horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » вернись, и я прощаю


вернись, и я прощаю

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

крикнули, а эхо : "ещё раз"
scaramouche, venti

https://i.ibb.co/LrC6Lc4/ezgif-2-9fb210fc5a.gif  https://i.ibb.co/QJf32p7/ezgif-2-138c4a82c3.gif

красный шум разбивает эту залитую лунным светом ночь на куски

Отредактировано venti (2022-07-27 18:17)

+1

2

[indent] Это нелепо, думает Скарамуш, цыкая языком и наблюдая за анемо архонтом, что весело смеётся в компании Путешественницы. Он не понимает как кто-то «такой» мог вообще стать архонтом.

[indent]Скажите, что это проблема самого Сказителя, что слишком остро реагирует на тех, кому сила досталась просто так, а он снова остался не у дел? Возможно, но нет. Тут скорее вопрос к тому, почему у него, как у потенциального электро архонта глаз бога анемо.

[indent]Возмущений полные кармашки, как и желание как следует потрясти этого несчастного, требуя ответов. Возможно даже агрессивно, но требовать.

[indent]Но, Барбатоса приходиться оставить на «десерт», ведь вот так вот вламываться к кучке героев не хотелось бы. Нет, проблем он бы себе не заработал, а вот нежелательного внимания – да.

[indent]Данную местность он знает довольно хорошо, а потому отходит от города, проводя остаток дня на пляже, кидая мелкие камешки в воду. Смотря на небольшие волны, что накатывают на берег и откатываются назад, утягивая за собой цветные камушки, которые Сказитель так старательно кидал в воду.

[indent]Что-то вроде умиротворения накатывает к моменту, как солнце начинает прятаться в глубинах холодных вод, утаскивая с собой и зудящее под кожей раздражение. Ему нужен один конкретный человек. 

[indent]Только караулить около города или опускаться до того, чтобы скрыто от стены к стене передвигаться он не станет. Это вот уж точно того не стоит. А потому решает пойти посмотреть пока есть время, где ж там «бедная» Синьора встретила свою смерть. Ещё и от кого? Ха-х слабая, самодовольная и нет, Скарамуш не считал, что плохо говорить про погибших – плохо.

[indent]Плохо – это самовольничать, так в открытую воровать чужие гнозисы и настраивать против себя и Фатуи в целом. Не то чтобы плохо, глупо.

[indent]До места где она погибла, Сказитель не доходит, не потому что ноги устали и песок уже начал раздражать, нет. Глупые Кайраги решили устроиться в пещере, мешая пройти дальше.

[indent]Ну вот не удивительно, что сам Скарамуш был столь агрессивен по отношению ко всему живому в Инадзуме. Он что, трогал их? Глупые создания. Да, теперь то он не брезгуя, использует свои электро силы, которые учёные и Доктор в своё время сумели разблокировать в нём.

[indent]Потому что было что-то странно неправильное использовать анемо силы. Что-то чужеродное, будто бы его вторая личность, слишком мягкая, чтобы признавать её и показывать миру.

[indent]К моменту как Сказитель избавляется от недругов, он ощущает затылком чужой взгляд. А оттого недовольно хмурясь, оборачивается на незваного гостя уже будучи готовым атаковать, но застывает на месте в удивлении.

[indent]Что в общем-то несвойственно для самого Скарамуша, он не успевает скрыть собственного удивления. Барбатос собственной персоной. Неужели почувствовал днём его присутствие? По правде говоря, сам Предвестник понятия не имел как именно архонты чувствуют своих подопечных и чувствуют ли их вообще.

[indent]Или дело ещё в чем-то другом? Скарамуш ощущает знакомую силу, ту, которая дарит Царица своим подданым. Но вряд ли бы архонт согласился использовать глаз порчи. Тогда что? Это может быть интересным, наверное.

[indent] [indent]— Разве тебя не учили, что следить за людьми невежливо?

+1

3

[indent] Из-за этого непродолжительного морского путешествия его всё ещё ведет из стороны в сторону; но ведь прошло уже прилично времени с тех пор, как он ступил на землю, точнее – как он выпал из ящика, что предназначался для перевозки грузов, прямо под ноги генералу комиссии Тэнрё. Хотя нет... его ведет из стороны в сторону вовсе не из-за этого. В местных заведениях подают прекрасное саке, не говоря уже о пряных закусках и о радушии местных жителей. Может быть всё это обусловлено атмосферой грядущего праздника; может быть всё из-за того, что инадзумцы наконец ощутили эту свободу – возможность общаться с гостями из-за моря, торговать без трудностей, кому-то удалось воссоединиться с семьями. Фестиваль Иродори – глоток свежего воздуха в эти непростые времена. Занавес с островов, подконтрольных сёгуну, пал, так что теперь всё будет немного иначе. Будет одновременно просто, и возникнут некоторые сложности. Особенно – для некоторых персон.

[indent] Венти, смеясь, переговаривается с Путешественницей и Паймон, делится своими планами на ближайшее время, традиционно состоящими из дегустации местного алкоголя и любовании красочными пейзажами, тут же замечая, как поодаль мелькает тень. Знакомый отблеск в фиалковых глазах – ненависть и презрение, но где-то в глубине – безграничная тоска. И Венти понимает, ведь отзеркаливает это в один момент, замолкая и пронизывая взглядом теперь лишь тени от пышных деревьев юмэмиру; в той стороне опадающие мягкие листочки сакуры резко взмываю вверх и снова начинают плавно опадать на остывающую землю. Солнце постепенно садится, а незримый гость Иродори остался таковым для всех. Однако только не для Венти.
[indent] Люмин, заметив, что бард притих, интересуется о его самочувствии. Тот шкрябает затылок и оправдывается, что якобы забыл об одном неотложном деле – ему срочно нужно встретиться с главой комиссии Ясиро по поводу решения одного вопроса, конкретику которого не стал вносить в виду отсутствия времени. Пообещав, что они обязательно поговорят позже о легендах Касэн, направился прочь от главной площади, на которых уже Альбедо приступал к рисованию, по лестницам выше – там возвышалась статуя смиренного сёгуна и её замок. Ну, если это можно было так назвать. По рассказам то же самой неугомонной Паймон [ Люмин на этот счёт предпочитала хранить молчание ] свой конец нашла в этой зале Синьора от руки Райдэн – Тэнсюкаку. При воспоминании о предвестнице в груди кольнуло больно быстро, а после – растеклось липкое тепло, подолгу отдающееся пульсацией в кончиках пальцев рук. Пусто, в груди было пусто – как будто связующую нить оборвали, сняли с поводка, что держал его до этого времени. Был вольным, пускался в полёт, но всё равно ворачивался из раза в раз – не по долгу, но по любви к своему народу.
[indent] Был риск повстречать тут Эи и нарваться на конфликт из-за такого бесцеремонного вторжения, но Барбатос очень хочет увидеть, как пепел – всё, что осталось от Лоефальтер – ещё не успел осесть и остыть. Стражники уже окидывали чужеземца настороженными взглядами, но вдруг бард, остановившись у главных ворот, где проглядывались традиционные сады камней на территории замка сёгуна, развернулся вправо и пошёл прочь. Минуя очередных стражников, статую Райдэн, вдоль высокой кладки стены под недоумённые взгляды. Слух ласкал треск, разрываемый в клочья водную гладь и живую плоть; крики с обещаниями прикончить быстро или помучиться подольше; хрипы умирающих, презрительный смешок. Нет, Барбатос слышал многим больше – его волю к жизни, его лёгкую поступь и мимолётный взмах ресниц. Скарамуш, сам того не понимая [ или в полной мере осознавая? ] призывал к себе Барбатоса.

[indent] Тела кайраги рассыпались в прах, оставляя после себя лишь кляксы крови на изящной дуге песка, листьях кустарников и на кромке воды. Небольшая пещера, прямо под главной башней замка сёгуна, была скорее прибежищем для контрабандистов и самураев-отступников. Тут находились ящики и пузатые матерчатые мешки, пара лодочек с вёслами чуть дальше, где начиналось уже море. Где-то у стены на земле – пара спальных мешков, след от костра и походный котелок. Лишь точка для пережидания и почти наверняка одна из многих. Ох, знали бы стражники, что под носом у них твориться. Но Венти, разумеется, никому и ничего не скажет.

[indent] На удивление – искренняя радость. Он на самом деле рад ему, истосковался, соскучился.
[indent] - Это не считается, ты сам меня позвал, - а ещё не скажет и слова о том, что буквально сегодня, ну несколько часов назад, Скарамуш сам предпочитал наблюдаться за ним со стороны. По неясным причинам. Нет, конечно, причины были ясны, как безоблачное небо, - ступать так явно перед всеми – огромный риск. Что же Сказителя держит в Инадзуме? Есть ли хоть что-то, ради чего он может возвращаться на родину? Дарованная некогда свобода должна была оказаться долгожданным исцелением. Барбатос думал, что Скарамуш покинет эти земли, но вот как всё обернулось... и это ведь без учета того, что он спутался с Фатуи и Царицей.
[indent] Пройдя мимо него и миновав переплетения многочисленных ручьев и мелких луж благодаря плавной левитации, Венти оказался у ящиков, намереваясь обнаружить в них контрабанду алкоголя, которую следовало в срочном порядке уничтожить. Не в прямом смысле этого слова.
[indent] - Так с какой целью ты тут? – Приглушенно из-за того, что практически по пояс Венти оказался в ящике, роясь средь рулонов дорогого шелка и томов книг Издательского дома Яэ. Вынырнул-таки обратно с вином из одуванчиков, плюхаясь прямо на траву у ящиков, занявшись откупориванием бутылки, при этом озорно посматривая в сторону Скарамуша. – Соскучился?
[indent] И без детализации: по дому он соскучился или по самому Барбатосу.

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » вернись, и я прощаю


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно