол, он с дриадами в лесу сношался, но я считаю, что сердце его лесу надлежало, понимаете?

- Ну, так можно сказать про оба варианта его лесных странствий, - ухмыльнувшись, сказал Геральт, но быстро осознал, что Йен не была ни Ламбертом, ни Эскелем, и вряд ли оценит подобную остроту по достоинству, - ладно, так или иначе... Во сколько нам обойдется переждать здесь конца метели?

- Да бросьте вы, - отмахнулся от ведьмака старик, - ну, правда же. Хата ента уже как пару зим ничейная. Единственное, дров на растопку мы вам дадим токмо сейчас. Но топор тута есть, а ты выглядишь мужиком крепким, так что, думаю, управишься, коль метелица затянется.

Геральт удивленно вскинул бровь. Нечасто на большаке встретишь подобную щедрость. Особенно в сторону ведьмака и чародейки. А чародейка в Йеннифэр всё ещё читалась с первого брошенного взгляда. Даже смерть этого не изменит. Поймав себя на мысли, что он снова засматривается на неё в полумраке хаты, он быстро отвел взгляд, вновь очень заинтересованно изучая головы, украшающие стену.

- Холера, метель? Во второй половине Имбаэлка? - сетовал ведьмак, - чертовщина какая-то. Надеюсь, с Цири всё хорошо...

Отредактировано Geralt (2022-08-08 18:12)

+2

3

О Йеннифэр из Венгерберга ходит множество россказней, и те настигают их даже здесь, посреди снежного ничего спустя время (месяцы, годы?) после их с Геральтом смерти. О ней по свету расходятся слухи: неприятные, лживые лишь отчасти, которые она то подтверждает, то опровергает по прихоти, ни перед кем своих причин не объясняя.
Геральт хочет понять её ответ? Ну что ж:
— Раз ты так хорошо меня знаешь, ведьмак, — незримо для него Йеннифэр усмехается, прячась от Геральта капюшоном, — попробуй догадаться сам.

Для Йеннифэр эта остановка — напоминание о недавнем, крайне неприятном опыте её жалкого путешествия из сердца заснеженного леса к цивилизации. Мерзкое то было время, унизительное и постыдное, о котором Йеннифэр всё ещё думает с содроганием. Не единожды ей случалось останавливать в деревушках, подобных этой, питаться какой-то скудной похлёбкой, то слишком водянистой, то невыносимо жирной, и спать в омерзительном соседстве с живностью, разгоняемой её заклинаниями.
Ей, чародейке, хватало тогда сил только на то, чтобы гонять по тёмным углам мышей, нашедших тёплое убежище в одном с ней доме, и оттого её паршивое возвращение в мир живых было ещё более позорным и поганым.
Теперь всё немного иначе, но Йеннифэр по-прежнему преследуют призраки той оскорбительной нужды, в которой она находилась не так давно. Нет для её гордости большего уязвления, чем необходимость полагаться на кого-то другого, и отсутствие выбора лишь ещё глубже закапывает её достоинство. Здесь не взбрыкнёшь, не топнешь ногой, не поманишь монетой, уловками или настойчивостью затребовав себе хоромы получше. Едва ли в этом хуторе вообще найдётся что-то лучше.
Будь её воля — они бы здесь не останавливались вовсе. Некогда им отсиживаться: нужно спешить навстречу Цири, наверняка в очередной раз кем-нибудь преследуемой. Йеннифэр до сих пор не знает ничего о том, оставила ли её дочь в покое Ложа и не сменилось ли у Эмгыра настроение, не появился ли на свете ещё какой больной чародей, жаждущий мерзкими пальцами расковырять ей нутро, и не сошли ли со своих гор эльфы, грезящие Старшей Кровью. Она знает лишь то, что Цири на ту короткую встречу с Геральтом была вроде бы как в порядке, но этого обрывка знаний ей издевательски недостаточно. Ей нужно знать, но здесь, в какой-то захудалой дыре, название которой Йеннифэр даже не удосужилась запомнить, — здесь ей никто не расскажет не то что про Ложу, но даже про вести из соседней страны.
Будь её воля — они бы спешили со всех ног, но в её жизни в последние годы появляется всё больше вещей, способных её воле противиться. И это тоже гадко на душе скребёт.
— Тем лучше, если сношался в лесу, а не дома, — брезгливо вставляет Йеннифэр, разглядывая мощную голову кабана с заботливо начищенными клыками. Ясное дело, кому здесь рады были больше. Уж явно не женщинам. — Не хочу делить с кикиморой постель.
Хватило ей уже одной.
Староста косится на неё в замешательстве, то ли не зная, как реагировать, то ли лишний раз не решаясь с ней говорить. С Геральтом — «крепким мужиком» с мутантскими глазами — ему найти общий язык как-то проще, чем с чересчур важничающей для этого места женщиной, а потому старик, ничего не отвечая на её выпад, вскоре всё же уходит за дровами.
— Такое раньше бывало, — задумчиво изрекает Йеннифэр, проходя вдоль трофейной стены и разглядывая чучела поменьше, висящие на уровне её лица: лисов, зайцев и прочей живности, которую сподручнее было пустить на шапки, чем ставить на полку. — Погода переменчива в смену сезонов, но меня удивляет не это. Там дикий холод, ты заметил? Будто весна кончилась в один день, а лета вовсе не бывало.
Доходя вдоль стены до Геральта, Йеннифэр не глядя останавливается рядом с ним, неспешно складывая руки на груди.
— Не могла природа так резко измениться даже за несколько лет.
Сама так точно: что-то ей помогло, и это что-то пока что за гранью её видимости. Но Йеннифэр не придаёт этой беде большого значения: через денёк-другой всё ещё может вернуться на круги своя, и тогда опасения будут излишними.
— Я надеюсь, Цири уже греется у большого очага где-нибудь в Вызиме, а не торчит, как мы, в захудалой норе, — Йеннифэр всё же поднимает глаза на Геральта и хлопает его по груди будто бы в утешение. — Коли дрова как следует, ведьмак, не то всё ночь будешь работать вместо печки.
Староста, вскоре вернувшийся ещё с несколькими мужиками, притащившими связки дров, застаёт лишь её игривую ухмылку, последовавшую за многозначительными словами. Мужики складывают поленья в одну кучу неподалёку от двери, а сам старик вручает Геральту топор, как раз мол, от Мыцлава оставшийся. И ему бы уйти уже вслед за своими деревенскими, но староста застревает рядом с ними, и Йеннифэр краем глаза замечает, как он пристально в неё всматривается.
— И всё же вы на кого-то похожи, — задумчиво признаётся он, махнув в воздухе пальцем. — Есть тут у нас парочка одна, голубки, хех. Недавеча как пару дней назад у нас заночевали. Всё ищут чаровницу какую-то, как бишь её… Иенифяр! Тоже, как вы, волосом чёрная да глазами чудная.
«Иенифяр» разве что искры этими глазами не мечет: взгляд её резко свирепеет, становясь одновременно угрожающим и подозрительным. Едва ли на свете найдётся ещё кто-то, кроме Геральта и Цири, кто станет Йеннифэр искать из благих побуждений. Никому более она по доброй воле не понадобится.
— Зачем ищут? — спрашивает она требовательно, разве что иглами не ощетинившись, отчего староста слегка тушуется.
— По делу, говорят… Госпожа. Колдунства её надобны, так они уже сколько лет по свету за ней бродят. От самого Венгерберга.
Йеннифэр хмурится: эти слова ей ни о чём не говорят, кроме того, что некто преследует её аж от развалин её дома, но староста вряд ли сумеет рассказать ей больше.
— И где они сидят?
— Да вот, у невестки моей, за два дома от вас. Мы там по вечерам на гвинт собираемся на партейку-другую. Хотите, — старик неловко поглядывает на неё, а после на Геральта, не зная, насколько уместно будет его предложение, — и вы приходите.
Она ещё косится на него какое-то время, а после, растеряв, всякий интерес, отворачивается, бросив холодное «Ясно». Так она и дожидается ухода старосты, и, лишь когда в доме они остаются одни, Йеннифэр с оживлением настигает Геральта и тычет его острым локтем в бок.
— Геральт! — заговорщически шипит она, будто их кто-то здесь может подслушать. — Ты сегодня же должен выяснить, какие полоумные и за каким таким делом преследуют эту «Иенифяр»! Не хватало ещё привести за собой Ложу на хвосте!

+2


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » Позолоти ручку


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно