horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » межфандомные эпизоды » bite the dust


bite the dust

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/521/39795.png

+2

2

джеки, недовольно вздохнув, закатывает глаза и кивает головой. ви хочется спросить — чё ты теперь-то так тихо себя ведёшь, если недавно хохотнул над чужой шуткой так, что пришлось положить всех?

в последнем из оставшихся коридоров никого, даже камер нет — последняя, умудрившаяся не покрыть огромное удобное пятно слепой зоны (даже отключать не пришлось) была в начале лестницы в углу огромного ангара.

хочется надеяться, что в технической помещении, где держали девчонку, нет никого кроме какого-то мутного типа, едва различимого в тени с камеры — там было слишком темно, а изображение слишком пикселило. ви успел слабо пожалеть, что не начал привлекать к гигам бёрка, который справился бы с этой проблемой на раз-два.

— так, ладно. снаружи всё равно ещё остались эти дебилы. берём девку и сваливаем отсюда. вакако и без того нас по ушам не погладит за то, что положили столько народу.

— этой старухе ничего никогда не нравится, — джеки, перестав горбиться (будто его массивную тушу будет видно меньше, если согнуться в три погибели), расправляет плечи и проворачивает пистолеты на пальцах, пижонски подмигнув.

— зато платит лучше, чем… ты знаешь, — договаривать не приходится, уэллс понимает с полуслова и отзеркаливает улыбку, скаля белоснежные зубы (два из них — импланты, потому что джеки — долбоёб).

план был прост, как три копейки, и должен был сработать, как швейцарские часы, но как обычно, какая-то хрень именно в этот день решила пойти не так. именно сегодня какой-то дебил в патруле, которого надо было просто тихонько обогнуть по дуге, оказался парнем с хорошим чувством юмора, а джеки (именно сегодня) оказался более чем несдержан.

ну, это уже пройденный этап. впереди — разобраться с чуваком внутри, аккуратно забрать девчонку и доставить её вакако в лучшем виде, то есть живой, по возможности целой, здоровой и невредимой. хотя хер знает, чё с ней делали тут все эти дни. пропала она, судя по полученным данным, дня четыре назад. и в какой из этих дней её перехватили угнездившиеся в найт-сити европейцы — тоже никто не знает.

— надеюсь, девчонка жива.

— а если нет? — ви смешливо дёргает уголком губ, но на возмущённо обернувшегося джеки смотрит серьёзно.

— ну значит повезём азиатской ведьме труп! — даже шёпотом он умудряется орать, удивительный человек.

дверь внутрь открывается тихо, вот повезло. до спины очередного местного пара шагов или — шаг и вытянутая рука. ви, на удивление, не успевает среагировать на чужое движение руки — неудавшаяся жертва предполагаемого «давай уладим всё тихо» оборачивается слишком резко, перехватывая за запястье.

ви, удивлённо сморгнув, смотрит в знакомую до боли моську.

— детка? — тупая лыба лезет сама собой, справиться с ней получается не сразу, только после возмущённого возгласа джеки:

— детка?! ты реально половину найт-сити перетрахал? — он то ли хочет поржать, то ли готов пристрелить всех, кто есть в помещении. во всяком случае, размахивает пистолетами так, словно вот-вот осуществит личный план по массовому убийству за раз.

— джеки-джеки, воу, — винсент косится на него, вскидывая руку, машет ладонью. — успокойся. я щас всё разрулю, погоди снаружи, окей? джеки, блядь, пожалуйста, — скалится, на мгновения хмурясь, — сюда в любой момент могут нагрянуть гости, присмотри за лестницей.

две вещи происходят одновременно, и обе — приятные: ваня, наконец, отпускает его запястье, а джеки, матерясь на смеси испанского и какого-то хуй пойми какого, выходит, хлопнув дверью. ви чешет висок дулом пистолета, выглядывает из-за ваниного плеча, снова ловит его взгляд.

— а ты тут чё забыл? мне сказали, что девчонку пасёт какая-то свора европе-е-еоо-о, ясно, это твои ребята, да?

+1

3

элишка была той ещё сукой.
стоило понять это с самого начала, когда она ещё только начинала вертеться в их компании, но уже знала, к кому подкатить, кому строить глазки, а перед кем надо не отсвечивать. ваня сам для себя собирал эту информацию несколько недель методом проб и ошибок, разговорами со своими же, чтобы знать, на какие точки стоит дать, а каких тем избегать.
это ещё тогда казалось подозрительным, но от его мыслей отмахнулись - не тот статус, чтобы прислушиваться к его словам.
потом стало как-то не до того.

взрыв на ружичке стал спусковым крючком, после которого полицаи обозлились, словно стая злых голодных шавок. местами уж слишком резво они вскрывали тайники и совершали облавы. от облав уходили в последний момент, но тайники - ваня никогда им не простит спизженный ноут, но даже сейчас он не верил, а знал, что они скорее жопу себе взломают, чем получат его доступ.
слишком гордые, чтобы обращаться выше. слишком гордые, чтобы слушать людей, слишком-
так, бля. не заводиться.

элишка слишком быстро вошла в игру и слишком быстро из неё вышла. ваня слышал про неё немного, сам лежал где-то под иловым дном и пытался выехать из праги по трём разным паспортам. потом забил - своих проблем навалило так, что приходилось разгребать с лопатой, искать новые связи, отряхивать пыль со старых. задабривать подарками и обзаводиться должниками. в конце концов, налаживать репутацию.

в итоге - не зря. когда марченко убирают с поля, становится другая проблема - убрать хвосты, потравить крыс, да и в целом провести перестановку кадров, чтобы хоть как-то держать целым то, что должно было развалиться на маленькие части.
тогда и всплыло - стоило только покопать чуть глубже и понять, куда смотреть, чтобы узнать, наконец, что элишка - нихуя не элишка, а елена рославович, уровень доступа бла-бла-бла. правительственная крыса, которая прогрызала дырки и через них сливала инфу.

елену быстро сплавили куда подальше, чтобы не прикончили, но было уже поздно. информация пошла по рукам и дошла до найт-сити, в котором путь елены оказался перевалочным пунктом. куда она  должна была пойти дальше - известно не было, поэтому было важно перехватить её здесь.
спасибо ваниным связям и связям коалиции - вот она, плоть и кровь, сидела перед ним на стуле, связанная по рукам и ногам и злобно смотрела из-под отросшей челки.

- мне нужны имена, леночка. назовешь их, мы проверим, и ты уйдешь отсюда на своих двоих. не назовешь - не уйдешь, все просто.
- да пошел ты.

ваня с тяжелым вздохом всаживает ей в ладонь лезвие ножа, пригвоздив руку к деревянной ручке стула. елена орет и матерится, ваня строит лицо уставшего от всего на свете человека.

- вот ты нашла время строить из себя героя. несколько имен и вали на четыре стороны, кому ты нахер сдалась. а ты тут что-то выебываешься. выебоны дороже жизни, да?
- вы же убьете их.
- может и не убьем, хер знает. а тебе точно отсюда не выйти без этого.

ваня берет со стола пистолет, задумчиво чешет им щеку, прикидывая, сколько еще ему времени торчать с этой упертой сучкой. она меняется в лице всего на секунду, но этого хватает, чтобы шестое чувство заорало об опасности, хотя до этого было удивительно тихим.

и.
ну нет.
не удивительно.

в отношении ви его чувство опасности всего молчало. тот мог хоть на цыпочках вокруг ходить, то грохотать оружием, то ругаться с кофемашиной, и внутренняя система опасно - не опасно уже давно записала его в своего. наверное, она даже не икнула бы, вздумай ви направить на него оружие, но ваня старался не думать о том, что они окажутся в ситуации, где это могло бы быть в тему.
ну, в ситуации, вроде этой.

ваня на мгновение дергает уголком губ, едва заметной улыбкой на винсово "детка", а затем ошалевше смотрит на бугая, что трется рядом.
- в смысле, блядь, половину найт-сити? - вопрос его остается повисшим в воздухе, только елена скрипуче хихикает позади, и ваня, не глядя, направляет на нее оружие, - я тебя пристрелю и ни о чем не буду жалеть.
- но согласись, вечер перестает быть томным?
ваня был согласен, но хер бы он кому признался в этом.

- в смысле, блядь, разрулишь? чё я тут забыл? чё ты тут забыл? это моя свора европейцев и... твою мать. если ты здесь: скажи, что ты их вырубил, а не перестрелял, как сукиных детей? и, блядь, половину найт-сити? - ваня все еще выглядел ахуевшим и непонятно из-за какого факта больше.

+1

4

на пару мгновений ви чувствует себя виноватым — кого-то они действительно положили, потому что «рука дрогнула» или типа того. он хмурится, закусывает губу и показательно загибает пальцы, пытаясь вспомнить. демонстрирует ване три загнутых, улыбается:

— ну трёх точно того… остальные, возможно, живы, слушай, ну а чё они, — подходящего продолжения не находится, винсент вздыхает и убирает пистолет в кобуру.

вздыхая, растирает ладонями лицо и смотрит, наконец, нормально на девку, которую надо отсюда вытащить. выглядит она не то чтобы очень целой, но в принципе… в принципе, может выглядеть ещё менее целой. в голове начинают потихоньку складываться детали пазла.

— мне нужна она, сказано привезти её целой и невредимой, но с этим, вижу, уже проблемы и… чё ты так на меня смотришь? — ви возмущается и возмущением этим захлёбывается, понимая, какой именно ответ ване интересен сейчас больше всего.

предательски краснеют кончики ушей.

— это не правда, — тычет бёрка в плечо, заставляя сделать полшага назад. — я, знаешь, дорожу своим членом, чтоб совать его во всё подряд. чумбы из эль койоте надо мной прикалываются, потому что джеки им каждый раз про меня небылицы, блядь, рассказывает. бёрк, какого хуя ты лыбишься?!

диалог прерывает уже не хихиканье, а смех елены, приятно привязанной к стулу. ви, шагая вперёд, почти впечатывается в ваню и тычет в девку пальцем, недовольно скалясь и рыча почти одновременно с бёрком:

— заткнись, или я сам тебя пристрелю, поняла?
— эй! ты меня спасать сюда пришёл или какого хера?! — дёрнувшись пару раз на стуле, елена смотрит так, будто это не она тут заложница, а они вдвоём.
— конечно спасать, видишь, в поте лица стараюсь, — обернувшись, осознаёт своё патовое положение и делает полшага в сторону; внутри что-то знакомо и неприятно щёлкает, ви старательно не обращает внимания. — мы можем прикинуться дебилами и сказать, что нашли её уже… ну... в таком виде. или в виде чуть похуже. смотря сколько тебе ещё нужно времени. но она мне нужна живая, окей?

это, конечно, ситуация так себе. если бы тут был другой соло, знакомы или не очень, он бы его уже давно застрелил. и не важно, насколько в дружественных отношениях они бы были. но иван… всё-таки личное, как оказалось, может мешать слишком сильно. особенно если вы не просто по разные стороны баррикад, но и из совершенно других миров. насколько винсент был в курсе, у вани в стране происходил какой-то бардак, и отголоски этого хаоса достигали найт-сити нихуёвыми волнами говна, с которыми ване разбираться и приходилось. но чтоб всё это увязло в один комок, который распутывать придётся с двух сторон… нет, так себе перспектива.

ещё хуже, что из-за длинного языка джеки к личному добавилась щепотка сраной семейной драмы, которой тут быть вообще не должно.

+1

5

- действительно, а че они, всего лишь делают работу, для которой их наняли, - ваня фыркает, но его выражение лица становится мягче. издержки их работы и все такое, смерти были неминуемы, и если их число сводилось к минимуму - это уже что-то. зажатые пальцы на одной руке - это уже что-то.
правда, с некоторым непониманием к самому себе он больше ждет ответа на другой вопрос. можно было бы отшутиться - я тебя из кровати часами не выпускаю, откуда у тебя силы на кого-то ещё. не при елене, но на секунду он даже забывает о ней, когда ви очаровательно краснеет ушами, возмущённо тыкает ваню в плечо и нависает всем собою. ваня не то чтобы сдерживает себя: мажет ладонью по боку слишком близко притиснутого винса и только потом убирает её, как бы одумываясь, но упустить шанса подначить не упускает.
- так ты же адепт резинок, с ними дорожить членом попроще.

пристрелить бы елену и делов-то, но ви она была нужна, а ване нужен был ви, и то, как органично вплетается эта мысль в общую канву, немного выбивает его из себя. ваня улыбается - лыбится по версии винса - и тут же сгоняет улыбку, стоит елене снова привлечь их внимание.

- может все-таки застрелить её? - ваня показательно вздыхает и поднимает ладони в сдающемся жесте, - ладно-ладно, я понял. видишь, еленка, он правда старается, - оружие возвращается в кобуру, ваня почти выглядит опечаленным, - теперь я не могу тебя убить, потому что он расстроится, а я не хочу его расстраивать. но это не значит, что тебе можно расслабиться, у меня есть еще пара идей.

ваня придавливает ее ладонь и небрежно вытаскивает лезвие, заставляя её вскрикнуть. кровь капает на пол; ваня вытирает лезвие об её одежду и критично осматривает его.
- надеюсь, нам понадобится немного времени. может теперь, когда её спасение находится вот прям здесь, она станет чуть посговорчивей. станешь ведь? - елена хмуро морщит нос и не отводит взгляда, - ты мне имена, а я прямо на руки передам тебя людям, которые вывезут тебя отсюда. ахренеть какой сервис, не?

на самом деле, задача только становилась сложнее.
елена молчала и не собиралась сдавать пароли-явки, и легче было бы её прикончить. иван был буквально в минуте от этого решения, и, если бы винсент опоздал хоть на йоту, то встретил бы он ваню и труп девчонки, которую ему надо было доставить целой и невредимой.
сейчас она была не то чтобы невредимой и не то чтобы целой, но хотя бы живой. всё ещё не собиралась выдавать информацию, хотя иван по взгляду видел - то, что её спасительная кавалерия не бросилась сразу убивать его и вытаскивать её из пут явно подкосило её уверенность. не до конца. может, стоило её ещё немного пошатать.

- а может она всё-таки не нужна тебе живой? - ваня играючи, немного заигрывающе прокручивает нож, глядя на винса, - а я что-нибудь придумаю, чтобы ты не печалился от её кончины.

+1

6

ви думает — старательно прикидывает шансы и все варианты. в принципе, они уже слегка проебались. проебаться. с вакако он успел наладить неплохой контакт за последний месяц. она всё ещё ему практически недоверяла, но уже перестала обращаться так, словно ви три года, градус ласкового пренебрежения в её тоне снизился, а заказ вот выпал жирный.

мда. проебаться на нём было бы весьма херово. неудобно. не вкусно.
проебаться именно на этом заказе, вдобавок ко всему, означало проебать десять тысяч эдди на рыло. если ви вполне мог пережить эту потерю (со скрипом, с разбитым сердцем и целой неделей депрессивного настроения), то джеки явно не будет с ним разговаривать (всю ту же неделю).

джеки, как почуяв, ломится в дверь и смотрит нервно:
— ну долго ещё? вы договорились? — последнее слово выделяет так, будто застал их в процессе… в процессе.

ви со стонущим рычанием утыкается в ладони, растирает лицо, скребёт всеми десятью пальцами свежебритый затылок. шумно вздыхает.

— джакито, подожди ещё минут пять. ну десять, максимум, — джеки возмущается было, но, натыкаясь на фирменную щенячью морду, снова матерится и скрывается в коридоре, хлопнув за собой дверью.

винсент переводит взгляд на елену. вспоминает условия её перевозки — сначала к себе на хату, а завтра утром — к границе и людям вакако. мда.

— блядь. да похуй, — выпаливает зло, понимая, что в этом похуе лишь половина — искренняя правда. — ну сдохнет. ну проебу заказ и бабки. да поебать, если у неё мозгов не хватает обменять инфу на собственную комфортную жизнь — её проблема, — смотрит на девку, а говорит всё — вани. улыбается — недобро. и только потом переводит взгляд на бёрка. — я найду, чего с тебя взять, когда старуха съездит мне по ушам за эту херню, кто, если не ты, ага?

репутация была сейчас не то чтобы главной. у него впереди вся жизнь, перед вакако он успеет выслужиться, да? но блядь, как же было обидно — от обиды, которая, по идее, должна была сопровождать случившееся, а не предшествовать ему, сдавило горло, что-то внутри подсказывало, что надо просто вмазать бёрку по роже, забрать девку и свалить. с ваней они потом разберутся, он постарается. но зато получит бабки, им будут довольны, он… он… блядь.

— мне ещё с джеки объясняться… ох блядь, одна девка, а столько мороки. ты какого хуя такая тупая-то, а? — шагнув вперёд, ви несильно тычет её кулаком в висок, получает в ответ злобно-визгливый окрик. хмыкает и присаживается на корточки рядом со стулом, бездумно разглядывая порванную сетку чужих колготок.

в голову, пополам с мыслями о том, как он всё это будет спасать, если всё-таки они выберут вариант пристрелить дуру (они, блядь, они!), лезет что-то непристойное. ви трёт кончик носа.

+1

7

хрен знает, что обо всем этом думает ви. ваня никогда не был театральным, не играл эмоциями и в целом превращался в развязного балабола только наедине с ви, и, в большинстве случаев, в горизонтальном состоянии. а так, по жизни, он был типичным славянином с типичным славянским лицом, не выражающим ничего, кроме бесконечной надменной усталости. и очень заебавшимся славянином, потому что то было его обычное расслабленное лицо.

понял ви или нет, что ваня пойдет ему на уступки (сам ваня все еще думает об этом с задумчивой отстраненностью от ситуации), но в происходящее он вовлекается. отмахивается от своего комрада, который верной псинкой сторожит вход, злобно отвечает то ли ване, то ли самой елене, то ли им обоим, разделяя свою злость на двоих.на еленино лицо набегает тень, и она явно куда сильнее задумывается о своем положении, чем пару минут назад.
приятно.

- отдам тебе всё, что захочешь. мне не нравится, когда ты расстраиваешься, а эта девка умудрилась расстроить и тебя, и меня, - иван кладет ладонь на винсов затылок, ненароком поглаживая бритое. ему бы вздохнуть - так нравилось, когда у винса волосы были чуть длиннее, как удобно ух было притягивать и тянуть назад, когда... ваня быстро облизывается и поднимает на елену взгляд. та смотрит неотрывно на его ладонь на винсовом затылке, будто для неё это значит куда больше.
- ублюдок, - она едва не скулит, выплевывая слова, - серж жванецкий, он помогал мне.
ванина ладонь на винсовом затылке замирает на пару мгновений и продолжает ненавязчивую ласку.
- умница. у тебя очень хорошо получается, - голос у вани низкий и сладкий, как патока, несмотря на ситуацию, в которую они все попали. елена смотрит на него с осуждением и отчаянием - читает в его словах издевательства, а вот винс под ладонью напрягается весь. знает и чувствует, что такой тон и такие слова чаще всего проскакивают у вани в постели, - еще немного, два имени, и каждый из нас уйдет отсюда довольным и живым.

- алина братович, - говорит она спустя пару минут молчания. ваня сразу отправляет это имя вслед за предыдущим, чтобы у остальных было время проверить не повела ли елена их по ложному следу. серж вскрывается почти сразу же, алина - чуть позже, и это - пара десятков ниточек, которые ведут к остальным дырам в их системе.
- видишь, не так сложно. и стоило выебываться эти несколько дней? ты хорошо на неё влияешь, ви. ну что, последнее имя, и я больше никогда не увижу твое паскудное личико.
- на себя бы, блядь, посмотрел. стекла небось лопаются, когда ты в них заглядываешь. что ты вообще нашел в этой мрази? - её взгляд соскальзывает на ви, - знаешь, сколько он людей на тот свет отправил?
- говоришь ты, - ваня фыркает, но хмурится, - белое пальто не замарала?
но елена не смотрит на ивана, сжимает ладони в кулаки, шипя от боли, и не отрывает взгляда от винса перед ней. может, держит в себе последнюю надежду найти в своем спасителе союзника и сохранить последнее имя.

+1

8

ситуация — сюр. зайди сейчас сюда джеки, охуел бы знатно вдобавок к тому, как он уже охуел. впрочем, ладно, какая разница, они хоть и дружат не так давно, но уже неплохо друг друга знают. пока бы джакито познавать новые стороны ви.

впрочем, было бы странно, увидь он, как дружбан и напарник по оружию тихой псиной млеет под чужой ладонью; особенно когда ситуация вообще не располагает к подобному времяпровождению.

но ваня действует так привычно, так спокойно, будто тут нет елены, а они просто, ну, вышли из тачки покурить на какой-нибудь обочине или засели на какой-нибудь крыше заброшки в промышленном районе. в общем, обычная такая ситуация, а не попытка извлечь инфу и одной там дуры в подвале охраняемого толпой головорезов ангара.

джеки там, наверное, уже ненавидит его.

когда тон у бёрка на мгновение меняется, ви словно выныривает из накатившего релакса, прикусывает костяшку пальца и прикидывает, насколько странно будет, если через пару минут подобных разговоров у него в итоге встанет. потому что угроза велика, в ваня, кажется, даже не пытается тон сменить. и вызывает, к тому же, неоднозначную реакцию у елены. ви тяжело вздыхает.

и едва успевает включиться в разговор, понимая, что девчонка смотрит на него в упор. щурится смешливо, складывает подбородок на сложенные замком пальцы.

— а ты знаешь? поделишься? а то мы с ним как-то не обсуждали всё это, знаешь, — посмеивается тихо. но девчонка, кажется, уже потеряла берега и не знает, в какую сторону биться лбом об стену. подхватывает:
— он в европе теракты устраивал, положил толпу народа. он не просто какой-то там соло, он террорист, ты бы задумался, — кривит личико и становится уже не такая красивая, как прежде.

винсент хмурится, выворачивается из-под ваниной ладони и подается чуть ближе к елене, складывая локти на край стула. заглядывает в ясные глаза с широко растёкшимися озерцами зрачков.

— а, — выдыхает почти разочаровано, — ты про это.
её лицо — идеальная передача недоумения и понимания, что облажалась. ви хочется знать, насколько эти эмоции можно усилить. в два раза? в десять?
— не хочется хвастаться, но придётся. до того, как начать развлекаться в карьере соло, я славно всрал несколько лет в верхнем эшелоне контрразведки арасаки. как думаешь, насколько больше народу я положил?

у девчонки на глазах выступают слёзы, она поджимает губы и затравленно смотрит то на бёрка, то на дверь за его спиной — ожидает, видимо, что её спасёт кто-нибудь ещё. почему-то видеть её в таком состоянии — смешно. ви хмыкает, качнувшись с носка на пятку, пружинисто поднимается, бодает ваню лбом в плечо.

— договаривались на три имени в обмен на жизнь, да? ну и хуй тогда ей значит, что поделать. я напишу тебе вечерком, — шагает в сторону двери и получает в спину отборнейший мат на трёх языках сразу; оборачивается, глядя вопросительно.

— томаш босы, — огрызается, почти рыдая, дёргает скованными руками и, кажется, ломает ногти, цепляясь, как может, за ручки.

— о, сразу бы так. и чё те стоил этот спектакль?

+1

9

смешная девчонка. здесь, в технических помещениях, на дне не только города, но и социума, она на что-то продолжает рассчитывать. думает, что владеет информацией, которую выкладывает перед винсом, и в её глазах даже мелькает огонек надежды, когда винс сбрасывает его ладонь.
ваня смотрит на него внимательно: зрелище удивительно завораживающее.
винсент двигается плавно, словно большая хищная кошка, подается ближе, выгибая спину. ваня оглаживает взглядом изгиб его позвоночника, замирает у поясницы и довольно посмеивается, слушая чужое разочарование в голосе.
серьезно, на что она рассчитывала?

ваня бодает его в висок, словно пароль-ответ на прикосновение, улыбается тепло и машет вслед ладонью. надеется, что всё-таки на этом всё не закончится. не конец, но финал, прекрасная завершающая нотка, когда елена все-таки срывается и выдает последнее имя.

третье имя выгружается в базу, следом принося отклик. удивительно, не соврала ни разу, но, видимо, уже понимала, в какие условия её здесь поставили. ваня с некоторым снисхождением смотрит на её заплаканное, покрасневшее лицо с подтеками туши и опухшими глазами. жалкое зрелище.
- до последнего хотелось сохранить пальтишко, да? - ваня тяжело вздыхает, достает из кармана небольшую коробочку и делает к ней шаг. елена начинает рваться из стула и её голос вскакивает вверх на пару октав.
- сука! ты же обещал! - ваня зажимает ей рот и вжимает коробочку её в живот. её тело дергается пару раз и оседает на стуле, растекаясь расслабленными мышцами.

- как же ты меня заебала за это время, ты не представляешь, - он наконец-то, наконец-то оборачивается к винсу и цепляет его за ворот футболки, притягивая к себе. поцелуй выходит невинным, сухим, немного напряженным от всей этой ситуации, но ваня постепенно расслабляется, мягко вжимается в губы и поглаживает за ушами.

- йоу! чё она тут так ора... - на шум двери ваня с недовольным ворчанием оборачивается и быстро бросает, пытаясь поскорее избавиться от третьего лишнего.
- исчезни. верну тебе его через пару минут.

дверь захлопывается с ругательствами на незнакомом ему языке, но ваня улыбается и трется носом о винсов нос.
- пиздец. я бы посмотрел на то, как ты раскалываешь людей. ты выглядел просто ахуительно. надеюсь, ты не сильно расстроен, что я её немного покоцал напоследок? реально заебала. столько крови попортила и не только мне, я был в шаге от того, чтобы её пристрелить.

винс льнет к ладоням, довольно жмурится, тот еще котяра. ваня не удерживается, цепляет зубами его губу и бодает лбом лоб.

- я так понимаю, теперь по слухам ты не только половину найт-сити переебал, но еще и будешь умудряться убивать свои цели после бурной ночки? - ваня кивает в сторону двери и вкладывает винсу в карман коробочку шокера, - нелетальный, чтобы не перестараться. я ни на чем не настаиваю, но эта сука заслужила, и если тебе захочется... ну ты понял. и что, правда напишешь мне вечером?
ваня хлопает винса по карману. обсуждать, как так вышло, что они оба оказались здесь, не хотелось, ну его нахер. город большой, но удивительно тесный, вопрос времени - когда бы их свело вместе.
и если бы не слова этого квадратного мужика, который решил почесать языком и обсудить сплетни в самой неподходящей для этого комнате... ну, по крайней мере, ви с ним точно не пропадет

+1

10

— теперь понятно, почему ты пидор. с девчонками ты совсем разговаривать не умеешь.

ви смеётся в тёплые губы, не оборачивается на джеки, мелькнувшего опять в дверях, не думает о том, сколько всего ему придётся рассказать — а рассказать придётся. ему сейчас главное — короткая, сиюминутная близость. от странного восторга коротко перехватывает горло, ви жмурится и выпрашивает ещё одни поцелуй, облизывается.

— она просто дурочка и легко раскололась, как у младенца вейп отобрать.

отстранившись, суёт руку в карман, сжимая пальцами тёплую ещё коробочку. фыркает, по-звериному морщит нос, мотает головой.
— он придумает что-нибудь ещё, ему только дай волю. но на ближайшее время, надеюсь, обойдётся.

его тянет в две стороны — одна сообщает, что пора выметаться и заняться полюбившимся делом, сесть за руль, поболтать с джеки, получить бабки, заняться чем-нибудь ещё; вторая требует остаться здесь, ещё пять минуточек, джеки, пожалуйста, давай сам дальше, секса две недели не было.

винсент смеётся над собственными мыслями, толкает дверь и уклончиво пожимает плечами:
— напишу. может даже позвоню. ну типа по обстоятельствам. посмотрим.

подозрительно набыченный уэллс молча дожидается, когда ви освободит дамочку из пут, закидывает её на плечо и так же молча выходит, не глянув ни на друга, ни на бёрка. ви, виновато глянув ему вслед, салютует вани и выходит следом. заглядывает в проём спустя пару секунд:
— эй, пусть твои ребята нас отсюда выпустят, — строит бровки домиком, шлёт воздушный поцелуй. — с меня проценты.

их правда выпускают без вопросов. смотрят только так зло, что винсент ожидает честного залпа в спину. но вслед только плюют пару раз, кто-то ругается, джеки молча топает вперёд и садится за руль.

— джакито, — ви подаёт голос, когда они отъезжают на пару сотен метров. смотрит жалобно, тычет кулаком в плечо. — ну я ж не знал, что он там будет. ну правда. я вас как-нибудь нормально познакомлю, честно.

— ага, это чё будет, знакомство с родителями? — ворчит, не смотрит.

— ну считай, что так. вы правда друг другу очень не понравитесь, но я разрешаю подраться.

на заднем сидении под смешливое гавканье джеки и вуду бассы очухивается елена. дёргается, цепляется пальцами в изголовье сидения впереди, вынуждает джеки притормозить своими метаниями.

— эй, тихо. щас дядя джеки отвезёт нас кое-куда, подождём до завтра, утром передам тебя в ручки твоих спасителей, идёт?

договориться с девчонкой выходит так себе, но всё-таки выходит. джеки забирает тачку, утверждая, что ви ему должен за потрёпанные нервы. остаётся только помахать вслед и дотащить слабо передвигающую ногами елену до квартиры. выдав ей аптечку, полотенце и чистые шмотки, ловит за руку перед тем, как отправить в душ.

— еда в наличии, связь я обрублю, дверь заблокирую. вернусь утром. никуда не ходить, ни с кем не связываться, если тебя здесь утром не обнаружится — это уже твои проблемы будут и за сохранность твоей прекрасной тушки я не отвечаю.

— чё, на свиданку собрался, — она скалится, вырывая руку, трёт запястье. — поняла я, никуда не денусь.

вечером ви так и не пишет и даже не звонит — не успевает, завертевшись по мелким делам, пишет ближе к полуночи.

> ты дома?
> если нет, то плохо. очень плохо
> (cry)
> а если да я буду через пять минут
> даже уже через три

ваня, конечно, дома. спал, видимо. выглядит как человек, который не спал три дня. ви ему об этом честно сообщает, с порога ныряя под руки и целуя в щёку, подбородок и переносицу.

— я принёс проценты, — урчит в губы, крепко сжимая ладонями задницу. — а ещё обещал джакито, что познакомлю вас. и разрешил подраться. так что готовься морально там или как-нибудь ещё, — улыбается, уворачивается от тычка в рёбра и не уворачивается от подзатыльника. скидывает куртку, чтобы снова полезть целоваться.

— надеюсь, мы больше так не пересечёмся, а то было стрёмно, — признаётся тихо спустя полчаса неуёмной потной возни, когда ужасно хочется спать и ужасно не хочется двигаться.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » межфандомные эпизоды » bite the dust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно