horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » you're in my veins


you're in my veins

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

AND I CANNOT GET YOU OUT
— albedo, aether

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/725/209041.png

« i blamed myself for trusting him »

+2

2

возвращение в мондштат ощущалось почти физической болью — тупой, ноющей, пульсирующей где-то в лёгких и в глотке. впрочем, после того, как дражайшая сестра навела здесь порядки, земли слегка преобразились — словно юная прилежная жрица, люмин прошлась по всем статуям с подношениями, наладила отношения с церковью и вела себя как добропорядочный гражданин, помогая страждущим. хотелось верить, что это продлится ещё какое-то время — то, как сестра вникала в быт каждой страны, словно позабыв, куда стремилась, вызывало лёгкую ностальгию.

однажды они пытались не вмешиваться вовсе, но это оказалось слишком сложно. итэр уже не помнил, кто первый нарушил обещание. возможно, он сам. впрочем, с тех пор сковывать себя такими условностями они не стали.

мондштат же был, несмотря на всё, тем же, что и прежде — спокойные зелёные луга, муравейник города, стальные вьюги хребта; к хребту-то и манило больше всего. закутавшись в плащ плотнее и накинув капюшон, итэр преодолел оставшееся расстояние разом, одним переходом в пространстве, но последнюю сотню шагов проделал по земле, прислушиваясь к хрусту снега под подошвами.

идея отдавала будто чем-то сладким на вкус — сделать что-то, что будет не только полезно в будущем, но и просто приятно в перспективе. почему-то казалось, что юный — по меркам итэра, конечно — алхимик всё-таки не устоит, если вести себя с ним правильно. в голове постепенно зрел чуть ли не целый сценарий, но в конечном итоге он развалился на кусочки, словно башня из игральных карт, рядом с которой неаккуратно вздохнули.

какой смысл в плане, когда реальность встречает лицом к лицу такими глазами? и таким выражением лица. итэр теряется на пару мгновений, неосознанно заученные слова выветриваются из головы — на него смотрит словно точная копия рэйн, вот только взгляд, манера в движениях, даже само положение тела в пространстве — всё это говорит о полнейшем различии между ними двумя.

хочется, до сладкой судороги в животе хочется услышать его голос.

— я побеспокоил тебя? — голос, против его воли, звучит тихо, словно они не в открытой лаборатории в горах, в которую вхож всякий, кто просто пройдёт мимо, а в царской библиотеке, где может прилететь за слишком откровенную улыбку, а не просто за шёпот — итэр проверял.

в такое время иных путников здесь быть не должно — над хребтом взошла бледная. яркая луна, ополовиненная тенью солнца, света от россыпи звёзд хватило бы лишь на то, чтоб найти укрытие, но никак не наведаться в гости к городскому алхимику.

итэр, не дожидаясь приглашения, шагает внутрь, к огню факелов и кипению в небольшом котле над костром. наклоняется над ним, чтобы сделать вдох, чувствует слабый аромат фруктов и трав. зелье или просто что-то согревающее?

— хотел бы я, чтобы наша первая встреча была в ином месте и при других обстоятельствах, но увы, — стянув с головы капюшон, итэр делает ещё шаг вперёд, наклонив голову и заглядывая в глаза альбедо снизу вверх. — я рад, наконец, видеть тебя лично.

+2

3

люмин казалась светочем среди забытых своим архонтом земель мондштата. то, как на нее смотрела лиза, как тянулась к ней вечно загруженная работой джинн, как осторожно поглядывал рейзор и весело улыбалась кли - за каждым из них альбедо наблюдал с остротой ученого, обнаружившего новый вид. открытая и доброжелательная, люмин грациозно управляла мечом, и потому была опасней, чем казалось.
альбедо старался увидеть скрываемое за этой улыбкой, но оно было слишком непостижимо даже для его глаз.

она проносилась мимо, как ветер, только вместо рассыпанных листов она приносила с собой спокойствие. она была другой, и эту отличительную её черту альбедо хотелось изучить. ей было неважно проклятое влияние оружия, отравляющего умы, она с улыбкой приняла его откровение о происхождении, и, не задумываясь ни о чем, бросилась на помощь, стоило подобным ему, но всё ещё несовершенным недоделкам, появиться на территориях драконьего хребта.
кем она была, эта женщина, рассказывающая всем, что ищет своего брата?

энтузиазма эмбер хватало настолько, что листовки о пропаже нашли место даже в его лаборатории. альбедо использовал их оборотки для записи формул, легких набросков и мыслей, что приходили к нему посреди эксперимента. время от времени он смотрел на изображенное там лицо и мысли уходили совсем в сторону: кто они? мог ли её брат тоже брать под контроль стихии, не имея глаз бога? и что же случилось в итоге? то были вопросы, на которые было не так просто найти ответы, но альбедо привлекало такое: чем сложнее была задача, тем слаще было её разрешение.
таких вопросов было много. было много и людей, желающих получить от него ответы. альбедо желал уединения по многим причинам и каждая из них была важнее предыдущей, но все-таки: чтобы держать разум в равновесии ему нужно было спокойное одиночество и гул вьюги неподалеку.

мастер кейя был щедр, лукаво улыбался, когда альбедо строил теории о том, по какой причине хранители крио-глаза не столь устойчивы к холоду, пусть и умеют им управлять. быть может, в их силе был скрыт больший потенциал, и кейя дал часть своей эссенции на благо науки, который альбедо скрупулезно изучал наедине с собой, делая пометки в раскрытом рядом журнале.
одна за одной его гипотезы разбивались о реальность. альбедо вычеркивал предположения, аккуратно давая энергиям резонировать; занесенную над журналом ладонь остановил звук шагов. время было позднее. неужели...?

альбедо поднимает взгляд. движения его плавны, когда он выпрямляется и кладет ладонь на древко меча. во второй ладони сверкают осколки каменного цветка, готового с секунды на секунду раскрыться под чужими ногами, но альбедо не двигается. мягко расслабляет ладонь, растворяя осколки в воздухе. ему знакомо это лицо. слишком хорошо знакомо, и даже не по плакатам, которые эмбер развешивала везде.
они и правда были близнецами.

- какое же обстоятельство удовлетворило бы тебя полностью? - альбедо отворачивается на мгновение, останавливает шедшую, было, реакцию, и оборачивается вновь, давая брату люмин все свое внимание. ни следа глаза бога - такой же или имеющий отличие? - полностью темные, практически черные глаза, когда у люмин они отливали золотом. влияние бездны? - я мог бы сказать тоже самое, но из уст твоей сестры это прозвучало бы куда искреннее. раз ты рад меня видеть, то ты знаешь мое имя. как я могу обращаться к тебе и чему я обязан визитом?

у альбедо было много вопросов. люмин, по своему незнанию, не могла ответить на их часть. ее брат, вероятно, мог не ответить по своему нежеланию. альбедо не мог не попытаться.

+1

4

этот голос… кажется, цель сегодняшнего визита выполнена. итэр слишком долго держит паузу, прокручивая сказанное в голове снова и снова. облизывается неосознанно, прищуривается хищно. разглядывает детали — прозрачные глаза, словно два куска льда, облачко пара, вырвавшееся изо рта — почти незаметное, что говорит о низкой температуре внутри тела. его сделали почти настоящим, но всё же глине, золоту и драгоценным камням не хватало настоящего тепла. только огонь вокруг мог дать его и огонь внутри — тоже ненастоящий, но красиво, иллюзорно заменяющий сердце.

вдруг возникает вопрос, словно молния посреди чёрного ночного неба — что течёт в нём вместо крови? можно ли попробовать на вкус? какой будет кожа, если прокусить её? итэра едва не ведёт от перспектив, открывшихся перед ним — стоит лишь преодолеть пару преград, и на все эти вопросы можно будет ответить, вдоволь насладившись величайшим из изобретений золота.

— ох, — он поджимает губы, стараясь не улыбаться слишком откровенно; правдоподобно строит виноватое выражение лица. — я предполагал, что дражайшая сестра вместе с моим точным портретом выдала всем и моё имя… что же, имён у меня много. ты можешь звать меня итэр.

всегда он представляется другим — сора, эреб, эфир. всегда зовётся именами, которые имели какое-то значение в определённый промежуток времени в прошлом. но сейчас это лишнее. сейчас самое место личному и ничему больше.

не выдержав, итэр шагает ближе, подмечает каждое чужое движение и вдруг спотыкается взглядом о еле заметную трещинку, украсившую бледную кожу у самой пуповины. не заметил бы, не будь свет в лаборатории столь скуден.

— считай это визитом вежливости? нам ведь надо познакомиться, чтобы в конечном итоге стать ближе. я давно мечтал об этой встрече, но дел было слишком много… — прикованный к чужой шее взгляд выдаёт в нём того слегка одержимого человека, который теряет всякое самообладание рядом с объектом поклонения. глупо, но так приятно послевкусие на языке после сказанного и сделанного. — ты позволишь?

сняв перчатку, итэр тянет руку ближе, почти дотягивается, но альбедо перехватывает его за запястье, сжимает крепко, крепче, чем следовало бы. смотрит пристально, хмуро и спокойно. ах, кажется, в этом он пересёк черту… что же.

— прости, я просто… не важно. вижу, ты работаешь на износ. побереги себя, — выговаривает ласково, мягко выворачивает руку из крепкой хватки.

совершенно по-детски, вскинув вдруг брови и вымолвив невразумительно «о!», зажимает снятую перчатку в зубах и прячет голую ладонь в складках плаща. на свет выуживает аккуратный, перевитый грубой верёвкой букет сесилий. едва оказавшись на свету, они словно сбрасывают невидимую паутину, отмирают, блестят мгновенно подморозившимися каплями росы.

— я старался выбирать самые красивые… надеюсь, они будут тебе по нраву. а мне уже пора идти, — подавшись вперёд в порыве, он наклоняется близко и тут же вкладывает в чужие застывшие руки цветы, чтобы в следующую секунду сделать шаг назад, надевая перчатку и накидывая капюшон. — я обязательно загляну ещё. буду рад, если ты меня дождёшься.

настроенный портал, открывшийся за его спиной, смыкается быстро растаявшим искристым туманом, стоит итэру шагнуть в него. по ту сторону, под пристальным взглядом эндзё, он едав сдерживает себя, накрывая ладонью рот — короткая встреча, едва состоявшийся диалог, а он так взбудоражен, будто альбедо уже позволил ему всё и сразу. представлять будущие встречи нет ни сил, ни желания — хочется окунуться в них, как в тёмный омут, не зная глубины.

+1

5

итэр.
то же самое имя, которое выдавала люмин. это - одна из нитей, которая завязывается крепче на рисунке чужой жизни. кто знает, у него могло бы быть много имен; сам альбедо обладает не одним, и иметь хоть такое совпадение... неужели правда он?
взгляд альбедо не выдает всего присущего ему любопытства, но он прямой и открытый. подмечающий детали и раскладывающий видимое на составные: выражение лица, движения, наполненные сдерживаемой энергией. это не так сложно заметить, да и итэр не скрывается: его пружинящие движения выдают нетерпение, жадность, стремление, будто у ребенка, которому обещали сладости на луди гаспарум.
он явно знал об альбедо куда больше, чем альбедо сам знал о нем.

каждое слово - крючок, крошка хлеба, по которой находится путь. у альбедо сотня и один вопрос, который не уложишь в рамки одной встречи, но у итэра, кажется, свои планы на нее. он ломает всяческие границы с упорством митачурла, сносящего всё на своем пути щитом, тянется ладонью ближе, и этого альбедо позволить ему не может.
- нет. - одновременно с перехваченной рукой, сдерживаемой чуть сильнее необходимого. альбедо смотрит на его по-хищному прищуренные, словно бездна, глаза. темные, кажется, поглощающие в себе свет костра. это все кажется неправильным, сюрреалистичным; каждое действие итэра не укладывалось в рамки человеческой логики, и альбедо тормозил, пытаясь уложить в своей голове непривычные паттерны поведения.

непостижимо. совершенно неприсущее ему. альбедо держит в руках букет свежесобранных сесилий и смотрит в рассыпавшиеся в воздухе искры от закрытого портала. эксперимент остается забытым; его внимание приковывают цветы, явно собранные с модштадтских склонов не более часа назад. их смогла сохранить магия? ради чего?
итэр сказал - чтобы в конечном итоге стать ближе.

они простояли несколько недель, и практически не меняли своего вида, выглядя также, как на самый первый день. сахароза мечтательно вздыхала и говорила о приметах, что подобную стойкость обеспечивают чувства дарящего. альбедо называл это неподтвержденными гипотезами и просил не отвлекаться от работы.
в ящике стола лежало недописанное для люмин письмо.

альбедо возвращался к нему несколько раз, и никак не мог сложить в своем уме слова, чтобы выразить их на бумаге. думал, быть может, личная встреча расставила бы все по местам, подобрала в голове нужные фразы. если других дел у тебя нет, прошу, загляни ко мне. никакой спешки.
уже потом до мондштадта долетели вести о смерти гео-архонта и стало ясно, что люмин еще нескоро посетит эти земли, и письмо осталось неотправленным. тем лучше.
тем лучше? от всего этого могла бы разболеться голова.

- прошу тебя, сахароза, нам обоим нужно отдыхать. иди домой, мы продолжим утром. - сахароза смотрит на него с обвинением, предполагает явно, что и после её ухода альбедо продолжит работать, но альбедо захлопывает за ней дверь и расстегивает ворот рубашки, рассматривая идущую по шее трещину. их становится больше, они постепенно становится глубже, и ни одно из средств, что альбедо использовал, не помогало ему. быть может, останавливало это разложение лишь ненадолго, но потом оно накатывало с новой силой.
альбедо надеялся, что в мондштадте станет легче, что эта коррозия - влияние дурина, которое не смогла сдержать великая мерзлота, но она преследовала его и здесь. быть может, он сможет...
он сможет...

стук в дверь отвлекает его. альбедо хмурится и застегивает высокий ворот рубашки. быть может, сахароза что-то забыла перед уходом, а может, кто-то из ночных посетителей не мог дождаться утра. тем более, редкая возможность - застать алхимика в городе.

альбедо открывает дверь и замирает лишь на мгновение, когда встречает непроницаемо-черный взгляд. молчаливо встречает улыбку итэра и делает шаг в сторону, пропуская его внутрь, в свою святая из святых.

- я не рассказал люмин о твоем визите. назови мне хотя бы одну причину, по которой я должен продолжать это делать.

+1

6

единожды позволив себе, итэр с трудом сдерживает порыв побывать в мондштате ещё хотя бы несколько минут. у него и правда больше свободного времени в последнее время, но что с ним делать он так и не понял. отдых? смешно. куда более правдоподобнее звучит «время, которое ты потратишь на восстановление». вот этого времени действительно мало и всегда будет не хватать. может, они никогда уже не придёт в норму — даже после того, как чёртовы боги селестии останутся лишь в памяти, да и оттуда однажды исчезнут.

может, он никогда уже не будет прежним. как и альбедо, который так сильно изменился.

знаменитый алхимик открывает перед ним дверь и тут же вызывает чувство восхищение. то, каким он был в свои первые часы и то, какой он сейчас… то, как когда-то он тянулся к итэру, словно цветок к солнцу, и то, как хмуро, недоверчиво смотрит теперь. потрясающе. всё это вызывает такую лютую, неоднозначную смесь эмоций, что держать себя в руках — истинное испытание.

итэр шагает через порог, оказываясь в святая святых — в кабинете алхимика в штабе ордо фавониус. ах, знал бы кто из местных… вот бы шутка вышла. вестник бездны в центре столицы.

— и тебе привет, — нисколько не обидевшись на отсутствие приветствия, итэр оглядывается через плечо, одаривая альбедо улыбкой. тут же отвлекается, разглядывая убранство. что же… типичная вотчина алхимика, знающего только свою работу и ничего более. — что ж, если ты настаиваешь… как минимум, я не вижу в этом никакого смысла. ну, скажешь ты ей. а что ты ей скажешь? что я навещал тебя? что притащил тебе букет? что заглядывал в штаб святых рыцарей? — проходясь вдоль столов, принц с неподдельным любопытством разглядывает всё, что развешано на стенах, вглядывается в мелкий, убористый подчерк. — что ей даст эта информация? если она станет меня караулить здесь, я попросту больше не появлюсь, какой в этом смысл? а люмин лишь расстроится. хочешь ли ты её расстраивать? я вот не особо, — дёрнув плечом, итэр карикатурно пародирует лёгкий поклон, разворачиваясь к альбедо полностью и отводя руку в сторону. — поэтому, пожалуйста, сохрани мои визиты в тайне. это будет наш маленький секрет. а с ней я обязательно увижусь, как только для этого настанет подходящий момент.

на стол становится небольшая пузатая. чуть качнувшаяся прозрачная колба, прочно запечатанная пробкой и сургучом. внутри её, едва видные за запотевшими стенками, поблёскивают блуждающие огоньки, переливается влагой мох, подрагивают от влаги тонкие, хищные листья новорождённой лианы, уже давшей крохотный бутон будущего соцветия.

итэр аккуратно придерживает колбу, прижав указательный палец к пробке. смотрит на альбедо, впитывая каждую его мимолётную реакцию.

— из сумеру. кажется, этой диковинке ещё не дали название… но, — достав из куртки плоский мешочек, аккуратно складывает на стол рядом, — этой дали. семена лотоса нилотпала. если вырастить правильно, прекрасное зрелище будет по ночам. я верю, что ты справишься.

оставив в покое оба подарка, итэр шагает ближе, держа руки за спиной и сцепив покрепче пальцы — слишком велико было искушение дотронуться, по крайней мере попытаться дотронуться. новых трещинок на белоснежной коже видно не было, но сегодня альбедо спрятался за высоким воротником, даже метки не видать. а значит…

— неужели стало хуже? — итэр интересуется в полголоса, заглядывая алхимику в глаза. — в прошлый раз… — не договорив, аккуратно чиркает себя по шее, напоминая место расположения «царапины». — уже выяснил, от чего это?

+1

7

возможно, не стоило пускать итэра дальше порога, но альбедо не был бы собой, если бы не пропустил его дальше. для него это был один из экспериментов-загадок, которые ожидали своего ответа. чего он добивался своими визитами и какую цель преследовал, появляясь и практически тут же исчезая? принося с собой подношения, будто для него это имело какое-то значение.

- она ищет тебя. ты не хочешь быть найденным, но приходишь сюда. - это не вопрос, выводы, которые делает альбедо из увиденных действий. два случая - нерелевантный опыт, по которому нельзя сказать что-то особенное. стоило продолжать наблюдение, чтобы повысить уровень значимости этого исследования.
альбедо следит за действиями итэра в своей лаборатории, отмечает его неподдельный интерес к своим экспериментам. невольно тянет ладонь к подбородку в жесте задумчивости и качает головой.
- верно, я не хочу её разочаровывать. она хороший человек, - он кивает сам себе и переводит взгляд на принесенные презенты. опять. хочется узнать больше - что же это за момент и когда именно он настанет? есть ли у него определенные сроки и условия? - но что-то подсказывает, что итэр соскользнет с этого вопроса, как водный слайм, так же, как смысл его действий всё ещё ускользал от осознания.

- для чего ты приносишь мне это? не пойми меня неправильно, я предельно признателен и эти вещи довольно увлекательны, - альбедо цепляет взглядом загадочную колбу, уже думая о том, как можно изучить этот неведомый безымянный экземпляр, который вряд ли бывал в руках ученых, раз до сих пор не получил названия. захватывающе. мысли крутятся вокруг новых задумок, но итэр в мгновение ока оказывается ближе. близко. слишком близко.

альбедо не хмурится, но взгляд его по-каменному тяжел. в прошлый раз, да? вот к чему итэр тянулся тогда, когда альбедо перехватил его руку, не дав вторгнуться в свое пространство.
- недостаточно данных, я продолжаю исследование. думал привлечь к этому твою сестру, но, к сожалению, она занята смертью архонта камня, - альбедо делает шаг назад и поворачивается к одной из заставленных записями полке, чтобы вытянуть плотный блокнот со вставленными в него листами, - я подозревал, что это разложение дурина, но оно продолжается даже вдали от драконьего хребта. накопленный эффект? - голос его становится задумчивым и чуть погруженным в себя, словно он здесь и не здесь одновременно, - люмин смогла справиться с ядом меча, который был выкован из останков дурина, быть может, если это его влияние, она смогла бы помочь мне с этим. если же это не сработает... 
блокнот раскрывается на страницах со схематично набросанным мечом. другой теории пока не было, но ему придется их придумать, чтобы понять, как спасти себя от разложения.

- если же нет - я буду проверять другие теории.
альбедо вытаскивает лист с данными исследования меча, который он проводил вместе с люмин, вновь пробегается по нему взглядом; за небольшое время он успел выучить его наизусть, но загвоздка была вот в чем - ни у кого не было иммунитета к этому яду, кроме люмин.
кроме...

альбедо откладывает лист и смотрит прямо на итэра. тянет ладонь к подбородку.
- но, быть может, мне и не нужно её присутствие. всё зависит от того, насколько сильно повлияла на тебя бездна.

+1

8

люмин, люмин, люмин… они поговорят о ней в другой раз, точно не сегодня. и, скорее всего, не в следующую встречу. как-нибудь, когда у итэра будет настроение. сейчас же упоминание сестры скорее раздражает, не сильно, но заметно, проходясь резонансом по мании, перехватившей горло.

то, как он стал невозмутим сейчас — удивительно. помнится, в первые дни, когда рэйн ещё не отгоняла итэра чуть ли не с обнажённым мечом от своего детища, альбедо был невероятно любопытен, удивлялся каждому чуду, которому его учили, тянулся ко всему неизвестному и интересному, что итэр показывал ему. те несколько коротких дней, что они смогли провести вместе, пока голд не забеспокоилась. те часы, когда итэр таскал ему, словно заведённый, блестящие безделушки, дорогие камни, головоломки из фонтейна, тёплых фей из натлана.

кажется, тогда он ещё не осознавал своего интереса. оценивать его, взвешивать и понимать пришлось уже отдельно от сокровища, которое рэйндоттир создала. когда-то они с ней были неплохими друзьями, держались вместе даже после разрушения империи. даже когда итэр стал дальше и глубже забираться в бездну. и только его нездоровый интерес на ребёнке, созданном из глины, золота и драгоценных камней заставил её возвести между ними стену.

что же, терпение всегда приносило свои плоды, особенно когда ты бессмертен и способен ждать сотни лет. итэр, наконец, может оценить, во что превратилось то наивное, улыбающееся подаркам дитя. в нечто прекрасное, вызывающее интерес не меньше, а лишь больше. и жадность. жадность, которой в те первые дни после знакомства не было отродясь.

— это просто подарки, альбедо, — итэр отвечает так, словно ответ — само собой разумеющийся факт, а альбедо задал совершенно глупый и неуместный вопрос. смотрит с некоторой ноткой обиды. впрочем. вряд ли гениальный алхимик эту нотку распознает. — тебе нравятся эти вещи, я знаю. а мне нравится тебе их приносить. всё просто.

на заданный вопрос ответ оказывается более развёрнутым, чем итэр себе представлял. он внимательно слушает чужое ровное бормотание, словно альбедо — профессор, позабывший о слушателях. на словах о смерти архонта итэр, на мгновение удивлённо замерев, не удерживает смешка, пряча его в ладони, накрывшей губы. вот же старый интриган, разыграл целое представление, предварительно заключив выгодный контракт. надо будет его навестить по старой памяти. тем более что… разложение? разве что коррозия. прищурившись, итэр делает шаг вперёд, соблюдая неоговорённую дистанцию, и прямо встречает взгляд альбедо лукавой улыбкой.

— каково бы ни было её влияние, я всё ещё остаюсь созданием из другого, давно умершего мира. даже бездна оказывает на меня совсем иное воздействие. во всяком случае — мы не узнаем, смогу ли я помочь, пока ты не позволишь мне попробовать, — подняв руку, итэр протягивает её ладонью вверх, не настаивая, но предлагая. — должно хватить одного касания. в отличие от сестры, и память, и силы — в основном — при мне. усилий у меня уйдёт куда меньше, чем у неё.

он не может — и не хочет — скрыть волнение; подрагивающие кончики пальцев, широко раскрытые глаза. не отражайся в них лишь чернота бездны, его бы выдали расширившиеся, пульсирующие в такт сердцу зрачки, но этого он, к счастью или к сожалению, лишён. терпение и ожидание — всё, что в нём сейчас есть вместе с внутренней дрожью восхищения.

+1

9

это погружение внутрь себя приятно и знакомо. альбедо не испытывает странных и непонятных чувств от того, что осознание бытия не поддается описанию - зачем, почему, какая цель - все эти вопросы уходят на второй план, стоит ему погрузится в знакомую стезю.
- в самом деле? насколько иное воздействие оказывает на тебя бездна? к сожалению, у меня не было опытных образцов, чтобы проверить, как именно бездна влияет на людей, помимо уже известных эффектов.

протянутая ладонь останавливает поток его мыслей, поворачивая русло в нужную сторону. верно.
- впрочем, сейчас не об этом.

альбедо смотрит на ладонь итэра буквально с пару секунд, очевидно решая что-то для себя. пойти навстречу не то чтобы созданию из бездны, а незнакомцу с неизвестными целями и стремлениями. он явно имел во всем этом свою подоплеку, но она была скрыта под несколькими слоями тьмы бездны, недоступная разуму. кто знает, как в будущем это могло сыграть, но сейчас оно могло хотя бы попробовать ослабить тяжесть его состояния.

- практика вперед теории. не всеми принимаемый ход, но кем мы будем, если не примем этот оправданный риск, - альбедо кивает сам себе и осторожно стягивает высокие перчатки, обнажая едва заметные трещинки на коже. свежие, едва очерченные, совсем не чета тому, что было у него на шее, но, даже ныряя в практические эксперименты без теоретической подготовки, он предпочитал начинать с малого. бессмысленный и оправданный риск - совершенно разные вещи.

ладонь итэра едва подрагивает, когда они соединяются кожа к коже. альбедо мог бы ожидать чего угодно, но не ожидает того, что прикосновения итэра будут столь же мягкими и теплыми, как бывают прикосновения человека, не тронутого бездной. неожиданно, но заметки об этом он оставит на следующий раз.

в первые секунды не происходит ничего. пальцы итэра скользят по трещинам, и это могло бы быть интимно, если бы не было частью исследования. альбедо не поднимает взгляда, внимательно следит за происходящим и широко раскрывает глаза, как только замечает - как рассасываются трещины под влиянием той силы, что могла противостоять яду дурина.
- потрясающе. пойдем за мной.

альбедо резко выпрямляется и шагает глубже в помещение. не оборачивается - знает, что итэр идет следом, их шаги практически попадают в такт. там, в глубине помещения, за еще одной дверью, прячется каморка, служащая спальней засидевшимся ученым: небольшая кровать, тумба, напольное зеркало, чтобы привести себя в порядок. именно оно и нужно было альбедо - он встает перед ним и тянется пальцами к вороту - расстегивает его, обнажая трещину куда более серьезную, чем те, что были на руке.
- как будет работать твоя сила, если влияние скверны будет сильнее? покажи мне.

+1

10

волнение захлёстывает сладостью и горечью одновременно. итэр так долго этого ждал, так долго к этому шёл, так долго был этого лишён. альбедо подаёт ему руку, испещрённую мелкими, еле заметными, словно паутина, трещинками, и итэр принимает его ладонь легко и с нежностью. рассматривает, ласкает невесомо, не ощущая ничего — то ли ничего нет в действительности, то ли ощущение чужой коррозии теряется за ощущением собственного возбуждения. пока ещё только душевного, спасибо умению держать себя в руках.

аккуратной, такой нежной и любимой руки его лишают быстро, он почти не успевает ничего понять, лишь вскидывает вопросительно голову, следит за алхимиком и — следует молчаливо и послушно за ним, как преданная псина, коей и является в данный момент.

в коморке, которая явно служит местом отдыха — скорее всего, чаще для альбедо, чем для кого-либо ещё, — слишком темно. сюда едва добивает свет из кабинета. но ни итэр, ни альбедо не замечают этого, погружённые в происходящее. оба достаточно далеки от человеческого, чтоб притворяться, будто сумрак является помехой. он скорее дополняет, а для итэра так и вовсе является привычной в последнее время стихией.

подходя ближе, принц замирает в полушаге, глядя на альбедо из-за его плеча. в темноте в залитых чернотой глазах проглядываются очертания звёздных скоплений, которые жители тейвата никогда не увидят в небе — едва заметные, они мерцают во мраке бездны, то ли поглощённые ей, то ли отражающиеся в бесконечно-чёрном океане.

— это так восхитительно, — итэр признаётся шёпотом, разглядывая хмурое ожидание на лице альбедо, улыбается. — то, как ты предан каждому из своих исследований. твоя жажда знаний однажды пленила меня.

признание остаётся безответным. итэр шагает в сторону, становясь сбоку, разворачивает альбедо к себе и, аккуратно взяв его пальцами за подбородок, заставляет отвернуться.

— смотри, — то ли приказывает, то ли просит.

так они будто и стоят лицом к лицу, но нужды в визуальном контакте нет, а итэру… проще, должно быть. закусив губу, он мягко касается бледной шеи; трещина тянется у самой метки, тепло пульсирующей под кадыком. так видно без усилий, что альбедо не требуется воздух, что его волнение ничем не выдаётся. разве что через кожу можно расслышать гулкий стук того, что заменяет ему сердце. интересно, что это? рэйн так и не ответила тогда… знает ли сам альбедо? можно ли его вскрыть? рассмотреть как следует? можно ли подставить его, раскрытого, под лучи солнца на хребте?

скверна — точнее то, что ею прикидывается, но никак ею не является по ощущениям — не поддается на одни лишь ласковые касания. итэр шало улыбается, подаётся ближе и, бросив взгляд на отражение в зеркале, приникает к прохладной коже раскрытыми губами; для верности перехватывает альбедо за пояс, не обнимая и не вжимая в себя, но удерживая на месте. сила, скрытая в каменном теле, чувствуется теперь сильнее. под прикрытыми веками растекается золотыми волнами ритм искусственного сердца, наполненного жизнью.

он не видит, но чувствует, как тёмная расщелина, ощутимая под пальцами, исчезает, стоит повести ладонью выше. смыкается, повинуясь чужой силе извне, сходится, словно возвращается вспять. итэр медлит, не в силах оторваться от предложенного, но всё же, качнувшись на пятках, отступает на полгаша назад.

— ну как? — голос сдаёт хрипотцой, но альбедо, должно быть, всё равно до чужого жадного возбуждения — уже не столь душевного, сколько физического. утерев большим пальцем влагу с губ, итэр смотрит хищно и тяжело, не двигаясь с места. — я справился?

+1

11

неудачи в этом эксперименте могут стоить ему жизни. альбедо понимает это, но всё равно идет на осознанный риск; кто знает, быть может, у него и вовсе нет времени дожидаться люмин. эта болезнь, чем бы она не являлась, постепенно вступала в свои права, и бороться с ней надо было как можно быстрее.
быть может, итэр был его спасением.
быть может, погибелью.

в комнате царит полумрак, но никого из них это не смущает. переливы звезд мягко поблескивают в глазах итэра, и альбедо откуда-то, шестым чувством, знает - то незнакомые звезды, никогда не зажигающиеся на небе тейвата. их рисунки другие, незнакомые этому миру. итэр - вестник бездны, и, быть может, это был её зов, манящий заглянуть глубже и изучить.

признание итэра остается без ответа. альбедо не хмурит брови, не смотрит вопрошающе. взгляд его ровный и прямой, немного выжидающий того, как пойдет процесс эксперимента.
об этом он говорил, не так ли?

альбедо смотоит в отражение зеркальной глади, как итер становится ближе. наверное, это должно было бы интимно, и это было так в какой-то мере. теплое дыхание, уверенные прикосновения; альбедо никогда не избегал телесной близости, но и не стремился к ней, считая её бесполезной тратой времени и воспринимая лишь как один из экспериментов.
то, что происходило сейчас, было чем-то между: эксперимент на грани интимности или же интимность на грани эксперимента.

альбедо вскидывает руки, сжимая их на плечах итэра. неготовность к необговоренным деталям всколыхивает что-то изнутри. что-то теплое, словно давно забытые, но столь любимые воспоминания, вроде вкуса молока с медом и уюта материнских объятий в детстве.
у альбедо не было детства, как такового.
однажды пленила, в самом деле?

мягкое, но настойчивое движение. альбедо осторожно отстраняет итэра от себя и поворачивается к зеркалу полностью. тонкие пальцы порхают над шеей, точно помня место трещины, но нащупывают лишь твердость тела и мягкость кожи. альбедо вдавливает пальцы до белых пятен, будто удивляясь случившемуся, проверяя его на реальность, но кожа мягко вминается, встречая костяное сопротивление. ни следа того, что можно назвать скверной или коррозией, только влажный след, едва мерцающий в отблесках света из лаборатории.

- это куда больше, чем то, на что я мог рассчитывать, - голос у альбедо размеренный, но знающие его могли бы уловить там восхищенную задумчивую нотку; тот момент, когда в голове его разворачивались дальнейшие схемы действий, требующие реализации, - позволишь мне одну вещь? открой, пожалуйста, рот.

в глазах итэра могло бы мелькнуть что-то темное, но глаза его и так полны темнотой. альбедо замечает, как напрягаются его мышцы, может, желая сдержать себя, а, может, наоборот, готовясь к прыжку, но он открывает рот, пока альбедо меняет перчатки и берет в руки деревянный шпатель.
- твои прикосновения обладают невероятной силой, но куда больше её кроется в слюне, раз она смогла справиться с такой большой трещиной, - альбедо объясняет в полголоса, пока давит шпателем на язык, собирая образец слюны, - мне интересно, сможет ли твоя слюна обладать тем же эффектом, пока тебя не будет рядом? боюсь, то, что мы сделали - лишь симптоматическое лечение, - ловким движением он запечатывает колбу элементом гео и мягко поддевает подбородок итэра, чуть щурясь, - это тоже требует проверки. можешь закрыть рот.

повисает уютная тишина. тусклым переливом мерцает гео-пломба на колбе; альбедо улыбается итэру осторожной, едва заметной улыбкой, и кивает:
- от меня всё ещё ускользают причины твоей помощи, но не передать, насколько это было важно для меня. спасибо тебе.

+1

12

они оба думают об изучении друг друга, но каждый в своём ключе. итэру хочется теперь знать, что происходит с телом, созданным гениальным учёным — коррозия? очень вряд ли; иссякла сила, что питает его? быть может; близкое воздействие дурина? надо будет проверить. в самом деле, дурина он не проверял давно, понадеявшись, что этим занят дайнслейф. но тот любил наблюдать издалека, никогда не вмешивался, если дело не становилось вовсе критическим.

у итэра подход всегда был иным.

в ответ на просьбу хочется возразить, задать пару вопросов, пошутить, подколоть. жаль только, альбедо на всё это не отреагирует. просто расскажет, зачем. об этом можно узнать в процессе или после. всё это бессмысленно. открывая рот, он поджимает язык, чувствуя привкус обработанного дерева. хочется оскалиться, податься ближе и вновь минимизировать пространство между ними до невидимого.

его догадки и мысли кажутся смешными. особенно на фоне того, что всё это, конечно же, совершенная неправда. итэр мог справиться и без облизывания такой лакомой, красивой шеи. ему бы хватило касания пары пальцев. но в эксперимент вмешивается субъективная заинтересованность, которая путает честному учёному все карты.

впрочем, возражать против изучения его слюны он не будет.

— наверное, ты прав, — говорит, предварительно поворочав языком во рту в попытке избавиться от ощущения чужеродного предмета. получается не сразу. — я знаю, какие ещё жидкости во мне могут обладать более сильными свойствами, — лукавит откровенно, только чтобы заполучить этот не особо понимающий, суровый взгляд.

боги, как же хорошо. итэр смеётся в ответ, откидывает косу с плеча на спину, разворачивается, махнув рукой:

— до скорой встречи.

он уходит обычно, как делают люди — через дверь. накидывает капюшон, сливается с тенью, отводит глаза уставшему стражнику лёгкой иллюзией преломления света. прогуливается по мондштату, как нечастый гость, который знает город от и до. в каком-то смысле так и есть… едва не сталкивается с кем, с кем сталкиваться нельзя никак в это время суток.

недалеко от ворот превращается из прогуливающегося странника в рыскающую ищейку. нужный элементальный след находит быстро, цепляется в него жадно — старый, ему несколько часов, но всё же он есть.

о событиях, которые произошли в горах не так давно, он знает от своих соглядатаев. рассказывали они неохотно, словно испуганные чем-то, но детально. поглядеть своими глазами на чудо итэр ходил сам, сам же убедился в том, что копия — точнее, ещё одна игрушка рэйн — существует в действительности.

двойник находится быстро, всё там же, в горах. в тайне ли от альбедо, с его ли разрешения он использует один из небольших гротов, в котором установлен алхимический станок. вся стена исписана словно детским почерком. изучает что-то в действительности? или копирует? узнать можно и позже. через некоторое время удаётся узнать как минимум то, что двойнику совсем не нравится бездна, не нравится, когда ему вскрывают грудную клетку наживую, не нравится, когда подрезают голосовые связки. итэру, впрочем, плевать. в тейват он эту мерзость снова не выпустит.

с альбедо они встречаются вновь исключительно из желания итэра — спустя месяц с небольшим. утёс звездолова в рассветных лучах кажется дорогой в небо, особенно если смотреть в небольшом отдалении от обрыва. итэр добирается до альбедо пешком, минуя недовольно заворковавших хиличурлов, провожающих его подозрительным взглядом.

— не знаю как ты, а я рад вновь тебя видеть, — улыбается, подходя со спины ближе. заглядывает через плечо, рассматривая наброски на холсте. — как твои научные изыскания?

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » you're in my veins


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно