horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » and hunters will be hunted


and hunters will be hunted

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

--

https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/46464.png
BRUCE WAYNE, DICK GRAYSON
detective comics × alternative

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1168/323046.png[/icon]

+1

2

Из-за лёгкого мерцания дополнительных мониторов кажется, что Бэтпещера становится больше; Брюс мозгом понимает, что это всего лишь игра света и тени, но не может отделаться от ощущения, что здесь сейчас слишком… ярко, и ему это не нравится примерно настолько же, насколько не нравится причина, по которой и пришлось развернуть эти самые дополнительные мониторы. Жил бы он лет пятьдесят назад, завёл бы себе пробковую доску: крепил бы фотографии и газетные вырезки острыми иголками на участках карты Готэма, обматывал бы примерную зону действий очередного маньяка красной нитью, а после сидел бы с умным видом, пытаясь понять психологию преступника и вычислить какое-то связующее звено между всеми его жертвами.

Это Уэйн, впрочем, и так делает, только не напротив пробковой доски, а напротив громады мониторов.

С них ему улыбаются молодые люди; одни статично, с фотографий, другие с зацикленных видео из социальных сетей. Все как на подбор: молодые, темноволосые, светлоглазые и обманчиво-хрупкие — потому что, оставаясь не самыми высокими и широкоплечими, все они были ребятами тренированными: бывшие спортсмены, профессиональные танцоры, фитнес-тренеры. У всех последним место работы оказывались стриптиз-клубы, притом такие, куда дано попасть не каждому смертному.

Был ли серийный убийца постоянным гостем всех перечисленных заведений?
Выслеживал ли свои жертвы месяцами или действовал по наитию?

Брюса даже немного удручает тот факт, что общая связь между жертвами писана чёрным по белому. У маньяка есть типаж. У Брюса — вопросы к комиссару Гордону, который долгое время не посвящал Бэтмена в это дело, решив, очевидно, что если речь идёт не о больном на голову клоуне с манией разбрасываться везде картами, то и смысла вызывать его нет. Оно, конечно, отчасти Уэйну понятно: все жертвы были не особенно уважаемыми членами общества, в большинстве своём и вовсе одинокими. Их некому было искать, о них не писали в газетах и не говорили по телевидению. Они просто исчезали. И никому, кроме полиции и принципиального комиссара, кажется, не было до этого дела.

— Даже не знаю, есть ли что-то общее у всех этих ребят, — беззлобно иронизирует Брюс, ощутив беззвучное появление дворецкого позади себя. — Загадка года прямо.

— Кроме того, что все они бесконечно похожи на вас? И правда, — в тон ему отвечает Альфред.

Уэйн непонятливо хмурится, переводит внимательный взгляд на дворецкого и обратно. Похожи на него, значит?

— Они моложе. И, как бы это выразиться, поуже, — задумчиво тянет Брюс, вглядываясь в чужие лица.

— Но и вы не всегда были таким, как сейчас.

Брюс пожимает плечами, ощущая неприятный холодок, бегущий по спине. Ему кажется — или верить хочется? — что Альфред ошибся, и его предположение Уэйн потому вслух и про себя даже отвергает. Хотя мысль эта, высказанная бесконечно прозорливым близким человеком, накрепко укрепляется где-то в подсознании.

***

Интерьер в «Пандоре» дорогой, но не вычурный. Приятный эмбиент сменяют периодически громкие современные композиции, но лишь для особенных номеров некоторых танцовщиков и танцовщиц. Атмосфера сохраняется почти что интимная. Гостей довольно мало, и Брюс не уверен: то ли место стоит считать премиальным даже среди ему подобных, то ли просто не пиковый час. Но тот факт, что в клуб попасть крайне сложно, отрицать нельзя. Он только для элиты. Богатые предприниматели, топ-менеджеры, селебрити, представители высшей власти. У Брюса членской карты не было никогда, но его пропустили внутрь без единого вопроса, и навстречу ему почти сразу вышла улыбчивая управляющая, которая вежливо его поприветствовала, показала залы и расположение кабинок для приватных танцев, а после пожелала приятного времяпрепровождения.

Уэйн ей, конечно, тоже улыбался в ответ, а про себя сожалел, что как раз приятным его времяпрепровождение здесь будет едва ли, потому что он, вроде как, начал расследование и пришёл собирать информацию, а не отдыхать душой. Алгоритмы вычислений, паттерн действий маньяка и банальная чуйка Брюсу говорили, что следующей жертвой снова может стать танцор, притом именно из этого клуба. Поэтому, он совершенно не ожидал того, что так конкретно залипнет на одной очень соблазнительной крепкой заднице.

Мужской, к слову.

Брюс шумно выдыхает, сжимая в руках бокал сухого мартини и наблюдая за номером. Танцор — и танцор ли? гимнастики в номере его больше, чем именно танца, что наталкивает на некоторые мысли — однозначно молод, совершенно точно темноволос и, кажется, но Уэйн не уверен, голубоглаз. Обманчиво хрупок. Идеальная жертва для этого самого серийника, если подумать, но думать получается не очень хорошо, потому что мысли уходят куда-то совсем в сторону, пока кровь уходит куда-то в нижнюю часть тела. Брюс с себя сам бы рассмеялся, если бы старательно не держал лицо, пожирая молодого человека глазами. В нём цепляет… примерно всё. И хотя Брюс сюда приходит как доморощенный сыщик, присмотреться к месту и гостям, он почти не медлит, когда номер заканчивается, и пересаживается со стула у барной стойки за неприметный угловой столик. Другая управляющая мирно почитывает что-то в планшете, но расплывается в улыбке, когда поднимает глаза на гостя:

— Могу вам чем-то помочь, мистер Уэйн?

— Можете. Организуйте мне приват с тем милым молодым человеком, который только что закончил выступление.

От Брюса не укрывается, как мимолётно морщится управляющая, но годы тренировок дежурной вежливой улыбки даром для неё явно не проходят.

— Сделаю всё возможное. Только должна предупредить, что мальчик… неопытен, он совсем недавно у нас работает. Могу ли я предложить вам… По вашему лицу вижу, что не могу.

— Хочу его, — просто отвечает Брюс, пожав плечами так, словно это что-то очевидное.

Зачем? Почему? Стоит ли оно того, чтобы отвлекаться от расследования?

«Хочу», — повторяет Брюс сам себе. Если он хочет, значит он это получит. Так или иначе. Всегда.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1168/323046.png[/icon]

+1

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1080/312635.png [/icon][status]младший лейтенант[/status][lz]<center>ловил маньяка, а поймал миллиардера-плейбоя и бэтмена<br>
(а потом они оба оказались одним человеком)</center>[/lz]

Грейсон пьёт уже третью чашку дерьмового кофе подряд. Другого автомат на первом этаже полицейского участка, в холле, не делает. От него послевкусие такое, будто кошки во рту нагадили, но количество работы к вечеру почему-то только увеличивается и приходится жертвовать своими рецепторами ради заряда краткосрочной бодрости.
Он устало трёт глаза и проклинает кофе, которое ничерта не помогает. Бурда гребаная, и ведь выпить столько, а потом чуть не заснуть пока читаешь материалы по делу.
Не помогало даже то, что фотографии, приложенные к протоколам, были просто оторви и выбрось. В прямом смысле - там, у трупов, некоторые части можно было только оторвать и выбросить.
Если они не раскроют дело, то его передадут федералам. И это будет очень плохо.

Дверь скрипнула и в проёме показалась голова комиссара Гордона. Дик слегка приподнял брови, потому что ему казалось, что тот давно ушёл домой.
- Сэр? - нейтрально спрашивает. Все это происходит практически моментально, ещё до того как Гордон успевает раскрыть рот чтобы что-то сказать.
- Вижу, что не ушёл ещё. Грейсон, зайди ко мне, есть разговор, - седеющая шевелюра скрылась в своём кабинете. Ричард моргнул, уставившись на то место, где только что было чужое лицо, вздохнул, прикрыв глаза, и закрыл папку перед собой, чувствуя, что она может ему там пригодиться. А даже если нет - не стоит ее оставлять на столе, пускай и в столь позднее время.

Готэм был полон продажных копов, работающих на самую разную публику. Хорошо если кто-то подкуплен богатыми предпринимателями и красный потолок там завязан только на налогах, вернее, их отсутствии. Следующее хорошо идёт под эгидой мафии. Наркотики, ограбления, перестрелки внутри "семьи", отмывание денег и остальные прелести бытия понятны, даже если не так уж просты. Но это их работа - копов - заниматься таким. Заставлять отвечать каждого перед законом за свои действия.
Остальные работали на психов вроде Джокера или Двуликого. Как жаль, что они сбегают из психушки так же часто, как их туда отправляет Бэтмен.

Человек-символ, главная загадка, которая часто не давала покоя. По крайней мере, Дику казалось, что Бэтмен был именно человеком. По закону следовало его арестовать, по тому, как он чувствовал - им следовало восхищаться. С момента как Дик мальчишкой остался в этом городе после гибели родителей и узнал о ком-то, кто ловит преступников и заставляет их отвечать за все, что они совершили.

- Ричард, мы договорились о прикрытии, - Джеймс Гордон сидит у себя за столом, сцепив пальцы в замок. Он задумчиво смотрит в одну точку перед собой.
Дик хмурится, ему не нравится начало разговора. Дело отбирают? Тут в мозгу что-то щёлкает и сон как рукой снимает. Возможно, ему нужен был не кофе, а Гордон с не очень радостными новостями. И зная комиссара, он точно может сказать что все это обжалованию не подлежит.
- Вы же не серьёзно? О, ладно, простите. Я понял. Но разве нет кандидатур лучше? Сэр, я понимаю что подхожу под типаж, но там необходима определённая подготовка и…, - ему совершенно не хочется работать под прикрытием в клубе, где придётся трясти задницей. Когда-то он был акробатом в цирке, с пелёнок практически, его родители занялись обучением. Большинство навыков он не растерял и старался поддерживать их, а это было неловко, хотя чем-то напоминало прикрытие в отделе нравов.
- Повод выполнить домашнее задание. Клуб довольно элитный, ты сам сказал, что по прогнозам следующее похищение может быть именно там. И если это случится, то круг подозреваемых заметно сужается. Другая проблема - у них всех очень много денег и адвокатов. Нужны железные доказательства и ты мне их добудешь даже если тебе придётся вырядиться в розовую балетную пачку и отплясать там на руках, - достав лист бумаги с адресами, он протягивает его Грейсону. Тот только фыркает, но лист берет.
- Скорее уж придётся снять балетную пачку. Или в чем ещё меня отправят танцевать. Кхм. Сколько времени на подготовку? Я могу поразить публику элементами гимнастики и акробатическими тюрками, но это явно не то, чего будет ждать каждый, кто туда пришёл, - Дик сдался. Нет смысла спорить с Гордоном. Он действительно единственный вариант, потому что любой танцор подвергается большему риску, чем сотрудник полиции.

- У тебя неделя перед началом работы. Сам понимаешь, убийца ждать не будет, - комиссар разводит руками.
- Вы издеваетесь? Неделя? - сложив руки на груди, Дик поджимает губы. Очень дерьмовые новости.
- От работы в участке ты свободен. Ричард, ты моя последняя надежда, - Джеймс вздыхает и трёт глаза под очками, после выдавливает из себя улыбку. - Так что давай, проваливай отсюда и поторопись. А завтра приезжай в клуб, в ритме страсти.
- А не пошли бы вы, сэр. Вот найду себе там богатого бойфренда и потом сами разгребайте свои висяки, - он смеётся, салютуя папкой и уходит, полностью игнорируя то, как Гордон грозит ему в шутку кулаком в спину.

Много. Очень много работы.

***

В начале был ад. И удаление волос на теле воском. За такое ему должны выдать орден и увековечить статуей в два его роста, дать огромную премию и никогда не пытаться его задевать.
Потому что человек, которому на яйцах и заднице удалили волосы таким варварским способом в этой жизни видел явно все.
И не побоится показать это другим (не яйца, конечно же, а всю палитру боли от столь изощренного метода пыток).
Дальше были издевательства с ногтями и на руках, и на ногах. Черт, теперь он прекрасно понимает почему все женщины такие стервы.

Робкая надежда, что он станет одним из множества подобных умирает первой.

Он надеется напрасно - все равно выбивается из общей массы, устраивая шоу, более похожее на то, к чему он привык. И совершенно не то, чего от него требуют в этом месте.
Кольцо вертится не только на креплении, вокруг своей оси - оно почти горизонтально полу, пролетает по траектории, которую своими движениями задаёт Грейсон. Что-то похожее его мать исполняла много лет назад и учила его, но в тот день Дик так и не выступил с сольным номером на огромном кольце почти под самой верхушкой циркового шатра.
Он глушит в себе воспоминания, продолжая плавно двигаться - костюм несколько стесняет движения, потому что явно не рассчитан на такую гибкость. Прозрачная темно-синяя то ли ткань, то ли мелкая сетка, оставляет его совершенно раздетым, хотя ею закрыто все от запястий до ступней и плеч. Только рисунок вышитый разных размеров золотыми чешуйками, идущими разводами.

Почему эта дрянь на нем настолько прозрачная? И почему так натягивается на заднице?
Сложно разглядеть лицо когда свет сверху бьёт в глаза, но он заметил что какой-то мужчина, неотрывно практически, наблюдает за ним. Может быть просто гость, которому это интереснее поул денса, а может быть это тот, кого они так долго ищут.

Отбыв свое время, Дик с удовольствием покинул зал с посетителями и скрылся в гримерках. Стянуть с себя эти тряпки было невероятным удовольствием и Грейсон растягивал его как мог, пока в комнатушку не влетела одна из управляющих. Судя по виду, она точно была не в духе.
- У тебя такое лицо, что им вместо лимона можно коньяк заедать, - с девушками, работавшими здесь, он уже познакомился и выбрал путь взаимных подколов, потому что так проще спускать пар и неловкость между первое время.

- Это твой звёздный час, детектив. Надевай лучшие плавки и беги на приват к гостю, которому ты понравился. Мой совет - старайся как никогда в этой жизни, - она быстро двигает вешалки с зажимами и суёт ему в руки чёрные кружевные стринги с объёмной вышивкой синими нитками по контуру узоров.
- Серьёзно? Я пришёл сюда работать, а не задницей трясти. Надеюсь, это хотя бы наш маньяк? - он закатывает глаза. Вообще-то, то что могло случиться на привате у клиентов заведения и танцоров выходило за рамки закона. И Дик мог арестовать половину тех, кто был сейчас в зале.
- Боюсь, что все намного хуже, - видно как уголки ее губ дергаются вверх, но она держится чтобы не улыбнуться.
- Тогда самое время сказать нет, послать кого-то другого и объяснить это тем, что я захлебнулся от восторга и умер как только услышал его имя…? - вопросительный взгляд, который понимают правильно.
- Брюс Уэйн. Таким как он не отказывают, - по ней видно, что время поджимает. А человек, заказвший приват, ждать не будет.
- А… а? - ладно, это было весьма неожиданно. В списках посетителей, которые предоставили только после ордера и под полную ответственность с расписками о конфиденциальности, этого человека не было.

Уэйн. Ждёт его на приват. Гребаного копа под прикрытием. Шутка, достойная больного клоуна, да?

Миллиардер, публичная личность, склонная к эпатажу, первая строчка журнала Форбс и вечный объект разных скандалов, вроде сбежавших в круиз на яхте балерин, которые должны были в это время выступать перед аудиторией ожидающей у театра.
Ему конец.

Дик выглядит потерянным, хмурится, глядя на стринги. А потом задаёт себе вопрос, на который сразу же отвечает.
Кто не хочет трахнуть Уэйна? Все хотят. Даже он не исключение. Впервые, кажется, Грейсон пожалел о своих предпочтениях.
- А может… - его жёстко прервали, подталкивая к душевой.
- Пять минут, время пошло. Придумай как его занять, потому что там будет только пилон. Умирать все равно будем все вместе, если он останется недоволен, - управляющая ворчит себе под нос покидает его, на ходу уткнувшись в свой планшет.

Наскоро ополоснувшись, Дик понимает, что никаких масел и другого дерьма использовать не успеет. Только брызнуть спрей на кожу, чтобы не получить ожогов.
Натянув кружева на задницу, он замечает флуоресцентные краски. Прихватив их, покидает гримерную и охранник в начале коридора перед комнатами для привата указывает в самый конец. Там находится vip-помещение, состоящее из двух ярусов.
Конечно, куда ещё отправят Брюса Уэйна? Это становилось чертовски смешно. Жаль, что Дик не танцор, потому что у него мог бы быть очень приятный вечер, который начался бы в клубе, а закончился в дорогущем отеле/дома у Уэйна/на яхте, да где угодно… где угодно, да. В каком-то подвале, на полу, с кишками наружу.

Правило номер один: войдя в роль, не забывай о том, что ты на работе.

Зеркальный потолок и стена за пилоном делали игру отражений в слабом, мягком бедно-голубом неоновом свете интимной, как и саму обстановку.
Удобный диван, который явно был дороже его кровати в съёмной квартире. Возвышение, имеющее форму круга. Довольно большое, он мог бы вытянуться там в полный рост. Пилон по центру, а если смотреть от зеркальной стены, там, за диваном, ступеньки, и мини бар. А выше по степенькам, кажется, должно быть… все ещё незаконно. Но департамент закрыл на это глаза и Грейсон тихо выдыхает, гипнотизируя взглядом тёмную макушку пока идёт к возвышению. Он зажимает краски между локтем и туловищем, осторожно накрывая чужие плечи ладонями.

Дорогой костюм, шитый на заказ. Древесные нотки парфюма, которые приятно будоражат обоняние и, черт, он был горяч.
- Привет, - тихо, на выдохе, недалеко от красиво очерченой ушной раковины. Внутри играло какое-то непонятное волнение. Вернее, оно то как раз было весьма понятным - при других обстоятельствах им не суждено было бы встретиться. Что такое рядовой детектив, а что Уэйн. Надо же. Вселенная над Диком пошутила сегодня так, как никто до.

Отстраняясь и обходя диван, он оставляет открытые краски на видном месте и одним плавным движением забирается наверх, сразу же обхватив пилон. Мир завертелся и перевернулся с ног на голову.
Ритмичная музыка на фоне и этот полумрак с нечеткими линиями на силуэтах, когда увидеть лица можно только вблизи.
Игра отражений и неонового света даёт ощущение того, что Грейсон повсюду. Повиснув головой вниз, прокручиваясь последний раз, с самого верха пилона, он упирается ладонями в пол и медленно меняет положение, встав на ноги после мостика. Спиной он чувствует взгляд и плавно опускается на колени, разводя их и выгибаясь назад пока лопатки на касаются пола. Его голова свисает с самого края - Дик улыбается, потянувшись к краскам и макнув палец в первую баночку, которую нащупал. Лёгким движением на груди расцветает яркий оранжевый след.
- Время рисовать, - руки опускаются вниз, вслед за головой и безвольно висят.
Все ведь хорошо? Только сердце почему-то бьётся чаще, чем нужно.

Отредактировано Dick Grayson (2022-09-01 21:20)

+1


Вы здесь » horny jail crossover » альтернатива » and hunters will be hunted


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно