horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » legacy


legacy

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

LEGACY
— percy, vex

https://i.imgur.com/lcuhBpK.jpg

No rest for the wicked

0

2

Ходить по улицам Уайтстоуна до сих пор было невыносимо. Говорят, в отдаленных храмах Маркета существует практика, где для признания собственных грехов монахи бьют себя плетьми. Каждый шаг по мощенной улице города, до боли знакомого города, ощущался как та самая плеть маркетского монаха.

И, несмотря на привычное для Перси самокопание, вид процветающего Уайтстоуна грел его душу. Точнее, тот тёмный, вязкий, безрадостный клочок энергии, которую он по инерции называл своей душой.

Там, где еще вчера ходили гниющие великаны, проезжали первые телеги торговцев. Там, где землю омывала кровь, появились первые намеки на зеленую растительность. И уж ничто не могло затмить радостный детский смех, который отскакивал от ослепительно белых стен города ностальгическим эхом самого Перси и его сестры. Того Перси, что не был испорчен предательством и убийством родных. И той сестры, что еще не знала, каково это ощущать холодный клинок кинжала на своей шее.

При мысли о Кассандре кровь в жилах начала стремительно вскипать. Где-то внутри пробудилось жуткое желание отомстить, как будто месть не свершилась в тот же самый день.

Персиваль встряхнул головой, пытаясь смахнуть напавшее наваждение. Не получилось. Его тревожило занятие, которого он совершенно не хотел касаться, но в то же время желал всей душой.

Наследие семейства Брайрвудов. Их бесполезные пожитки, вырванные из беспомощных рук простых жителей Уайтстоуна. Следы их преступления, пережившие собственных хозяев. Перси было безмерно противно даже думать о том, что хранили эти чудовища и столько же интересно, какие секреты могли храниться в их покоях. И если бы не щедрое предложение Векс, он, казалось, никогда бы не решился сделать первый шаг к раскрытию тайн узурпаторов.

Она ждала его у входа, выделяясь в темном коридоре замка так же, как выделяется красивейшая орхидея в затхлом склепе скоропостижно скончавшихся некромантов и вампиров. Сердце Персиваля ускорилось, хотя объективных причин для этого не было.

Во всяком случае, таково было его субъективное мнение.

— Доброе утро, — Перси изобразил шутливый поклон, хотя искренности в этом жесте было значительно больше, чем подтрунивания. — Ты говорила, что мы встретимся на рассвете, но до него еще как минимум тридцать минут.

В подтверждение своих слов, Персиваль повернулся к пробитой в стене замка дыре, напоминавшей о жестоких сражениях, бушевавших в городе совсем недавно. За “окном” только-только объявило о себе тонкое кольцо рассвета, робко подбиравшегося своими лучами к Солнечному древу.

— Кто-то мог принять тебя за призрака, — улыбаясь краешком губ, сообщил Персиваль. — Или, и того хуже, за вражеского шпиона.
Или за вражеского шпиона-призрака — мысленно продолжил Де Роло, но вслух произносить такое не решился. Вдруг Векс подумает, что он еще не проснулся, раз несет такую чушь. Хотя, для этого Персивалю нужно было сначала уснуть, чего он не делал уже трое суток.

— В любом случае, спасибо, что ты пришла. Приступим?

+1

3

Следопыты возвращались в Уайтстоун поздней ночью, когда все огни в окнах домов давно погасли. В опустившемся за дождём серебряном густом тумане городок, зажатый в долине меж гор, казался вымершим, только Древо Солнца возвышалось над крышами древним исполином с сотней рук. Тогда, стоя на вершине холма, она ощутила странный холодок, пробежавший по хребту, отголосок былого страха. Но быстро переключилась на конструктивное. Векс знала, что это всего лишь проделки паршивой погоды и мелкой липкой мороси; ночи, забирающей все краски. К рассвету наваждение уйдёт.

Трупы обращённых в нежить животных и заблудившихся без контроля хозяев гулей пришлось сжечь: даже лишённые некротической энергии, подпитывавшей их, они всё ещё оставались источником заразы, отравляющей землю, растения и воду, несмотря на все усилия Килет. Не нужно быть обнимающей деревья друидкой, чтобы понимать, как глубоко въелось в местную экосистему порочное влияние запретной магии. Достаточно было лишь взглянуть на Тринкета, настороженно прижимавшегося к земле на каждом шагу, дёргающего ушами и ворчавшего что-то себе под нос. Векс говорить со зверьми не умела, но, кажется, за пару ночей успела выучить, как звучит медвежья брань.

Дым от кострища до Уайтстоуна так и не долетел, но Векс'алия принесла его с собой в одежде и волосах, чтобы после, в замке, запереться в ванных, отскребая кожу жёсткой губкой до красноты почти полтора часа, пока вода не стала ледяной. Грязь смылась быстро, но ощущение чистоты всё не приходило. В такие моменты она проклинала своё чувствительное обоняние, сильнее прочего запомнившее лишь удушливо-сладкий запах гниения, успевший въесться во всё, чего когда-либо касались руки парочки последователей бога-неудачника.

Силдор однажды сказал ей, что даже враги заслуживают уважения. Но Силдор часто говорил вещи, о которых не имел ни малейшего представления. На вершине зиккурата, сквозь накатывавшее на сознание ничто, она слышала, как потерявшая всё Брайвудская сука визжит, и ощущала лишь странную смесь из облегчения и жалости, несмотря на безумие, творившееся вокруг.

Такие мысли её не красили, но они были, оставались с Векс, не исчезая даже когда Делайлу пришлось защищать своим телом. Жизнь, ироничная ты стерва. Делайла могла заслуживать всё это — Делайла заслуживала гораздо худшего, если быть честной, но Перси — нет. Векс'алия не понимала некоторых вещей, не претендовала на исключительное представление об этой вскормленной бессилием ярости, демонах, которые та породила, и всех тех мыслях о мести, терзавших его сознание пять лет. Но она знала толк в торгах. То, что предлагал Ортакс, являлось аферой в чистом виде.

О других причинах своего безрассудного риска Векс предпочитала не думать.

Оставшегося после ванной времени не хватило бы на сон. Спать, в общем-то, и не хотелось. Усталость и истощение за всё это время в ней уже успели перебродить и высвободиться очередным всплеском энергии, хаотичной и бесцельной. До встречи оставалось не так много времени, и лучший способ убить его — сразу отправиться к месту встречи. Замок знал лучшие дни и сейчас явно нуждался в ремонте, но Векс поймала себя на мысли, что ей, как ни странно, в целом, нравится это место. Брайрвуды уничтожили многое, но не всё. Оставшееся всё ещё могло бы стать хорошим домом для кого-то однажды — если только заделать пробоины в стенах, разумеется.

Векс'алия, правда, всё это вряд ли застанет.

Едва различимое эхо шагов сюрпризом не стало. Она, впрочем, виду не подала, позволив себе ещё какое-то время не двигаться, прислонившись к каменной кладке, лишь бросив ленивый взгляд через плечо. Она пришла до рассвета, верно, но и Перси не ждал точного тайминга.

Вряд ли стражу здесь можно удивить чьей-то бессоницей. Пока они не отказываются от привычки спрашивать, кто идёт, жизнь и здоровье лунатиков в безопасности.

— А ты решил прийти раньше, чтобы отвлечь внимание на себя? — она помедлила ещё немного, прежде чем повернуться к нему. Сдержала улыбку, не размениваясь на приветствия и реверансы: для неё вчерашний день пока не кончался, лишь плавно перетекал в новый. Судя по залёгшим под глазами теням, осунувшемся лицу и чуть более взъерошенным, чем обычно, волосам, для него тоже. Ничего нового.

Оставалось надеяться, что копание в грязном белье Брайрвудов окажется настолько скучным, что оба они где-то там, наконец, уснут.

— Что ж, ведите, милорд, — улыбнулась Векс с преувеличенным задором, оттолкнувшись от стены и почти кокетливо взяв его под локоть, на манер всех тех леди, которых так часто встречала в центре Эмона. — Или как мне теперь к тебе обращаться?

Они ещё не обсуждали, останется ли Перси здесь, но что-то подсказывало ей, что так и будет. Обрести дом, сестру, преданных людей — казалось чем-то почти мифическим, даром, от которого не отказываются просто так. Даже если дом разорён, сестра недавно пыталась тебя убить, а преданных людей можно пересчитать по пальцам одной руки.

— К слову о призраках, — Векс опомнилась только когда они уже шли к лестнице. — Мы закончили зачищать леса. Мне ещё понадобится помощь Килет и какое-то время, возможно, люди тоже, но к весне этот город и его окрестности снова станут такими, как ты запомнил. Более-менее.

Было сложно не заметить, что замок преобразился. Для Векс, пропадавшей за пределами города большую часть времени, разница сейчас особенно бросалась в глаза.

Это начало. Хорошее начало. А Персиваль, в конце концов, всегда был умным мальчиком, он справится.

+1

4

Дверь в покои Брайрвудов была всего в метре от Перси, но он все равно не решался протянуть к ней руку.

Во-первых, это была дверь. История с дверьми у Вокс Макина не заладилась. Во-вторых, это была дверь Брайрвудов. За ней их могла ждать любая опасность. И дело не только в ловушках, но и в опасных артефактах. Делайла, будь она трижды проклята, всегда хранила самые опасные вещи у себя под подушкой.

Впрочем, присутствие Векс’алии помогало. Если со стороны двери к Персивалю подбирался тревожный холодок, от Векс веяло греющим спокойствием и… Заботой? Это было что-то новенькое. В список знакомых вещей благородного дома Де Роло это точно не входило. Во всяком случае, последние несколько лет.

— “Милорд” сойдет, — ответил, наконец, Персиваль, едва поборов улыбку. — И спасибо, Векс… Это многое для меня значит.

Он не стал говорить, что не хочет видеть город таким, каким он его запомнил. В его памяти были лишь мертвые тела на улицах, кровь на блестящих клинках и ужас на застывших в последние мгновения жизни лицах. Он запомнил сгустившиеся на городом тучи, опавшую листво Древа Солнца и запах. Запах гниющей плоти, преследующий его, кажется, по сей день. Он чувствовал его и сейчас. И как бы он ни старался, он не мог от него отделаться.

Секундочку.

Перси быстро вставил ключ, полученный от стражников, проводивших осмотр территории, в замочную скважину и вскоре услышал щелчок. Эту дверь открыли впервые с тех пор, как с лордом и леди Брайрвудами было покончено — так распорядился лично Персиваль. Еще не хватало, чтобы обычные люди пострадали от подарков покойных узурпаторов. И теперь это сыграло с ним злую шутку, ведь по ту сторону их ждал…

— Труп, — на выдохе констатировал Перси, уставившись на тело молодого парнишки, лежавшего в самом центре комнаты в центре обрисованного мелом магического символа.

Он был не старше Кассандры. Его утратившие жизнь глаза бесцельно смотрели на потолок, а из двух глубоких отверстий на шее виднелась засохшая кровь. Последний ужин Сайласа Брайрвуда, сомнений в этом не было.

— Монстры, — коротко бросил Перси, не решаясь повернуться к Векс в приступе смешанных чувств. — Будь осторожнее, неизвестно какие еще подарки они нам оставили.

Он сделал шаг в сторону мертвого юноши, снова заглянул ему в глаза и почувствовал болезненный укол совести. Что если бы он вернулся раньше? Покончил бы с этими чудовищами, а не бежал, поджав хвост. Возможно, этот парень был бы еще жив. Арчи был бы жив. Все были бы живы и город не пришлось бы отстраивать заново.

Перси подвел их всех. И лучше бы он лежал на месте этого неизвестного юноши, ставшим кормом для твари, которую Перси не смог истребить вовремя.

— Векс, — неожиданно даже для самого себя заговорил Персиваль. — Как ты думаешь, сколько их осталось?

Впервые за долгие минуты Персиваль смог заставить себя посмотреть на подругу и ему тут же стало спокойнее. Векс’алия умела производить такой эффект, и Перси не знал, чем именно это вызвано. Возможно, это был просто талант полуэльфийки, которая с первых дней видела его насквозь и умудрялась добираться до тех потаенных мест его души, о которых не подозревал даже он.

— Людей, что помогли Брайрвудам оставаться на плаву. Вряд ли они они могли бы поддерживать все только на своей магии, и жалкая пятерка лордов, даже самых коварных, — тоже не самая грозная сила, — Перси подошел к роскошному окну, точно туда же, куда сотни раз подходила Делайла Брайрвуд, и взглянул на расползающиеся по городу лучи солнца. — У них были союзники. Единомышленники. Жалкие шестерки. Они где-то здесь, на улицах моего… Нашего города.

Губа Персиваля дернулась, поддаваясь глубочайшему отвращению, что возникало от одной мысли, что эта гниль все еще поражает Уайтстоун изнутри.

— Они улыбаются нам в лицо, жмут нам руки, выполняют наши приказы и ждут. Ждут, когда мы ошибемся, чтобы снова ударить в спину. Но я необъективен, — признался Перси. — Во мне говорит ненависть, которую я культивировал в себе годами. Она не отпускает меня и… В общем, вряд ли когда-нибудь отпустит.

Он встретился с Векс взглядом. К его глазам подступили слезы: то ли от обиды, то ли от осознаваемого им бессилия.

— Скажи мне… Я сошел с ума от гнева и паранойи? Только ты можешь ответить мне честно.

И Персиваль боялся услышать честный ответ.

+1

5

То, что в коридоре ощущалось тонким душком, фантомным запахом, неприятно щекочущим ноздри, превратилось в вязкую вонь разложения, когда замок на двери покоев Брайрвудов щёлкнул, — без происшествий на этот раз, — и Перси зашёл внутрь. Векс'алия машинально отдёрнула руку от его локтя и накрыла ею нос, подавив приступ лёгкой тошноты и головокружения. В комнате оказалась с небольшим опозданием, давая себе фору, чтобы привыкнуть, и слыша от Перси подтверждение того, что уже успела понять не глядя.

Осторожно обходя тело, она присмотрелась к нарисованным на полу символам. Те выглядели не активными, но Векс испытывать судьбу не стала, затоптав сапогом контур с краю — на всякий случай. Только после этого решила присесть на корточки рядом с мёртвым мальчишкой, бросив беглый взгляд на рану от клыков. С этого расстояния она видела то, что не могла уловить от двери: высохшую коркой кровь на полу в предрассветный час можно было легко принять за разлитые чернила. Под трупом её оказалось гораздо больше, чем могло вытечь из раны после укуса вампира. Бегло осмотрев тело, она обнаружила несколько аккуратных надрезов вдоль ниже сгиба локтя, наполовину скрытых рукавами.

Командная работа, чтоб её.

— Больные ублюдки, — с отвращением уточнила Векс, поднявшись на ноги и сложив руки на груди.

"С Ваксом могло случиться то же самое, если бы..." — мысль так и осталась невысказанной. Вместо этого она перевела взгляд на Перси, нисколько не скрывая того, что его вопрос сбил её с толку. Пояснений, впрочем, долго ждать не пришлось, и она сильно слукавила бы, если бы сказала, что не думала над чем-то подобным сама. Пока, впрочем, предпочитая воздерживаться от каких-либо выводов, — факты, им нужны факты. Больше информации об устройстве и зиккурате под замком, о секте, наконец, про "Того-о-Ком-Шепчут". Они уже успели разослать письма знакомым волшебникам и священникам, и теперь оставалось самое трудное — ждать. Надеясь, что сфера в подземелье не решит взорваться в какой-то момент, оставив вместо города чёрный кратер.

Тем не менее, лёгкая дрожь в его голосе от едва сдерживаемой ярости, силуэт, чёрный на фоне восхода солнца за окном, — почти Тень, выдранный кусок реальности — рисовали вместе довольно мрачную картину. Векс подошла к нему ближе и вгляделась в лицо. Пристально, внимательно, пытаясь уловить хоть что-то, любой отголосок прежнего не-его... но не могла. Персиваль де Роло оставался собой. Ожесточившейся версией себя, не знающей, кому и чему теперь вообще можно верить — ей было почти физически больно видеть это выражение на его лице.

Но было бы крайне глупо считать, что такая рана не оставит шрамов.

Она уверенно положила руку на его плечо и развернула к себе. Страх и растерянность в его глазах не скрывали блики восходящего солнца на стёклах очков, и Векс не смогла удержаться от того, чтоб осторожно, но твёрдо коснуться его щеки.

— Ты сомневаешься, задаёшь вопросы, признаёшь, что можешь быть не прав, и просишь совета, — наконец, откликнулась она, чуть понизив голос, но сохраняя серьёзность. — Это не выглядит как безумие для меня. На самом деле, это прогресс.

Маска, всё же, треснула.

— Если кто-то ещё остался — мы их найдём, — продолжила Векс'алия всё тем же рассудительным тоном, игнорируя собственный страх. Страх за него, подгоняющий сердце к гортани. Страх навредить. Чтобы починить кого-то, нужно самой быть целой. — Если придут новые — мы будем готовы, потому что уже знаем о существовании этого культа. Мы будем осторожными и хорошо проверим всё, что имеем. Для этого мы здесь, дорогой. И мне нужна твоя способность думать.

Она задержалась ещё ненадолго, чтобы погладить его щёку, успевшую обрасти колючей щетиной за эти пару дней, и, оставив Перси наедине с его мыслями, вернулась к телу, вновь присев рядом, чтобы закрыть глаза покойного. Стерев застывшую в посмертии гримасу удивления.

+1

6

Когда единственный твой талант — озвучивать голос разума в особо тяжелые стрессовые ситуации, потеря этого таланта очень сильно бьет по твоему самолюбию. Это помещает человека в пугающе цепкие лапы страха, паранойи и сомнения. К трем столпам, стоящим в основе разрушения любой личности. Это и было главной проблемой Перси. Он уже не боялся потерять себя — это наступило значительно раньше — он боялся, что оставшаяся от него часть окажется просто бесполезным сгустком, который потащит на дно всю его новую семью.

Он уже видел как это происходит. Сначала параноики видят вокруг врагов, а когда этих врагов не остается — ищут их среди верных союзников, друзей и семьи. Параноику трудно остановиться. У параноика нет друзей и никогда не будет. Параноик обречен на вечное одиночество. Целую вечность в обществе самого себя.

Все эти мысли проскакивали в голове Перси, стремительно сменяя друг друга, ровно до тех пор, пока его плеча не коснулась рука Векс’алии. В этот момент наступил умиротворяющий покой, расходящийся принимающим теплом по всему телу. Ее рука оказалась на его щеке, и Перси буквально забыл о своих проблемах. Всего на какую-то несчастную долю секунды, но даже ее хватило, чтобы желать растянуть это мгновение на всю оставшуюся жизнь.

— Да, — сорвалось с уст Персиваля, будто он опьяненная любовью невеста у покрытого белыми цветами алтаря. — Ты права.

“Спасибо”, — мысленно добавил он, поддаваясь нахлынувшей улыбке в тот момент, когда Векс начала отворачиваться в сторону. Но стоило ей отвернуться, как вернулась и тьма. Оглушающая тишина покоев сгинувших лорда и леди Брайрвуд, жгучий ноздри смрад гниющего на полу несчастного юноши, опустошающая горечь чувства вины.

Нужно поручить стражникам похоронить его со всеми почестями. Но для начала Перси должен изучить каждый миллиметр этой комнаты. Они должны были что-то оставить. Должны были что-то планировать. Но эта комната выглядит так, словно здесь жила скромная семейная пара с легким фетишем на магические символы и тела укушенных вампирами юношей. Все выглядело слишком просто, как будто Персиваль и Векс’алия пришли в театр, а весь самый интересный реквизит был спрятан куда-то за кулисы.

Перси, ты гений.

— Здесь есть что-то еще, — пробурчал он, едва слышно, себе под нос и резко рванул к кровати. — Я уверен!

Он сбрасывал на пол какие-то книги, статуэтки, письма в наполовину разорванных конвертах, и напоминал скорее шпиона, которого вот-вот раскроют, чем наследника благородного рода.

Через минуту содержимое каждой полки оказалось небрежно разбросано по всему полу, а Перси, запыхавшийся и вспотевший, лихорадочно осматривал комнату в попытках обнаружить хоть что-то, что он, очевидно, пропустил.

— Векс, ты видишь что-нибудь? — быстро растеряв последнюю надежду, вопросил Персиваль. — Может, рычаг? Или хоть какую-нибудь ловушку? Хоть что-нибудь.

Перси не верил, что эта жалкая комната — это все, что осталось после долгих лет планирования, козней и предательств. На представлении о коварстве покойной парочки держалась вся картина его мира, и он не собирался ее отпускать.

Но здравый смысл подсказывал, что это всего лишь комната. Она, кажется, и не изменилась с тех пор, как этот замок принадлежал семейству Де Роло. Хотя, Перси слишком плохо его помнил, чтобы говорить наверняка.

Пораженный собственными ожиданиями (и их разрушением), Персиваль прижался спиной к холодной стене. Судьба в очередной раз напомнила относиться к любой своей идее проще.  Здесь не было никаких секретов, кроме следов чудовищных жертвоприношений. Здесь не было надежды найти хоть что-то, что приведет к окончательному искоренению угрозы. Здесь не было ничего, что придало бы жизни Персиваля смысл.

При этой мысли его взгляд по какой-то причине устремился на Векс’алию. Он закрыл глаза и медленно заскользил по стене вниз.

Он почти бесшумно приземлился пятой точкой на пол. И какая-то часть пола, словно педаль, опустилась вместе с ним.

Щелк.

Грррррррррррт. БУМ.

В дальнем углу комнаты, за спиной Векс, открылась стена. И в глазах Персиваля снова загорелась надежда.

+1

7

Мистер "Будь осторожнее, неизвестно какие сюрпризы нам оставили"  неплохо справлялся с уничтожением хлама, и Векс быстро подстроилась под этот акт чудовищного, но заслуженного вандализма: осмотрела каждый освобождённый ящик, каждую полку шкафа и оставшиеся книги — не особо относящиеся к тому, что их интересовало. Бегло, по диагонали, глянула на бумаги, найдя какие-то контракты, отчёты о поставках, в которых было бы сложно разобраться мгновенно, поэтому оставалось лишь скрутить их в трубку и заткнуть за один из ремней на талии, чтобы не потерять в хаосе погрома.

Векс уделила дополнительное внимание осмотру стен и углов оставшейся мебели. За пять лет комната успела обрасти порядочным количеством барахла, но оставалась парадоксально пустой и непримечательной, кроме общей стилистики "мы мрачные ублюдки и сделаем всё, чтобы у вас не осталось сомнений". Казалось, единственным настоящим сюрпризом для них останется только принесённый в жертву в каком-то странном ритуале слуга, всё также лежащий в центре комнаты.

Не нашлось ничего и под ковром и кроватью.

Тогда Векс прошлась внимательным взглядом по стенам и застыла у портрета Делайлы и Сайласа. Ни рама, ни стена под рисунком не скрывали за собой ничего примечательного, касание к самому холсту тоже не принесло никаких результатов, и Векс не смогла подавить тяжёлый вздох разочарования, досадливо покачав головой в ответ на вопрос Перси. Она не должна была чувствовать вину, но всё равно ощутила её, как и любой провал, достаточно остро, но быстро конвертировала это в злость. И достала из поясной сумки один из тех карандашей, которые использовала для заметок.

Однако не прошло и минуты, когда она услышала щелчок и звук камня, скользящего о камень. Невольно дёрнувшись, Векс машинально обернулась на Перси со смесью удивления и страха на лице, но с ним всё было в порядке — во всяком случае, физически. Звук принадлежал не одной из сработавших ловушек, как она подумала сначала, а открывшемуся в стене за ней проходу в окутанное тьмой неизвестное помещение.

Возможно, ощутить вину ей, всё же, стоило. Но вместо этого она изогнула бровь, с трудом сдержав ехидный комментарий.

— Хорошая работа, — и улыбнулась, стараясь не показывать так явно рвущийся наружу смешок. — Дамы вперёд!

Она лихо развернулась на пятках, выбросив через плечо угольный карандаш и едва не попав им в лоб Перси, а затем юркнула внутрь тёмного входа в соседнюю комнату... Оставив после себя исчирканный рогами, гигантскими ушами и неприличными надписями семейный портрет четы Брайрвудов.

Это было просторное помещение, прежде, кажется, служившее чем-то вроде кабинета, но при новых хозяевах преобразованное в лабораторию. У дальней стены располагался массивный деревянный стол с разложенными на нём склянками с какими-то зельями, связками трав и стоящей прямо по центру на серебряной фигурной подставке сферой. Векс не была до конца уверена, но догадывалась, что это одна из тех сфер, которые маги используют для прорицания или наблюдения. По стенам сбоку стояли массивные книжные шкафы, но изучить их содержимое без дополнительного источника света было бы проблематично даже для неё, не то, что для Персиваля.

— Персиваль, дорогой? Захвати-ка факел, — произнесла Векс'алия, чуть повысив голос. Все светильники, которые находились в комнате, были магическими, и Векс не имела никакого представления, как их активировать.

В центре комнаты обнаружился начерченный мелом круг с разложенными по его краям камнями, излучающими слабое зелёное свечение. Подойдя ближе, Векс различила какие-то символы, но не поняла их значение. А вот камни, которые изначально в плохом освещении Векс'алия приняла за ониксы, оказались отшлифованным до формы идеального овала резидием. При всём соблазне, трогать их она не стала.

Вместо этого, следуя вглубь комнаты, Векс прошла к одной из книжных полок, где вместе с книгами и свитками стояла подставка в виде руки с глазом, на пальцах которой висело два странных амулета с тем же символом. Рядом лежал скрученный и перевязанный пергамент, и когда Векс осторожно коснулась его, тот мгновенно воспламенился и выпал из её рук.

— Нам стоит позвать сюда кого-то из магов, — она понизила голос, подойдя к Перси со спины и коснувшись его локтя, заглядывая за плечо. — Кажется, настоящие сюрпризы начинаются здесь.

+1

8

Перси считал себя крайне пессимистичными человеком, и, в общем-то, у него было на это право. Больше, чем у многих. Больше, чем у большинства, если уж на то пошло. Но при этом он всегда очень легко воспламенялся надеждой. Она поглощала его полностью, всецело, вытесняя все лишние мысли, кроме тех, что приближали его к достижению какой-либо цели. Обычно эта цель была максимально безумной.

Но Перси не жаловался.

На волне очередной вспышки надежды, он резко вскочил и успел сделать всего шаг в сторону открывшегося прохода, когда на него отреагировала Векс’алия. Ее комментарий был заслуженным, а уж попавший прямо в лоб Персиваля угольный карандаш — тем более.

— Когда-нибудь очередная ловушка меня прикончит, — пробубнил он себе под нос. И тут же мысленно добавил: или не меня.

Поступавший в организм адреналин быстро поглотил мрачные мысли. Да и любые мысли, если говорить прямо. В голове Персиваля просыпался голод, что возникал у него только в какой-нибудь закрытой библиотеке с редкой книгой о тайных поступках знаменитых правителей. Предвкушение раскрытия секрета, даже если секрет его не касался, действовало на него как наркотик. А секреты Брайрвудов касались его напрямую, отчего даже приближение к ним отзывалось заметной дрожью во всем теле Перси.

Голос Векс’алии снова прозвучал отрезвляюще. Перси окинул помещение взглядом и не приметил ни одного, хотя бы мало-мальски, достойного источника света. За факелом пришлось выскакивать в коридор, оставляя Векс одну в мрачном логове некромантов на мучительно долгие секунды. Делать это по какой-то необъяснимой причине было жутко страшно. Наверняка, думал Перси, это из-за непредсказуемости Леди Делайлы Брайрвуд. И ее жестокости. Эта мстительная хитрючая тварь могла рассовать по всем уголкам замка ловушки просто потому, что ей нравилось слушать измученные крики невинных жертв.

Перси еле заставил себя разжать кулаки. Костяшки его пальцев побелели, а сами пальцы ныли от того, насколько сильно они сжимали шершавую поверхность факела.

Размеренный треск огня разогнал липкую тьму тайного кабинета Леди Брайрвуд, но его все равно было недостаточно, чтобы избавиться от печати событий, что терзали эти стены добрую половину десятилетия.

Персиваль смотрел на бесконечные ряды книг, свитков, колбочек неизвестного происхождения, магических кругов и ингредиентов разной степени паршивости, но они не вызывали у него особого интереса. Нет, он, разумеется был, но в данный момент Перси представлял свои ограниченные познания в магическом деле, а потому и бросаться трогать все плохо прикрученное он не торопился.

Но вот что его заинтересовало сразу, так это письменный стол. Массивный дубовый стол, вместивший на себе несколько наборов письменных принадлежностей, небольшую свечу для чтения и набор печатей, явно выделялся на фоне всего остального своей обыденностью. Но именно здесь происходили главные преступления четы Брайрвудов — здесь отдавались приказы, собирались союзы, рушились человеческие судьбы по всему континенту.

Персиваль, не сворачивая, приблизился к столу и поднял над ним факел. Тьма очень не хотела расходиться, но все равно сдавала под напором пламени. Теперь Перси мог разглядеть не только хаотично разбросанные письма, но и увидеть отдельные слова. Где-то текст был явно зашифрован или разум стремительно покидал Делайлу, когда она садилась разбираться со своей корреспонденцией. Во второе совершенно не верилось: эта сука до последнего была умной, а оттого опасной и жестокой. А вот первое…

Впрочем, последние письма имели весьма осмысленный текст. Леди Брайрвуд писала их в спешке и просто не успела их отправить. О причинах спешки гадать не приходилось. Осталось только определить получателя и…

Снова голос Векс’алии. Снова возвращение в реальность, пустую, мрачную, холодную.

А затем ее прикосновение. И реальность сразу оказалась богаче, светлее, теплее.

— Ты права, — кивнул Перси,оборачиваясь к Векс. — Мы обязательно сообщим об этом месте Хранительце Йеннен. Но сначала посмотри сюда.

Персиваль схватил случайное письмо и развернулся к Векс’алии полностью, удерживая клочок бумаги с красной печатью у нее перед лицом.

— Мы можем найти их, — восторженно сообщил он, не осознавая, насколько силен был блеск в его глазах, насколько безумен взгляд. — Каждого союзника этих монстров. Каждого, кто помогал убийцам оставаться у власти. Каждого, кто по-прежнему скрывается в тени, шепчется за нашими спинами, готовит следующие коварные козни.

Перси осторожно взял руку Векс и вложил в нее письмо, не сильно переживая за его сохранность — содержимое он уже просканировал зорким глазом. В нем были руководства к действию одному из лордов земель Уайтстоуна. Делайла говорила о каком-то грузе, о каких-то важных целях и, самое главное, о культе.

— Это ключ, Векс, — добавил Персиваль. — Который откроет дверь к полной свободе Уайтстоуна. Осталось только расшифровать часть этих писем… Я могу заняться этим прямо сейчас! Но для этого мне нужно… Погоди, вы же с Ваксом знаете воровской жаргон? Наверняка, принципы здесь схожи. Вместе мы сможем разобраться быстрее!

Дверь к полной свободе Уайтстоуна робко скрипнула, зазывая к себе двух членов Вокс Макины.

Но как показывал их опыт, каждая дверь способна привести их гибели.

+1

9

Векс выглядела сбитой с толку, когда перед ней оказался пергамент с так и не нашедшим своего адресата письмом. Помедлив и смерив Персиваля внимательным взглядом — слишком уж лихорадочным, болезненным выглядел восторг его открытия, — она всё же просмотрела бумаги по диагонали, выхватывая ключевые слова. Это выглядело как неплохая зацепка, хороший старт для поисков. И некоторая индульгенция для двух параноиков: во всяком случае, они не сошли с ума, выискивая врагов среди тех, кого только что освободили.

Казалось абсолютно безумным, что кто-то может быть в восторге от того, что творили Брайрвуды, но вот мы здесь.

— Этот человек, о котором говорится в письме, сейчас жив? — Спросила она несколько мгновений спустя, продолжая хмуриться и пробегая глазами по тексту ещё раз, чтобы быть уверенной, что ничего не упущено. — Ты знаком с ним? Он был одним из тех, чьи дома сожгли?

Не дожидаясь ответа, она взглянула на остальные бумаги. Какие-то были написаны на общем, и с ними легко мог справиться сам Перси, но сильнее прочего её внимание привлекли те, что напоминали скорее бессвязную тарабарщину, чем инструкции, распоряжения или... чем бы оно ни было. Очевидно, им стоило поискать к ним шифр, и Векс лишь отстранённо кивнула на предложение Перси. Не глядя на него, вместо этого раскладывая найденное на две стопки: то, что затрагивало логистику, экономику и добычу ресурсов и было написано на общем, и то, что ещё требовало её взгляда.

— Я посмотрю, — пообещала она наконец. — И ещё кое-что.

Не затягивая, Векс'алия вытащила отчёты, что нашла ранее, и разложила их на столе перед Де Роло. 

— Мы можем сверить даты в письмах и эти отчёты, и отследить если не всю цепочку поставок, то по крайней мере, её часть. Это потребует какого-то времени, и я не вижу ни одной причины откладывать.

Она улыбнулась краем губ, едва посмотрев на него — почти успокаивающе, если бы не тревога, мелькнувшая во взгляде. Вздрогнув, Векс почти машинально обхватила себя руками, поёжившись от холода, хотя в помещении было тепло.

Она только сейчас поняла, что вонь гниения из соседней комнаты здесь почти не ощущалась, уступив место тонкому, раздражающему ноздри не меньше, запаху химикатов, зелий и почти могильной сырости. И едва уловимый страх, тянувший липкие ледяные пальцы к сердцу с того самого момента, как она оказалась в этой комнате, теперь сжимал его уверенной хваткой, пока мурашки бежали вверх по спине к затылку, в котором пульсировала одна-единственная почти паническая мысль "нужно бежать отсюда".

Векс попыталась отогнать её, дёрнув плечом, но получилось не очень.

— Только... — начала было она, но осеклась и опустила взгляд, остаток фразы почти процедив сквозь зубы. Если бы от слов можно было уменьшиться, она только что сделала это. Векс ненавидела показывать свою уязвимость, но это место буквально вытягивало из неё силы, и тот фасад спокойствия, уверенности и невозмутимости, который она так старательно воздвигала вокруг себя годами, давал трещины. Она хотела бы сохранить его. — Давай сначала уйдём отсюда? От этого места мне не по себе.

Векс'алия потёрла переносицу, зажмурившись, будто дело было в простой мигрени и усталости, и нехотя добавила:

— Может, это глупости и моё разыгравшееся воображение, но у меня такое ощущение, как будто за нами наблюдают.

* * *

Потребовалось около получаса, чтобы отдать все необходимые распоряжения насчёт тела слуги и найденного тайника. Она не стала дожидаться, пока Перси сделает это, предпочитая как можно скорее занять себя делом, а потому, не тратя времени, очень быстро перетащила бумаги и книги в полуразрушенную библиотеку замка, подальше от этого мерзкого чувства беспомощности и бесполезности, которое она ощущала рядом с напичканной артефактами и магией лабораторией.

Немного подумав, Векс'алия попросила одного из снующих туда-сюда слуг принести в библиотеку кофе и сэндвичей. Что-то подсказывало ей, что Перси, как и она, так ничего и не ел с утра, а думать на пустой желудок — крайне сомнительное предприятие.

Наконец, они смогли приступить к изучению находок, и Векс очень быстро потеряла счёт времени. Только через час она смогла уловить общий паттерн, который действительно несколько напоминал тот, которым пользовались члены воровских гильдий, только включал в себя некоторые устойчивые элементы, явно позаимствованные из языка Бездны. Ещё через час она составила карту ключей-символов.

Работу это не то, чтобы облегчило. Ключи к шифру давали общее представление о содержании, но всё ещё не раскрывали полной картины, и Векс не могла избавиться от мысли, что упускает что-то важное. Или, скорее, что самое важное скрывается от неё намеренно, — возможно, письма тоже были зачарованными: чем дольше она смотрела на них, тем меньше понимала, и тем сильнее ей казалось, что пергамент, или что-то, охраняющее его секреты, читает её в ответ.

Или дело в банальной усталости.

Наконец, она откинулась на спинку стула, оторвав взгляд от бумаг лишь усилием воли, и зажмурила красные слезящиеся глаза на несколько секунд в попытке собрать воедино разбегавшиеся мысли. Чтобы было легче, Векс'алия просто начала проговаривать их вслух:

— Первое: они не использовали имена, только позывные. Я составила их список. Мы можем допросить людей, которым ты доверяешь, и вычислить тех, кто вёл себя подозрительно или отсутствовал в указанные даты ритуалов. Второе: одним из мест для встреч культа было подземелье под храмом Пелора, я не могу понять, что именно там готовилось, но нам по крайней мере стоит проверить его. Другое место — какие-то руины в лесу. Я могу организовать людей для поисков, если ты и Кассандра это одобрите.

Она запинала, забила до кровавой пены тот свернувшийся внутри комок вины и чувства, будто то, что она делает — недостаточно.

— Что у тебя? — постаравшись придать голосу максимально будничный и спокойный тон, она повернулась к Перси, заглядывая не столько в его заметки, сколько в выражение лица.

Некоторые тревожные звоночки она просто не могла позволить себе игнорировать.

+1

10

Вопрос Векс заставил Перси врасплох. Мечты о будущей мести и очищении Экзандрии от загребучих лап смертельного культа сильно отдалили его от реальности, а его мысли — от практичности.

Вместо холодного расчета и четких планов, Персиваль мчался в пучину эмоциональной импульсивности. Этот путь никогда не приводил к успеху и заставлял терпеть неудачу даже самых умных и подготовленных людей.

Как это и случилось с Фредериком и Джоанной Де Роло, когда на их пороге появились леди и лорд Брайрвуды.

— Я не знаю, жив ли он, — признался Перси, хотя имя человека в записях Делайлы действительно было знакомо. — Нужно узнать у Кассандры и Хранительницы Йеннен, они знают больше о нынешнем положении дел. Я несколько… Отстал от контекста в Уайтстоуне.

Персиваль позволил себе улыбнуться обычной дружелюбной улыбкой, не приправленной другими эмоциями. Непозволительная роскошь по меркам находившегося в бегах наследника. Но рядом с Векс улыбка сама просилась заменить собой кислую мину человека, что практически навсегда завис с выражением легкой неприязни или, скорее, брезгливости ко всему происходящему. И ее план действительно мог сработать.

— Ты гений! — воскликнул Перси, едва борясь с желанием ухватить Векс’алию за лицо и крепко — исключительно по-дружески — расцеловать.

Он сгорбился над разложенными бумагами, жадно всматриваясь в каждый виток оставленных чернилами пятен, но цельная картина по-прежнему от него ускользала. Слишком уж путанными были предложениями и слишком неопределенными указания. Было очевидно, что работать еще предстоит долго, но у них уже есть главное — четкая цель и перспективы этой цели достичь.

Куда более выгодная ситуация, чем самоедство из-за необоснованной паранойи.

— Конечно.., — согласился Перси, инстинктивно осмотревшись по сторонам, когда Векс предположила, что за ними следят. — Все равно сюда лучше позвать магов, причем как можно скорее.

В голосе Персиваля можно было расслышать замешательство, но где-то в глубине души он понимал, что и сам чувствовал что-то похожее. В помещении, где творила свою гнилую магию Делайла Брайрвуд, даже стены, казалось, планировали твое убийство во всех зловещих подробностях.

Выходя из потайной комнаты, навстречу Перси задул холодный утренний ветер, и он готов был поклясться, что он был похож на шепот.

Он обернулся. Никого. Все такая же темная комната, все те же магические знаки, все тот же запах гниения, но при всем этом полное отсутствие даже малейшего движения. Возможно, это всего лишь воображение. Или просто усталость. Перси хотелось в это верить.

***

Следующие полчаса он провел в тщетных попытках разобраться, где находятся люди из списка Делайлы. Оказалось, что многие из ее шпионов, информаторов и просто фанатиков были либо убиты в ходе восстания, либо пропали без вести. Но были и те, о ком новая власть Уайтстоуна еще не подозревала, и именно над их раскрытием не покладая рук трудилась Векс’алия.

Вопреки собственным представлениям о талантах в расследованиях, Персиваль был скорее обузой, чем помощником для Векс. Все его функции ограничивались лишь тем, что он периодически подходил к ней со спины, начинал было что-то говорить, и тут же останавливался, видя ее сосредоточенное лицо.

И даже в таком напряжении она позаботилась о том, чтобы ни она, ни Перси не остались без еды. Кто здесь, после всего вышеперечисленного, действительно был рожден для того, чтобы унаследовать власть? Стоило бы задуматься.
Впрочем, Персиваль все же постарался закопаться во многочисленных отчетах и докладах о происходящем в землях близ Уайтстоуна. Обрадовать эта информация не могла априори: она подтверждала все опасения, что были у юного Де Роло.

Разруха, опустение, голод — три слова, которые были придуманы, казалось, как раз для того, чтобы описать положение дел в Уайтстоуне. Брайрвуды совершенно не заботились о благополучии украденных территорий. Да и зачем им это? Все погибшие жители тут же пополняли их гниющую армию. Делайла не могла жить без жестокой практичности.

С ней и погибла.

— А? — Персиваль оторвался от очередного “письма с полей” и резко повернулся к Векс, которая, наконец, освободилась достаточно, чтобы обратить на окружающий мир внимание. — Да, конечно. Можешь использовать любые ресурсы, которые только потребуются. Все детали и переговоры с Кассандрой можешь оставить мне — я все решу.

Он повернулся к своей половине рабочего пространства и пожал плечами. За последние несколько часов он успел подрастерять в энтузиазме, такова уж цена безуспешных поисков. Но в то же время он обзавелся какой-то едва уловимой уверенностью, подкрепляемой вернувшимся в строй практичному мышлению.

— Пока ничего конкретного, — он заглянул в глаза Векс’алии, где предательски проскакивала тревога, и успокаивающе улыбнулся. Насколько вообще мог после нескольких дней без здорового сна и питания. — Но мы обязательно что-нибудь обнаружим. Предлагаю начать именно с руин. Зиккурат внизу подсказывает, что Делайла питала какой-то нездоровый интерес к старым развалинам, так что я не удивлюсь, если ее пешки решат последовать ее примеру.

Заговорив о пособниках Брайрвудов, голос Персиваля стал звучать несколько жестче. Впрочем, размытую за последний месяц черту гнева он не пересекал.

— Уверена, что мне не нужно отправиться с тобой? — вдруг спросил Перси, но тут же спохватился. — В смысле… Я нисколько не сомневаюсь в твоих способностях, и, право слово, уверен в них, как не был уверен ни в чем другом за свою недолгую жизнь…

Он остановился, потирая шею потной ладонью.

— Я хотел сказать, что если тебе нужна моя помощь, ты всегда можешь на меня рассчитывать.

+1

11

Было настолько непривычно слышать предложение помощи от кого-то, кто не Вакс, что в первый момент Векс'алия не сразу нашлась с ответом. Чужое неравнодушие заставило что-то внутри потеплеть, и она невольно отзеркалила его мягкую улыбку, даже когда внутренний голос  поспешил цинично напомнить о том, что к ней это не имеет никакого отношения. Они собрались здесь ради дела, которое необходимо закончить, и, разумеется, Перси захотелось бы посодействовать с решением проблемы любым доступным способом. На его месте она сказала бы то же самое.

Ничего личного, напомнила себе Векс.

Но спохватилась только в тот момент, когда затянувшееся молчание стало выглядеть немного странным.

— Спасибо, ты прелесть, — она легко толкнула его плечом, подмигнув и возвращая себе почти мгновенно привычную манеру поведения. — Я собираюсь взять около дюжины людей из тех, с кем я уже работала, разделить их на отряды по три-четыре человека и отправить прочёсывать окрестности сразу в нескольких направлениях. Как только кто-то из них вернётся с новостями, мы выдвинемся на место немедленно.

Векс понятия не имела, где могут находиться эти руины. Они уже исследовали лес, как казалось ещё пару часов назад, вдоль и поперёк, но не натыкались ни на что подобное. С другой стороны, тогда их задачей поиск никаких руин и не стоял, они были слишком сосредоточены на преследовании и убийстве нежити. Со сменой приоритетов обнаружение развалин оставалось лишь вопросом времени.

Мысленно Векс'алия добавила, что в свете последних находок следует предупредить скаутов не заходить внутрь и ничего не трогать самостоятельно. Впрочем, вспоминая людей, с которыми ей доводилось выходить в патрули накануне, она могла бы не беспокоиться за это совсем: обыватели находились под гнётом этих монстров годами. Те опасности, с которыми Вокс Макина столкнулись чуть меньше двух недель назад, для местных давно стали привычным укладом жизни.

...И это всё, определённо была та работа, с которой она могла бы справиться сама — что-то подсказывало ей, Перси не очень захочется поверх прочего взвалить на себя ещё разговоры с рейнджерами и сбор снаряжения для дозорных отрядов. Иначе зачем здесь она?

Вот только отказываться от помощи наотрез не стала. Вместо этого задумалась на пару мгновений, смерив Де Роло проницательным и оценивающим взглядом с хитрым прищуром.

— Знаешь, ты действительно можешь помочь мне, милый. — Векс склонила голову набок задумчиво, подперев щёку кулаком. — На самом деле, ты очень поможешь мне, если отдохнёшь. Сколько ты уже не спишь?

Со вздохом добавила уже серьёзней:

— Как ты справляешься после... после всего?

То, что не очень, она видела и без расспросов. Но дьявол, как известно, в деталях, — они едва успели заметить одного, и меньше всего ей хотелось упустить другого сейчас.

+1

12

Вопрос Перси застал Векс врасплох. Возможно, обычный человек не заметил бы изменений в ее позе, во взгляде, в микродвижениях мышц на ее лице, но у Персиваля был очень зоркий взгляд. Сильные слова для человека в очках, но от этого они не становились менее правдивыми. Стреляет он тоже не голыми руками, но стреляет при этом хорошо.

Впрочем, вместо смущения, которое стоило испытывать в этот момент, Персивалю стало скорее стыдно. Если человек теряется, когда ты предлагаешь ему помощь, скорее всего ты делаешь что-то не так.

— Будем ждать от них новостей, — неуверенно пробубнил Перси, шутливо потирая плечо, будто легкий толчок от Векс’алии задел его до глубины души. — Уверен, ты подготовила им площадку, и никакая неожиданность не помешает им вернуться обратно в целости и сохранности.

На самом деле, вероятность внезапного нападения не была совершенно нулевой. Культ (за неимением другого адекватного обозначения) Брайрвудов потерял власть в Уайтстоуне, но у них по-прежнему оставалась пятилетняя фора, и неизвестно, как именно они пользовались своими возможностями. Возможно, прямо сейчас на них готовилось нападение, пока Персиваль с Векс’алией разбирались в старых и, вероятно, неактуальных поручениях.

Перси встрепенулся, когда Векс сказала, что он действительно может ей помочь. Но выражение его лица быстро сменилось, когда он услышал очевидное продолжение. Очевидное не для него, человека, не спавшего третьи или четвертые сутки, но для всего его окружения, что вынуждено наблюдать истощение Де Роло в реальном времени.

Сразу после замешательства возникла теплая аристократическая улыбка человека, которого с детства учили принимать комплименты.

— Сон — непозволительная роскошь в моем положении, Векс, — в улыбке появился намек на грусть и далеко не намек, а целый крик об усталости. Попытка скрыть усталость была не только бессмысленной, но еще и провальной. — Высплюсь, как только мы разберемся со всеми опасностями.

“Если”, — мысленно поправил себя Персиваль, но не осмелился повторить это вслух. Не хватало еще получить воспитательный удар от Векс, который уж наверняка отправит его в долгую медвежью спячку. Впрочем, если выбирать между ней и остатком жизни в попытках разгрести те беды, что натворили безжалостные убийцы его семьи всего за пять лет…

— Я в порядке, Векс, — солгал Перси. — Но мне очень приятно, что ты за меня переживаешь. Правда. Я это очень ценю.

Последнее было сказано искренне. Возможно, Персиваль Фредрикштайн фон Мьюсел Клоссовски Де Роло Третий еще никогда не был так искренен в своей жизни. И в этом он мог поклясться каждой буквой в своем полном имени.

— Возможно, — продолжил он. — Пока ты будешь заниматься поисками, я смогу смастерить для тебя пару более… Интересных стрел. Если ты согласишься их принять, разумеется.

+1

13

Выражение лица Векс’алии сомнений не оставляло: она его, конечно, услышала, но ни на секунду не позволила себе обмануться ни улыбками, ни заверениями. Не просто не поверила даже — ответ её чертовски разозлил, и она лишь каким-то чудом удержала вспышку злости и желания не то взять его за плечи и хорошенько встряхнуть, не то положить руку на плечо, наклониться поближе, и серьезно так, проникновенно спросить: «Ты вообще нормальный?»

Вместо этого Векс лишь смерила его скептичным взглядом, мол, «ну-ну, что ещё расскажешь», и напомнила себе, что откровенность и искренность или возникают сами по себе, вызванные доверием, или их просто нет, и тогда добиваться их расспросами бесполезно. Не клещами ж раскалёнными его пытать, в самом деле. В какой-то момент она, правда, всё же пожалела, что не знает хотя бы самого простенького заклинания сна: все её познания ограничивались тем, что было полезно для выживания, но не для жизни.

И если предложение сделать для неё новых стрел Векс и смягчило, то не сильно. Она тяжело вздохнула, чуть прищурившись, и склонила голову набок:

— Ты неисправим, — и притянула Перси к себе, крепко обняв, взлохматив его волосы. — Как я могу от такого отказаться? Ты знаешь, как я их обожаю!

Задержалась рядом чуть дольше, чем могло сойти за простую благодарность, словно пытаясь близостью, касанием донести то, в чём методично раз за разом провалилась на словах — "я рядом, тебе больше не нужно прятаться". Злиться на него долго было сложно. С ним вообще было сложно — читать его, вовремя замечать бурю, бушующую за маской вежливости, подбирать правильные ключи. Но Векс, в целом, любила головоломки.

Отстранившись, она не стала больше задерживаться, сгребая бумаги в кучу и вручая их Перси — он, наверняка, сможет обеспечить им лучшую защиту, чем постоянно шастающая по лесам Векс'алия. Напоследок легко похлопала его по плечу. Повисшее молчание ощущалось тяжестью, и ей всё казалось, что нужно сделать или сказать что-то ещё, но что именно — она не понимала. Эмоциональная поддержка и сочувствие никогда не были сильными сторонами Векс, она предпочитала помогать делом.

Только у дверного проёма остановилась, ещё раз оглянувшись на него:

— Для таких как мы, опасность будет всегда. Встречать ее вымотанным и ослабленным — худшее, что ты можешь сделать.  Ты нужен Кассандре, Уайтстоуну, и ты нужен нам. Береги себя.

Ей, кстати, тоже стоит. Может, она была бы немного убедительней, если бы не маячила тёмными кругами под глазами и потухшим взглядом направо и налево. К счастью, проблем с засыпанием у неё не было — Векс давно приучилась проваливаться в забытье в любое время, в любом положении, и просыпаться от малейшего шума. Полезный, как ни крути, навык.

* * *

Сна не случилось ни в те же сутки, ни на следующие. Вечером вернулись разведчики — все, кроме одного отряда, с пустыми руками и без новостей. Векс мысленно про себя от души выругалась, вскочив с кровати и спешно собирая снаряжение — нужно было торопиться, ночью собирался ливень, и найти кого-то после будет гораздо сложнее. Людей для поисковой группы не пришлось даже собирать, уже у ворот её ждали несколько добровольцев, — люди охотно впрягались за тех, кого давно знали.

Потребовалось около четырёх часов, чтобы найти пропавших... их останки. И лагерь того, который выжил. Мужчина средних лет, низкорослый, светловолосый, с сединой на висках, среди местных считался первоклассным охотником, надёжным товарищем и семьянином. Люди, знавшие его давно, говорили, что Финн из тех, на кого можно положиться. Во время правления Брайрвудов он помог нескольким семьям бежать.

Было что-то не то в том, как он стоял, чуть покачиваясь, что-то в гримасе боли, складках плотно сжатых губ — ненависть, отчаяние, блеснувшее в последний момент в единственном оставшемся целым глазу, за секунду до того, как ловко вынутый из наруча кинжал не встретив особого сопротивления у её брони, ударил точно меж рёбер, когда Векс склонилась, чтобы осмотреть его раны.

Только после, стягивая порез тугим бинтом и криками принуждая Тринкета не пытаться отгрызть скрученному следопытами предателю голову, глядя на уничтоженный обвалом вход в подземные руины, Векс смогла сложить два и два — выживший сукин сын сам был убийцей, атаковавшим своих товарищей исподтишка, после — пытался бежать, но когда понял, что не получится, решил пойти ва-банк, параллельно забрав с собой кого-нибудь ещё.

А потом у неё спрашивают, откуда все эти проблемы с доверием.

О мотивах она предпочитала не думать. Ей ещё предстояло передать обезглавленные изуродованные тела, из глазниц которых ублюдок зачем-то вырезал левый глаз тоже, родным. Рассказать Перси, что руины найдены, но толку от этого теперь никакого. И гнать, гнать прочь из головы заевшие слова полоумного — последние перед тем, как ему кляпом набили рот, чтобы не откусил себе язык.

"Вы всех нас обманули. Вы убили их. Они хотели нас спасти! Не стоило тебе посылать нас сюда, девочка".

* * *

Вернулись только к полудню. Времени на передышку у неё не было: тела погибших Векс отправила к гробовщику при храме Эратис, передавать их семьям сразу было бы неразумно, пусть и цинично; убийцу в камеры замка сопроводила лично, вместе со стражниками оставив рядом и Тринкета. Сюрпризы тот не любил не больше, чем его хозяйка, а заключённый к тому же уже дважды пытался покончить с собой в дороге.

У стражи и узнала, где искать Перси — тот, ожидаемо, заперся в мастерской и просил не беспокоить. Векс, правда, до его просьб сейчас дела не было, провал-провалом, но она обещала, что он первым узнает, если появятся какие-то новости. Однако вся решительность почти испарилась, когда она занесла руку над дверью, чтобы постучать. Мысль, от которой Векс'алия бежала все эти часы, теперь догнала её и гаденько усмехалась пульсирующей болью в затылке, отдаваясь в висках: он верил, что она справится, она его подвела.

— Перси, — стук в дверь вышел каким-то неуверенным и почти паническим, но Векс заставила себя расправить плечи и встряхнуться, сбросив оцепенение от чувства вины. Остаток фразы прозвучал уже уверенней. — Собирайся и идём со мной. Сейчас.

+1

14

Перси, в свойственной ему манере, заперся в мастерской. Несмотря на огромные усилия, как умственные, так и физические, он считал это своего рода отдыхом. Во всяком случае, это прекрасно отвлекало от остальных забот, окружавших его двадцать четыре часа семь дней в неделю.

Иметь четкую и, что главное, достижимую цель тоже было приятно. Персиваль умел делать стрелы, но еще лучше он умел экспериментировать. Особый интерес вызывал у него всего один вопрос: сможет ли он дополнить и без того безупречный талант Векс’алии с помощью своих инженерных изысканий. Планка была высокой, но и Персиваль далеко не гном.

Всю следующую ночь он провел, справляясь с адской жарой от плавильной печи, с непримиримым металлом, отказывающимся поддаваться его тонким задумкам и с постоянной головной болью, врезающейся в его виски с той же периодичностью, что и молот, который вбивал наконечник стрелы в наковальню. Любой адекватный человек предпочел бы оказаться в желудке у дракона, чем провести хотя бы минуту рядом с Перси и его инструментами. И он их прекрасно понимал, но продолжал работу. Ведь если он остановится, прошлое тут же его догонит.

А от столкновения с прошлым Персиваля еще никому и никогда не было хорошо. Особенно сейчас, когда его прошлое материализовалось в двух монстров, отравивших его город. Город, который мог избежать всех невзгод, лишений и смертей, если бы всего один наследник престола не сбежал, поджав хвост и бросив сестру на съедение тем самым монстрам, что до сих пор преследуют его день за днем: во сне, наяву, в воспоминаниях и прогнозах на будущее…

Хватит, — подумал Перси. Затем аккуратно положил единственную готовую стрелу на стол, едва поборов желание небрежно отбросить ее вместе с остальными инструментами. Пора было начинать себя контролировать. Хотя бы попытаться.

Просторные корридоры замка после мастерской Де Роло ощущались как заснеженные горные вершины. Раньше сам Перси шутил, что эти чувства можно было сравнить с тем ощущением, когда душа покидает твое тело, но теперь, когда он почувствовал, каково это на самом деле, шутка больше не вызывала улыбку.

Персиваль вышел к просторному окну и… БАМ.

Что-то тяжелое и металлическое врезалось в его плечо. Пульсирующая боль стремительно промчалась по его руке, но Перси уже не обащал на нее внимание. Он рванул влево и вниз, обхватил подкравшуюся к нему фигуру сзади, заламывая облаченную в броню руку. Финалом действия послужила жесткая подножка, повалившая нападавшего на холодный каменный пол.

Он взревел от боли, несколько раз дернулся и, хрипя под давлением колена на своем горле, прошептал:

— П-простите… — это был один из стражников, и он явно не ожидал такой реакции. — Я не… Не убивайте…

Персиваль застыл. Затем машинально поднялся, отпуская распластавшегося на полу бедолагу. Он уже не видел и не слышал стражника, который пытался оправдаться. Ему хватило одного взгляда на полные ужасы глаза, чтобы понять, с кем стража Уайтстоуна имела дело последние пять лет. И что Персиваля будут воспринимать так же, пока он не докажет, что он не такой, как Брайрвуды. Что он не монстр.

Но как доказать то, во что не веришь сам?

Нет. Нельзя так думать. Прежнего Перси больше нет. Он остался в прошлом. Больше никаких показательных убийств, больше никаких жестоких пыток, больше никаких старых методов. Уатстоуну нужен пример. И этим примером будет Персиваль Фредрикштайн фон Мьюсел Клоссовски Де Роло Третий.

С этими мыслями он вернулся в мастерскую. Не потерянным человеком, а полным надежды и светлыми представлениями о будущем. Человеком с улыбкой.

***

Перси дернулся, услышав стук в двери мастерской. Сколько он спал? Не важно. Главное, что сон к нему вернулся. Ведь спал Де Роло только тогда, когда был абсолютно спокоен. Или вымотан. Или и то, и другое, хотя случалось подобное лишь единожды. И то, кажется, во сне.

Он отодрал лицо от тяжелого деревянного стола, приволок ватные ноги к дверям и медленно открыл одну из них. По ту сторону стояла Векс. И не успел Перси обрадоваться, как он заметил на ее лице что-то странное. Тревогу. Страх. Вину?

В пути до темницы она ввела его в курс дела. Но до пункта назначения добрался не тот же Персиваль, что проснулся этим утром.

— Он здесь? — холодно поинтересовался Де Роло, ни к кому конкретно не обращаясь. Ему не нужны были подтверждения, он и так знал, что ждет его за дверью. Мрачный и холодный камень, затертый стол с запекшейся кровью и непривычно пустующие стены, когда-то бывшие вместилещем для сложных орудий пыток. — Оставьте нас.

Последнее было адресовано стражникам и, честно признаться, даже Векс’алии. Но вряд ли она его послушает. И каким бы хладнокровным не пытался представиться Персиваль, где-то в самых темных глубинах его души он чувствовал слабенькое желание, чтобы Векс’алия его и не слушала. Кто-то должен был его остановить.

Он вошел внутрь и сразу же уставился в глаза виновнику торжества. Точнее, в глаз. Его левая глазница пустовала, а на месте яблока оставалась отвратительная язва, напоминавшая о жутком процессе избавления.

Персиваль знал этого человека. Совершенно не помнил имени, но лицо помнил. Правда, раньше на нем было значительно меньше сеток морщин и шрамов, но ровно в два раза больше глаз. Перси вновь оцепенел от гнева и сжал зубы до ноющей боли. Побледневшие костяшки пальцев на левой руке недвусмысленно намекали о его желаниях, в то время как пальцы на правой скрывала едва потрескивающая перчатка.

Персиваль накрывал ее левой рукой, удерживая их впереди, так, чтобы их не видела Векс. Он двигался медленно, огибая стол по кругу и заходя за спину предателя. Тот гордо поднял голову и с гнилой улыбкой следил за каждым движением Де Роло.

— Векс’алия, — произносить ее имя в таких обстоятельствах было больно, но Перси был к этому готов. — Скольких своих товарищей убил этот человек?

Как только Векс начала отвечать, Персиваль замахнулся со всей силы и направил сжатый кулак прямо в ухо предателя. Глухой удар эхом отразился от мокрых стен, но на этом какофония звуков не прекратилась. Вслед за коротким криком пленника послышался самый настоящий гром. К потолку взлетели синие искры, обдавая пленного мощным зарядом тока.

Это продолжалось недолго. Персиваль все просчитал: ровно по секунде на каждого убитого этим ублюдком товарища. Предатель еще не осознавал, что сейчас, лежа на грязном полу, только начало его будущих страданий.

— СТОИЛО ОНО ТОГО, НЕСЧАСТНАЯ ТЫ ТВАРЬ?! — в своем голосе Перси не слышал ни намека на собственную человечность, но останавливаться было поздно. В любой момент могла вмешаться Векс’алия. — ОТВЕЧАЙ!

+1

15

Вариант покинуть подземелье с камерами вместе со стражниками Векс'алия всерьёз не рассматривала. Не из недоверия, — хотя последний опыт допроса в исполнении Перси ещё не успел выветриться из памяти, — она была, во первых, уверена, что в какой-то момент её подстраховка может понадобиться и, во вторых, это всё ещё была её, о ужас, ответственность.

Поэтому, хоть и отошла, прислонившись к стене, слившись с тенями и создав видимость своего отсутствия, но глаз с происходящего не сводила, сложив руки на груди и мысленно прикидывая, по-хорошему или по-плохому... лишь однажды бегло посмотрев на камеру, где ещё пару дней назад была заключена Рипли. Разведчики так и не смогли найти её следы.

О том, что подстраховка понадобится настолько скоро, она догадываться не могла, как не могла ожидать того, что последует за её словами о том, что Финн — так его звали — убил троих. Всё это было дико, даже страшно, настолько, что она опешила, словно молниями из очередного изобретения Перси било не несчастного, а её. В какой-то момент ей показалось, что такой разряд, умноженный трехкратно, мужчину попросту убьёт, и они не вытянут из него даже тех крох информации, которая ещё могла быть полезна, но через мгновение то, что она мысленно уже записала в трупы, подало признаки жизни.

Векс могла закрыть глаза на жёсткие методы. Она никогда не была образцом морали и добродетели. Проблема была в вопросе, который последовал сразу после. Запоздало пришла мысль: она рассказала ему всё, но так и не обозначила цель визита к заключённому. Возможно, стоило.

— Достаточно, Персиваль, — сложно сказать, что было тяжелее: явный акцент на имени или ладонь, которая опустилась на его плечо, как только в помещении вновь воцарился лёгкий полумрак, рассеиваемый только тусклыми лампами по углам комнаты. Остаточное электричество прострелило руку до локтя, но Векс стиснула зубы и лишь усилила хватку.

Ей очень не хотелось, чтобы он сделал что-то, о чём позже будет жалеть.

Фанатик, корчащийся на полу, едва ли мог заметить изменения в её голосе, а вот Перси знал прекрасно: ни тон, ни само обращение по полному имени ничего хорошего ему не сулят. Там читалось "я очень недовольна", там читалось "нам нужно серьёзно поговорить", вместе дающее комбо ещё более взрывоопасное, чем чёрный порох и открытый огонь. Но... сдержалась. Только не разжимая ладони на его плече повернулась так, чтобы оказаться между заключённым и де Роло, и оттащила того подальше. Остыть Перси требовалось даже сильнее, чем стонущему от боли убийце, который, к счастью, теперь уже не мог расслышать её тихий шёпот:

— Какого дьявола ты творишь? — Почти прошипела она, сощурившись и с напряжением вглядываясь в лицо де Роло. — Мы пришли допросить его, а не линчевать. Соберись!

Векс, конечно, мастером допросов не была, но интуитивно понимала, что дискутировать на тему "не наш метод" прямо перед преступником — хреновое решение. А кроме того, она ещё тогда, в первый день после освобождения Уайтстоуна, решила, что никогда не осудит его при посторонних. Не в этих стенах. Впрочем, вполне оставляя за собой право не соглашаться с его решениями и обсуждать их — но без вреда для его ещё не до конца окрепнувшего авторитета.

Поэтому продолжения не было. Пока не вполне осознающий происходящее вокруг заключённый в полубреду лепетал что-то про то, что вынесет любую боль во имя — и прочую восторженную культистскую чепуху — Векс'алия лишь едва покачала головой и направилась к пленнику уже сама. Выглядел тот поджаренным, даже, кажется, немного дымился. И... она честно пыталась не думать о том, что это выглядит как попытка сделать допрашиваемого ещё и подопытным, но не могла. Разговору, определённо, быть.

— Ты знаешь, кто это? — Вопрос был риторическим, если только ему совсем не отшибло память. Важнее было другое. — Это Персиваль де Роло, и ты сильно его разозлил. Едва ли тебе нужно рассказывать, что Делайла и Сайлас сделали с его семьёй и сколько ещё хороших людей погибло по их вине. Мне рассказали, что ты состоял в сопротивлении три года назад и всегда ненавидел Брайрвудов. Ты сражался против них и на этот раз.

Векс не стала упоминать его собственную семью — ту, что до чих пор считала, что их отец находится в патруле и защищает город в числе лучших рейнджеров. Проклятье, после всего ей, определённо, нужно будет выпить.

— Почему сейчас? — "Что мне сказать твоей дочери, паскуда?", хотелось спросить ей вместо этого, и Векс сгребла дёрнувшегося было от её руки мужика за горловину рубахи и хорошенько встряхнула. — Что изменилось?

Очень. Много. Выпить. Надраться. И убить что-то, даже если для этого придётся тащиться сквозь глушь несколько часов.

Пленный уставился на неё со странной смесью омерзения на лице и страха в глазах. Это выглядело как безумие, это было безумием — не мог человек, всю жизнь преданный семье, отвернуться от них в одночасье, чтобы... что?

— Ты не понимаешь некоторых вещей, но я тебе расскажу, — когда стало очевидно, что ответа не будет, продолжила Векс, подавив вспышку злости и толкнув его обратно на пол. — Скрывать подробности бесполезно. Отрицать — бесполезно. За то, что ты сделал, тебе уже грозит плаха. Хочешь, Персиваль расскажет, что грозит тебе за молчание? — Векс очень надеялась, что Перси умный мальчик, всё осознал, и не воспринимает её блеф как челлендж.

"Поздравляю, де Роло, скоро тобой начнут пугать детишек".

Чтобы точно свести на нет любую, даже самую малую, вероятность, поспешила добавить почти снисходительно:

— Нет? Я так и думала.

Пленник ещё несколько секунд переводил затравленный взгляд с Векс'алии за её спину, и, наконец, воскликнул:

— Да я просто прозрел!

Не оценить иронии она не могла.

— Да уж, вижу, — Векс усмехнулась. — Это ты сам себя так или помог кто?

— Ты ничего не видишь! Наши боги отвернулись от нас, спрятались на других Планах в страхе и не отвечают на мольбы. Но когда Тот-о-Ком-Шепчут вернётся...!

0


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » legacy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно