horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » shaking the thoughts from my head


shaking the thoughts from my head

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

fenris x hawke
https://i.imgur.com/vPgVI7k.png

[nick]fenris[/nick][status]hatred as a second skin[/status][icon]https://i.imgur.com/qDjpFoz.png[/icon][sign] [/sign][lz]<center><small>and if <a href=profile.php?id=268><b>you</b></a> die i wanna die with you</center></small>[/lz]

Отредактировано Neria Surana (2022-08-18 23:08)

+1

2

Хоук старался не оглядываться, сохраняя свою голову покрытой, избегая чужих глаз. Если до этого — у него было только письмо от Варрика и просьба держаться от Киркволла подальше, то со временем все больше и больше незнакомцев посещали город и с горящими глазами спрашивали, где им найти Гаррета Хоука. Лучше было — когда они врывались в «Висельника» и интересовались «Чемпионом Киркволла». Хоук пару раз из-за этого прятался за квартал от таверны, предупрежденный хорошими знакомыми. Ему казалось, что стоит отдать должное бармену, который, натирая бокалы, красноречиво говорил, что не видел никакого Хоука. Или что в последний раз он заходил неделю назад, или вот, кажется, недавно его видели в Лоутауне... Он думал, что придется доплачивать за лишнюю фантазию, но бармен только отмахнулся от предложения: «Чтобы там ни было, это не мое дело, сер Хоук, но на вашем месте я бы покинул Киркволл. Они же ведь не уменьшаются, еще и денег пообещали. Берегите себя, сер».

«Я буду», — тогда Хоук сказал это, прежде чем обернуться и покинуть город. Зайдя в особняк, он собрал необходимые вещи и набор зелий, потрепал Кэя, с грустью наблюдая, как резвится мабари. Попрощавшись с прислугой, он ушел, покидая Киркволл крайней дорогой.

Хоук предпочитал долго нигде не задерживаться, меняя части Тевинтера как перчатки. Где-то — он все еще выполнял старую работу, берясь за заказы. В основном он предпочитал обходиться малой кровью, но иногда — выходило не очень. В такие моменты он только смывал кровь с ладоней под тусклым светом в местной таверне, предпочитая запить все элем и игнорировать усилившуюся горечь.

В одной из таверн, Хоук услышал что-то условно знакомое. Мясо и пиво перестали его так интересовать и он откинулся на спинку, прислушиваясь. Осознав, что это выглядит слишком подозрительно, он все же вернулся к мясу. Теперь уже жевал не так активно, ловя чужие слова.

Компания рядом негромко переговаривалась, обсуждая «какого-то эльфа», за которым тянулся приличный след. И если часто это не было в центре внимания и жители даже благодарили его, потому что жертвой становились и всякие «мерзавцы», то нашлись те, кто считал, что это пора заканчивать. Кажется, «эльф» вышел из-под контроля и убил о-о-чень важных людей: тут Хоук напрягся. Говорят, он не оставил от бедняг и сердец. Закончился разговор стуком чужих кружек: обдумывая полученную информацию, Хоук и сам пригубил пива, поморщившись. Вкус у него был хуже, чем у мяса.

Он скрестил руки, чтобы после — тяжело вздохнуть и подняться. На ладонях все еще сохранялся вкус от мяса и соли, на губах — алкоголя, но в голове — тяжелые мысли.

Они не виделись с Фенрисом порядочное время, но ему не нужно было и листовки «разыскивается», чтобы понять, кто стоял за произошедшим. Так это было или нет — ему было не так интересно. Он не собирался его осуждать или корить — Хоук сам был не святой, но помочь хотел.

— За пиво и мясо, комнату можно не подавать, — Хоук поставил тарелку и поморщился. — Где у вас рукомойник?

Умывая лицо резкими жестами, пытаясь протрезветь (он уже почти пожалел о выпитом) и заодно избавиться от запаха мяса на руках, Хоук поднял взгляд, слегка скосив глаза. Рядом весела ориентировка на Фенриса, как он, в принципе, и думал.

Хоук не стал тратить время зря, оседлав коня. После того, как он вышел из таверны, он решил навести справки, и так — направился в сторону Штормового берега. Ночь была темна и его путь озаряли только звезды. В ином случае Хоук бы остался в таверне, но сейчас лучше было бы не терять времени. Коня он оставил в пабе рядом, войдя в лес своим ходом. Доспехи, как и капюшон, что скрывал его лицо, успели намокнуть. Ткань неприятно осырела, вызывая только желание снять вещи и хорошо прогреть кости. Отросшие волосы падали на лицо, периодически мешая ему. Дождь никогда не был его любимой погодой.

Лес был шумен: недалеко, он услышал разговор, что сменился брязгом оружия и руганью. Хоук подоспел как раз вовремя, делая подсечку одному из бандитов и быстро нанеся удар. К магии он тоже прибегнул, одним жестом раскручивая посох. Нескольких бандитов — он оглушил, чтобы избавиться от проблемы. Фенрис и сам неплохо справлялся, судя по тому, что убитых было больше, чем один.

Хоук попытался восстановить сбитое дыхание, сжимая посох. Он широко улыбнулся, слегка поморщившись: кажется, во время драки, ему задели лицо. На адреналине, он не ощущал пока боли, но бровь неприятно щипала.

— Давно не виделись, Фенрис. Мы с тобой неплохо справились, прямо как раньше, — Хоук сделал паузу, восстановив дыхание, чтобы выровнять голос и следующее сказать четче. — Хороший портрет ты себе выбрал, но кажется, теперь им придется делать еще один. Надеюсь, мой у них выйдет получше, — Хоук не скрывал иронии, при этом все также улыбаясь, прищуривая глаза и пытаясь распознать эмоции на лице Фенриса. Он на него злится или так рад видеть? Что был повод для обоих вариантов — это Хоук прекрасно знал.

Отредактировано Garrett Hawke (2022-08-24 23:11)

+1

3

хоук пропадает из его жизни так же, как и появляется в ней — ночью и без предупреждения.

не найдя гарретта на соседней подушке, фенрис, по началу, не переживает — может, тот решил прогуляться по киркволлу, заглянуть к варрику или разобраться с чьей-нибудь очередной проблемой. фенрис жмурится и засыпает обратно, утыкаясь лицом в чужую подушку [пахнет пивом, мокрой псиной и солёным воздухом].

когда же гарретт не возвращается к ночи, фенрис начинает переживать. в животе сплетается тугой комок тревоги, в голову — лезут мысли, одна неприятнее и страшнее другой. к счастью [или нет, если фенрис до него доберётся], гарретт хоук оказывается жив. варрик рассказывает без подробностей, возможно, сам их не знает [в чём фенрис сомневается], но в голосе и взгляде читается… вина? фенрису хотелось бы верить в это, но в голове набатом стучит мысль — гарретт хоук сбежал из города, ни словом не обмолвившись с ним [зато варрик, почему-то, в курсе; мысль до одурения больно колит за грудиной].

фенрис для гарретта — пустое место.

гнев закипает в нём так быстро, что он не успевает сдержать себя — срывается на варрике, гремит тирадой, ударяя по стене кулаком, и льёт ядом на гарретта, мать его, хоука.

— будь ты проклят, гарретт хоук, — рычит фенрис, сжимает кулаки и жмурится.

желчь заполняет нутро, колкие мысли вытесняют всё остальное. доверие рвётся хрупкой нитью, и фенрис проклинает себя за то, что связался с гарреттом, доверился и посмел надеяться.

гарретт — такой же мудак, не заслуживающий доверия, как и все остальные.

фенрис предпочитает справиться со всем этим знакомым способом — напиться в «висельнике» до тошноты, а затем ввязаться в драку в вонючем переулке по пути в верхний город. на этот раз он не прибегает к силе меток, предпочитая старый добрый мордобой [чужие кулаки вытряхивают из него мысли о гаррете, не до конца, но достаточно, чтобы дойти до бывшего поместья и расплакаться уже там].

киркволл становится тошнотворным напоминание о гарретте — он слышит его имя на улицах, от прохожих, храмовников и городской стражи; от торговок, выпивох и портовых рабочих. фенрис топит чувства в тевинтерском вине.

спустя неделю он собирает вещи и покидает город.

без денег — туго, и фенрис обращается к делу, которое умеет лучше всего — наёмничество. он не выясняет подробностей и деталей, берётся за заказы и выполняет их быстро и — чаще всего — кроваво. в какой-то момент он подслушивает разговор в порту камберленда — то были моряки, участвовавшие в перевозке рабов в тевинтер.

ночью фенрис освобождает рабов, убивая всех остальных. пара гульдеров наёмникам, и фенрис выходит на самого магистра, живущего в вол дорма.

следующие полгода он посвящает убийству всех работорговцев, до которых может дотянуться. всё чаще — высокопоставленных магистров и людей власти, всё чаще — тех, чья смерть может озаботить общественность и вызвать проблемы. фенриса, кажется, это не волнует. фенрис вкладывает всю свою злость и глухую ярость в каждое убийство. фенрис не даёт себе продыху, фенрис глушит собственные мысли наёмничеством и алкоголем.

однажды фенрис оступается — на следующий день после убийства он видит плакаты с собственным лицом по всему городу. на следующий день он спешно собирает вещи и спешит скрыться подземными проходами, ввязываясь в засады желающих получить золото за его голову. после одной из таких фенрис уходит с глубокой раной в ноге, прихрамывая.

метки после бесконечных стычек жгут раскаленным металлом кожу, но фенрис стискивает зубы и добирается до густого леса на окраине города. дождь глушит, и он не сразу замечает очередных наёмников, не успевает уклониться от стрелы, пущенной в плечо. он отшатывается, поднимая взгляд на людей. лязг металла, и они оголяют мечи. фенрис тянется за своим. он отражает парочку ударов, но боль в ноге подводит, и следующий оставляет глубокий порез на щеке. фенрис шипит, отшатывается и сплёвывает кровавую слюну. фенрис краем глаза замечает вспышку и движение.

маг.

фенрис моргает, пытаясь разобрать лицо в темноте, но отвлекается на напавших со спины бандитов. меч свистит дугой, прорубает двоих насквозь. собравшись с силами, фенрис вырывает сердце последнего и раздавливает его ногой.

лес затихает, и шум дождя оглушает.

фенрис дышит тяжело, адреналин спадает, и он чувствует усталость и боль, наполняющие тело. но почти забывает о них, слыша знакомый голос.

его голос.

фенрис вскидывает голову, впиваясь взглядом в чужое лицо. и наконец признаёт гарретта. мокрые волосы лезут в лицо, но фенрису это совершенно не мешает.

дыхание ускоряется. фенрис дышит тяжело и хрипло — но не от боя, а от переполняющей злости, от гнева, от желания разбить лицо гарретту и больше никогда его не видеть. он щурит глаза, откидывает меч на землю и рукой хватает гаррета за лицо, впиваясь пальцами в кожу. метки вспыхивают во тьме. он напирает резко, вдавливает гарретта в дерево, смотрит снизу вверх, в карие глаза.

— fasta vass! ты думаешь, ты можешь явиться спустя столько времени и вести себя, как ни в чём не бывало, гарретт?! — фенрис глухо рычит, обдавая сбитым дыханием чужое лицо. —  лучше бы ты провалился сквозь землю, хоук.

чужое легкомыслие и шутки раздражают. злят. кажутся насмешкой над ним самим.

фенрис думает, что он успел позабыть гарретта, смириться с его исчезновением и зарыть всю свою боль. фенрис думает, что гарретт для него теперь тоже ничего не значит — как и он для него.

фенрис ошибается.

Отредактировано Fenris (2022-08-28 22:19)

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » shaking the thoughts from my head


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно