horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » (сотри меня) смотри в меня


(сотри меня) смотри в меня

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

О С Т А Н Ь С Я  -  ПРОСТИ  МЕНЯ  ЗА  СЛАБОСТЬ
(ЗА ТО, ЧТО Я ТАК СТРАННО И ОТЧАЯННО ЛЮБЛЮ)

//

https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/46464.png
ISA, ROMEO MORONI
original × abilities

[nick]Isa[/nick][status]прочитай по глазам[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/383707.gif[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">original</a>[/fd][lz]<center>но я теряюсь (пока что) <br><small>в безрезультатности действий</small></center>[/lz]

+1

2

Что-то происходит. Что-то, должно быть, нехорошее, потому что через странную (но, в каком-то смысле, забавную) дымку, что заволокла сознание, Иса ощущает нечто непонятное, что отдалённо напоминает боль — только в последнем он, если честно, не уверен. Он в принципе мало в чём уверен сейчас, кроме того, что точно знает: дымка эта очень интересная — меняет цвета и плотность как будто, и с ней думать становится ещё сложнее, чем обычно, а мысли сами по себе становятся куда как более запутанными. В этом есть своя странная прелесть, потому что кажется, впервые, Иса себя ощущает как будто не сторонним наблюдателем, а самим собой.

Нет, всё же он не понимает.
Совсем ничего не понимает.

Он даже слова песни как-то невнятно воспринимает, а они льются в уши из подаренных кем-то когда-то наушников, и интуитивно Иса осознаёт, что песня эта ему знакома, и, кажется, он даже её любит. Интуитивно, потому что иначе не представляется возможным сейчас. И всё же… Всё же.

Когда он непроизвольно хмурится, пытаясь поймать ускользающие от него мысли, земля вдруг переворачивается с ног на голову.

Иса как-то резко дёргается, взмахивает руками (они вот, кстати, ощущаются чужими, и этот забавный диссонанс его тоже ступорит), бьётся головой о что-то твёрдое и шипит от боли.

[indent] Что-то происходит.

Теперь этот факт становится ещё более очевидным, чем он был ещё час назад, когда к Исе подошёл его давний друг Бадди со шприцем в руках. Он тогда вытащил наушник, посмотрел на него вопросительно, ожидая какого-то распоряжения — так он привык, так их, в принципе, и учили — но Бадди только вздохнул и покачал головой, а потом попросил Ису сесть и закатать рукав длинной кофты. Это его удивило. (Он-то думал, они снова куда-то поедут: Иса, Бадди и друзья Бадди. Поедут знакомиться с кем-то новым, и Ису попросят немного покопаться в чужой голове, а после, возможно, что-то в ней починить.) Впрочем, он не стал спорить и только сделал то, что было велено. А потом был укол, почти безболезненный, и очень скоро появилась эта странная и забавная переливающаяся дымка.

(Только до того, как она заволокла сознание — до того, как Исе показалось, что его насильно запихнули в его собственное тело и заперли там — он успел поверхностно заглянуть в голову Бадди. И увидел там странное сожаление вперемешку с надеждой. Надеждой, что Ису… не обидят? Оценят? Сберегут?)

Медленно, с большим трудом, Иса дотягивается чужой рукой до своего лица, проводит ею в сторону уха и избавляется от одного наушника. В голову бьют гневные истошные крики, странные неестественные звуки, какой-то скрежет, удары… ассоциаций слишком мало, дымка становится неожиданно слишком плотной и яркой, а ещё что-то течёт по шее, и Иса с трудом, но трогает это что-то рукой, а потом поднимает её перед глазами. Вязкое, тёмное, пахнущее резко — металлом. Кровь? Это же кровь?

Вопрос этот перестаёт волновать его уже через мгновение, потому что скрежет становится совсем уж громким и раздаётся совсем уж близко. Иса поворачивает голову, так же медленно и через силу, но почти сразу вынужденно жмурится, когда дымка ослепляет его ярким голубоватым светом. С губ срывается тихий задушенный стон. Иса слепо моргает, но всё равно разглядеть ничего не может, а шевелиться… нет, совершенно не хочется.

Что-то происходит, но это что-то происходит всегда.
[indent] Вокруг него.

А Иса сам просто стоит себе на месте, и позволяет всему идти своим чередом.

[nick]Isa[/nick][status]прочитай по глазам[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/383707.gif[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">original</a>[/fd][lz]<center>но я теряюсь (пока что) <br><small>в безрезультатности действий</small></center>[/lz]

+1

3

Говорят, что человек человеку волк. О, если бы все было так просто. Мораль - серая и гибкая сука, обезличенная и совершенно не брезгливая. И каждый ее гордый носитель безразличен к другим, упиваясь лишь своим собственным "я". Все думают только о своей шкуре когда не платят за работу целой фирме, когда цены га продукты поднимаются, когда сокращают рабочие места. Все думают о себе даже тогда, когда умирает кто-то близкий - как же я сам буду без этого человека?
Можно до бесконечности прикрываться благими целями и вечными, неоспоримыми идеалами.
Но человек всегда будет оставаться эгоистом, и чем больше он отрицает - тем большим дерьмом является.

Сиэтл вновь радует привычным дождём, что моросью оседает на волосы и кожаную куртку. По лужам вокруг пляшут короткие молнии, голубые то ли от света неоновой вывески рядом, то ли они сами по себе такие.
Ромео листает влажную бумагу: договоры, медицинская карта, досье на человека со способностями, который сегодня был грузом.

Он получил информацию от своей ручной крысы среди организации, что специализируется на продаже необычных людей. Вернее, необычных людей без чипа под кожей. Его у них никогда не было, его никогда не извлекали - чисты, невидимы для правительства, никогда не появлялись в их базах данных как кто-то с ограниченной свободой и на поводке.
Как и он сам.

Семья Морони была с виду весьма обычной - лишь для реальности, в которой они все живут. Влиятельные - да, состоятельные - да, не имеющие никаких намёков на способности, как те кого чипируют ради контроля без разбирательств - да.
Последнее, конечно же, было ложью. Легко скрыть, что ты не такой как все если есть деньги и связи. И если те, кто знает больше положенного, очень быстро исчезают и их потом никто не может найти.

Исследовательский центр, больница для одарённых, центр реабилитации - работать с правительством очень прибыльно и полезно для налаживания тех самых связей. Целая корпорация, главный филиал которой располагается именно здесь, в Сиэтле.
Опыты над людьми со способностями, изучение природы их появления, изучение разнообразия и вариаций, исследования ради возможности забирать у одного и отдавать другому. Это было бы чертовски прибыльно, но подобные опыты успеха не приносили, заканчиваясь летальным исходом.

- Ммм, - задумчиво постукивает подушечкой пальца по губам. Опустив взгляд с бумаг вниз, под ноги, безразлично осматривает человека на мокром асфальте. От его тела и одежды поднимается лёгкий пар. Кажется, был зажарен до хрустящей корочки из-за высокого напряжения. Из тех, кто пальцы совал в розетку, или переходил дорогу Морони - не суть.
Этот труп не был последним. Остатки своих людей он добил в спину сам, хотя своих - слишком громко сказано. Просто прихвостни семьи, верность которых можно купить кому угодно и это Ромео совершенно не устраивало.
То, что он прочитал, то, кем был груз в машине - это большая удача.

Способности разнились от умения дышать под водой или обрастать шерстью до чего-то невероятно полезного - внушать людям нужные тебе мысли, управлять огнем, создавать иллюзии. Он сам был тем редким случаем, когда структура тела частично изменена из-за дара, что когда-то в нем проявился. Опасно и для него, и для окружающих.
Товар в машине был так же одарен, сильный телепат, возможности которого весьма гибки. Если кто-то просто слышал мысли, то он мог их не только слышать, но и видеть, погружаться в них, менять, стирать воспоминания, внушать, заменять - столь ценное приобретение. По стечению обстоятельств, Морони оказался его обладателем.
Подпольная торговля людьми со способностями не то, чем можно удивить, но она вне закона, ведь идёт в разрез с политикой государства.

Раз так, то искать будут лишь те, кто потерял. И какое же совпадение, что живых свидетелей не осталось.

Когда они готовились встречать здесь машину с товаром, Ромео намерено ждал пока люди нанятые им и охранники не перебьют друг друга. По плану, его вообще не должно было здесь быть.
Информатор, бывших частью охраны, умер первым - один из приказов, данных наемникам.
Проще прикормить ещё одну крысу, чем лечить головную боль когда тебя сдадут под угрозами или пытками.

Обойдя перевернутую машину, открывает ключами задние дверцы. Света от фонаря явно не хватает, видно лишь очертания лежащего человека. Ромео протягивает руку, на ладони искрится шар - парень лежит на боку, взгляд странно расфокусирован и зрачки расплылись. Накачали чем-то перед поездкой? Буйный? Или мог испугаться?
Скорее второе, ведь буйного телепата никакие замки не удержат, если ты в зоне его досягаемости. Ещё и мозги на прощание поджарит, сделав гадящим под себя овощем.

- Кто это у нас тут? Иса, ты меня слышишь? - в досье было имя. Настоящее оно или нет не имеет значения, ведь оно точно "его", этого парня, и на него он должен отозваться. Реакция откровенно слабая, но все же есть. Вероятно, последствия удара головой.
- Я хочу тебе помочь, - вновь полумрак. Его пальцы аккуратно касаются плеча этого Исы, ощупывая на предмет повреждений. Тянет осторожно на себя, придерживая ща спину и помогая медленно выбраться из бронированного кузова.
- Идём, не смотри по сторонам, - направляет в сторону своей машины. Парню явно не комфортно, даже неприятно идти. Возможно, ушибы или вывихи. Или ожоги, потому что Ромео отчётливо помнит как одна сторона машины накалилась почти до красна.
- Давай, вот так, - открывая дверцу, укладывает на заднее сидение. За спиной слышится взрыв - это бензин от заправки достал до машин и трупов вокруг, хватило маленького заряда для того чтобы все взлетело на воздух.
Сев на переднее, за руль, оборачивается назад.
- Отдохни пока, хорошо? Мы скоро будем дома, - что-то успокаивающее, да? Нести всякий бред мягким голосом, не вызвать агрессии, добраться до своего дома и там уже осмотреть его, а потом придумать что с ним делать. Если его польза превысит сложности, то семья о нем пока что не узнает.

Ехать пришлось медленно и привычная дорога растянулась непростительно. Выехав из города, Морони свернул на дорогу, ведущую вглубь леса. Его дом стоял в уединении, надёжно укрытый от любопытных глаз.
Машина мигнула фарами и затихла, заняв свое место в гараже.
Ему пришлось почти тащить на себе свою находку, свет включился как только они переступили через порог.
- Эй, ты как? Да тебя в душ тащить нужно. И осмотреть есть ли ещё какие-то травмы кроме видимых, - перспектива возиться его не радовала, но ради возможных выгод можно и потерпеть.

[nick]Romeo Moroni[/nick][status]can't stop being horny[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d8/6d/2/568013.gif[/icon][sign] [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">au! abilities</a>[/fd][lz]сказал мне Иса удивлённо<br> а что такое этот секс<br> он телепат и мысли видит<br> смотри сейчас все покажу[/lz]

+1

4

На собственное имя, произнесённое незнакомым (кажется?) голосом, Иса реагирует — заторможено, как и на всё прочее сейчас, но хотя бы реагирует; медленно кивает головой, продолжая жмурить глаза и пытаясь закрыться непослушной рукой от яркого света. Силуэт говорящего размыт. Дымка путает мысли, мешает разглядеть лицо незнакомца, но совсем не мешает ощутить его прикосновение к собственному плечу, от которого Иса инстинктивно пытается отмахнуться, но выходит у него разве что едва повести плечом, отчего ощущение тяжести чужой руки никуда не пропадает. С ним продолжают говорить, и смысл каких-то фраз даже плюс-минус добирается до его сознания, не говоря уже о том, что тон говорящего звучит доброжелательно, насколько Иса может судить в его состоянии.

[indent] Ему хотят помочь.

Иса не уверен, насколько искренне, потому что дымка мешает даже хотя бы поверхностно заглянуть в чужую голову, и вообще обычно он ничего не делает без команды Бадди, но сегодня обстоятельства слишком необычные; слишком много вещей выбивает Ису из колеи.

Только он всё равно ничего не может.
Не слышит.
Не видит.

Решает довериться чужой руке на собственном плече, потому что, на самом деле, какой у него выбор?

Просят по-хорошему.
Ису по-плохому давно не просили, но он помнит — из прошлого, давнего, но которое не забывается — что может быть иначе, и что сейчас, когда рядом нет Бадди, «плохо» может снова вернуться в его жизнь. Ему тяжело идти, и он еле перебирает непослушными ногами, но чужие руки держат крепко, тянут настойчиво. Иса морщит нос от странных и неприятных запахов, в глазах плывёт, что-то мерцает жёлтым, рыжим, красным — огненным, как услужливо подбрасывает первую за сегодня ассоциацию сознание, но этому наблюдению он значения не придаёт.

Что-то оглушительно гремит позади, потом его куда-то сажают. И везут. Снова.

Но на этот раз ему почти удобно — кресло мягкое, он полулежит в нём, прислонившись щекой к обивке, и почти засыпает, утомлённый насыщенными событиями дня и постоянно мешающей мыслить дымке в своей голове. Но совсем провалиться в сон не получается, потому что его куда-то тянут, уже почти на руках несут.

И снова этот чужой, но уже знакомый в какой-то степени голос, снова непонятный (заботливый как будто) тон. Иса очень долго пытается собрать мысли во что-то целостное и вспомнить, как вообще воспроизводить звуки ртом, но в итоге выдавливает из себя только вялое и односложное:

— Плохо.

И снова куда-то идти приходится, и он уже почти висит на человеке, который с ним говорит, хотя это спорное утверждение — руки совсем не слушаются, поэтому, наверное, его приходится очень крепко держать. Иса вообще не уверен, что происходит теперь, но всё же послушно поднимает руки, когда с него тянут одежду, и почти не пытается отмахиваться, когда лезут к штанам. Больно. Каждый шаг, каждое прикосновение одежды к телу в некоторых местах, отзывается болью, и Иса поскуливает непроизвольно, когда чувствует эту самую непривычную телу боль (слишком долго к нему хорошо относились, слишком долго оберегали от неё) и все эти прочие неприятные ощущения.

Шипение воды он умудряется услышать и осознать, осторожно тянется на звук и даже вроде как успешно подставляет лицо потоку, а после сразу фырчит и отплёвывается, когда вода попадает в нос. Ему не лучше, по крайней мере, его сознанию, но Иса воду любит и потому ему кажется, что всё уже почти нормально в его жизни.

Потом возвращаются руки. И силуэт, который постепенно обретает форму и черты лица, хотя в глазах плывёт и двоится до сих пор. Мужчина. Просто мужчина: Иса не пытается подобрать эпитетов, чтобы его описать — ему это не требуется, на самом деле.

— Холодно, — изрекает он, поёжившись, когда его отстраняют от потока воды.

Пахнет чем-то мыльным, его кожи касаются руки, скользят по ней. Исе сложно стоять прямо, как просят, но просто — уткнувшись лицом в прохладную плитку. Он продолжает шипеть и постанывать, когда задевают какие-то болезненные точки на его теле. И очень хочет то ли вернуться под воду, то ли закончить с ней, насухо вытереться и куда-нибудь забиться — в идеале, с тёплым одеялом или пледом, который ему подарил Бадди много лет назад.

[nick]Isa[/nick][status]прочитай по глазам[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/383707.gif[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">original</a>[/fd][lz]<center>но я теряюсь (пока что) <br><small>в безрезультатности действий</small></center>[/lz]

0

5

[nick]Romeo Moroni[/nick][status]can't stop being horny[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d8/6d/2/568013.gif[/icon][sign] [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">au! abilities</a>[/fd][lz]сказал мне Иса удивлённо<br> а что такое этот секс<br> он телепат и мысли видит<br> смотри сейчас все покажу[/lz]

Иса говорит, что ему плохо. Ромео только хмыкает, удобнее подхватывая того под руки и тащит в ванную комнату на первом этаже. Там была весьма просторная душевая, где без проблем поместится сразу двое взрослых человек.
Оставлять его одного, в таком состоянии, мокрого и на скользком полу, Морони не собирался.

Черно-белая плитка квадратом, рисунок напоминающий прожилки мрамора. Чёткость линий до зубовного скрежета. Здесь прохладно.
Он помогает Исе встать у стены и тянется к смесителю. Вода стекает крупными струями, под сильным напором, который приходится регулировать. Найдя идеальную температуру, разворачивается к своей сегодняшней головной боли и начинает его раздевать.

Не то чтобы Иса сопротивлялся - был немного недоволен. Его особенности Ромео уже изучил на бумаге, теперь предстоит столкнуться в живую и найти компромисс для сосуществования под одной крышей. Иначе придётся испытать свое терпение, а потом испытать многое из арсенала корпорации при проведении ряда стандартных экспериментов и за плохое поведение переместить в одиночную камеру, где лабораторные подопытные имели неудачу оказаться после буйных выходок.

Морони запускает Ису в душевую и тот сразу ныряет под струи явно наслаждаясь происходящим.
Скинуть с себя ожеду и забраться следом было решением очевидным. Но, в то же время, не самым лучшим. По крайней мере для него самого.

Рану на лбу можно обработать многим позже - царапина не глубокая, сейчас же важнее помочь смыть с себя всю уличную грязь и копоть, осмотреть ребра, руки и ноги. Если Иса все ещё под наркотой, то и боль притупляется. Это неточно, но возможно.

Мягкая губка внутри махровой ткани с петелькой под ладонь медленно и аккуратно мылит кожу. Иса жалуется, что ему холодно.
- Потерпи, нужно тебя отмыть. Могут быть внешние повреждения, я не могу делать это быстро, - спокойным, будничным тоном отвечает Ромео, прежде чем руки опускаются со спины на бедра - сверху было все в порядке. Пара ушибов и свежих синяков, они пройдут быстро, если использовать мазь.

Покрасневшая кожа в нескольких местах на ягодицах прямо кричала, что эта задница получила свои пару минут у накалившейся стороны автомобиля. Ничего серьёзного, но определённо неприятно. Наверное, это похоже на ситуацию, в которой слишком долго лежишь на солнце и плечи начинают гореть.
Осторожно проведя по этим участкам мыльной ладонью, он слышит рваный, судорожный вдох. Проводит ещё раз, собираясь опускаться дальше, к ногам - осматривает, водя губкой, но там вновь одни синяки и их не слишком много. После душа можно обработать…

Его отвлекает от мыслей тихое "м-м-м" когда Ромео дотрагивается пальцами до внутренней стороны бедра - ноги на ширине плеч и это даёт больший доступ к осмотру.
Дотрагивается ещё раз и ведёт наверх до самого паха, в начале принимая это за болезненный стон. Ушиб? Ожог?
В ответ слышно только тяжёлое дыхание, которое означает совершенно противоположное - Исе нравится.

И это становится своего рода откровением.

- Чем они тебя накачали? - не ждёт ответа, спрашивает скорее в пустоту и касается уже более смело, с двух сторон, оглаживая чувствительные места на бёдрах.
Пальцы ещё выше, разводят ягодицы, скользя снизу вверх до копчика - чувствуется мелкая дрожь тела.

Надо же.

Это будет проще, чем он думал. Кажется, в досье ничего об этом не было и лучше бы выяснить все прямо сейчас, дав себе создать обоснованный план, а не строить следующий шаг на хлипком предположении.

Подталкивая Ису под тёплую воду, помогает смыть гель для душа, после набирает еще немного, уже растирая пальцами.
Встаёт на колени, вокруг поднимается пар. Кажется, Иса очень любит воду, практически нежится под ней.
Пальцы вновь раздвигают ягодицы, намыливая между. Подушечкой кружит у напряжённого сфинктера, просто дразнит круговыми движениями. Минуты тянутся, ерзают бедра и подаются на встречу пальцам, фаланга едва не погружается в тесное тепло, но Ромео уводит кисть назад.
- Тебе нравится? Мне продолжить? - важно, чтобы он сам этого хотел. Будет намного проще, особенно если кое кто захочет использовать на нем телепатию.
Реакция была вполне однозначной на фоне чужого слабого голоса, давшего желанный ответ - почти полностью налившийся кровью член. Морони невесомо касается, обхватывает и заставляет прогнуть поясницу, чтобы дать себе больше доступа сзади. Собирая пену, скользкой рукой берет ствол вновь, начиная ею двигать пока стимулирует расслабленный анус и, все же, погружает фалангу, неглубоко и продолжая двигать пальцем. Нужно заканчивать с душем.

+1

6

Иса, откровенно говоря, упускает тот момент, когда неприятные (ему говорят, надо потерпеть, и он послушно терпит, хоть и ёрзает непроизвольно и что-то стонет и кряхтит) ощущения сменяются… другими. Другими, потому что незнакомыми, непонятными, странными, но, совершенно точно не неприятными или болезненными. Тело на них реагирует тоже как-то непонятно. Иса к себе пытается прислушаться, но дымка в голове мешается безумно. И вообще мешается. Чем дальше, тем, кажется, больше.

Его шатает, и Исе непонятно: это он на земле не стоит ногами твёрдо, или земля просто ходуном ходит до ужаса сильно, и его вот-вот уронит. Помогает гладкая поверхность стены, помогают чужие руки. На спине. На ногах. На бёдрах. Между ягодиц — и последнее заставляет Ису нехило так передёрнуться: не то в испуге, не то всё от тех же новых ощущений. Хочется, чтобы в голове прояснилось, но происходящее Ису только больше и больше путает. Вода разве что успокаивает, когда его направляют к ней; смывает с плеч и тела мыльное что-то (и это что-то пахнет приятно, ему нравится). А после от воды снова как будто забрать пытаются, и снова руки чужие там, где их ощущать странно очень, и вроде бы хочется не ощущать, а вместе с тем хочется, чтобы они на месте оставались.

Он не сдерживается и постанывает, когда чувствует давление между ягодиц. Давление слабое; с ним играются как будто, массируют чувствительное место, и Иса как-то непроизвольно подаётся навстречу этим ощущениям, а у него их тут же забирают, и он только мычит протестующе. Всё тот же голос, который с ним говорит последние минуты/часы, спрашивает такие абсурдные, потому что очевидные, вещи, что Ису хватает только на неровный выдох: «да». Ответом на оба вопроса, причём.

И тогда давление возвращается — сначала на поясницу, и Иса для удобства сложенными руками упирается в стену, а в руки уже лбом. Потом давление возвращается и туда, между ягодиц. Только в этот раз оно сильнее, а ещё… ещё Иса дрожит и странно жалобно поскуливает, когда чувствует, как влажный чужой палец проникает внутрь, через напряжённое кольцо мышц.

(И в голове всё ещё до обидного путано, невнятно, а хочется очень, чтобы было как-то иначе. Потому что интуитивно Иса понимает: с ним что-то делают, и это что-то — неправильное, и, возможно, противоестественное даже, но ему так хорошо, хоть и странно, что отбрыкиваться и отказываться от этих прикосновений кажется странным.)

Иса сжимается вокруг чужого пальца совершенно непроизвольно, а потом куда-то уплывает уверенно. Ему жарко очень где-то внизу живота, ему неспокойно. Руки чужие касаются его члена, срывая с губ новый честный и открытый стон. Иса глаза открывает и видит из своего положения, какой он напряжённый — как чужая рука его держит, водит вдоль плоти; чувствует при этом что-то совсем уже за гранью. Его разрывает на части; ему плохо и хорошо одновременно, ему хочется, чтобы рука двигалась быстрее и в то же время остановилась совсем, но никуда не делась.

— Чт… что пр… происходит?

Иса захлёбывается вопросом.
Иса голову запрокидывает назад, подаётся бёдрами навстречу руке, не понимает ничего и нервничает.

Кружится белый потолок, пляшут в глазах звёзды. Рука продолжает водить по его члену, и от этого внутри с каждой секундой что-то нарастает всё больше и больше. А давление сзади не делает легче и понятнее, и когда оно сильнее становится, Иса совсем уже теряется — кажется теперь, что мышцы тянутся уже сильнее, но он не уверен, насколько правильные сейчас его ощущения. Только водном уверен, его лихорадит, трясёт, дёргает; руки чужие делают ему странно, но хорошо, и он не выдерживает — взрывается изнутри, не сдерживает громкого стона, выгибаясь грудью к стене.

Что происходит.
Что происходит. Что происходит. Что происходит. Что происходит. Что происходит.

Иса не понимает, Исе не отвечают.

У Исы за спиной издают странный звук на выходе, а рука с его члена исчезает. Он не сразу понимает, что не исчезает вторая. Только после того, как он не чувствует давления сзади, он понимает, что ему стало как-то вдруг очень пусто там. Жизненно важным кажется обернуться и посмотреть на чужое лицо, пытаясь там отыскать ответы на все незаданные вопросы. Только Иса в чтении лиц чужих плох. А ещё перед глазами плывёт, ничего не меняется — кажется даже, что теперь плывёт сильнее.

Кажется, что ему до ужаса хочется заполнить эту образовавшуюся пустоту внутри.

— Ещё… — Иса редко что-то просит, ещё реже — словами. Иса просит сейчас, потому что больше уже вообще не соображает. — Верни. Хочу… ещё…

(Звучит это, на самом деле, ужасно капризно. И пошло. Но Иса не осознаёт, и в том, наверное, его спасение.)

[nick]Isa[/nick][status]прочитай по глазам[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1093/383707.gif[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">original</a>[/fd][lz]<center>но я теряюсь (пока что) <br><small>в безрезультатности действий</small></center>[/lz]

+1

7

[nick]Romeo Moroni[/nick][status]can't stop being horny[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d8/6d/2/568013.gif[/icon][sign] [/sign][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">au! abilities</a>[/fd][lz]сказал мне Иса удивлённо<br> а что такое этот секс<br> он телепат и мысли видит<br> смотри сейчас все покажу[/lz]

Стоны Исы громкие, до странного удивлённые, будто он не знает, не понимает что происходит, пугается, но позволяет продолжать.
Ромео продолжает.

Палец проникает глубже, двигается внутри медленно, все ещё на пробу. Это будто маленькое баловство, которое постепенно его заводит.
И стонами, и отзывчивостью, и, в особенности, осознанием насколько же этот паренёк был изолирован от всего и всех, раз не понимал что происходит.

Его половым воспитанием либо не занимались, либо в лучшем случае рассказали на словах как дети появляются. А учитывая то, как он воспринимает мир… могла ли проблема лежать в его зажатости? Организм не знал что, как, зачем - просто существование со своими маленькими радостями.
Страх перед тактильным контактом? Нелюбовь к прикосновениям? Нежелание видеть кого-то рядом? Фобии?
Что бы то ни было, наркотики которыми его накачали ясно дают понять - беда именно в его голове, ставящей ограничения.
И сейчас все замки сломались, двери открылись и гормоны наконец-то берут свое.

И Ромео даёт это - то, чего хочет Иса, пусть даже сам того не понимает и мечется, выгибается, стонет. То пытается от прикосновения уйти, то подается на встречу то руке, то пальцу.

У Морони дыхание тяжёлое, медленное. Он смотрит, наблюдает, напряжение внутри растёт с каждым мгновением, а чаша терпения через какое-то время - жалкие минуты - переполнена будет.
Ласки его все более настойчивы, а Иса выгибается дугой, кончая.
Он продолжает ещё немного, возможно не дольше минуты, и отпускает - поднимается в полный рост, вставая под тёплые струи душа.

Губы касаются чужого плеча, тело прижимается к спине - руками помогает смыть пенящийся гель для душа.
- Еще? Подожди немного и будет ещё, - в его голосе обещание, нетерпеливое, опасное. Тыльной стороной ладони, согнув пальцы, проводит по его левой руке от плеча до локтя. Там небольшой ушиб и хочется впиться в него железной хваткой, хочется вжать в эту мокрую кафельную стену как есть и оттрахать.
Но вжимает только свои бедра в упругие ягодицы. Напряжённый член упирается в копчик и он тихо шипит, начиная тереться и зажимая его ягодицами.

Кажется, он слишком увлёкся, не замечая насколько хочет сам… чего? Взять и завалить в постель человека, которого встретил буквально только что? А ещё он обдолбан и может поджарить мозги когда придёт в себя.
Но это все сейчас настолько неважно.

Ромео гладит мягкую кожу под своими ладонями, успокаивает. Он почти на грани и лбом упирается в затылок Исы, мокрые тёмные волосы лезут в глаза, но это тоже неважно.

Тяжёлый, судорожный выдох и он видит перед глазами вспышку, толкается между ягодиц последний раз и заливает поясницу семенем.
Дышит. Просто дышит, давая себе маленький перерыв, чтобы привести - попытаться - мысли в порядок.

Струи стекают по ним, омывая буквально. А потом он выключает воду.
Еще один поцелуй в плечо, в шею. Здесь неудобно, но… нет, лучше в спальню.
- Идем. Это сейчас не лучшее место для секса, - тянет за руку, обхватив запястье. На ходу хватает халат и пару полотенец, вытирая Ису одним сверху до самого низа, а после кидает в корзину для белья. Накидывает на него халат, длинный, белый, в пол почти что. Себя он просто оборачивает полотенцем, в районе бёдер.
- Не знаешь что это? О, сейчас покажу, тебе понравится, - ведёт с ухмылкой дальше по коридору.

Широкая кровать в спальне приветливо ждёт, а Ромео уже не собирается этого делать - настойчиво давит на грудь Исы, тот поддаётся и ложится на спину.
Морони нависат над ним, глядя в глаза, а после мягко целует. Осторожно в начале, медленно, стараясь сделал все и правда приятно.

Губы опустились ниже, на подбородок. На шею, едва останавливаясь когда уже готов был поставить засос. Ключицы и соски, которые он слегка сжимает подушечками пальцев и растирает между ними.
Накрывает каждый по очереди ртом, оттягивает, спускается дорожкой поцелуев вниз.
Губы смыкаются на пока ещё опавшем члене, начиная движения и помогая себе рукой.

Отредактировано Wanda Maximoff (2022-08-14 00:08)

+1


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » (сотри меня) смотри в меня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно