Здесь делается вжух с:

    +

    horny jail crossover

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » horny jail crossover » архив личных тем » рецепт пельменей


    рецепт пельменей

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    https://i.imgur.com/p8OZFDB.png
    ну шоб пока что-то было

    +11

    2

    ну чо время рекламы для баббла
    https://i.imgur.com/Ttgw8GZ.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=25#p15604][img]https://i.imgur.com/Ttgw8GZ.png[/img][/url][/align]

    +4

    3

    и для акс эффекта
    https://i.imgur.com/Ua0NiG7.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=25#p6407][img]https://i.imgur.com/Ua0NiG7.png[/img][/url][/align]

    +5

    4

    https://i.imgur.com/Rw10A1n.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=24&p=3#p26528][img]https://i.imgur.com/Rw10A1n.png[/img][/url][/align]

    +9

    5

    https://i.imgur.com/rjEB6jI.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=24&p=3#p34887][img]https://i.imgur.com/rjEB6jI.png[/img][/url][/align]

    +5

    6

    не тема а склад реклам
    судьбинушка

    https://i.imgur.com/OVNFIIe.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=25#p43995][img]https://i.imgur.com/OVNFIIe.png[/img][/url][/align]

    +5

    7

    потерялся единорог

    https://i.imgur.com/CzgySIQ.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=24&p=3#p48303][img]https://i.imgur.com/CzgySIQ.png[/img][/url][/align]

    https://i.imgur.com/67B0TkK.png

    Код:
    [align=center][url=http://simpledimple.rusff.me/viewtopic.php?id=24&p=3#p48303][img]https://i.imgur.com/67B0TkK.png[/img][/url][/align]

    +6

    8

    для лучшего в мире рыцаря

    [indent]Его называют Гвиндолин Темное Солнце. Его называют Богом. К нему обращают молитвы в надежде на помощь и спасение. В надежде на лучшее. В надежде хоть на что-то.
    [indent]И он знает, в чем его роль. Он знает, что должен почитать Луну и слушать ее шепот. Он знает, что должен быть тонким мостом между волей, силой и миром. Он знает, что должен быть сильным.
    [indent]Но о какой силе, о какой помощи и о каком спасении может идти речь, когда судьба со злой ироничной усмешкой на губах лишила его возможности помочь тому, кто заставлял сердце в груди биться?

    [indent]Гвиндолин думал, что выплакал все слёзы, когда ему было объявлено высочайшее отцовское решение: Арториас, лучший из лучших воинов, должен отправиться на бой с Бездной. Тогда перед королевским троном он лишь сдержанно кивнул, благодарный тому, что никто, кроме отца, не увидел, как затряслись его пальцы. Потом, ночью, и каждой последующей за ней, он больше не смотрел на Луну и не поднимался на верх самой высокой башни: он знал, что даже всевидящий свет ночного холодного светила не способен заглянуть в ту тьму, куда ступил его рыцарь.
    [indent]Он больше не чувствовал Арториаса, ощущая на месте его мощной живой энергетики сосущий вакуум, прямо как тот, что появился у него самого в груди.
    [indent]А со временем он перестал чувствовать что-либо: сначала страх, потом боль, а дальше — глаза, не способные больше проронить ни слезинки. На месте всего этого осталась лишь всепоглощающая апатия, холодная и безучастная, как заглядывающая каждую ночь в его окно Луна.

    [indent]Но весь ужас, как оказалось, ждал впереди.
    [indent]И ужас заключался в том, что, несмотря ни на что, надежду он в себе так и не убил. Не смог. Не захотел. Побоялся стать предателем для того, кто уже не мог вернуться.
    [indent]Он не мог больше плакать, но он верил.
    [indent]Он не смотрел больше на Луну, но он молился.
    [indent]Он не ждал, но надеялся.

    [indent]Надеялся до тех пор, пока чёрная весть огромным вороном не ворвалась в тронный зал замка, заполнив тьмой все уголки каменной колыбели и ставшего ещё меньше крошечного сердца: Арториас пал в своём отчаянном походе против Бездны. Пал как герой. Пал, одержав победу.
    [indent]Пал точно также, как пали последние подпорки, державшие на себе мир Гвиндолина, что, словно бумажный домик, разлетелся по ветру, стоило лишь последним словам гонца отзвучать.
    [indent]Пал.

    [indent]И в момент, когда Арториаса нарекали героем, когда за него возносили молитвы и благоговейно благодарили за жертву, что он принёс, когда сотни голосов воскричали его имя, что так хотелось шептать самому, Гвиндолин понял, что выплакал ещё не все слёзы.
    [indent]Он понял, что не может себя остановить, когда из-под золотой маски вниз по щекам устремились соленые дорожки.
    [indent]Он понял, что в нем не осталось сил, когда он обмяк, опускаясь в тронное кресло.
    [indent]Он понял, что это конец, когда пустота, чёрная и всепоглощающая, как Бездна, коснулась его в момент последней отчаянной попытки нащупать хоть что-то, что могло остаться от души его рыцаря.

    [indent]Единственное, чего не понимал теперь Гвиндолин, чего не могла сказать ему Луна, о чем не могли прошептать ему сёстры и что не посоветовал бы ему отец, так это того, как быть теперь ему.
    [indent]Он ощущал себя, словно пустая скорлупа, из которой уже никогда не появится ничего живого.

    [nick]Dark Sun Gwyndolin[/nick][status]moonlight[/status][icon]https://i.imgur.com/1Ay6oA6.png[/icon][fd]<a href="http://simpledimple.rusff.me/">dark souls</a>[/fd][lz]<center>thou silver deity of secret night</center>[/lz]

    Отредактировано Kevin Day (2022-02-26 11:22)

    +2

    9

    [indent]Джан ощущает, как верёвки впиваются в запястья, натирают и привлекают к себе почти все внимание пульсирующей под ними болью, и вспоминает одного из своих клиентов. Вообще, Роберт был простым случаем, если хоть что-то может быть просто в чужом сознании — скучающий, уставший от приевшейся семейной жизни преуспевающий хирург престижной клиники повадился ходить по вечерам пятницы в БДСМ-клуб и, что закономерно для консервативного члена общества, воспитанного в протестанской семье, испытывал угрызения совести за получаемое запретное удовольствие. Раз за разом Роберт, стоило ему набраться сил и перейти от обсуждения очередной ссоры с женой к причине этой ссоры, задавал себе — вслух, само собой, по условиям терапии, — один и тот же вопрос: нормально ли это? Нормально ли наслаждаться болью? Нормально ли желать того, что другие считают недостойным и отвратительным? Нормально ли зависеть от порока и похоти?

    [indent]Тогда Джан почти не комментировал рассуждения Роберта. Он задавал наводящие вопросы, подталкивал к выводам, направлял ход мысли, но, как и положено психотерапевту, не высказывал своего мнения и не давал советов. Все его суждения во время работы с Робертом строились на основе изученного им материала, на статьях и журналах, на лекциях и форумах. Все заключения он делал с точки зрения психотерапии.

    [indent]Но тогда и сейчас для Джана теперь были отличны, как день и ночь. Потому что тогда Джин не знал того, что знает сейчас. Потому что тогда Джан был наблюдателем, а сейчас — участником. Потому что тогда Джан пользовался представлением, а сейчас — опытом.
    [indent]И сейчас Джан сказал бы, что главное в сессиях — это не боль и, скорее всего, даже не сексуальное возбуждение.
    [indent]Сейчас, ощущая как острый носок кожаного ботинка упирается под подбородок, как следы от плетки саднят, а пальцы чуть покалывает от того, что кровь отхлынула от конечностей, Джан понимает, что куда важнее не это, а ощущение подчиненности. Важнее не унижение, а чувство принадлежности, дающее успокоение и надежность. Важнее не страх, а понимание своей нужности кому-то.

    [indent]Джан тяжело, хрипло выдыхает, когда ботинок давит на горло, перекрывая доступ кислорода, и поднимает взгляд вверх, туда, откуда пронзал взгляд холодных голубых глаз. Обычно глаза были завязаны. Обычно смотреть запрещалось. Обычно он даже не был повернут к нему лицом.
    [indent]Обычно.
    [indent]Но не сегодня. Сегодня что-то было по-другому. Сегодня льда было меньше. Сегодня прикосновений было больше. Сегодня сопротивляться хотелось как никогда мало. Сегодня взгляды были дольше. И Джан знает, что для него самое важное в происходящем — это. Этот взгляд. Это выражение на спокойном, красивом лице. Этот подтаявший лед в голосе, отдающем команды. Для него самое важное — он.

    [indent]На вопрос что изменилось сегодня у Джана ответа нет. Как и возможности задуматься. Потому что он стонет от нового прикосновения горячих пальцев. Потому что он гнется от нового удара плети, полученного за непослушание. Потому что его бьет дрожь от раскаленного воска на коже. Потому что так правильно. Потому что в этом — суть, в том, чтобы не задумываться, чтобы довериться, чтобы подчиниться.
    [indent]И даже если бы он смог ответить, если бы нашел в себе силы, если бы хоть на секунду перестал думать о чем-то кроме аромата белых роз, разносящегося по комнате вперемешку с запахом воска, то ответом, что он произнес бы, было имя. Имя, что ему снилось. Имя, что он мечтал увидеть каждый раз, когда телефон звонил. Имя, что было выжжено на коже прикосновениями и следами от веревок.
    [indent]Имя, что он уже не боялся стонать.

    [indent]Миша.

    [nick]Gian[/nick][icon]https://i.imgur.com/cEevA4d.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">MOMENTUM</a>[/fd][lz]<center>pleasure, pleasure<br>turns to pain</center>[/lz]

    +1

    10

    https://i.imgur.com/LhvJoR1.png
    *horny jail crossover

    Код:
    [align=center][url=https://hornyjail.ru/viewtopic.php?id=25#p146305][img]https://i.imgur.com/LhvJoR1.png[/img][/url]
    [abbr="в междуземье потерялись все, нашедшимся - просьба вернуться"][url=https://hornyjail.ru/viewtopic.php?id=25#p146305][b]*[/b][size=8]horny jail crossover[/size][/url][/abbr][/align]

    +3

    11

    [indent]Золотое солнце лижет верхушки деревьев ставшими длиннее лучами, пока ветер проходится по ним следом, превращая в одну сплошную желтую, бурную, шипящую волну. Если прищуриться, дать зрению поплыть, то кажется, будто бы кроны вспыхивают, словно самый настоящий лесной пожар.
    [indent]Иорвет так и делает — щурится, позволяя всему вокруг запылать. Dh’oine считают, что такие как он обожают природу, танцуют голыми при луне, молятся лесным духам, а по праздникам — трахаются с лешими в перерывах между игрой на флейте и самолюбованием. Впрочем, те, по кому они судят, ничем не лучше самих dh’oine.
    [indent]Иорвет бы сжег все северные леса от гор Каэдвена до низин Бругге в одном огромном пожаре, превратил бы их в пепел, сравнял бы с землей все примостившиеся в них человеческие деревни и города, чтобы все и каждый, чей крик разнесется над треском огня, на себе ощутили то, что ощущал эльфийский народ, словно послушное стадо на убой сгоняемый со столетиями с обживаемых мест.
    [indent]К сожалению, это невыполнимая мечта — если леса сгорят, то белкам негде будет скрываться и нечего будет превращать в непроходимые смертельные ловушки для северных военных патрулей. Да и мечтать Иорвет давно перестал. Ровно как и верить.
    [indent]Теперь он просто сражается, а на войне все средства, даже самые мерзкие, самые неприемлемые или самые нелюбимые, хороши.

    [indent]Пергамент под пальцами, кажется, крошится, и Иорвет прячет его в твердый кожаный тубус, местами пропитанный кровью. Эльфские письмена, казалось, должны были бы что-то в нем разбудить, что-то затронуть, что-то всколыхнуть, возможно, напомнить, зачем он всю эту войну начал. Он смотрит на них долго, так долго, что только что взошедшее солнце сменилось полуденным, полуденное — вечерним, а вечернее — закатным, но так ничего и не ощущает. Старшая речь, настоящая, не искаженная человеческими чародеями, не напоминает ему о целях и тем более не возрождает воспоминания о родине.
    [indent]Потому что родины у него больше нет. Она больше не образ и не мечта. Она даже идеей была лишь с натяжкой, по привычке, потому что и идеи не живут так долго.
    [indent]Он говорит себе, что это в любом случае не имеет смысла: вырванные из чужих ослабших и скользких от крови пальцев чертежи все равно нужны ему не для того, чтобы ворошить прошлое; они нужны ему для того, чтобы отдать их единственному, кому они полагаются по праву. Единственному, у кого с ними общего больше, чем у всего оставшегося народа эльфов вместе взятого.
    [indent]Единственному, кто впервые за долгое время сделал то, чего не смогли сделать самые успешные налеты на патрули dh’oine — вернул вкус к жизни.

    [indent]Черный силуэт заметен сквозь пылающую листву, но Иорвет знает, что это лишь обман. Анракир позволяет себя видеть и позволяет подойти ближе, на этот счет Иорвет не обольщается: одно дело незаметно подобраться к тупому, как пень, и в большинстве случаев на один глаз окосевшему от сивухи dh’oine, и совсем другое — незамеченным подобраться к vatt'ghern. Первое способна сделать и хромая кобыла, а для второго недостаточно и самой тихой эльфской поступи.
    [indent]Но Анракир не оборачивается, пока Иорвет не зовет его по имени, свешиваясь с ветки выше той, на которой устроился ведьмак, вниз головой. Так, знает скоя'таэль, он выражает доверие.

    [indent]— Это может быть тебе интересно, — тубус, за попытку вытащить из руин который заплатил жизнью отряд темерских дезертиров, заманчиво покачивается перед чужими глазами, а на губах Иорвета проскальзывает короткая, заметная лишь внимательному взгляду, для которого она и предназначалась, усмешка; он роняет в тонкие пальцы ведьмака драгоценный трофей, а после — спрыгивает с ветки, мягко приземляясь на ноги и задирая голову вверх, — А вот чтобы получить вторую часть того, что лежит внутри, тебе придется потрудиться. Как считаешь, доберешься до лагеря первым?

    [indent]Вышитая по коже тубуса серебром морда кота сверкает крошечными, внимательными глазами в последних лучах закатного солнца.

    [nick]Iorweth[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZscChLr.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">the witcher</a>[/fd][lz]<center>важнее всего<br>идя на эшафот даже<br>оставаться собой</center>[/lz]

    +1

    12

    [indent]— Эмиель, друг мой, фаворитизм тебе не к лицу.

    [indent]Регис на слова Лианны лишь усмехается и, перекатившись с пятки на носок, складывает руки за спиной. Тихий плеск алой, словно самый чистый рубин, и столь же драгоценной крови, стоит признать, привлекал его куда больше, чем звук голоса подруги.
    [indent]Подруги, знает Регис, имеют свойство утомлять и надоедать, а вот кровь, не важно, молодая или старая, чистая или одурманенная, еще горячая или уже остывшая, не надоест никогда.
    [indent]Кровь — это жизнь, пусть даже и чужая.
    [indent]Кровь — это сокровище, которому нет цены.
    [indent]Кровь — это чудо, которым, как и всем прочим, достойным внимания, нужно делиться.

    [indent]И у Региса уже есть тот, с кем он этим чудом хочет поделиться сегодня.

    [indent]— Это не фаворитизм, дорогая Лианна, это жест доброй воли. Скольких художников ты направила на истинный путь, не дав им потеряться в этом совсем не дружелюбном к ним мире? Скольких музыкантов ты приютила, когда они чувствовали себя совсем брошенными? Скольких скульпторов вдохновила, когда они погрязли в болоте скучного и бездушного классицизма? — Регис перебирает пальцами по запястью, царапает кожу острым когтем и чувствует, как к запаху крови в бокале примешивается аромат собственной крови; соблазн коснуться уже начавшей затягиваться ранки столь велик, что по телу проходится дрожь, — Вот и я просто помогаю своему другу увидеть путь, в сторону которого он почему-то не решается посмотреть. Считай, что я расширяю его кругозор и меняю мировоззрение, — оборачиваясь наконец к Лианне, Регис касается языком нескольких капель крови на запястье, оставшихся единственным напоминанием о ранке, и улыбается подруге настолько очаровательно, на сколько вообще был способен.

    [indent]— Да, вот только меня о помощи просят. Чего я не могу сказать об этом твоем... друге, — Лианна непреклонна. Она, чувствует Регис, просто ревнует.
    [indent]Регису, впрочем, все равно — Лианна потеряла для него интерес давным давно и сейчас от нее оставалась лишь польза и старая привычка. Именно поэтому он здесь.
    [indent]И именно поэтому он все еще ей улыбается.

    [indent]— Если мне не к лицу фаворитизм, моя дорогая, то тебе — ханжество, — Регис качает головой, шагая к открытому окну с распахнутыми резными ставнями, — Просто скажи, что сегодняшний прием состоится. И тогда поверь, я сделаю так, что вдохновение на нем будет литься рекой.

    [indent]С этими словами, не дожидаясь ответа, который в любом случае будет да, Регис обращается в дым и выскальзывает в окно, бесшумно, мягко, словно туман, молоком льющийся по утрам в окна в этом влажном, теплом краю.
    [indent]Регис знает, что так он будет добираться дольше, чем мог бы, но он — не спешит. Он сознательно растягивает удовольствие, он томит себя предвкушением, он изводится, наслаждаясь тем, как предвкушение течет по венам и позволяет телу, безразличному почти ко всему, ощутить удовольствие, почти сравнимое со вкусом горячей крови, выталкиваемой еще бьющимся сердцем, на языке. Он хочет, чтобы каждая секунда ожидания сделала полученное ярче, вкуснее, волнительнее.
    [indent]А еще он хочет, чтобы гости на приеме Лианны успели попробовать все, что для их туда доставили, от дорогих вин и крепкого алкоголя до фисштеха и галлюциногенных солей.
    [indent]Он хочет показать тому, кто будоражил сейчас воображение ярче, чем железный привкус на губах, каким мир может быть, если не загонять себя в рамки.
    [indent]Он хочет посмотреть, что из этого выйдет.

    [indent]Вечерний воздух приятно холодит кожу, когда тело обретает форму, но почти сразу становится жарко, будто в большом зале заброшенного поместья, что его новый друг нашел убежище, кто-то зажег сразу все камины. Сейчас, когда Регис изнывал от жажды, от ожидания, от того, что никак не получался взаимности, ему было достаточно просто встретится с фигурой перед собой взглядами, чтобы вспыхнуть, словно высушенные ветки для костра.
    [indent]Нет, Регис не страдал фаворитизмом, но он совершенно точно не привык к тому, что ему отказывали.

    [indent]— Детлафф, мой дорогой друг, — он улыбается, когда в мгновение ока сокращает расстояние между ними до неприлично минимального, и ласково скользит ладонью по чужому плечу; он чувствует чужое напряжение, чувствует настороженность, чувствует недоверие.
    [indent]Он хочет забраться под черный тяжелый плащ и под бледную, похожую на туссенский шелк, кожу. Он хочет разгадать загадку, которая под ними прячется.
    [indent]Он привык, что все достается просто, и теперь, напоровшись на непреступную стену, был заинтригован так, как не интригует археолога открытый впервые с момента потери эльфский храм.

    [indent]— Для меня так важно, что ты согласился составить мне компанию, — в голосе Региса искренность и мягкость, во взгляде благодарность и блеск, а в пальцах, сжавшихся на чужой ладони — ни капли сомнения или нерешительности, — Пойдем? Нас уже все заждались.
    [indent]Отступая, Регис тянет Детлаффа за собой.
    [indent]Отказа он не примет. И покажет Детлаффу тот мир, которого он почему-то так старательно избегает.

    [nick]Regis[/nick][icon]https://i.imgur.com/e5SgYWO.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">the witcher</a>[/fd][lz]<center>все скрывают залежи<br>мечт и надежд,<br>но всё заплесневеет<br>в стоячей воде</center>[/lz]

    +1

    13

    [indent]Мягкая мелодия флейты разносится над опушкой глубоко в чаще леса и, подхваченная ветром, закручивается, становится тише, а после и вовсе исчезает, запутавшись в ветвях обступивших поляну деревьев, вставших плотным кругом, словно верные, непоколебимые стражники. Иорвет прикрывает глаза, делает короткий перерыв, а после, набрав в легкие воздуха, вновь касается губами мундштука флейты, позволяя оборвавшейся было мелодии родиться вновь, набрать силу, заставить лесных птиц, встрепенувшись на ветках, перебраться ближе, на ветки, нависающие над опушкой.
    [indent]Когда-то, вдыхая жизнь и оживляя музыку, Иорвет думал о том, что она похожа на судьбу его народа: Aen Seidhe когда-то вынуждены были потухнуть, ослабнуть под натиском человеческого племени, но, несмотря на все лишения, рано или поздно в них тоже кто-то вдохнет жизнь. Кто-то такой, кто не опустил руки и не лег под bloede dh'oine. Кто-то такой, как он и его люди.
    [indent]Теперь, спустя годы, спустя собственные ошибки, спустя судьбоносные вехи, заставившие увидеть мир с той стороны, с которой он никогда не смог бы, оставаясь в лесах, всегда казавшихся единственным домом, Иорвет об этом уже не думает. Он не думает о величии Aen Seidhe, не думает об эльфских королевствах, что восстанут из праха, не думает о том, что это он принесет своему народу тот мир, которого он застуживает. Теперь Иорвет довольствуется куда меньшим, но при этом ощущает себя куда более счастливым, более целым, более... на своем месте.
    [indent]Теперь Иорвету достаточно того, что мелодия, льющаяся сейчас над опушкой леса, ставшего синонимом страшной смерти для любого dh'oine, что осмелится ступить под его сень, успокаивает мысли одного единственного человека, позволяет ему сомкнуть веки и не видеть дурных снов.
    [indent]Теперь Иорвет играет на своей флейте не гимн будущей, далекой, возможно даже не существующей победы, а умиротворяющую, способную успокоить тревоги, колыбельную.

    [indent]Его vatt'ghern бледен, и даже закатное, горячее, будто пламя, солнце не может этого изменить. Единственное теплое в его образе — алая лента, перетягивающая длинные, цвета вороного крыла, волосы. Иорвет коротко обрывает мелодию и невольно улыбается, скользя взглядом по красивому лицу, на котором сейчас разгладились многие морщины. Улыбаться его заставляет спокойствие в чужих чертах, росчерк алой ткани, что он сам подарил, оторвав от собственного пояса после боя, и тонкие пальцы в шипастых полуперчатках, сжавшиеся на подоле его плаща. Улыбаться его заставляет все, что касается Анракира, хотя еще недавно Иорвету казалось, что улыбаться он разучился. Впрочем, ведьмак, спящий на его коленях под переливчатую трель флейты, заставил его убедиться в обратном.

    [indent]Кажущиеся спокойными черты лица Анракира вдруг напрягаются и Иорвет, выдыхая, коротко касается ладонью его волос, прежде чем вновь выдохнуть мелодию из флейты. Ему не хочется, чтобы что-то тревожило сон ведьмака, потому что тревог в их жизни хватает и наяву. Ему не хочется, чтобы ведьмаку снились кошмары, потому что сам знает, какого это — мучаться от тяжелых, ничем неискоренимых видений.
    [indent]Ему хочется, чтобы его ведьмак спал спокойно, хочется охранять его сон и сделать хоть что-то, у чего будут реальные, видимые последствия.
    [indent]Ему хочется, чтобы этот спокойный, редкий в их жизни, вечер, не заканчивался. И он обещает себе, что спокойный сон его ведьмака будет длиться до тех пор, пока над опушкой в глухом, непролазном северном лесу будет литься тихая мелодия флейты.

    [nick]Iorweth[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZscChLr.png[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">the witcher</a>[/fd][lz]<center>важнее всего<br>идя на эшафот даже<br>оставаться собой</center>[/lz]

    +1


    Вы здесь » horny jail crossover » архив личных тем » рецепт пельменей


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно