horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » лишь бы с тобою дышать


лишь бы с тобою дышать

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/316140.png

https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/46464.png
ALBERT WESKER, CHRIS REDFIELD
( CLAIRE REDFIELD, SERGEI VLADIMIR )
AU! × RACCOON CITY × 2022

[nick]Albert Wesker[/nick][status]всё равно[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/824046.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">resident evil!au</a>[/fd][lz]<center><small>найди на моём сердце живое место</small> <br>(закрой глаза на его протесты)</center>[/lz]

+1

2

Она молода. Она красива; следит за собой, тщательно старается следовать всем современным стандартам, подбирает всегда уместные макияж и одежду, держит себя гордо, умело пользуется тем, что ей даровала природа. Она умна — и это, разумеется, тоже всегда было её большим преимуществом.

По всему выходило, что она идеальна. И в жизни его она появилась в самый нужный момент (или немного заранее), и с ней даже получилось забыться и отпустить ту женщину, которую он слишком долго любил и пытался около себя удержать.

Что же произошло потом?

Вескер прежде ещё задавался этим вопросом, но теперь — нет.

Теперь она очаровательно улыбается какому-то незнакомцу, явно заигрывает с ним, гладит его по плечу наманикюренными пальчиками. Знает, разумеется, что Альберт это видит. Думает, видимо, что он попробует после этой вечеринки в честь её дня рождения снова завести разговор на эту тему — тот, который она в итоге вывернет в свою пользу, обвинив его в том, что он ничтожен, неоправданно ревнив, и её этим душит. Надеется, очевидно, что после он снова подарит ей что-то, чтобы заслужить крупицу её внимания и прощения.

За что?

(За что он должен его просить?
За что она так поступает?)

За что это происходит с ним, и почему он позволял этому тянуться так долго?

Стоило послушать Сергея. Не ссориться с ним, требуя, чтобы он не лез в его личную жизнь, а именно что позволить ему вырвать себя из этого прочного круга, потому что, совершенно очевидно, сам Альберт не был на это способен; мог лишь глубже зарываться в трясину и всем вокруг говорить, что они ничего не понимают, а он счастлив.

Какой вздор.

«Я идиот. Кажется, я наконец это осознал», — пишет он в коротком сообщении старому другу, отправляет его и снова до предела затягивается горьким сигаретным дымом, от которого саднят болезненно лёгкие.

Тёплый осенний ветер уносит дым прочь. Альберт Вескер откидывается спиной на широкие балконные перила и поднимает взгляд к небу, медленно темнеющему с заходом солнца. Лениво думается о том, что это самую малость небезопасно, но если он упадёт сейчас и разобьётся насмерть, будет ли ему не всё равно?

Вескер заторможенно размышляет на тему того, какой скандал закатит Экселла завтра, когда он скажет ей, что больше так не может, и им пора закончить эти отношения. Навсегда. Какие колкие слова подберёт на этот раз, как заставит его психовать и хлопать входной дверью, а потом гнать по улицам города на работу в надежде не то разбиться насмерть, не то выпустить пар. Как он снова не сможет смотреть на еду, и в течение дня его будет выворачивать желчью. Как вечером она позвонит ему и будет говорить много приятных слов, поманит надеждой сохранить их связь, оживить чувства…

(За что? За что? За что?
Ведь все было так хорошо, ведь она была его спасением, ведь он уверен был, что с этой идеальной любящей его девушкой он найдёт покой.)

Кажется, ему уже в принципе на всё давно всё равно.

Он докуривает сигарету до бычка, с болезненным тихим стоном распрямляет негнущуюся спину и хмурится, когда обнаруживает, что его приятное уединение нарушено. Молодой человек — кажется, тот самый, с которым Экселла флиртовала ещё минуту назад (и почему-то он кажется Альберту знакомым, но откуда бы?) — стоит на расстоянии пары шагов с только-только прикуренной сигаретой и… смотрит прямо на него.

— Чем обязан? — равнодушно выдыхает Вескер, лезет в карман за новой сигаретой и только досадливо морщится, когда обнаруживает, что эта была у него последней.

Попросить закурить у парня, с которым флиртовала его девушка? Почему-то эта мысль не вызывает ничего иного, кроме внутренней усмешки.

[nick]Albert Wesker[/nick][status]всё равно[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/824046.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">resident evil!au</a>[/fd][lz]<center><small>найди на моём сердце живое место</small> <br>(закрой глаза на его протесты)</center>[/lz]

+1

3

Крис улыбается, как делать это привык. У него сегодня работа такая, торговать улыбкой, развлекать аудиторию всем, включая пол дэнс, раз уж в этой огромной студии есть пилон. Всем, в пределах разумного, конечно же.
Нет, он вовсе не брезговал женским вниманием, которое в итоге приносило деньги - те вообще не пахнут. И даже морально был готов к тому, что хозяйка праздника попросит его остаться и скрасить свое одиночество.
"Стервозина и сука," - такая характеристика полностью соответствует тому, что он видит в этой молодой женщине. Она заигрывает слишком откровенно, прикасается, даже не делая вид, что все случайно и говорит низким грудным голосом.

А ещё она ему не нравится. Совсем.

Место было красивым, люди вокруг создавали впечатление довольно обеспеченных. Крис осматривался, не забывая отвечать на пустой треп женщины рядом, его плечо сжимают пальцы и она шепчет прямо на ухо очередной бессмысленный вброс с намёком.
Его раздражало это - он пришёл работать, получить деньги и чаевые, а потом свалить у чертям и выпить, потому что ощущал себя грязным каждый раз, когда к нему относились как к вещи - собственности, раз уж купили, как они считали.

Редфилд будто кожей чувствует на себе чей-то взгляд и аккуратно выискивает кого-то в толпе - кого-то, кто смотрел бы прямо на него. И находит.

Мужчина высок, болезненно худощав и бледен, а ещё смутно знаком и Крис силится вспомнить, под тяжёлый тёмный взгляд, в котором плещется обречённость какая-то, усталость и ревность. Последнюю он всегда узнает, научился определять. Так смотрят парни и мужья тех женщин, что прямо на их глазах делают что-то, что заставляет отношения вдребезги разлетаться.

Вот же блядь.

Скорее всего это муж, ну или кто угодно ещё, той самой прилипалы, почти повисшей на нем. Неловко вышло, ладно, пиздец как плохо вышло. Скорее всего здесь живёт именно этот человек, а, черт, имя прослушал, просто сидит у него на шее. Картинка складывается.
И платить за все будут именно из его кармана.

Иногда казалось, что мир чертовски грязное место. И то, чем он занимается, не так уж и плохо. Особенно если откинуть то, что с некоторыми клиентками их заведения он периодически спал.

Назойливо крутилась в голове мысль, что он точно видел его прежде. Напряжённо думая, постепенно вытянул картинки прошлого, где видел этого человека несколько раз в клубе, где работал. Точно, это ведь тот самый клиент Джилл.
Его подруга отзывалась о нем исключительно хорошо - чаевые, вежливость, только танец и ничего больше, как вообще-то и положено по правилам заведения. А потом она травмировала лодыжку прямо на работе, он оказался доктором и даже помог до приезда скорой.

Только вот выглядел он тогда куда моложе и здоровей. Бедняга, с такой-то благоверной недолго и в ящик сыграть.

Раздражение усилилось.

И звали его как-то… этого вспомнить так и не вышло. Мужчина в момент скрылся с глаз, уходя на балкон, от людей и шума музыки.
Женский голос прямо на ухо начал говорить, о нем говорить - заметила, значит, что тот их увидел. И что Крис увидел его.

- И правда, будет весело, - соглашается на весьма мерзкое предложение. Поскорее бы от нее отвязаться. Редфилд знал, что соглашаться в таких случаях лучше сразу, а разбираться уже по ходу дела. - Выйду покурю и начну наше с ним знакомство.

Подмигнув, достаёт пачку сигарет из кармана и идёт к двери на балкон. Тихо открывает, проскальзывает туда и закрывает плотно, чтобы не было слышно о чем здесь будут говорить.

Смотрит на силуэт, опасно стоящий у перил, чувствует волнение - не прыгнет же? Нет, глупости.

Конечно же, ему тут вовсе не рады. И Крис знает почему, но шагает вперёд, собираясь поздороваться и не тянуть время. Ему бы рассказать что за дерьмо о нем говорит та дамочка, рассказать о ее прекрасном плане и желании унизить. Да, он согласился, но только чтобы отвязаться от нее. По крайней мере, этого человека он уже раньше видел и запомнил только хорошее. А вот она та ещё мерзость.

- Беги ты от неё, - вырывается прежде, чем он понимает о чем говорит. Да уж, отличное, блядь, начало. Может быть в глазах, хм, доктора, он как раз мудак и сам клеится к его подружке.

Лицо напротив приобрело твёрдость за каких-то пару мгновений и взгляд стал ещё более тяжёлым. Непроизвольно вздрогнув, мужчина, неприветливо и бесцветно, отвечает:
- Прошу прощения? - Крису хочется вломить себе по лбу, для начала. Он собирается с мыслями, прочистив горло.
- Это мне стоит извиниться. Вероятно, это совершенно не мое дело и поведение выходит далеко за рамки профессионального. Хочу сказать, что просто приехал отработать свое время и такие ситуации случаются очень часто, но за рамки во время работы выходить не люблю, тем более когда это касается чьих-то отношений, - пытается подбирать слова и понимает, что нужно дать больше конкретики.
- Я вас помню, но не знаю, помните ли вы меня. Джилл тогда повредила ногу прямо в клубе и мы с вами ее перенесли в гримерную, чтобы вы осмотрели лодыжку. Обычно вы приходили именно к ней и я помню с ее слов только хорошее, так что, моя совесть не позволяет молчать, - теперь в глазах этого человека вместо вопроса мелькает узнавание.
- Тот молодой человек, который был с  ней? Верно? Не уверен, что нас представили тогда… - Редфилд может выдохнуть спокойно, протянуть пачку сигарет и наконец-то представиться.

- Я Крис, - чиркает зажигалкой, помогая прикурить и затягивается сам, пока чужое имя откладывается в памяти.
- Ваша девушка… или жена, не знаю, да и не моё дело ведь, предложила мне неплохие деньги чтобы вас, хм, унизить. Мне бы не хотелось пересказывать все, что она говорила, но почему-то ей хочется чтобы я оказывал вам знаки внимания во время работы, - тонкий лёд, слова тянутся медленно, с паузами, очень аккуратно.

- Ладно, мне не нужен скандал и вы можете позвонить моему работодателю, отменить все. Время уже оплачено, но вам вернут деньги, за исключением неустойки в десять процентов за то, что я уже выехал на место. Не хотелось бы проблем на работе, - все так же аккуратно. Сигарета тлеет, горечь во рту ощущается как-то иначе, возможно из-за того, что Крис чувствует себя не в своей тарелке.

[nick]Chris Redfield[/nick][status]я охуенный, а вы охуевшие[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/82083.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil!au</a>[/fd][lz]увожу мужиков по фотографии, снимаю с вашей карты наличность, приношу в дом счастье и пожрать. [/lz]

Отредактировано Wanda Maximoff (2022-07-15 22:14)

+2

4

И всё-таки, где-то Альберт его видел.
(Мысль эта настойчиво пульсирует в голове ровно до тех пор, пока незнакомец не бросается в него странной фразой, которая, внезапно, причиняет вполне себе ощутимую физическую боль — колет в сердце, заставляет передёрнуться — а в ответ вызывает только негодование и желание тут же закрыться и прервать диалог, потому что какое право какой-то там сомнительный парень имеет говорить ему, что делать — особенно после того, как и сам Вескер дошёл до той же идеи, своими силами.)

(Но… неужели так заметно, неужели всем так очевидно?)

Волна отрицания и даже, в какой-то степени, гнева, быстро проходит, когда Альберт наконец узнаёт, кто такой этот молодой человек и что ему от него нужно. Ну точно же, танцовщик из клуба, который Вескер посещает на регулярной основе просто потому, что… просто потому, что там красиво; приятная музыка, выдержанная атмосфера, вкусные коктейли, красивые номера и удобные кресла в кабинках для привата, где милая девушка Джилл не только исполняет вызывающие эстетическое наслаждение танцы, но и зачастую поддерживает с ним какой-нибудь незатейливый разговор и даже перебрасывается шутками обо всём на свете. Да, определённо, он видел Криса там — преимущественно, мельком, а в тот день, когда Джилл повредила ногу, чуть дольше, но едва ли кому-то из них двоих тогда было интересно знакомиться нормально.

Значит, Джилл говорила о нём с этим Крисом? Интересно, не потому ли он в тот день был рядом с ней, не потому ли на руках уносил её в помещения для персонала, что их связывают не только рабочие отношения? Мог ли он, Альберт, стать причиной каких-то проблем в их отношениях? Нет-нет-нет, эту мысль он отметает сразу: да, он предпочитал именно общество Джилл, но никогда не выходил за рамки правил клуба и банальной морали. Да и Крис, кажется, с Экселлой общался не ради какой-то мести ему лично. И сейчас к нему подошёл тоже совершенно не поэтому, судя по его словам, которым Вескер верит, потому причин не верить — нет.

— Можете не вдаваться в подробности, я понял суть… дополнительной услуги, которую вас попросили оказать, — тактично говорит Альберт, с удовольствием затягиваясь предложенной Крисом сигаретой. — Не скажу, что ожидал чего-то такого, но… неприятно удивлён? разозлён? расстроен? Затрудняюсь подобрать верное слово. Точно знаю только, что признателен вам, Крис. По сути, я вам никто, и вы не обязаны были ничего мне рассказывать, но вот мы здесь.

Вескер медленно выдыхает горький дым, опускает взгляд в пор и думает. Крис понимающе молчит, и за эту паузу Альберт ему тоже чертовски признателен, потому что сразу собраться с мыслями и решить, что делать со всей полученной информацией, у него банально не выходит. Сердце болезненно сжимается в груди, трясёт руку, свободную от сигареты, и Вескер поспешно прячет её под мышку другой. Делает несколько глубоких вдохов и выдохов.

— Скандал в любом случае будет, но не с вами. Не отказывайтесь от работы и выполните просьбу моей… бывшей девушки, если, конечно, вы готовы были на неё согласиться и оказывать знаки внимания другому мужчине. Кроме того, — Вескер берёт паузу, смотрит на Криса с очень явным сомнением на лице, но в конце концов решает договорить: — это, конечно, выходит за рамки ваших профессиональных обязанностей, и мне самому неприятно делать вам подобное предложение, но я хорошо заплачу сверху того, что вам уже обещано, если вы согласитесь зайти немного дальше и позволите поцеловать вас во время вашего перформанса — той его части, где… мне будут оказываться те самые знаки. В конце концов, если уж я должен быть опозорен перед её гостями, если ваше выступление должно выставить меня человеком, заинтересованным в мужчинах, почему бы не подыграть?

Альберт прикрывает глаза, предаваясь болезненным воспоминаниям об их с Экселлой частых ссорах в последние месяцы. Как для неё стало нормой называть его импотентом или геем, обвинять в утихшей страсти, в том, что она флиртует (изменяет ему, хотя это лишь его подозрения, в которых он не желал укрепляться) с другими — ищет в них то, что перестал давать он. А он терпит, глотает все её колкие фразы в непонятном/нездоровом страхе её потерять.

— И… полагаю, если это будет выглядеть как инициатива с моей стороны, Экселла не сможет обвинить вас в нарушении ваших договорённостей, и проблем с ней у вас не возникнет, — добавляет он на всякий случай, снова встречая чужой взгляд.

[nick]Albert Wesker[/nick][status] всё равно[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/824046.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">resident evil!au</a>[/fd][lz]<center><small>найди на моём сердце живое место</small> <br>(закрой глаза на его протесты)</center>[/lz]

+1

5

[nick]Chris Redfield[/nick][status]я охуенный, а вы охуевшие[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/82083.jpg[/icon][sign]... [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil au</a>[/fd][lz]увожу мужиков по фотографии, снимаю с вашей карты наличность, приношу в дом счастье и пожрать. [/lz]

Крис внутренне напрягается - предложение было неожиданным, диким в своей простоте и лёгкости, с которой оно было сделано, будто в том и нет ничего такого. Альберт говорит совершенно спокойно, все так же вежлив, с виду отрешен и глаза все равно зацепились за дрожь в руке - было понятно, что тот уже все для себя решил и готов устроить грандиозное, по меркам этого вечера, шоу для своей теперь_бывшей.
Редфилду не хотелось принимать в этом участие, не хотелось быть зажатым меж двух огней, пройти между Сциллой и Харибдой в момент, когда у этих двоих не все в порядке друг с другом. Может быть это какая-то извращенная любовь, где подобное случается едва ли не через день и придётся потом расхлебывать за инициативу, а обещание что его не затронет ничего не стоит.

В некстати вспомнившихся чудовищах из мифов, он находит олицетворение женщины по имени Экселла. Шесть голов и у каждой пасть, собачья, готовая в любой момент вцепиться. А господин доктор - бездна морская, да?

Так и что, в итоге, хуже?

Люди бывают вовсе не такими, как может показаться на первый взгляд. Кто-то сходится не только после взаимных унижений, но и после рукоприкладства. Кто-то не расходится из-за подобного вовсе.
Крису всего двадцать два, у него дерьмовое прошлое, свои демоны, не самая вызывающая уважение работа и глупая вера в то, что он просто нормальных людей толком не встречал, ведь какие его годы?

Время шло, а мир оставался таким же грязными - менялся только он сам, становясь более гибким. Говорят, что деньги не пахнут, совесть его сейчас чиста и стоило бы рискнуть. Ему деньги не помешают, а Клэр они тем более нужны. Он все прекрасно видит и понимает, хочет ей помочь справиться с проблемами. Это меньшее, что Редфилд может сделать, ведь их давно разлучили и развели по разным семьям. Кажется, сестре повезло больше.
А ему достались кошмары и отвращение к человеку из прошлого. И вот, Альберт предлагает заплатить за один поцелуй. Всего-то делов, и правда, что тут такого?
Возможно, положительный опыт что-то в нем изменит и…

Клэр нужны эти деньги.

Но он от них откажется. Прямо сейчас откажется, извинится, и ещё раз предложит все отменить, чтобы эти двое по тихому решили все свои разногласия и либо правда разбежались, либо дали друг другу шанс, что сомнительно.
Крису должно быть наплевать на это.

Крис думает "нет" и говорит.
- Да, - говорит, а в горле внезапный ком от волнения. Ладно, свои триггеры нужен лечить. Вот он, счастливый шанс, да? Ещё и компенсируют моральный ущерб, так сказать.
- Хорошо. Я в деле. Не знаю как это вам поможет, но если не повредит, то ладно. Постараюсь быть убедительным, флиртовать с мужчинами мне ещё не приходилось, - весело салютует сигаретой.

В руках сегодня он держать себя может откровенно хреново.

Ему кажется, что Альберту лучше дать побыть наедине с собой, Крису это тоже не помешает.
- Пойду переоденусь, - ему немного неловко ото всей ситуации. Всё что нужно помнить - деньги не пахнут.
Потушив сигарету, даже не докурив до конца, он уходит, чтобы воспользоваться ванной комнатой и переодеться. Вернее, раздеться и натянуть на себя "инвентарь".
Он подаёт знак Экселле и та приглушает свет, включает подсветку.

Красное.

Пожелания хозяйки вечера были весьма специфичны - красное, подойдёт к подсветке, кожа или спандекс, возможно ошейник.
Таким его уже давно смутить не получится и, все же, ощущение все той же неловкости не исчезает.

Черт.

Сложив в сумку свои вещи, он заканчивает с нехитрым нарядом. Цепочка от ошейника тянется вниз и раздваивается, крепясь за колечки ремешков на стрингах. Кожа на груди и животе блестит от масла, удушающе пахнет блядской лавандой. Крис обрабатывает руки и ноги гелем-магнезией, привычно втирая в кожу.

Неловко, только потому что придётся целоваться с мужиком.

- Прекрати ныть и иди уже, - ругает себя, потягнув молнию на спортивной сумке и закрывая ее. Забрав ту с собой, аккуратно приоткрывает двери в комнату, кажется, спальни и ставит сразу за порогом, у стены. Глаза пробегают и цепляются за обстановку. Запоминают зачем-то. Может, придётся что-то потом говорить, кто его знает вообще?

Работать.

Музыка, свет, приглушенные голоса - лиц почти не видно в полумраке, только очертания. Контуры.
Крис двигается плавно, стараясь следить за музыкой. Его дело сейчас - эстетическая составляющая вечера.

Альберта замечает уже позже, тот спокойно ожидает в кресле, что стоит очень близко к пилону. Редфилд проходит мимо него, задевает бедром плечо, якобы уходя от столкновения с кем-то с другой стороны. Оборачивается через плечо, ярко улыбнувшись ему - на таком расстоянии можно рассмотреть всех кто рядом.

Гибкость суставов позволяет совершать довольно неочевидные движения. Вот, сейчас он держится правыми рукой и ногой за пилон, повиснув вниз головой и медленно опускаясь, по кругу, все ниже. Вот, держится одной ногой, согнув ее в колене, и стопой, вытянув носком вторую и отводя ее почти под углом в девяносто градусов. Меняя свое положение, держась коленями и локтями, спиной к пилону, сползает, проворачиваясь и касаясь пола - ноги разъезжаются прямо до шпагата.
Музыка успела смениться несколько раз и ему пора заканчивать на сейчас, а может быть даже на вечер, если поторопить события.

Он отстегивает цепочки от гребаных неудобных стрингов, сцепив между собой и сделав кольцо для ладони, чтобы держать эту самую цепь. Берет в зубы и, прогнувшись в спине, одним плавным движением подтягивается к креслу и ногам Альберта.
Предлагая взять цепь, что держит в зубах.

+2

6

Ему кажется, Крис сейчас скажет «нет». (Пальцем у виска покрутит; заявит, что Вескер законченный ублюдок и моральный урод такие предложения делать, и вообще их с Экселлой проблемы — это их с Экселлой проблемы, и втягивать в это посторонних как минимум нетактично, а в текущей ситуации, с подобными обстоятельствами, и вовсе недостойно, некрасиво.) Ему кажется, Крис сейчас скажет «нет», и потому Альберт неподдельно удивляется, когда слышит в ответ негромкое, не до конца, может быть, уверенное, но всё же — «да».

Они не говорят больше ничего, потому что это и не требуется; Крис только сообщает, что уйдёт готовиться, и правда оставляет его одного на этом балконе наедине со своими мыслями.

Если бы рядом сейчас был Сергей, что бы он сказал? Что Альберт старый придурок, раз делает танцорам стриптиза такие предложения? Что ему стоило расстаться с Экселлой тихо и по-взрослому, не позоря её перед её друзьями? Что он разочарован в Вескере и его поступках? (Он устал; думать о том, что мог бы высказать ему друг, если бы был рядом, не хочется от слова совсем на самом деле. Может, проблема в том, что внутренний голос Вескера звучит зачастую как голос Сергея, а, может, он сам до конца не уверен в том, что планирует сотворить сегодня на этой проклятой вечеринке.)

[indent] Отступать поздно, в этом Альберт уверен точно.

Он не смотрит на свою избранницу, проходя через студию от балкона к бару, где нанятый исполнительный парень уже без лишних вопросов наливает ему воду с лимонным соком и льдом, потому Вескер ещё в начале вечера решил не пить и разве что пригубил бокал шампанского во время первого — и единственного — тоста Экселлы. Она подходит к нему сама, ластится, тихо и заискивающе шепчет на ухо какую-то лабуду, проводя его за собой к креслу, которое очутилось как будто в центре просторного зала неподалёку от пилона (наследие местных хозяев, и зачем только он в студии?); как будто случайно, конечно же, там очутилось.

Представление начинается с выключенного света и негромкой музыки, на вкус Альберта приятной. Кто-то из гостей охает, кто-то негромко удивляется, что вызванный танцор — мужчина, потому что для всех этот перформанс изначально позиционировался как сюрприз для суженого Экселлы, и сам Вескер об этом, разумеется, знает. Её рука, до того нежно гладившая его плечо, на секунду сжимается крепко-крепко, заставляя его нахмуриться, а после разжимается и исчезает совсем.

(Красный цвет чужого белья не удивляет Альберта, но снова заставляет сердце болезненно сжаться. Ему нравился этот цвет, ему нравилось дарить Экселле яркое бельё и однажды, ещё в самом начале их отношений, он почти порвал её красное платье, пытаясь выпутать из него, чтобы поскорее добраться до сочной фигуры. Да, когда-то всё у них было очень даже хорошо. Или всё это изначально было обманом?)

— Сюрприз, — очень тихо бросает она, уходя; Альберту в голосе её слышится слишком много всего противоречивого, чего он слышать не желает, и потому просто пропускает сказанное мимо ушей.

Между тем, внимание гостей сосредоточено на танцоре, и Вескеру сложно осуждать присутствующих — Крис и правда хорош в том, что делает. Плавные движения, не лишённые грации и силы, точное попадание в мелодию, интересная внешность. Чёрт, в конце концов, Крис и правда очень симпатичный молодой человек, и среди присутствующих наверняка нашлось бы немало желающих доплатить ему после за… приватные услуги.
(Думать об этом, правда, не хочется тоже.)

Альберт чувствует себя на измене, когда Крис начинает «оказывать ему знаки внимания». Всё верно, эту часть заказала и проплатила Экселла. Всё правильно. Лучший способ прилюдно высмеять его, выставить геем. Она просчиталась только в одном: Вескер, возможно, не был геем, но люди своего пола его тоже привлекали, особенно по молодости. Пока Крис продолжает танец, мужчина про себя невольно думает: как он должен был отреагировать на это представление по мнению его бывшей? Оскорбиться? Закатить истерику? Выгнать танцора вон?

Что же, она явно не ожидала того — боковым зрением Альберт замечает её округлившиеся глаза и приоткрытый в немом вопросе рот — что он примет протянутый Крисом поводок, а после медленно, но с нажимом потянет за него, взглядом подсказывая молодому человеку подняться вслед за его рукой и сесть к нему на колени. Про себя Вескер думает, что обязательно оставит ему неприлично большую сумму в качестве компенсации морального вреда, а после улыбается — то ли Крису, то ли этой мысли. Обманчиво медленно его рука скользит на чужой загривок, давит на шею, тянет к себе — губы накрывают губы на пробу, осторожно, совсем чуть-чуть.

Он чувствует, как вздрагивает парень в этот момент. Как на лице его отражается вся гамма чувств перед тем, как Альберт снова его целует, но на этот раз требовательнее, вынуждая приоткрыть рот и ответить. Смотрит при этом он точно в глаза. И поэтому, наверное, его и самого пробирает до мурашек; сбивается дыхание, запинается странно как-то сердце. У него, наверное, даже взгляд меняется на удивлённый, потому он и правда вдруг чувствует себя до странного живым в этот самый момент. Свободным. Открытым. Честным.

Ропот со всех сторон ему не нравится, но заставляет очнуться от наваждения и оторваться от податливых губ. Вескер слишком всё ещё «в моменте», и с губ его срывается неуместное (чертовски):

— Хороший мальчик.

Он вдруг, словно сам осознав, что ляпнул, взглядом одним просит прощения, а после выразительно ёрзает и поднимается на ноги следом за понятливым Крисом. Подмывает просто уйти, потому что он и так наворотил хуйни, если совсем уж честно, но Вескер всё же обращается к Экселле ровным голосом:

— Сюрприз удался, дорогая. Ты отлично постаралась. Спасибо.

В его руках всё ещё поводок.

Альберт легонько тянет его, ловит чужой взгляд и кивает в сторону выхода. Только когда они проходят весь зал, скрываются за дверьми в спальню, где у Криса находится импровизированная гримёрка, он отпускает наконец поводок и чувствует себя немного неловко оттого, что банально забыл его выпустить из рук. Забыл. Вот на самом деле забыл, слишком погружённый в мысли о том, какими последствиями могут обернуться его действия этим вечером.

[status]всё равно[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/824046.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">RESIDENT EVIL!AU</a>[/fd][lz]<center><small>найди на моём сердце живое место</small> (закрой глаза на его протесты)</center>[/lz]

Отредактировано Albert Wesker (2022-08-10 16:10)

+1

7

Чужая рука тянет, наматывает цепочку и приходится успевать за ней - вот он, уже упирается ладонями в подлокотники кресла, забираясь на колени Альберта. Это ведь просто игра на публику, так?
Их лица неприлично близко, ладони плавно перетекают по напряжённым жилистым рукам на плечи, слегка сжимая в приступе волнения, которым его захлестывает.
Была ли эта улыбка ободряющей? Что в ней было такого, что Крис в нерешительности замер, почему-то смутившись?

Альберт делает все за него.

Короткий поцелуй, во время которого он вздрагивает. Кажется, недостаточно достоверно вышло, да? Он приоткрывает губы, набирая воздух в лёгкие, открывая глаза и это случается ещё раз, но уже совсем иначе.
Глубокий, настойчивый поцелуй, в котором он чувствует себя ведомым, без почвы под ногами, без опоры, его просто затягивает - дыхание сбито, удивление и легкий испуг от своих собственных реакций.
Ему понравилось?

Черт.

Учащенный пульс, прикосновения и припухшие губы - когда все заканчивается, он прикусывает нижнюю.
Пелена этого горячего потока вниз по телу, напряжение, едва заметное и оттого приятное в своей лёгкости. Кажется, даже стринги, будь они неладны, становятся несколько тесными - до того они не располагали пространством для воображения, а теперь даже грозились стать тугими в паре мест.
Пора бы взять себя в руки, но голос, сказавший всего два слова, заставляет сглотнуть.

Крис слишком вошёл в роль. Слишком бурная фантазия, да? И он чертовски молод ещё.
Все попросту случайность.

Он понятлив и поднимается с колен Альберта после намека, но плавно, все ещё "делая вид". Так ведь будет правильно, да? Нужно довести дело до конца, потом ему заплатят.
Крису не нужно смотреть на лица вокруг - только следовать за одним человеком, подальше от остальных, давая в себе чувство смущения. И оно было, отнюдь, не перед толпой - перед тем, кто его только что целовал, как никто и никогда.
Это тревожит, в хорошем или плохом смысле понять он не успевает, потому что оба заходят в ту самую комнату, где Крис оставил сумку.

Дверь закрывается, тут намного светлее и заметно насколько у него порозовели скулы, потемнели горящие губы.
Неловкая ситуация со стрингами едва ли заметна сейчас - они, все же, никак не тянутся и держат форму, но малейший намек на возбуждение пытается оттянуть ремешки.

Цепочка все ещё в чужих пальцах.

Редфилд шумно выдыхает, чуть склонив голову и проведя по коротким волосам, в попытке навести полнейший беспорядок там.
- Вау, - и правда, что ещё на такое скажешь? Он неловко улыбается и тянет руку, накрывая чужую ладонь своей и медленно, будто специально продляя эти моменты, разжимает пальцы и забивает этот гребаный поводок.
- Извини… те. Мне не помешает переодеться, особенно если сюда прилетит разгневанная хозяйка вечера, - с напускным весельем говорит Крис, подходя к сумке и все ещё чувствуя что пульс несколько сильнее обычного.

Расстегнув сумку, достает аккуратно сложенные вещи и оставляет их на стуле. С тихим шипением снимает ошейник - на шее остались следы, они сойдут к утру, но все равно ужасно неприятно каждый раз.
Снимая ремешки на стрингах, чувствует как те начинают спадать и подхватывает уже у самого пола, наклонившись.
Внутри, упавший когда он забирал джинсы, на самом дне оказался плотный конверт с несколькими крупными купюрами и, внезапно, номером телефона. Хмыкает, достав деньги и оставляя конверт, с внутренней стороны которого написан номер круглым почерком и именем.
Ему это точно не нужно. Ни сейчас, ни после.

Напряжение в паху спало не до конца и ему не хотелось думать о том, как это выглядело, потому Крис просто старается быть спокойным или хотя бы выглядеть так. Он одевается неспешно, сам не знает почему, просто не торопит себя.

- Какая легенда? Останемся здесь? Меня заказали на часа три, так что часа два и-и-и чуть больше чем половина у меня есть, - зачем он это вообще говорит? Хотя должен бы, и правда. Работа сорвалась на весь вечер.

[nick]Chris Redfield[/nick][status]я охуенный, а вы охуевшие[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/82083.jpg[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil au</a> [/fd][lz]увожу мужиков по фотографии, снимаю с вашей карты наличность, приношу в дом счастье и пожрать. [/lz]

+1

8

Из этой странной/неприятной прострации Вескера выводит голос Криса, от которого он в первое мгновение вздрагивает так, словно не молодой человек рядом с ним заговорил вдруг, а будильник заорал — и это после четырёх часов невнятного прерывистого сна, когда непонятно наутро: ты спал вообще, или только ворочался всю ночь и иногда искал одному тебе понятные знаки в равнодушном белом потолке. Альберт всё своё рассеянное внимание пытается переключить на танцора, и у него это получается даже, и удивляется он неподдельно, потому что у Криса лицо странное теперь, и взгляд такой… особенный, и дыхание неровное, и (это он замечает очень вскользь, стараясь не акцентировать взглядом) красные стринги натянуты, кажется, сильнее прежнего в паху. Мозг всю эту информацию обрабатывает заторможено, и следующую тоже — чужие пальцы, которые накрывают его собственные, когда молодой человек как будто не торопится забрать поводок.

(Внутри у Вескера что-то странное, позабытое шевелится. Очень так осторожно, ненавязчиво, но знать о себе даёт.)
Он разжимает руку.

— Хорошо сработано, — тянет он задумчиво, опускаясь на край застеленной кровати, спиной к Крису.

Потому что, очевидно, что тому надо будет раздеться, чтобы переодеться, и вроде как неприлично будет на него при этом пялиться. И вроде как неправильно. Даже если он позволил себе лишнего, даже если доплатил за определённую услугу, никаких прочих прав это Вескеру не даёт. Только он всё равно случайно ловит отражение чужой голой задницы в зеркальном ободке фоторамки, которую зачем-то притащила ещё в начале их отношений Экселла, и тут же отводит взгляд. Как-то… неловко, правда что. А потом снова смотрит. Как Крис натягивает боксёры, джинсы. Медленно, спокойно, будто и не торопится никуда. Будто бы показывает себя, всего, точно зная, что Альберт наблюдает.

[indent] Опасные, сука, мысли. Очень.

Вескер в конце концов переворачивает рамку фотографией вниз; на той они с Экселлой обнимаются, сидя в каком-то дорогом ресторане, и он верит в то, что его счастье наконец-то с ним рядом. Верит, потому что тогда всё и правда было хорошо, волнительно и вместе с тем спокойно. Было так, как Вескер всегда думал, что должно быть, когда находишь своего человека.

Он долго молчит в ответ на вопрос Криса. Не понимает, на самом деле, до конца, что именно тот имеет в виду. Легенда? Два часа? Разве сейчас не тот самый момент, когда Альберту стоит выдать ему заслуженное финансовое вознаграждение, и отпустить с миром? Подумаешь, он должен был развлекать гостей дольше, а справился раньше — сильно раньше кое-чьими стараниями. Радовался бы, да домой спешил.

— Я не хочу здесь оставаться, — вдруг срывается с губ ещё прежде, чем Вескер успевает подумать о том, что собирается сказать.

(Он хмурится, поворачиваясь к Крису, который одет только наполовину пока, лицом. Хмурится так, словно сам не понимает, почему сказал то, что сказал, и почему это было так честно. Порывом одним вылетело. Это ведь всё же тот самый момент, когда Альберту стоит выдать танцору заслуженное финансовое вознаграждение, и попрощаться с ним, верно?)

— Пойдём отсюда. Просто… куда-нибудь. Могу до дома подвезти. Или до клуба, если ты туда потом собирался. Или куда угодно, потому что я не хочу здесь оставаться. Как раз на тот самый случай, если прилетит разгневанная… хозяйка, да. Пока ещё.

Вескер медленно поднимается на ноги, пересекает комнату и лезет во встроенный в стену шкаф. Достаёт из тёмного угла сумку — обычную, дорожную, из дорогой кожи, местами затёршейся с годами — он почему-то только с ней ездит (ездил, пока не перестал) по всяким врачебным форумам, семинарам. Сегодня на подобное мероприятие он не собирается, но чувствует отчаянную потребность уехать куда-нибудь из этой квартиры. И быть где угодно, но не здесь. Точнее, не сейчас.

(Вопрос, на самом деле, в голове только один: завалиться без предупреждения к Сергею или же всё-таки в отель?)

Пока он спешно собирает вещи, буквально на один день, чтобы переодеться завтра утром, Крис заканчивает и свои сборы. Альберту кажется, что они наедине проводят час, не меньше, но на деле, когда он выходит, из спальни в сопровождении Криса, оказывается, что просто не больше десяти минут. Наверное, только этому они умудряются сбежать без встречи с Экселлой, которая сейчас Вескера окончательно, наверное, добила бы.

[status]всё равно[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/824046.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">RESIDENT EVIL!AU</a>[/fd][lz]<center><small>найди на моём сердце живое место</small> (закрой глаза на его протесты)</center>[/lz]

+1

9

[nick]Chris Redfield[/nick][status]я охуенный, а вы охуевшие[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1036/82083.jpg[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">resident evil au</a> [/fd][lz]увожу мужиков по фотографии, снимаю с вашей карты наличность, приношу в дом счастье и пожрать. [/lz]

Крису лениво, внезапно так не хочется возвращаться в клуб, да и не планировал он совершенно это делать. После вызова сюда он должен был ехать домой, завтра у него выходной и планы встретиться с Клэр, так что сейчас, да и вообще сегодня, никакого клуба.
Наверное, сейчас лучше попросить его немного подвезти и высадить где-то у торгового центра, который ближе всего к его съёмной евартире. Он все равно хотел забежать утром за продуктами, потому что в холодильнике повесилась мышь, а соседский кот ее нашёл и сожрал. Так что там девственно пусто, но, вероятно, не настолько чисто.

Напоминание: помыть долбаный холодиник.

- Если вам по пути, то можно и до дома. Мой выходной начнётся чуточку раньше. И, да, если ваша пока_еще_подружка будет звонить в клуб и жаловаться, то… черт, это неловко. Она может устроить мне неприятности, так что если владелец клуба знает как с вами связаться, то я буду настаивать на звонке вам. Знает же? - голоса на фоне он игнорирует, кажется кто-то отпускает шутки, но, к его удовольствию, в адрес той самой Экселлы. Когда Крис заканчивает эту фразу, они уже едут в лифте. А если номера нет? Просить после сегодняшнего ещё и номер телефона очень неловко, тем более его могут неправильно понять.
Редфилду бы не хотелось этого, потому что он просто переживал за возможные неприятности. Место где он работал последние полгода было довольно приличным, по сравнению с другими. И посетители клуба - люди состоятельные. Терять работу из-за одной стервы совершенно не хотелось.
Просить Альберта самого позвонить боссу тоже глупая затея, потому что Экселла может и не устраивать скандал.

Ох уж эти бешеные дамочки.

Спустившись на подземную парковку, Редфилд запоздало думает о том насколько огромен этот дом и насколько - слишком - дорого здесь жить. Хороший, очень хороший район, по сути центр. Ему так забавно и неловко одновременно, находиться в эттм месте. Хуже было только в первый раз, когда его потащили в дорогой ресторан и уже в самом начале хотелось выть.
Вся эта вычурность слишком… слишком. Не для него. Неуютная.
Нет, конечно, он бы не отказался здесь жить, но это все ещё кажется чужим и далёким.
Странные мысли и странное время совершенно не для них

- Можно закурить? - под кивок, уже стоя рядом с машиной, садится на переднее, неловко поблагодарив за открытую дверь. В салоне пахнет кофе и свежестью, мягкая кожа сидений почти срывает тихое "оу" с его губ и он радуется, что Альберт еще не сел за руль.
Медленно расслабились мышцы спины, кресло идеально повторило изгиб позвоночника и Крис выдохнул, откинув голову назад.

Ух ты.

Достав сигареты, чиркает зажигалкой, интуитивно догадываясь где именно расположена пепельница и выдвигая ее.
-  Вам, наверное, не по пути. Это восточная часть, примерно за промзоной. Можно просто высадить меня где-то у метро, - если рассуждать логически, Альберт собрал вещи, примерно на сутки. Ему либо есть у кого провести эту ночь, либо он собирается куда-то ехать по своим делам. Третий вариант - отель.
Другое дело - спешит ли куда-то? Если да, то Редфилд вполне мог подождать или, что вернее, просто свалить и отправиться домой, чтобы глаза человеку не мозолить лишний раз. Испытывать на прочность границы дозволеного с человеком, который гипотетически может спасти его задницу и сделать так, что с работы в случае чего не выпрут, это очень и очень плохая идея.

Отредактировано Chris Redfield (2022-08-13 17:14)

0


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » лишь бы с тобою дышать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно