horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » sorry for the delay


sorry for the delay

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

NEVER AGAIN  OVER AND OVER AGAIN
— february, may

https://i.imgur.com/ZIwDq9b.png

+3

2

[indent]   такое впервые, такого никогда не было, но с мартом разговор оставляет на языке привкус горечи. вокруг февраля мороз всегда - и всегда привычный - только теперь он заставляет кутаться теплее в пальто, потому что пробирает до самых костей. ложка железная бьется о граненое стекло - соседи по купе поглядывают с недоверием, а эри наблюдает за тем, как по кромке стакана казенного иней ползет, едва он пальцем его касается. соседи по купе поглядывают с недоверием, а эри в окно смотрит - привык уже к косым взглядам. может, в одежде старой дело ; может в том, что неестественное рядом человек любой способен почуять.

[indent]   чудными, впрочем, месяца назвать трудно - само их существование, как и смена, миру этому привычнее всего были. это люди - к людям надо было привыкнуть. некоторые справлялись лучше ( так появляется женя, вечно, кажется, мелькающий где-то среди смертных ) ; кто-то - вовсе отказывался. февраль оставался где-то посредине, так и сейчас - имя человеческое на языке раскатывает, пробуя будто бы, - м-а-ш-а, - растягивает неторопливо ( женщина, подле сидящая, двигается чуть дальше, сына пряча неловко где-то за спиной ). м-а-ш-а - шипит на деснах, впрочем и их имена, людьми данные, февралю до сих пор были будто непривычны.

[indent]   язык человеческий - странная штука - он и теперь откликался на собственное прозвище рассеянно - сказывался, возможно, недостаток коммуникации с родом иным. многие месяцы приспосабливаются, как забывают, как говорили они раньше - ощущениями, впечатлениями. он так и не научился толком думать о себе, как о феврале - его именем был мороз; снежный покров, рвущийся над головой мечущегося из укрытия тетерева. февраль - какофония ощущений ( только в последние десятилетия он цепляется за это - непривычное - название, потому что - со всем тем, до отвращения новым - иначе не выходит сохранить хоть какое-то подобие баланса ).

[indent]   баланс, впрочем, для каждого из них становится раритетом.

[indent]   февраль хмурится, в карту вглядывается, упрямо пытаясь осмыслить названия улиц, но быстро достаточно принимает тот факт, что попытки эти бесполезны. если сосредоточиться - как следует ; если представить себе расползающиеся по асфальту лужи и едва слышный запах ветреницы. на маше мартовская печать - она февраль ведет ближе, к себе тянет. 

[indent]   тянет к микрорайону - к грязной лестнице, выводящей из темного подъезда - к краске, облупившейся на двери. палец на звонок и несколько секунд дребезжания - февраль отпускает, вслушиваясь в шорох, из глубины квартиры доносящийся. февраль выжидает терпеливо - пока шум подкрадется ближе; пока дыхание человеческое затмит на секунду дверной глазок. - маша демидова? - у людей есть отчества, человеческие имена склоняются и видоизменяются, и он все это знать должен, только не заботился веками, да и теперь - не успел, - я знакомый, - припоминает, но не хватает февраля на большее, чем, - жени. вы не могли бы поговорить со мной? - мог бы пойти к брине, да только он помнит взгляды, снисхождения полные ; мог бы искать апрель сам, да только стоит начать с чего-то. мог бы постараться лучше, убедить - попытается обязательно, пускай понятия не имеет - как именно.

[indent]   в глазок дверной заглядывает с любопытством: маша, кажется, только с мартом, да апрелем ( возможно ) знакома была ; маша дыхание весны хранит в сердце, хотя ему там задерживаться не положено. сможет ли почувствовать теперь холод, легкие оккупирующий, от февраля ползущий прямиком - насквозь, через дешевое дерево.

+2

3

[indent]  [indent] маша сказки читать не любит, маша обожает слушать. когда врёт отец, когда его сменяет мать, а потом бабка и тётка. маша отлично подходит на роль торшера или, может, неаккуратной вазы, с которой делятся проблемами и обещаниями; ей изливают душу и забывают следом протереть. демидова копит в себе чужие разводы и тайны, она ими замещает собственную реальность, блеклую и совсем неинтересную.
она к марту льнёт, хотя никогда весну не любила. она под его плащ забирается, пистолеты пальцами нащупывает и страх путает с адреналином, будто бы и правда живёт, а не существует. маша властью не обладает, она тенью за женей перемещается, и от этого частью себя чего-то общего чувствует.
маша в ковёр апрель закатывает, стараясь как можно аккуратнее обращаться с недавним знакомым, но больше всего её волнует, что скажет женя. похвалит ли, ладонью по лицу или по голове — неважно, главное, чтобы она ему нужна была.

[indent]  [indent] правда часы вместе сокращаются до редких мгновений, и маша увядает, маша в себе закрывается, вновь с серостью смешиваясь. она себя олицетворяет с женей, совсем позабыв, что она не больше и не меньше, чем незаметный предмет интерьера, ненужный никому.
остывший чай в кружке уже давно начал цвести, квартира походит на перевалочный путь нескольких нерях, но демидовой всё равно, что происходит там, когда внутри чернь. она по коридорам собственный никчёмности прогуливается, чтобы наткнуться на воспоминания о нём. чтобы таблетка под язык, чтобы голова кругом, чтобы он везде и одновременно с этим нигде рядом.

[indent]  [indent] маша его забыть пытается, маша его ненавидит и этим чувством живёт изо дня в день. с мыслями о том, как сильно презирает, просыпается, а засыпает с желанием к нему прижаться. она кольцо пальцами натирает, она плачет и молит, чтобы он пришёл, но никогда не искренно. она в принципе уже даже сомневаться начинает, что знает, каково это — правду говорить. женю видать маша не готова: маше нравится страдать, маше нравится жертвой пред собой и невидимыми зрителями оказываться. она будет кольцо натирать, но никогда заветных слов не произнесёт, потому что позвать, значит подтвердить — золотарёв ей подчиняется.

[indent]  [indent] демидова такого не потерпит, демидова такой силой обладать не хочет — она сойдёт с ума, в медузу обратится и руки себе переломает, чтобы никто больше не смог никогда его на колени опустить. маша с невиданным успехом успевает в себе сочетать и ненависть, и любовь к жене. любовь больше походит на нервное почитание, поэтому на пороге решает не спешить.
холод касается дверной ручки, глубокий голос проникает глубже, и демидова обманываться не станет — перед ней очередной месяц. на пальцах пересчитывает, как много их осталось, и по сторонам смотрит, надеясь, что за его спиной скрывается и золотарёв. но незнакомец на лестничной клетке стоит в одиночестве, стучится вновь и напрашивается на гостеприимность.
— о каком жене идёт речь? — дверь всё-таки открывает и кольцо преднамеренно пряча под кофтой. в её районе нельзя общаться с подозрительными типами, но маша не дура, маша смекает, что перед ней шанс вновь связаться с женей, но при этом не показаться «хозяйкой».

[indent]  [indent] — вы про золотарёва? — встречу упрощает и гостя впускает внутрь. от него веет морозной свежестью и хочется сказать, что он — декабрь, да только демидова понятия не имеет, как одного брата от другого отличать. — я только общалась с апрелем, — поясняет тут же, — не думала, что когда-то увижусь с ещё одним братом, — улыбку на губы натягивает, вперёд проходя.
она ни в чём невиновата, то место, где стоит месяц, не должно ему ничего подсказать. да, тут был убит апрель, да, в этом ковре его вынесли из квартиры. женя мог бы гордиться ею, и маша предлагает незнакомцу чая.
— чем-то могу помочь?

+2

4

[indent]   с людьми неловко, непривычно - ему не нравится. февраль в роли наблюдателя чувствовал себя - всегда - комфортней всего. самый грандиозный, для них и ими же устроенный спектакль - человечество - захватывающий, симпатию внушающий, только близко подходить - не самая лучшая идея - и эри не нравится на пороге топтаться, эри не нравится испытующий взгляд одной из них на себе ощущать ( притворяться, юлить, глаза прятать ).

[indent]   - золотарёва, - откликается с готовностью, шаг вперед делая, оглядываясь по сторонам, - верно, - предположительно. под ногами скрипит старый паркет - февраль оглядывается на секунду, чтобы улыбнуться приветливо. маша сама ( все, что ее окружает - квартира, мебель, сам город ) - непримечательная совершенно. он в глаза вглядывается - на секунду ровно, будто найти что-то пытаясь. взгляд отводит, куда-то за окно, где к середине месяца все еще ни один кулик не звенит, - спасибо, - кивает, в ответ на предложение.
[indent]   не секрет это, не тайна - существование месяцев. от кого скроешь, когда декабрь каждый год заканчивается и рождается заново январем, когда весна переходит в лето, а то смиренно передает полномочия осени? не секрет, только вот так близко подпускать - не данность вовсе - чтобы называть по именам, чтобы февралю, в прихожей твоей стоящему, предлагать чашку чая. эри потому и пытается понять, разобраться что такого в маше - особенного.
[indent]   ничего, наверное ( но чай пахнет вкусно ).

[indent]   только знает ведь – больше, чем остальные люди.
[indent]   чем отличается маша от других таких же людей - всех, теснящихся в большом панельном доме? у маши те же невнятные обои ; тот же старый приемник в комоде ; те же поредевшие цветы на подоконнике, что у каждого из соседей, только у демидовой почему-то - завядшие - до единого. пальцы сами тянутся, одергиваются, правда, едва коснувшись, когда и без того мертвый листок белесым становится ( лед скользит по жилкам ). чем отличается маша – разве что тем, что на нее взгляд жени падает,  а февраль младших своих беречь привык. март рождается сразу после, ближе остальных, потому что январь всегда слишком далеким казался ( самый старший ; самый первый ). май к нему приходит не просто так ; март не просто так предупреждает держаться подальше. только смотрит февраль не в ту сторону.

[indent]   кивает, задумчиво – неуверенный. стоит ли машу в происходящее вовлекать – человека – стоит ли самому лезть. март просит – недвусмысленно – почти предупреждает. но - общалась. март - эри понял бы ( у марта вечно все наперекосяк, у марта вечно все иначе, отлично от остальных ). два месяца, вокруг одной смертной девочки, лица настоящие демонстрирующие. согревающие весенним теплом// пугающие резкой изморозью. улыбка у демидовой - измученной кажется, только ничего особенного в ней увидеть не удается все еще. февраль голову чуть наклоняет, - ты давно его видела? апрель, – уточняет – доброжелательным быть пытается, только мягкости в феврале, к людям выходящем раз в год, мало слишком – не натренирована, не привита. но даже он заметить способен, что маша тут же за порог квартиры своей его пропускает, едва имя знакомое слышит, вопросов не задавая никаких, - женя волнуется за него, - пробует, в улыбку машину вглядываясь.
[indent]   блеф очевидный - март знать слишком близко не надо, чтобы осознать успеть, что волновать его может разве что собственная слякоть. февраль медлит, февраль взгляд снова бросает на мертвые цветы в одном из горшков - неоформленный, неоконченный гербарий. царапает что-то ( то ли подозрение, то ли надежда, то ли вина ), - его давно не было, - эри заканчивает негромко, взгляд на демидову переводя вновь. апрель из них - не самый младший, есть месяцы летние, только с непостоянством его - и не скажешь. апрель, если пофантазировать, сбежать мог и сам ; апрель сейчас и вовсе, может, с августом торгуется, поменяться местами пытается ( только тревога у мая в глазах// только злость мартовская ).

+3

5

[indent]  [indent] когда они расстаются, он наставляет, чтобы не глупила, чтобы по сторонам смотрела, но сильно не высовывалась. вряд ли кто-то на невзрачную машу обратит внимания — кому она сдалась, но если вдруг что-то пойдёт не по плану, то она всегда может притвориться дурочкой. женя говорит ещё что-то, наверняка оскорбляющее и унизительное, но она не запоминает, когда ей больно.

[indent]  [indent] из демидовой можно вить верёвки, морские сети сплетать и на них ловить доверчивых русалок и мавок, чтобы потом поживиться скопившемся на дне морском золотом.

[indent]  [indent] машу можно как наживку использовать: отдать в лапы тритона, подарить кощею, а взамен получить обещание или половину земель. её можно как угодно из стороны в сторону шатать, пока она, как элли из изумрудного города, не может остановить заколдованный туфельки, что её вперёд несут и мозоли кровянистые на пальцах натирают.

[indent]  [indent] — да, в последний раз звала его, кажется, в прошлом году, — показывает на кольцо, что на цепочке на шее покоится. оно поблёскивает на свету, лучи от него пляшут по комнате, подсказывая, что в руках у неё не просто побрякушка, в руках у неё — сила и величие. маша быстро взгляд от сияния отводит, кольцо прячет под футболку и смотрит вновь на месяца. — а вы кем будете? вы, кажется, даже не представились, — женя просит не глупить, а маша, кажется, его советам совсем не слушается. маша по-своему сделает, обязательно справится, а потом его к себе позовёт и похвастается, что ещё одного вокруг пальца обвела.

[indent]  [indent] но февраль вдруг говорит, что март за апрель волнуется, что он переживает, что он каким-то образом участливо интересуется о судьбе младшего брата.

[indent]  [indent] маша не актриса и даже не лгунья, маша, влюблённая в неестественное, сломленная невозможным. она не может скрыть удивления, встречая изучающий взгляд старшего месяца.
[indent]  [indent] — вы виделись с женей? — ей бы не расспрашивать дальше, ей бы замолчать и сделать вид, будто бы услышанное не странно, будто бы всё так, как и должно быть. — как он? - себя на полуслове останавливает, глоток чая делает, гостю предлагая напиток: - а вы какой по счёту?

[indent]  [indent] можно ли ему доверять / / стоит ли ему доверять.

+3


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » sorry for the delay


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно