horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » you can't hurt my feelings


you can't hurt my feelings

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

YOU CAN'T HURT MY FEELINGS
[indent] ( but i like pain )

— сентябрь, июль

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1307/270233.png

+6

2

сентябрь вяло плетётся за летом и закрывать за ним дверь не хочет ( пусть это сделает кто-то после ). запертые другими двери рядом с ней тоже открываются, рассыпая замок бурой ржавчиной. в квартире июля всегда жарко, даже если за окном бушуют её озлобленные ветра.

тяжёлая кожанка падает на пол, сапоги летят куда-то в угол прихожей. беспардонно и громко заявляет о своём присутствии, осматривая вешалку на предмет чужих вещей. заледенелые руки на секунду потряхивает от желание вцепиться кому-нибудь в волосы ( или просто согреться ). в глубине квартиры шумит телевизор, из кухни раздаётся бубнеж радиостанции.

я рассталась с профессором, — не останавливается на пороге спальни ни на секунду — идёт к кровати, падая рядом и натягивая одеяло на продрогшие ноги. голову роняет на мужское плечо, сразу укутываясь в древесно-мускусный кокон. глаза блаженно прикрывают испачканные комочками туши ресницы.

на языке вертится новость, но разговаривать о смерти не получается — не приучена, не умеет, не складывается. вместе с лужами в твери остались все слова, которые она могла бы использовать. подбирать новые — мучительно. рот пару раз открываются в попытке проронить хоть что-то об этом, но безуспешно.

у меня мало дней осталось, — канючить привычнее, как и забираться рукой в волосы, немного царапая. вчера на календаре был день осеннего равноденствия : под торжком его вместе с чьей-то свадьбой отмечали всей деревней, таская в пластиковых бутылках самогон. в глазах от него становилось темно — прямо как по ночам поздним июлем.

но мне уже холодно, — вторую руку кладёт на шею, отогреваясь о горячую кожу. пока её сердце сбивчиво трепыхается, у июля пульс равномерно ( привычно ) усиливается. из непривычного сейчас только мокрые слёзы, скатывающиеся с щеки на плечо — рано, ждана, рано — у них перед ними обычно мокрые поцелуи. из темноты апрель смотрит пустым ( чистым ) взглядом — от этого глаза приходится распахнуть и уронить ещё несколько капель.

слов у жданы всё ещё нет : только усталость, страх и шмыгающий нос.

Отредактировано september (2022-07-26 04:52)

+3

3

на столе - бутылка дешевой газировки и зеленый арбуз. арбуз, должно быть, ещё не зрелый, но тут уж ничего не поделаешь: июль смиряется с клубникой в сливках и пялится на недозрелый арбуз. возня с арбузами занимает его сильнее, чем очередные беды и горести плаксивого сентября.

ничего нового - сурдопереводом сквозит транскрипция: те же неясные, плохо артикулированные неудачи, тот же асексуальный вайб с привкусом аниса. ничего определенного, ничего материального. ничего нового. он мог бы отдать ей любые дни из тех, что держал при себе. мог бы бесстыдно шептать, что всё в порядке, она в порядке, он о ней позаботится - лживые обещания любовников, телесных потребителей.

он берёт её на руки, укачивает, как вечно больного ребенка. одна из его широких ладоней ползёт под юбку.

было время, когда он задавал ей один и тот же вопрос: чего ты хочешь? будто ждана однажды выплюнет ответ ему в лицо с мягкой, кокетливой рассеянностью. в конце концов, вопросы отпали, как пожухлые листья: не имеет значения, чего хочет ждана - как правило, у её желаний нет ни тела, ни сердцебиения.

всё вокруг делает ждану несчастной.
даже он.

- это из-за апреля?

+1

4

от упоминания апреля во рту становится солёно, в глазах — мокро, а в носу щиплет : ещё немного и начнёт капать, как с козырька подъезда за окном. ждана нос рукой вытирает, а лицо ещё сильнее старается спрятать в июльском плече, избегая зрительного контакта.

[indent] под прикосновения его рук она податливо подставляется, устраиваясь удобнее и прижимаясь бёдрами
[indent] от взгляда же хочется ускользнуть / увернуться / укрыться
[indent] ( ты смотришь так, что потом не отмоешься )

жалко мне его, — сентябрь в грусти купается, окунаясь в неё в мечтах захлебнуться. по апрелю плачется горько : сначала в парке, потом на пути в тверь и обратно, теперь в объятьях июля — тёплых, удушливых. тихо всхлипывает и пытается с воспоминаний об улыбчивом лице переключиться на грубые ладони, шарящие под юбкой.

если я умру, ты будешь плакать? — как обычно, перетягивает одеяло, примеряя на себя самые трагичные истории ( мне надо пережить самой, я же так эмпатична ). ждана видит себя в земле : луноликую, холодную, чахлую ; а вокруг поникшие цветы, что вянут с наступлением осени.

если ты умрёшь, я буду реветь несколько лет, — поднимая голову, шепчет на ухо и невесомо целует в шею. после себя переносит на близких : тех, кто имеют доступ к душе, не только к телу. сентябрь её июлю отдаёт вместе с своими рыданиями и стонами, а он будто бы не замечает.

[indent] если и замечает, то отзывается недостаточно благодарно
[indent] от того ждана и ищет восхищений в профессорских глазах
[indent] ( или любых других, видавших жизнь и её красоту )

как думаешь, зачем это всё? — задумчиво тянет хриплым от слёз голосом, так и не получив ответа в твери. ей нравится, когда на вопросы отвечает кто-то другой, когда важные решения берут на себя, избавляя её от ответственности и невыносимых мук раздумий. соблазн умолять июля отомстить вместо неё велик — только вот боится, что отказ пережить не сможет.

+1

5

нехитрая математика всегда оборачивает факты в её сторону, вот и сейчас жалеет ждана не апреля, а себя. эта такая детская психология, которой они оба потакают, лелеют, как выброшенного из колыбели уродца. впрочем, мертвецы часто оказываются святыми, когда это удобно. июль, чуждый сентиментальности, с какой-то зверской улыбкой подводит числитель к знаменателю (даже к лучшему, что ждана не видит, как ходят желваки на заинтересованном лице, искаженном в сочувственном подобии).

он пытается вспомнить что-то печальное. ураган барри. тропический шторм флосси. первое применение отравляющего газа. первый ядерный взрыв в лос-аламосе. крушение boeing-777. военный переворот в египте. катастрофа пассажирского лайнера конкорд. термидорианский переворот. июльская буржуазная революция. первая мировая война.

он старается.

ладонь обхватывает бедро, сжимает кожу. он хочет оставить след, но так, чтобы его мнимые соперники поняли: может быть, смерть и разрешения обойдут их стороной, а, может, июль придёт за своим куском плоти. вместо ответа он хватает сентябрь за подбородок, вынуждая хрустеть позвонки, по-собачьи лижет ей десна. единственный язык, на котором июль хочет разговаривать, - это секс.

- кто-то хочет власти.

трудно представить, как такой лопух, как апрель, умудрится кому-то перейти дорогу.

- представляешь отдуваться одному вместо двенадцати?

он издевательски скалится. нет ничего развлекающего в бесконечной работе.

- кто прибрал к рукам дни апреля, ты знаешь?

сентябрь может изображать чахоточную, сколько ей хочется, она ведь не дура.

+1

6

июль берёт своё хищно и алчно — ждана отдаёт покорно, приоткрывая солёные от слёз губы и вжимаясь в крепкое тело сильнее, пытаясь оставить на своей коже отпечатки его силуэта. после их встреч стоит у зеркала, разглядывая синие и красные подтёки и радуясь, что напоминания о том, что она кому-то так сильно нужна, заживут не скоро.

между поцелуями тянет июля за тёмные пряди, отстраняя от себя, и хватает ртом воздух. от его напора голова кружится : на его фоне сентябрь такая, какой мечатет быть — слабая и трепещущая кленовым листом.

ты будто бы и не расстроен нисколько, — шепчет, капризно надувая и без того уже припухшие губы. в голосе июля она никогда сожалений не слышала, и даже смерть брата не смогла это изменить.

[indent] был ли апрель ему дорог? вряд ли.
[indent] дорожит ли июль ей? она надеется, да.

от мыслей, что может быть иначе, цепляется зубами за нижнюю губу и сразу же зализывает ранку языком, смешивая соль слёз и крови. проглатывает лживое « прости » — июль не один из тех взрослых папочек, перед которыми нужно притворяться, оправдываясь.

я знаю, какая дура его убила — даже не пробуй вникать, жалкое зрелище, — если она зацепила чем-то апреля, то, может, и июля к рукам приберёт — тогда точно придётся топить в грязной луже, а ждане марать руки не хочется.

а про дни понять никак не могу, — на марусе отпечаток обречённости : никакого апрельского звона и улыбок, только лицо понурое.

мы разве не дружны все? — ждана сама опасения озвучивать не хочет, чересчур наивно хлопая мокрыми ресницами. подтёки туши на щеках и незакрывающийся рыбовый рот картину усугубляют : сентябрь перебарщивает с игрой в дуру, пока июль перебарщивает с жадной агрессией — такой у них честный обмен.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » you can't hurt my feelings


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно