horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » ULTRAVIOLENCE


ULTRAVIOLENCE

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumstatic.ru/files/001a/e0/d3/30449.jpg
la nouvelle-orléans :: frank and aiden

[icon]https://i.imgur.com/vzdQvTQ.gif[/icon]

+1

2

[icon]https://i.imgur.com/0xvEdL3.gif[/icon]Шли годы, а Орлеан по-прежнему смердел. Смердел крайне паршиво - сыростью вперемешку с трупами. Отвратительный запах, забившийся даже волокна одежды... Впрочем, люди хорошо научились маскировать его. Настолько, что лишь самый придирчивый нюх способен учуять этот смрад. Жаль, что Фрэнк был как раз-таки из тех, кто им обладает. Впрочем, по роду деятельности от него пасло ничуть не приятнее, нежели от всего этого города, так что он не смел жаловаться. Да и привык настолько, что мог назвать эту вонючую клоаку своим домом. Жаль только, что в доме столь часто плодились крысы, а Егер... Ну, он был отменным крысоловом.

- Тормозни-ка здесь, Чез, - бросает он. Довольно резко выплёвывает эти слова. Голос привычен - словно по его глотке прошлись наждачкой.

- З-здесь? Ты с ума сошёл, Фрэнк? Это же главный вход в п-поместье, - отвечает мужчина, везущий Егера и блондинку на очередное дело.

- Отставить ссаться, - паскудно ухмыляясь, бросает Фрэнк, когда машина всё же нехотя останавливается перед массивными воротами. Как только это произошло, Егер обернулся на заднее сиденье и коротко бросил: - на выход, малая.

Что ж, за городской чертой пахло немногим лучше. Впрочем, они и отъехали не то чтобы сильно далеко, так что это было вполне закономерно.

Давненько я не выбирался за городскую черту, - пронеслось в голове у Фрэнка, пока тот шёл к багажнику драндулета, который Чез по какой-то одному богу известной причине называет машиной. Он, кстати, едва не обосрался, когда мужчина развернул тряпки, в которые были завернуты стволы.

- Твою мать, Фрэнк, это уже чересчур! - срывается Чез. За подобное поведение иные вампиры могли спокойно снести голову своим гулям, но Егер... Что ж, называйте его мягкотелым, если хотите, но он предпочитал считать Чендлера своим другом. Тупым, ссыкливым, но всё же другом, - этого ж блять хватит, чтобы вооружить маленький отряд! Четыре ствола, чёрт его дери! И мы проехали с ними весь город?! А если бы нас остановили?![icon][/icon]

- Можешь орать ещё громче, наверное, в матушке Англии тебя не расслышали, - усмехнувшись, ответил Фрэнк, протягивая девице Glock. Он знал, что она их не особо любила, ибо "маломощное бабское говно", но 17 патронов в магазине и отдача, которую легко контролировать сыграли своё дело. Заговорщицки ей подмигнув, он говорит, - суй за пояс, и поставь на предохранитель, иначе рискуешь прострелить свою тощую жопу.

- Я с тобой говорю, Фрэнк!

- Да завали ты уже ебало, Чез! Стволы зарегистрированы, а если из-за твоих бабских визгов операция пойдёт по пизде - я тебе лично глаза на жопу натяну.

Дискуссия была окончена. И гулю вовсе не обязательно было знать, что Фрэнк ему наглейшим образом напиздел.

Себе Егер взял Кольт 1911. Хорошая пушка, зарекомендовавшая себя ещё во Вьетнаме. Впрочем, для руки Айден рукоятка была бы слишком широкой. А вот для него в самый раз. Поставив пистолет на предохранитель и убрав его за пояс, Фрэнк перешел к главным угощениям сегодняшнего вечера. Первым делом он протянул девчонке дробовик. 870-ый Ремингтон. Охотничья классика. Учитывая, чем они сейчас будут заниматься - пусть хоть одна душа попробует сказать, что они будут применять его не по назначению! Правда, он всё же позволил себе сделать несколько модификаций. Во-первых, расположил на прикладе из красного дерева патронташ, дабы было удобно перезаряжать это чудо, а во-вторых чуть укоротил ствол. Длинных дистанций всё равно не предусматривалось, а так погремушка не будет сильно мешаться в замкнутых коридорах.

- И запомни, малая, проебёшь - месяц без карманных денег, - сказал гангрел, протягивая ей и коробку с патронами 12-го калибра, - распихай пока по карманам.

Ну, по традиции для себя мужчина взял пушку более широкого спектра применения. Карабин М4. Конечно, первое время после Вьетнама он со скепсисом относился к этой продукции фирмы Кольт, помня, как часто его предшественник, М16А1, оказывался непригодным после часовых марш бросков по шею в говнище. Что ж, работа над ошибками была вполне себе приемлемой. А целая прорва планок Пикатинни позволяли соорудить из этой крохи всё, что душе угодно. Впрочем, коллиматоры или вертикальные рукоятки были ни к чему, когда время, чтобы прицелиться, вряд ли предвидится, а сверхчеловеческих сил с лихвой хватит, чтобы контролировать отдачу хоть одной рукой. Хотя ЛЦУ Фрэнк всё же прицепил. Стрелять с оным было куда комфортнее. Особенно если всё будет так жарко, как он предполагает.

- Ладно, а теперь отъезжай куда-нибудь в кусты, гаси фары и не отсвечивай, пока мы не вернёмся, - говорит Фрэнк, когда они с блондинкой идут к воротам, - и если мы не появимся в течение двух часов - нам пиздец, а Датч и Маклейн теперь на твоей шее. Ну всё, езжай, пока по штанам не потекло, как закончим - я наберу!

Хуев ты предприниматель, - не без раздражения думал Фрэнк, вспоминая, почему они сейчас здесь, а не коротают время в окружении анархов или же не выслушивают последние новости в ломбарде...

- Зато прикинь, как сейчас колбасит этого богача, который заплатил за то, чтобы стать графом, блять, Дракулой, а теперь перебивается всякими бомжами или шлюхами у себя в поместье после того, как его обратил какой-то недоносок из самых молодых, - еле сдерживая смех, говорит Фрэнк, когда они подходят к интеркому, - а теперь тш-ш. И пушку держи под плащом, не просто же так я ствол подпилил! Ещё повыёбываешься, если станет жарко.

Щелчок по кнопке вызова. Ответ не заставляет себя долго ждать. Вот это сервис, ха?

- Резиденция Эшвортов. Чем я могу вам помочь?

- Нам - ничем. А вот себе - запросто. Открывай ворота и беги, старина. Иначе - вам пиздец. И да, я знаю, что из комнаты, куда вы отправляете шлюх для "утех" своего босса не вышла ещё ни одна. Пованивать не начало?

Ответа не последовало. Что ж, ожидаемо. Прыжком перемахнув через забор, Фрэнк жестом подозвал к себе Айден, раздраженно переминающуюся с ноги на ногу. Молодая кровь требовала дела, и Фрэнк понимал, что, скорее всего, без жертв не обойдется.

- Айден, слушай сюда, - обратился к ней Егер. Когда он обращался к ней по имени, он явно рассчитывал, что она прислушается, - начнешь стрелять первой - я лично тебя урою. Мы здесь только за лохом. Выведаем всё, что он знает про уёбка, который его развел и пришьём. Если вдруг охрана начнёт огрызаться... Мочи.

До дверей в само здание парочка дошла довольно быстро. Достав из под плаща карабин, Фрэнк снял его с предохранителя и выдохнул.

- Ладно, малая, погнали.

А дальше началась настоящая песня. Песня, к которой уши Фрэнка привыкли ещё в 68-ом.

+1

3

Новый Орлеан пасёт дерьмом, дешевым бухлом из захолустных баров и кровавыми лужами, смешанными с протекшим из заржавевших тачек бензином. Алое, разрезающее тонкими клиньями радужные разводы цепляется за подошву тонкими потёками; под ней – грязный асфальт. Айден не морщится – вышло из привычки так же быстро, как и дышать; лишь мысленно отмечает мерзость промозгшего дождями района и вываливается из сраной колымаги Чеза, будто груда хлама.
(Чем и является, будем честны).

Фрэнк делает вид, будто не суетится, а ведет себя, словно беспокойная мамка – контролирует каждый небрежный шаг, плевок и нервный чих; Айден скалится, глядя на побледневшего Чеза и делает громкий «клац» острыми зубками (будь он религиозен, наверняка бы перекрестился, как все эти ебанашки, тусующиеся под церковью Тремеров).

Знали бы вы, блядь, насколько же близко к самому дьяволу ваши хрупкие сердечки издают каждый свой стук – обдристались бы.

Правда, последний, думается, давно уже догадался, что душа его за содействие отребьям демонским, давно уже обречена на вечные муки и кусающий за голую жопу огонь. Но похуй, в принципе, если платят неплохо – а Фрэнки никогда не славился жадностью.
Так и живут.

Сегодняшний вечер – не более, чем очередной квест на пути к боссу. Жалкие сопляки, возомнившие себя потомками графа-мать-его-Дракулы не вызывают ничего, кроме хриплого смеха и смачного плевка под ноги; Айден лыбится глупо, криво, действительно как-то по-детски, потому что ультранасилие давно ей не кажется чем-то из ряда вон. Это – рутина. Так же, как и кровь в грязной кружке, уместившейся на бардачке (кольцами расходится к стенкам с каждой вибрацией, исходящей от подыхающей тачки).

Да-да, папочка, конечно же, — кривляется, жуя жвачку (что-то, помогающее справляться с нервами и цепким запахом железа, въевшимся в самое, блядь, нутро), — проходили всё, знаем. Только не обещаю, что не вырву ебучее сердце, если мне нагрубят.

Сплевывает под ноги резину, прячет обрез под длинные пола потрепанного плаща.

Не люблю мудаков.

Коготки продираются сквозь мертвенно-холодный камень застывшей во времени кожи, впиваются в рукоять оружия, цокают по металлу. Айден искренне нравится, когда все идет не по плану, ведь в этом и состоит все веселье, далее – только  разговор один на один с внутренним зверем (ты рычишь, он же воет на ухо тебе то же самое).

Ответ не последовал, из чего становится ясно, что пластинка меняется с медленной на стремительную – грязный рок в ушах (струящийся из наушников) заглушает звуки выстрелов, громкий мужской бас, и последующий ему посмертный крик.
(Ей-богу, визжит, как девчонка – и так каждый раз: не убивай меня, я заплачу, сколько хочешь, мать твою, аааа).

Упс, триггернула крючок раньше, чем следовало, — губы расходятся углами к подбородку, гримасничая, - будем считать, будто он начал первым?

В конце концов, сегодняшняя цель – не более чем мусор, который давно уже следовало кому-то да вынести. Увы, бляди из Камарильи не любят манжеты марать и чувствовать себя причастными к чему-то, что дурно воняет, посему работу берут те, чьи руки давно уже по локоть в крови — например, Фрэнк. Собака, чей нос всегда учует запах запекшейся крови.
Стремительным шагом Блэкхарт преодолевает фойе и толкает тяжелую дверь, за той – еще два смертника ряженных (господи, только не говорите, что сегодня ебучий Хэллоуин); Айден рычит, скалит зубы – делает выстрел.

Клик-клак.

Затем и второй.

Кровавое месиво, облепившее выкрашенные изумрудной краской стены, создает своего рода искусство – такое, какое способен оценить лишь больной рассудок конченого упыря. Каждый узор, как строчка из песни. Шумной, немелодичной, и поет ее (скорее всего) кто-то без слуха и голоса. Но Айден нравится. Она искренне прётся.

Эй, босс, глянешь сюда?

В гостиной разлеглись экспонаты музея мадам Тюссо – восковые (мясные, черт подери) манекены облепили дорогие диваны, истекают почерневшей жижей на ковры, что стоят больше, чем вся ебучая жизнь собачонки; Айден округляет глаза в подсчетах – один, два, пять, десять, двенадцать. Кладбище ночных бабочек не более чем просто не выключенный ночник.

Кажется, пропавших леди мы с тобой нашли. И где прячется главная гнида?[icon]https://i.imgur.com/vzdQvTQ.gif[/icon]

Отредактировано Aiden Blackheart (2021-05-27 05:14)

+1

4

[icon]https://i.imgur.com/0xvEdL3.gif[/icon]Что ж, дрянная девчонка (к которой Фрэнк, однако же, был по непонятным даже для него причинам привязан) вновь пустила работёнку под откос. Да, потом он обязательно сорвётся, но сейчас не было времени. Звуки боя, ставшие привычными за всё это время, не давали Егеру даже шанса подумать о чём-то посложнее, чем поднять ствол своей М4 и тремя отсечками по три патрона уложить ближайших телохранителей, после чего ретироваться за ближайшую колонну. Блять, как же он обожал все эти вычурные колонны, служившие неплохим таким барьером для пуль. Да, конечно охрана была вооружена преимущественно малокалиберными пистолетами, но всё же...

Судя по звуку - Беретты, - пронеслось в голове у Фрэнка, когда тот прикончил ещё одного "костюмчика". Конечно, для давно подохшего тела мужчины эти выстрелы не более чем укусы (по крайней мере, некоторое их количество), однако старые привычки, которые были вбиты ещё курсом молодого бойца выветриваются с трудом. Зато оторва веселится. Фрэнк не перестает удивляться, насколько рано ей пришлось повзрослеть... Хотя, чаще он думал, что она не смогла повзрослеть вовсе, и что всё это для неё - какая-то дикая игра, салочки со Зверем, что сидит внутри и норовит взять контроль.

- Сдохни, урод, - доносится до уха Фрэнка. Он разворачивается, и благодаря обретенным после "воскрешения" рефлексам чудом успевает отклонить голову в сторону, и пуля телохранителя проносится возле уха. Неприятный свист, а после - тишина. Оглушение от звукового удара, проходили не один раз. Но, воспользовавшись замешательством Егера, "костюмчик" валит того на землю и отшвыривает его карабин куда подальше.
- Ты мой, сука, - шипит он, приставляя пистолет к челюсти Фрэнка. Впрочем, делал он это слишком медленно. Наверное, бедолага не сразу понял, что случилось, когда прямо в его шею впились острые, звериные когти. Алая струйка стекала по кисти гангрела, а запах дурманил. Одна из причин, почему Фрэнк ненавидел переходить в ближний бой. Откинув засранца в сторону, Фрэнк поднял с пола оружие и осознал, что всё было окончено. По крайней мере пока.

Стареешь, - укоризненно подумал Фрэнк, обращаясь к самому себе, но из раздумий его вырвал голос девчонки, донесшийся до уха. Решив не заставлять её ждать, он пошел на звук, попутно кое-как вытерев кровь о костюм одного из лежачих тел. Чтобы хоть на что-то сгодился.

Медленным шагом проходя по следам присутствия Айден, Фрэнк не мог отделаться от мысли, что видел чистый хаос. Кровавые узоры на некогда чистых стенах, тела, изувеченные зарядами дроби...
А она быстро учится, да?

- Что там ещё, малая? Если в очередной раз... - рычит он, подходя ближе. Впрочем, открывшийся вид заставляет Фрэнка осечься, - ёбанный урод.
Лицо вампира мигом меняется. Кулаки его сжимаются до хруста, а глаза... Глаза наливаются безумной яростью. Айден крайне редко приходилось видеть его в таком состоянии. И, наверное, оно к лучшему. Десятки тел, неровные, дикие укусы, оставлявшие на их шее не две аккуратные дырочки, а рваные раны... Он видел такое уже тысячи раз, но к этому просто невозможно привыкнуть окончательно. Разве что теперь это вызывает не шок и ступор, как раньше, а пробуждает ярость.

Ублюдок. За что же ты заплатил, говна ты кусок, - пытаясь совладать с клокочущей в самом нутре яростью думал Егер. Спасибо Вилл за дельный совет: если внутри начинается пожар, то лучший способ его потушить - мысли. Именно способность мыслить отличает нас от животных.
- Пока не знаю, малая, - абсолютно холодным голосом произнёс Фрэнк, вешая М4 на плечо, - но определенно где-то здесь. И когда мы его найдем - ему пиздец.

И только гангрел хотел перейти в следующую комнату, как его за ногу схватила одна из девиц.
- П-прошу... - хрипела она с характерными булькающими звуками. Практически божественное чудо, что та была жива. Чудо, но Фрэнк не был ангелом-хранителем.
- Блять, - рыкнул он, доставая из-за пояса М1911, - прости, девочка.
Выстрел. Занавес. Чуда не случилось. Зато работа по обеспечению Маскарада выполнена на пять баллов. Молодец, Фрэнк. Держи свою кость. Да, он будет утешать себя тем, что кровопотеря была слишком обильной и её всё равно не спасти, но факт от этого не меняется - именно он спустил курок. И лишь одно чувство трепетало внутри, выворачивая мёртвые внутренности. Думаете, это стыд? Ха-за, вы, видно, плохо знаете Фрэнка Егера. Внутри остался лишь гнев. Гнев, которому требовался выход. Хорошо, что в следующей комнате, судя по звукам, готовилась засада.
- Но не волнуйся, эти мудаки не отделаются так же легко. Ты готова, малая?

+1

5

Бах – и под ноги вьётся, словно навязчивый глупый котенок, багровая вязкая струйка (ботинки разносят чужое ДНК по дереву дорогого паркета, будто грязь). Айден не щурит глаза, не моргает (слизистая не нуждается), но прикусывает губу до едва уловимого хруста – внутри остатки живого бьются о клетку ребер беспокойным птенцом, сбивает клюв в сухое крошево и теряют последние перья в пылу. Не больно – нет – но неприятно; животное внутри злится и скалит острые зубы (видишь – с них стекает прямо на лапы слюна).

Айден не морщится, но до хруста сжимает свои кулаки.

Жизнь несправедлива, — слышит она однажды, и эта фраза набивает оскомину уже в отрочестве; такое клише. Богатые пожирают бедных, бедные изъедают чернеющими зубами спирт – псина наживо грызет горячую кошачью глотку, по ветру пускает пух; хищник истаптывает черепа повергнутых в пыль. Все это – не более чем природный цикл – жаль, что девчонка в рот ебала установленные кем угодно правила. Сама она – ебанное исключение, как и все ходячие мертвецы.

Айден не морщится, но тихо рычит.

Обмякшее в долю секунды тело доселе подыхающей проститутки превращается в манекен – хочешь, подергай ручки и так, и эдак, и во что-то красивое приодень – в нем нет ничего живого, хотя за мгновение до «ровно сейчас» в груди теплилась какая-то жизнь. Айден предпочитает не думать, насколько легко выжать ее из недр сосуда, состоящего из мяса да хрупких костей (помнится, когда-то сама такой и была).

Да? Быть может.

Какое дерьмо, — сплевывает духоту под ноги, — Фрэнк, ты говорил – ничего серьезного.

Животное изнутри царапается когтями толстыми – воет: пусти; сбрось толстый поводок с острых костяшек, да пади на колени пред тем, что воли неистово ждет (Айден думает секунду, другую – nah – иди ты в пизду).

Она – пока что – сама себе вполне неплохая хозяйка, пусть и пускает в ход заточенные клыки. Оружие – звучит славно; ощущать, как из-под импульсов длинных пальцев исходит маленький взрыв, затем и другой – безусловно, приятно. Но далеко не так же, как железо, застрявшее под толщей животных когтей.

Айден не морщится, но, невзирая на злость, умеет (наверное) веселиться.

Поэтому когда в комнату влетают четыре мясных костюмчика, без напускного сожаления, без лишнего промедления бросается на одного из них и срывает грудной покров – по анатомии оценки были паршивые, почему бы не изучить ее прямо сейчас. Айден вгрызается в пульсирующую кровавым бешенством глотку – по ней течет горечь и гарь; волосы сбиваются в багровый комок (капли с них опадают на высокий лоб, застилают ресницы – стекают слезами кровавыми по щекам).

Чувствуешь? Это оно.

Оружие – правда клево. Но когти, впивающиеся в розовое, живое, сочащееся жизнью мясо – пиздаче в разы.

Тараканы расползаются по подвалам, — хрипит сквозь белые зубки, — туда и пойдем?

Ожидаемо, миньончики будут прибывать один за другим – их работа незамысловатая – по приказу преданно умирать (видишь, как незатейливо скачут на задних лапках – жалко глотки вскрывать). Айден скалится – жажда вредно царапает горло, неистово хочется пить; но на работе не жрут (отчеканено где-то на самой подкорке почерком неровным из-под тяжелой руки Фрэнка) – на работе ебашат, как черти.

И Айден ебашит. В мягкий фарш разъебывает каждое тело, перекрывающее намеченный путь.[icon]https://i.imgur.com/vzdQvTQ.gif[/icon]

Отредактировано Aiden Blackheart (2021-08-30 03:16)

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/0xvEdL3.gif[/icon]Хруст дерева. Нервы у салаг сдали первыми. Видимо, звуки выстрелов в соседней комнате, а после - гробовая тишина в эфире делали своё дело. Четверо. Двоих Фрэнк кладёт сразу, вскидывая ствол пистолета и лепя промеж глаз два красивых входных отверстия. Жаль, что на затылках у них теперь красуются миниатюрные кратеры, украшая стены позади смесью из крови и мозгов.
Профессионалы, блять, - сплёвывая, думает Фрэнк, оборачиваясь на остальных из вошедших. Поздно. Малая уже вовсю резвится. Вот один оседает на пол, булькая что-то нечленораздельное. Изо рта вырывается хрип и струится кровь. Его напарник по несчастью лежит рядом, с дырой уже на шее. Дырой рваной, неопрятной. Вокруг брызжет железо.
- Блять, ну не вскрывай ты им артерии, - с напускным раздражением говорит Егер, поудобнее перехватывая пистолет и направляясь в комнату, откуда вышли горе-телохранители.
- И не жрать на работе, - бросает он, не оборачиваясь.

- Сдохните, монстры ебливые! - доносится до правого уха Фрэнка, когда тот оборачивается. Секунда, и вот уже его корпус повернут к источнику голоса, а вместе с ним и ствол пистолета. Палец давит на спусковой крючок. Поздно. Выстрел оглушает, а тело гангрела летит назад, с характерным звуком шлёпаясь о колонну. Белый окрашивается кроваво-красным. Дробовик оставил в животе Егера зияющую дыру, а в ушах не раздавалось ничего, кроме звона. Дрожащий, явно желающий сбежать подальше телохранитель медленно подходит к Фрэнку, передергивая затвор. В неожиданно сменившейся какофонии из взрывов и криков внезапно застыла гробовая тишина, которую сейчас на миг разрушила лишь дымящаяся гильза 12-го калибра, с глухим пластиковым стуком ударившаяся о деревянный пол.

- Ч-что вы такое?.. - дрожащими губами спросил "костюмчик", утыкая ствол прямо в лоб Фрэнка, когда тот открыл глаза. Глаза, в которых сейчас угадывалось так мало человеческого. Рывком когтистая лапа отвела ствол дробовика в сторону. Гром выстрела рассёк тишину, после чего человек издал истошный крик, когда гангрел с зияющей в груди дырой вскочил и, рыча, со всего размаха ударил того в нос. Омерзительный хруст, обмякающая рука выпускает дробовик и хватается за лицо. Удар такой силы, вероятно, вбил нос прямиком в череп. "Костюмчик" уже не жилец. Но жутко улыбающийся во всю ширину своей пасти Фрэнк явно жаждал продолжения. Перехватив внезапно освободившийся дробовик за ствол на манер биты, он со всего маху впечатал деревянный приклад в голову телохранителя, отчего тот рухнул за землю.

Фрэнк рычал, пока рывком опускал ногу, обутую в тяжелые военные берцы, на голову человека. Удар. Голова стала мягче. Ещё удар. Раздался характерный хруст кости. Удар. До звериных ушей донесся ещё более явный треск человеческого черепа. Удар. Хруст сменился хлюпающим звуком. Удар. И на этот раз нога опустилась уже на пол, заставляя глазные яблоки лопнуть, а мозг превратиться в мешанину из плоти и осколков костей. Ухо гангрела дёрнулось на звук открывающейся входной двери.
А вот и подкрепление, - пронеслось в голове у Егера, когда тот обернулся, широко улыбаясь. И в этой улыбке не было вообще нихуя хорошего.

Отредактировано Frank Jaeger (2021-08-30 02:43)

+1

7

[icon]https://i.imgur.com/vzdQvTQ.gif[/icon]

Вязкая горячая жижа облепляет камень ее подбородка – скатывается багровым градом по рвущейся иступленным (животным) рыком глотке, забивается топкой мякотью под ворот грязной футболки
(меж въевшихся намертво в дешевую ткань пятен поглядывает на мир демонический Микки Маус, он тоже оголил свои зубы: широко – по-диснеевски – улыбается во весь рот).

Айден закатывает глаза, ощущая на кончике языка последние мгновения чужой жизни – не смакует, сказали: нельзя. Ведь железо – пьянит,
но свинец – качественно отрезвляет;
и ее слух рвет на части громкий хлопок.

Мир, вокруг алыми бутонами расцветающий, опадает под ноги отдельными рваными кадрами: запятнанными багром лепестками –
удивление, боль, горечь, бесцеремонно осевшая на губах, первородный гнев и месиво, месиво, месиво: затем оборванная кинолента, резво вокруг бобины пару раз обернувшись, протяжно свистит. Айден морщится – то ли от расползающегося медленно по ушам гула, то ли от скучной сцены разворачивающегося кино.

- Стареешь? – сплевывает кровь под ноги, оголяя ехидно клыки.
Не то, чтобы сейчас было хорошей идеей злить Фрэнки – было неприятно цепляться даже о периферию его одичавших глаз – но промолчать ее заставит только вырванный с корнем язык.
(И то, на ближайший час).

Топот модненьких туфель по холодному кафелю приводит в чувство – заводит разыгравшийся не на шутку инстинкт охоты: Айден, рассмеявшись гортанно, стреляет из подобранного оружия куда-то в сторону источника освещения – после очередного хлопка с неприятным хрустом стекло путается в ее скомканных волосах.

И меркнет свет.

- Где там мои слепые котята? Люблю котят, - бросая на пол бесполезный (вот бы только не проронить это вслух) кусок металла, без лишнего промедления подается вперед: растопыривая коготки, все еще держит мысленно послушного Зверя за поводок;
тот клыки оголяет, ворочается обеспокоенно, сквозь зубы фырчит: но (пока) лишь преданно ждет заветной команды «фас».

Назад не оборачивается, ведь знает – старик будет в полном порядке, уже через пару часов послышится его бесконечный бубнеж. Но пока (чем-то, что зарыто внутри – и достаточно глубоко) ощущает: лучше не таращить на него свои большие глаза – от того взгляда внутренний Демон воет болезненно (в угол иногда забивается и протяжно скулит).
Однажды ей говорят – такова иерархия. Проблема лишь в том, что Айден в душе не ебет, что же это, блядь, такое вообще.

+1

8

[icon]https://i.imgur.com/0xvEdL3.gif[/icon]

Хлопок малого калибра. Свет потух. Кровавому представлению давно пора завершаться. И Зверь с удовольствием выйдет на поклон. Дробовик также со звоном металла падает на пол. Оружие тру́сов. Монстр внутри его презирает. Ведь какое удовольствие в убийстве, когда на руках не застывает железо, а пасть не орошает сладкая витэ?

Фрэнк кидается к ближайшему телохранителю, с ужасом пытающемуся включить фонарик. Конечно, ты же не видишь в темноте. Ты находишься ниже в пищевой цепи. И именно поэтому фонарик вываливается из сломанной руки. Чертовски хрупкой руки. Но упасть на землю ему не суждено, ведь вскоре Йегер с силой вбивает рукоять прямо в рот незадачливого "костюмчика", заставляя того давиться металлом вперемешку с крошевом из зубов. Паскудная смерть.

Второму повезло больше, ведь ему Мясник просто вспорол глотку бритвенно-острыми когтями. Зверь воет. Но не от удовольствия. Он вопрошает лишь об одном. Какого дьявола ты не пьешь? Вокруг столько крови, её аромат впивается в ноздри, заставляет забыться в кровавой ярости.

Каким был, таким и остался, пёсик, - доносится до ушей твёрдый голос. Кажется, в периферии зрения мелькает рыжеволосая тень.

И всё же гангрел не забывается. Когда гул утихает, дрожь в теле от ража также сходит на нет. Подобное каждый раз навевает нехорошие воспоминания. Те, которые вампир предпочитает не ворошить.

- Нам туда, - кивает Фрэнк на дверь, откуда вышли "котята", утопленные в собственной крови. Мысли всё ещё немного путаются, но в голове уже вновь всплывает план особняка. Пришла пора кончать со всем этим. К тому же, судя по гробовой тишине, "костюмчиков" здесь больше не осталось. Из глубины здания доносятся лишь всхлипы и копошение, доступные только для их острого слуха. Фрэнк идёт нарочито громко, и его шаги эхом разносятся по мёртвым коридорам. Он делает это осознанно. Падаль должна ответить за то, что сделала. А ещё она должна бояться.

Отредактировано Frank Jaeger (2022-02-16 15:30)

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » ULTRAVIOLENCE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно