horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » (and you should know) no, i don't need a cure for me


(and you should know) no, i don't need a cure for me

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/314/786196.jpg

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/314/794828.jpg[/icon]

+4

2

Мэтту удавалось соблюдать баланс между двумя частями своей жизни, и если Сорвиголова держал все на расстоянии вытянутой руки, то Мэттью Мёрдок иногда пас задних. Какие-то мелочи просто выскакивали из его головы и иногда он забывал о чем-то по случайности. Но он всегда старался быть чуток к своим друзьям и просто знакомым, и, так или иначе, оставаться в курсе их жизней. Даже если их пути не пересекались, он всегда пытался держать ухо востро. Новости доносились до него нитями, из которых он мог собрать большое полотно. В основном это были слухи или сухая сводка: в такие моменты он жалел, что узнавал обо всем с большим опозданием. Например, о том, что в Нью-Йорке появился новый неизвестный герой, а еще, что Джессика Джонс снова вернулась в бизнес.

Мэтт предпочитал держаться от старых друзей на расстоянии, хотя и не был против неожиданного объединения. Кто знает, может, негативные ассоциации для них портили возможность совместной работы, а, может, просто еще было не время. Он старался не думать об этом, но ему было за что выражать благодарность Джессике. Не так давно она помогла ему. Остановила от того, что могло бы иметь для него большие последствия и повлиять на жизнь гораздо больше, чем принятое решение. Договоренность с Фиском была для него подушкой безопасности, гарантом, на случай, если завтра он услышит новость об его побеге. Мэтт знал, что Кингпин так и не оставит город. Он непременно придумает новый план и найдет очередных союзников, но на секунду — он мог не беспокоиться об  безопасности Карен и Фогги. Мэтту было неприятно думать про это и он не хотел забываться в иллюзии, но почему-то он доверял обещанию Фиска. Может, потому, что ему было кого терять. Может, потому что он пытался продумать обходной план. Всегда надо думать о том, что если.

Но за все это он в том числе был и благодарен Джессике. В свое время она дала ему еще один шанс, и Мэтт был готов отдать долг. Новости о ней заставили его озадачиться и слегка наклонить голову, как будто бы в услышанном была скрытая информация. Но нет — для остального ему нужно было нанести прямой визит. И он делал это не из интереса, а из-за реального волнения. Почему-то, это расстроило Мэтта. Заставило его чувствовать себя неудобно и нелепо, а это он узнал об ее ранении в своем офисе.

От офиса до Metro General было сорок машин такси: в такие дни нью-йоркские пробки оглушали шумом, чужой руганью, вздохами и выхлопами автомобилей. Водитель тяжело вздохнул, щелкнув языком и сдерживая ругань, один раз осёкшись на полуслове. Он слегка барабанил по рулю, не скрывая свою тревожность. Возможно, он куда-то спешил. Возможно, даже к кому-то.

Он не был похож на того, кому не хватает терпения подождать, пока проредится поток машин. Мэтт на секунду поджал губы, думая, как выйти на беседу.

— Плохой день? — он не ждал прямого ответа. Смолл-толк был очень скользкой вещью: спроси что-то откровенное — и собеседник замкнется или выйдет из себя. Выбери достаточно отвлеченную подводку — и он будет говорить не о том. Водитель повернулся к нему и тяжело вздохнул. Мэтту оставалось только внимательно его выслушать: все же он спешил к близким.

— Я надеюсь, пробка не станет для вас большой проблемой, — Мэтт знал, что говорит: соседние машины стали продвигаться быстрее. И его пожелание водителю успеть, куда он спешит (точнее — к кому), оказалось как раз уместно. Они застряли на лихие двадцать минут, но после этого — машина продвигалась по улицам довольно быстро. Мэтт не мог сказать точно, но по тому, как отличались звуки, они явно избрали краткий путь.

Наконец, такси затормозило перед больницей, слегка оглушая его звуком тормозов. Он чувствовал вину уже сейчас, когда расплачивался с водителем, не зная, как будет справляться потом. Вроде бы — это было никак с ним связано, но люди всегда чувствуют себя виновато рядом с людьми в сложных ситуациях.

Дальше он справился быстрее — уточнить палату Джессики не составило и труда. И с такой же легкостью он сказал, что он ее друг. Навещал ли Джессику кто-кто, кроме него, или он оказался первым? На секунду, Мэтт замешкался. И для начала решил постучать.

— Привет, я подумал, что будет неплохо навестить хорошего друга, — Мэтт махнул рукой куда-то в сторону, подбирая слова получше. — Как ты себя чувствуешь? — он знал, что ответ на свой вопрос он мог найти и сам. Кроме тихого тиканья часов, он услышал работу аппаратов и звуки капель лекарства, которыми были накоплены капельницы. Мэтт прислушался: тяжелый и стойкий запах был ему знаком, но для четкого распознания — ему нужно было время. Чужое дыхание было прерывисто: Джессике явно сейчас было нелегко. Сердце билось громозко, и, уже по этому, он понимал, что что-то было не так. Но понять что — так и не смог. И причина скрывалась глубоко внутри.

— Что случилось? Я могу помочь, если хочешь, — последнее он сказал уже тише, понижая голос. Во-первых, потому что он и сам пытался понять, что было не так. И он действительно волновался. Возможно, это было слышно по тому, как он подбирал фразы, а голос был далек от равного. «Если хочешь» звучало одновременно сдавленно и открыто, а в жестах Мэтт был скован, для уверенности сильно сдавив трость.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/314/839304.jpg[/icon]

Отредактировано Matt Murdock (2022-09-19 01:33)

+1

3

Однажды ты теряешь бдительность и выбираешь не тех людей – раздвигаешь перед ними ноги, стонешь им на ухо их имена: пусть каждый раз почему-то новое. Ты обнажаешь пред ними внутренности, вспарывая грудную полость, доверяешь собственную ( гниющую на задворках ) боль: называешь их, не стесняясь, семьей. Говоришь о любви без привкуса блевоты на кончике языка - навязываешь себе естественность собственной уязвимости, потому что у людей так ( почему-то, но ) принято.

А однажды ты теряешь бдительность и открываешь дверь не тому.

Ежедневная миссия – выжить – кажется столь естественной, пока ( вдруг ) по случайности ее не проебываешь: и в ушах дребезжит завывание скорой, а над телом склоняются манекены в больничной форме ( их лица расплываются в мерцающем свете ламп ); мир перед глазами оборачивается акварелью: багровое по грязи паркета ( черное и запекшееся, забившееся под сбитые ногти ).

Липнущая к подкорке тьма, прогрызающая болезненное забвение.

Уместившаяся под глазами неестественная синева.

Джессика приходит в себя, вдыхая запах больничной койки: стерильность впивается в обоняние, словно бешеная собака, выгрызая желчь, железо и гниль – та застревает меж длинных зубов. Остается только колкость медикаментов, шелест простыни под тощей задницей и механическое подтверждение здорового пульса под грязной кожей.

( Джессика фокусирует взгляд на почерневших разводах, расплескавшихся на поверхности ее рук ).

- Мисс Джонс? Вы меня слышите?

Она открывает рот и не может собрать выблеванную тишину в подобие слов; приподнимается на локтях и вновь ныряет в привычное бессознательное – боль постепенно разъедает нижнюю часть туловища, будто тушку: голодный зверь. Собственная беспомощность воспринимается ею в штыки – слишком просто привыкаешь к героической неуязвимости, когда на деле: это просто везение.

Сомнительное, не без того.

[indent] - Позвоните… позвоните Триш Уокер. Мне нужно, чтобы она приехала.

Джессика отворачивается от собственного отражения в стеклянных дверях, потому что ее слабость кажется неестественной и наигранной: для полного излечения ей нужна месть, но уж никак не упущенное в объятиях койки время и очередные колеса. Ей кажется этот способ действенным до тех самых пор, пока мир не обваливается крошевом на вымытую до блеска плитку при попытке встать на ноги, а тошнота не вываливается вчерашним ужином на язык.

Чувство собственной ничтожности подкатывает комом к глотке.

[indent] - Я… кажется, я не просила помощи адвоката. По крайней мере, пока была в себе.

Джессика по привычке прячет глаза, пусть Мердоку и не требуется зрительный контакт, дабы понять, насколько же сильно все пошло по пизде – его способность ощущать ситуацию глубже сейчас лишь действовала ей на нервы, и она бы не удивилась, что ее неприкрытое раздражение он почувствовал тоже.

Но не то, чтобы это было сложно.

[indent] - Если ты вдруг не припрятал бутылку бурбона в своем кармане, то я не думаю, что ты сможешь чем-то помочь.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/314/794828.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » horny jail crossover » фандомные эпизоды » (and you should know) no, i don't need a cure for me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно