horny jail crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » horny jail crossover » межфандомные эпизоды » bloodmoney


bloodmoney

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

BLOODMONEY
xe_n0n3, takeshi kovacs

https://i.ibb.co/c6mFTr5/image.png

what do you believe when everyone is watching?
what do you believe when nobody is watching?
what do you believe?

+1

2

[nick]zoë hopper[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1293/979326.gif[/icon][status]f a k e[/status][lz]<div align=center>and I have this <a href="https://hornyjail.ru/profile.php?id=1355"><b>dream</b></a><br>where I'm screamin' underwater</div>[/lz][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">cyberpunk 2077</a>[/fd]

Оставаясь один на один с бездной разлома, которая поэтично зовётся Найт Сити, начинаешь забывать, что весь мир крутится не вокруг этого комочка земли, из «обетованной» превратившейся в «выжженную», а в бесконечном, бескрайнем, безвременном, плюющем на персональные человеческие проблемы и корпоративные интриги. И если первые ещё куда ни шло ( варятся сами в себе и на себя перемножаются без проблем ), то последние пустоты не приемлют и переливаются через кромку своего аквариума с бойцовыми корпоративными рыбками: стылые воды уносят с собой всё живое, на чём стоит печать Капитала, и прогоняют — одно за другим — через последовательность кадров, один другого сюрреалистичней. Кажется - куда дальше. Дальше оказывается всем, чем угодно, от стороннего государства до бескрайнего космоса, хозяину аквариума достаточно просто захотеть.

Зои ( причёсана и умыта, уложена в образцовую коробочку для образцового представителя лубочной корпо-картинки — скажи спасибо, не гроб — шов ко шву, кость к кости, никакая самость не торчит позорно наружу ) всю дорогу растворяется в собственной диссоциации, смотрит за «окно» шаттла, ковыряет гравировку на кольцах ( уверена, в каждом втором будет трекер ) и даже богам бы молилась, если бы те были чуть более благосклонны, но трофейным мясным мешкам — снисхождения не положено.

Положено — быть — под присмотром не камер там, далеко на земле, а целого сонма приближённых к сиятельной леди Ханако здесь, в пустоте и поближе: они наверняка уже что-то подозревают и без пяти минут не верят ни единому твоему слову.

Она знает, они что-то сделали с Ханной.
Она знает, что, несмотря на всё "послушание", Зои - следующая.
Она чувствует как трескается под ногами земля, и думает помолиться разок, например, из какого-то места отчаяния, но отчаяние не работает если знаешь, что — иронично — с орбитальной станции сбежать от 'Саки попроще, чем из сердца Найт Сити. Один к тысяче, предположим, вполне себе шансы.

Лощёные декорации давно осыпались крошевом, ей давно уже не пять, чтобы без лишних вопросов верить в святость родителей ( этот пресветлый ярлык давно растрескался и светит типичным нутром Арасаки, где вместо сердца - регламенты и контракты, а истина зашита под грифом секретности ). Зои, разбившись об один провал за другим, терпеливо выжидает теперь, продолжая благодарно на всё соглашаться и послушно принимать препараты ( от нервов, они говорят, доктор обещает, ты будешь чувствовать себя лучше - но лучше никак не становится, только разум мутнеет, теряя просвет за просветом ).

Может, это побочки или мозг всё-таки разрушается окончательно, но по ночам ей видится призрак Ханны, и молча указывает на ногу, в которой зашит следящий модуль.
Ей кажется, это конец.

Первые сутки на станции тянутся бесконечно, поглощают все звуки и запахи, слепят демонстративной роскошью; и везде знакомые лица - будто бы ёбаный день сурка или театральная постановка с критической нехваткой актёров. Всё это на вкус как голимая паранойя, но что, если блять серьёзно, здесь делает их семейный врач?
К середине вторых суток Зои больше чувствует себя не человеком, а обдолбанным зверьком в контактном зоопарке, прячется в мерцающем полумраке лаунжа, отчаянно подгоняя вображаемое к реальности ( «сахар» под языком, смэш на пустой желудок — лучшая альтернатива навязанной дегуманизации, единственный рычаг давления на нервную систему, перегруженную медикаментами ), и под конец начинает жалеть, что её рецептурными не передознёшься, и ищет за безразличной глянцевой оптикой персонала кого-то, кому бы было не похуй.

Безрезультатно.
Ночь плещется похмельными кошмарами, снова Ханна, снова ядовитая паранойя, и как назло во всём номере ни одной острой вещи.

Ночью на третьи сутки пьянства, галлюцинаций и незатейливой наркомании, ей всё-таки удаётся проблеваться полупереваренными колёсами: в горле лезвия комом, рёбра ноют, золочёные тени растрескались и опали на щёки солоноватой россыпью; Зои втайне ликует, утирая слюну и сопли — сколько бы времени ни оставалось на самом деле, она уже чувствует себя лучше. Чище. Яснее.

Она стреляет у горничной старые добрые сигареты в обмен на пару колец ( кто бы мог подумать, что посреди ничего, сверху всех унижений, нужно добавить ещё и блокировку счетов ), почти переезжает жить в бар и бесконечно абьюзит "запишите на счёт", потягивая органический - возможно, последний в её жизни - виски ( ни один, сука, не смоет привкус горькой блевотины с языка ).
Моно-струна наизготовку: всё ещё слишком дурная, чтобы коннектиться напрямую, она находит нормальный физический интерфейс и подсоединяется мясом к меди — деймон срывается с поводка, жрёт/транслирует данные об узлах, пока снаружи мясной реальности остаётся «плывущая» пьяненько корпо-кид со стеклянными глазами. За мутноватой завесой подлагивающей аугментированной реальности проявляются, растягиваются во что-то смутно напоминающее план этажа, рассыпаются на сниппеты и растворяются грубыми наброски со спайками данных: будто поля полупрозрачных сердец, связанных единой системой, гонят по призрачным венам квинтэссенцию жизни.

Но в конечном итоге её червь недостаточно нано, её датамайн-на-коленке совсем неуклюжий, её реакции - в принципе - недостаточно; и когда сквозь толщу не-бытия на плечо тяжело, как надгробие, ложится чужая ладонь, мир рушится за секунды.

[indent] - Мисс Хоппер, - имя дотягивается до сознания с искажением, как сквозь толщу воды, бьёт в самое нутро и насквозь: в ядро детских воспоминаний, где ты маленький непослушный ребёнок, ты приносишь сплошные проблемы, тебе придётся нести за это ответственность. Ужас приходит один — искренний, яркий, как картинка из детского мультика, развороченная больным подсознанием — за профессиональным безразличием и безжизненной гладью корпоративных тетрахроматических имплантов Зои, наконец, понимает: всё они знают.
Продолжает не понимать только: почему сразу не пуля?
К чему предупредительная любезность?

[indent] — Ох блять...

Человек с бездушными глазами берёт её за предплечье: моно-струна под настойчивым давлением чужих пальцев натягивается и искрит прямо в мясо, почти вырванная из инпут-слота.
Побитый "изморозью" полимер хрустит в луже олд-фэшна под ногами, когда Зои успевает только спустить Оверлоад в местный узел под аккомпанемент оглушительной вспышки, и визга фидбека, рвануть что есть сил моно-струну обратно в слот ( тёмные брызги — нет, не её, пока не её, чьи-то другие — каплями оседают на подбородке ), а тело — бросить, тяжёлый мешок с костями, в десятки других, отталкиваясь и вылетая в подсвеченный аварийной маджентой ( пантон 2077, в оттенке безысходность без негативных коннотаций ) выход.

Отредактировано XE_N0N3 (2022-09-26 21:20)

+1

3

[indent]Что есть жизнь, когда ты — тяжёлыми берцами по выжженым землям, разрушенным планетам, чужим костям порядка двухсот пятидесяти лет? Что есть свобода, когда ты — завербованный солдат, нанятый детектив, убийца, а руки в крови не по локоть, по самое плечо, шипучкой около глотки? Что есть ты, Такеши Ковач?
[indent]Путешествие в утробу развития новой цивилизации, из которой родом был последний чрезвычайный посланник, страшилка для детей в тысячах световых лет, казалось утомительным. Работа на высокопоставленных членов монополистской корпорации города, именуемом здешними жителями Найт Сити, — знакомое до жути бремя. Такеши не нужно было расследовать преступление, не нужно было убивать. Такеши нужно было охранять золотого ребёнка, спасать его жизнь и вытаскивать из клубов, когда та — по уши под наркотиками и алкоголем, бессвязным шёпотом и кулаками в грудь. Прекрасная квинтэссенция подросткового сопротивления родительским устоям, бунтарства, отчаянного сражения с установленными порядками и законами. Быть телохранителем, до этого являясь элитным солдатом — деградация или рост?
[indent]Местный колорит, Такеши. Впитывай его. Изучай его. Только так ты выявишь все слабые места. Каждый пробел. Ты увидишь всё.
[indent]Взбалмошная девчонка, имя которой Ковач не стремился запомнить, была источником проблем. Непокорённая, обманчиво подчиняющаяся, задумчивая. Такеши знал таких подростков, как она. Чтобы вспомнить, погружался в липкую пучину воспоминаний, пока под боком — падающая в космос снов белокурая наследница корпорации, бубнящая о чём-то своём или роняющая редкие слёзы, пока вокруг них — неоновые вывески (Так был готов поспорить, что в скором времени его глаза откажутся работать из-за тошнотворно ярких переливов), плотное марево сигаретного дыма и рука посланника, придерживающая мисс Хоппер почти по-отечески.
[indent]Мысли в черепной коробке набатом, хрустящим, как чипсы, основанием черепа. Сопровождение, насильственная передача кому-то ещё, будто Зои Хоппер — кукла из древнейшего фарфора, проданная истинному «ценителю» на аукционе антиквариата. Такеши стиснул зубы. Ёбаные богачи. Игра в богов есть билет в один конец. Давным-давно (или совсем недавно?) Ковач доказал это со всем брутальным изяществом и водопадом прожигающих до костей слёз, выстрелом в область сердца, в объятиях смерти. Жизнь есть социальный конструкт. Жители планеты Харлан докажут это столетие спустя.
[indent]Дух бунтарства, похоже, распространялся воздушно-капельным. Интуиция посланника била тревогу: девчонку защитить нужно, пока себя в неприятности ещё большие не втянула; свою шкуру сберечь, раскрасив, подобно художнику-фрилансеру, стены чужой багряной кровью. Денег, семьёй Хоппер перечисленных, хватит на безбедное проживание в течение периода времени, которого хватит, чтобы скрыться и стереть о себе все следы. Страх ребёнка солдату неведом, солдату ведомы приказы, приросшее к рукам оружие и безжалостный взгляд, выстрел прямиком в глотку // череп // сердце, даже если напротив — чей-то отец, чья-то мать, чей-то ребёнок. Так почему приказ Хопперов Ковачу по боку?
[indent]Змеёй на груди Хопперов, пробираясь сквозь толпы напитанных агрессией солдат, сжимая рукояти осколочных пистолетов под длинным пальто, до Зои. Спектакль, изживший себя. Подчинение не для таких, как Зои. Подчинение не для таких, как Такеши. То, что ребёнка на гибель привезли, вещь очевидная, не пугающая, но пробирающая могильным холодом до костей. Плохой солдат. Но пытающийся быть хорошим человеком.
[indent]— Что ты, блять, творишь, Хоппер? — крепко схватив за хрупкое, костлявое плечо, тряхнув в полсилы, на себя дёрнув. Второй рукой — выхватить пистолет, стрелять в каждого, кто на Хоппер целился своим, разнося в обвисшие куски мяса конечности. Вдыхать запах крови, чувствовать чужую предсмертную агонию павших солдат. Они всего лишь делали свою работу. Жаль, что Ковач тоже. — Побег должен чётко планироваться, а ты поставила всех на уши. Чтоб тебя.
[indent]В голосе злобы ни капли. Суховатое понимание, на двоих разделённое желание смотаться и вырезать тиранию до самого основания, чтобы фонтаном проливающаяся кровь осталась жестоким напоминанием о тех, кто мог ей противостоять. Так дёрнул Зои, чтобы за своей спиной скрыть. Выстрелов — несчётное количество. У посланника в глазах — холодная, как сталь складного ножа, быстро переданного Зои, ярость. Красная аварийная подсветка скрывала за собой количество пролитой крови, закатившихся в последний раз глаз, изувеченных лиц и конечностей. Удивлена ли будет Хоппер, когда до неё дойдёт, что Ковач на её стороне? Скорее всего. Только значение у этого — абсолютный ноль.
[indent]Пиная чужие мешающие тела, Такеши пробирался до неприметной двери из потускневшего металла двери. Вспотевшей ладонью — в чужую, с силой сжимая, чтобы не отстала.
[indent]— Не смотри на них, — с солдатской выдержкой, с крепкой хваткой и пустым взглядом. Ему знаком запах смерти, её прикосновения и все интерпретации. Девчонке? Вряд ли. Втолкнул её в тесное помещение, оборудованное по последнему слову техники этого временного потока. Без Зои Такеши никуда. Технологии его времени отличались разительно от того ломья, чем пользовались сейчас. Кивком указал на компьютер, на свисающий оголённой костью провод.
[indent]— Серверная. Чем быстрее отключишь аварийную систему, тем быстрее смотаешься отсюда, — Ковач бросал холодный приказ, пока внутри сердце со скоростью сотню кульбитов в секунду трепыхалось в грудной клетке. Лицо измученной Зои впивалось в память осколками его трагической жизни; Зои словно глядела на него сестринскими глазами. Ковач нетерпеливо вздохнул, извлёк из кармана пару обойм и перезарядил пистолеты. На пробу в руках вскинул. Тяжесть оружия всегда была для него приятна. — Я на твоей стороне, Хоппер. Времени в обрез. Ничего не сделаем — сдохнем оба. Вариант так себе, да?

+1

4

[nick]zoë hopper[/nick][status]f a k e[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/da/1293/979326.gif[/icon][fd]<a href="https://simpledimple.rusff.me/">cyberpunk 2077</a>[/fd][lz]<div align=center>and I have this <a href="https://hornyjail.ru/profile.php?id=1355"><b>dream</b></a><br>where I'm screamin' underwater</div>[/lz]

Её конёк нули единицы и брич протоколы, а не мясной интерфейс; мясо подводит, сбоит, теряется. Слишком долгая секунда растягивается в бесконечность, насквозь прошитая бисеринами кровавого тумана - до неё отрез сочной бархатной темноты, нанизанный на дереализацию. Чужой голос скремблируется до неузнаваемости, до потери любого человеческого смысла, бьётся эхом в звенящий череп, бьёт электричеством по предплечью - лучше любой пощёчины
[indent] сука не трогай меня
она бессвязно, коротко хнычет, почти отшатывается - удивительным образом гравитация раскручивает её за чужую спину, почти швыряет ( щекой в потрёпанный плащ, призраки пыли и пепла и петрихора ) в непрочную тень, пока снаружи - да, там, далеко, за пределами досягаемости, на расстоянии вытянутой руки - слепящие вспышки жгут плоть и кость, выливая в тесные стены вкус пали и меди и барбекю.

В нёбо отдаёт кислой слюной, и горечью, и весь этот жжёный волос и оплавленная кожа, и талый пластик, и; оглушительное сменяется тишиной за очередную неестественно долгую секунду, Зои слышит как кто-то влажно задыхается в конвульсиях, и себя - со стороны - в унисон с этим отвратительным смертным звуком. Захлёбывающимся, гортанным, первобытным почти.

[indent] - Я, - она обрывается хлеще струны, реальность откликом бьёт в потроха больной судорогой.

[indent] Сейчас блевану?
[indent] Очень сожалею?
[indent] Хочу домой?
[indent] Не могу?

Ковач хватает её за ладонь ( тепло жжёт кислотой там, где кожа соприкасается с кожей, жаркой и влажной с чужой стороны, и своей - липкой и стылой наощупь, как лягушка ) и рывком превращает мир в карусель полуразмытых слайдов: мутный кармин с белёсыми пятнами, рваные клочки чернильного текстиля, золотистые хлопья корпоративных имплантов, перемешавшихся с обломками карбоновых пушек.

Ей казалось когда-то, что всё отбито внутри - включай любой снафф-брейнданс, открывай фиды с камер Мальстрёма - ничего не шелохнётся, не отзовётся; прививая себе бесчувственность к чужому страданию, Зои не думала, что отделённая от тебя картинка - и центр циклона - два очень разных опыта. Думает теперь. Думает - и блюёт уже в серверной, на зеркально намытый пол, перетянутый аккуратными пучками проводов, и снова и снова слышит эхо чужих влажных конвульсий, будто саундтрек на репите в самой глубине черепа.

- Я на твоей стороне, - чеканит солдат.

"Двадцать блять раз ты на моей стороне" хочет ответить она, но тело само роняет себя лопатками к стенке, пока сознание цепляется за мясо и пытается дышать: сквозь слёзы и сопли, и густую горькую слюну - получается уродливо и как-то по-детски.
[indent] - Я просто, - Зои смотрит себе на руки: моноструна спутанной змеёй всё ещё обвилась вокруг её пальцев, скользкая, грязная. Испортит ли она слот, если втянет её обратно? Могут ли остатки органики попасть в её систему? Навряд ли тот человек - умер, да?

Она почти чувствует, как что-то с треском лопается внутри и осколками тяжёлой, болезненной дрожи рассыпается в пределах юнита "Зои Хоппер":
[indent] - Я не могу, - захлёбывается, - не могу, - перенапряжённые пальцы, почти белые, впиваются в кожу на голове, - не могу, - треск внутри превращается в грохот, чувство падения - парения - невесомости пьяно бьёт в темечко, стаккато под рёбрами выбивает надсадный плач, - не могу
Гипервентиляция кружит голову и ноги подкашиваются, но что-то не даёт ей упасть, снова жжёт кожу сквозь пронзительный стыд и желание сдохнуть на месте. Трясущиеся руки послушно ( они не воспринимают тебя, только твои показатели, грейды проценты баллы говорят больше, чем весь речевой мусор, ты знаешь все слоты наощупь, можешь крашить лёд во время центрифуги даже, разве что - больше - не - можешь ) следуют за проводом, коннектят порт к порту, рефлекторно почти спускают двух деймонов - четыре из семи слотов на деке мерцают циановым в темноте.

Зои смотрит в ледяные глаза человека, давит хриплое:
- Двадцать три секунды, - хотя хочется - "помогите". - Двадцать одна.
Никто не поможет. Сирена спотыкается на мгновение ( получилось? ) и возвращается статическим фидбеком в основание черепа ( получи ), слот искрит и жжёт перегревом кожу; судорога крутит пальцы, но Зои терпит и собирает из слепых заготовок "манок" ( малыш улетает, генерирует хаотичную траекторию и истошно бьётся в стены, извлекая рандомные кластеры данных, мама тобой гордится, хоть чья-то мама хоть кем-то гордится ), пока второй оставшийся деймон зарывается глубже в киберпространство.

[indent] - Не могу, - неслышно стонет она ( перед глазами стоит и стоит ковёр из развороченных человеческих тел ) и добавляет погромче, - девять.
Сирена пульсирует, затухает, сходит на нет, дарит короткий миг молчания ( слышно только сдавленное дыхание и далёкий шелест гидравлики дверей ), чтобы собраться полимерно-безвкусным псевдо-женским голосом из динамиков под потолком:

[indent] ..роследуйте к ближайшей точке эвакуации. - Финал обрывается, чтобы начать новый цикл. - Внимание, это учебная тревога. Сохраняйте спокойствие и проследуйте к ближайшей точке эвакуации.
[indent] - Готово, - смирно отзывается молодая женщина и делает шаг назад, в глубину серверной, где надсадно мерцающие индикаторы забивают ничем не прикрытый страх на дне расширенных зрачков.

Отредактировано XE_N0N3 (2022-09-26 21:20)

0


Вы здесь » horny jail crossover » межфандомные эпизоды » bloodmoney


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно